читай • пиши • делисьПерейти в журнал

Селена: Жизнь после №4

01.05.2020

Автор: Sara


   Я услышала шорох, открыла глаза – Лиам присел рядом на кровать.
- Мы скоро будем на месте.
   Я поднялась, и надела свое платье. Он стоял, спрятав руки в карманы, и всматривался в окно, на вдалеке виднеющийся город на берегу.
- Лиам, - я подошла к нему, и дотронулась до плеча, - Не переживай на счет этого…
Рукой поправила его длинные волосы за ухо, открыв проблемную сторону лица:
- Пусть убегают… А ты будь с теми, кто останется.
Он смотрел мне в глаза, в них читалось чувство благодарности. Я потянулась к нему и поцеловала в покрытую шрамами щеку.
Послышался стук в двери.
- Да! – крикнул он.
- Мистер, мисс, мы на месте!
   Мы все вышли на палубу, ждали, пока яхта медленно приближается к причалу.  Дул легкий морской ветерок, который развевал платье и волосы. Уже на берегу нас ждали группа людей в брючных костюмах. У одного из них была сумка, видимо, с деньгами за наш товар.
   С грохотом упал мостик, который соединял яхту с причалом, и Лиам пошел первым. Уже ступив на деревянный помост, он по-джентельменски подал мне руку.
- Добро пожаловат на бэрэг! – с явным иностранным акцентом, произнес мужчина, стоявший ближе всех к нам.
   Он старался улыбаться, но заметно напрягался, когда поглядывал на лицо Лиама. Стараясь скрыть страх, он посмотрел на меня, взял мою руку, и поцеловал тыльную сторону.
- Благодарю, - ответила я.
- Как ваш был путь? – спросил мужчина.
- Спасибо, путь был приятным, - мельком взглянув на меня, ответил ему Лиам.
- И так, мы готовы завершит сдэлку, - мужчина хлопнул в ладоши, - Можно лы посмотрэт наш заказ?
- Конечно, - ответила я, - Наши люди проведут вас в багажный отсек.
   Я развернулась и посмотрела на некоторых ребят из нашей команды. Они кивнули, и пригласили его с еще одним мужчиной на борт. Я, вместе с Лиамом и остальными людьми с их стороны остались ждать на улице. Стояли молча, в ожидании, и лишь один мужчина прокашлялся, стоящих позади всех тех, к кому мы приплыли. Через пару минут появился их главный. Он расплывался в широкой улыбке, и подошел к нам:
- Всо в порадкэ.
   Крикнув еще что-то на своем языке своим людям, он повернулся к нам, а те начали грузить коробки с яхты в свои машины. Мужчина с сумкой подошел, и отдал ему. Тот же поставил ее на землю и открыл. Она была полностью забита зелеными купюрами, расфасованы в небольшие пачки, и связаны прозрачными денежными резинками.
- Здэсь всо, как договаривалис, - улыбнулся он.
   Лиам наклонился и закрыл сумку. Мужчина премного удивился, на что Лиам ответил ему:
- Наши отношения основываются на доверии. Было бы неуважительно с нашей стороны пересчитывать их сейчас. Вы бы все равно не стали нас обманывать.
   Мужчина посмотрел на него, и нервно улыбнулся:
- Ах конечно! Мы дорожим нашими партнорскымы отношеныямы!
   К нему подошел мужчина, что ранее держал сумку, и что-то сказал на другом языке. После чего тот повернулся к нам и снова широко улыбнулся:
- Все в порадкэ. Было прыятно имэт с вамы дэла, - он наклонился, и снова поцеловал мою руку, хитро всматриваясь в мои глаза, - Надэюс, мы еще встрэтысмся.
   Его тоненькие усики противно щекотали мою кожу на руке, и я сдерживалась, как могла, что бы не засмеяться. И уже сойдя на борт, я расслабилась, и, нервно вздрогнув, я провела другой рукой по тому участку, мысленно стряхивая его поцелуи.
- Ненавижу эту противную растительность на мужском лице…
   Лиам не сдерживал свой смех:
- У тебя теперь новый поклонник?
- Избавь меня от этого, - улыбнулась ему в ответ.
   Он подошел ко мне, неожиданно подхватил на руки и понес в каюту.
- Что ты делаешь?
- Нам плыть еще сутки… - тихо сказал он.
   Его голос был завораживающим, немного рычащим, были полностью ясны его намеренья. И все остальное время, до прибытия, мы провели вместе. Это был не просто страстный секс. Он был сверху, и, находясь во мне, нежно покрывал мое тело поцелуями. Это были неистово трепетные касания рукой, будто в первый раз. Иногда между этим он продвигался в меня глубже и останавливался, наслаждаясь каждым движением, поцелуем, взглядом. Это длилось долго, и не хотелось, что бы этот момент закончился. Мне давно не хватало такой нежности от мужчины так же, как и ему от женщины. Он изголодался по женскому телу, теплу, которое может дать только она. Я дарила ему всю свою нежность в ответ, что бы ему было так же хорошо, как и мне сейчас.
   Перевернув его на спину, я стала нежно целовать его грудь, живот, и медленно покачивала бедрами. Словно змея извивалась на нем, наслаждаясь каждым движением его твердого члена в моем влагалище. Не было никакой пошлости, все было романтично, нежно и только… Будто впервые, за долгие годы чувствовали любовь. Брошенные на произвол судьбы, разочарованные, гордые, сильные духом…
   Я лежала голая на постели, а он нежно водил по моему телу пальцами, повторяя каждый изгиб и ложбинку.
- Почему ты не хочешь поговорить со своим дядей? Как его?
- Ганс.
- Ганс. Я думаю, он будет рад знать, что ты жива. Хоть и теперь не человек.
- Лиам, я каждый день думаю об этом. И не знаю как это лучше сделать.
- Сначала напиши ему, а лучше позвони, что бы не шокировать. Представь: ты заходишь в дом, «Здравствуй, дядя, это я!». Я бы на его месте точно разрыв сердца получил.
- Хих.. Да, ты прав. Как вернемся, я позвоню ему.
   Он водил пальцем по плечу:
- Вчера я видел Виктора.
- Что?
   Я резко завернулась к нему. Он так же провел пальцами по моим ключицам, груди…
- Я ничего не говорил, решил сначала сказать тебе, а ты уже сама разберешься с этим как считаешь нужным.
- Спасибо тебе.
- Брось. Но, что ты думаешь по этому поводу?
   Я развернулась обратно к нему спиной, взяла его руку, и прислонила к лицу:
- Я очень скучаю по ним… По Шэрон, Кристи, Томасу…
- И по Ричарду? – спросил он, после моей паузы, нежно потирая большим пальцем по моей щеке.
- Мы любим тех, кто больше всего причиняет боли.
- Нет, дорогая… Они больше всего причиняют боль, потому что мы их любим больше всего.
   Я сильнее прижала его ладонь к губам, пытаясь удержать свои слезы, накатившие от горьких воспоминаний.
- Не нужно так все оставлять, - он наклонился ко мне, и положил подбородок на плечо, - История между вами еще не окончена. Дай ему еще один шанс.
- Почему ты на его стороне? Ведь из-за него я умерла. Я бы не стала такой…
- Ты стала еще лучше. А он, я уверен, сейчас очень жалеет о том, что сделал. Он не хотел, что бы так получилось. Ты же знаешь: порыв эмоций, тем более у нас, ревность, большая любовь к тебе, полнолуние… Все это просто свело его с ума тогда. Поверь, он уже миллион раз наказал себя за это.
   Я сорвалась с кровати, накинула на себя халат:
- Хочу на свежий воздух… Ты со мной?
   Лиам встал и запрыгнул в спортивные штаны. Выйдя на палубу, я вдохнула теплый свежий морской воздух. Он обнял меня сзади, и я положила голову ему на плечо.
- Да, думаю ты прав…
Он с любовью поглаживал меня по голове:
- Для начала, хотя бы покажись им.
 Когда мы добрались до берега, на стоянке нас ждала наша машина. Чёрный Ford Mustang был любимой машиной Лиама. Он сел за руль, я же умостилась рядом. Во время пути, я решила не тянуть со звонком Гансу.
- Может, позвонить сейчас?
- Валяй, почему нет? – он дернул плечом.
   Я достала из сумочки телефон, и набрала номер, который хорошо помнила на память. В трубке раздались губки, и вскоре послышался родной голос:
- Алло.
   Меня бросило в ступор. Будто маленькая, я боялась что-либо сказать в трубку.
- Кто это? – спросил он еще раз.
- Ганс…
   Он замолчал. Из трубки послышалось ускоренное сердцебиение и глубокие вздохи.
- Селена?
- Это я, Ганс.
   Ком стоял в горле, мне было очень трудно говорить.
- Я знал… Я знал!
- Прости меня, дядя.  Не могла сказать тебе раньше.
- Я знал, что ты жива! – сквозь слезы кричал он в трубку.
- Я очень соскучилась.
- Где ты? Я сейчас подъеду!
- Нет, не стоит. Давай лучше я приеду.
- Конечно! Возвращайся домой дорогая!
- Завтра, ладно?
- Я буду ждать! Господи, спасибо…
   Когда я отключилась, Лиам сказал:
- Вот видишь, не так уж и страшно.
   Я посмотрела в окно на мелькающие деревья:
- Страшное еще впереди…
   Когда мы подъехали к дому, к нам вышел человек, который работал у нас дворецким:
- Добро пожаловать домой. Вас просил зайти мистер Клод.
   Мы с Лиамом переглянулись, и сразу же пошли в кабинет Клода. Он сидел за своим рабочим столом. Выглядел он не очень: болезненный вид, кожа покрылась пятнами, слабость в руках, кашель, а его глаза были совсем плохи. Воспаленные глазные яблоки не давали ему нормально видеть. Мужчина состарился буквально за пару дней. Это все были последствия превращения, рак крови.
- Дорогие мои… - подкашливая, он протянул руки к стульям напротив него, приглашая присесть.
- Ты совсем плох, - сказала я.
- Да, дорогая. Как видишь, мне ничего не помогает. Собственно, поэтому я и хочу с вами поговорить.
Он сделала паузу, внимательно осмотрев нас. Прищурив глаза, он спросил:
- Вы теперь вместе?
   Мы переглянулись между собой. Я кивнула Лиаму, дав ему ответить на этот вопрос.
- Нет, не совсем. Мы любим друг друга, но как брат и сестра, - ответил Лиам.
Он снова внимательно оглядел нас:
- Вы очень сблизились за это время, и я был бы только рад… Но это ваши дела, - резко отрезал Клод.
- Так вот, о чем это я… - он задумался, - Черт, память уже подводит… Ах да!
   Он облокотился о стол и сложил руки перед собой.
- Как вы уже поняли, я скоро умру. С каждым днем мне все хуже и хуже. Детей у меня нет. К чему это я… - он почесал затылок, - Снова забыл…
   Мы сидели, терпеливо ожидая, что он скажет дальше.
- Да, вот… - продолжил Клод, - Я хочу, что бы именно вы продолжили управлять всем этим, что у нас есть. Вы самые толковые из всех. Ну не могу я оставить то, над чем работал так долго этим неуклюжим дебилам!
   Он громко стукнул по столу и закашлялся. Я ошарашенно посмотрела на Лиама, он же, сидел с невозмутимым лицом, не выдавая никаких эмоций. Казалось, ему было все равно от того, что только что было сказано.
- Вы уже сами разберитесь, кто чем будет заниматься, - сказал Клод, махнув рукой.
- Ты уверен? – спросила его я.
- Ты сомневаешься в моем решении? Раньше я рассматривал кандидатуру Виктора, но что-то меня настораживало в нем. Он был сам себе на уме, много молчал. Я не мог полностью ему доверять. Как позже оказалось, не зря. Эта падла ушел от нас!
   Его голос снова смягчился:
- А вы, ребята, поженились бы, и сделали бизнес семейным. Но, мне скоро будет все равно. А сейчас, идите, я хочу отдохнуть.
   Мы встали, и я вышла следом за Лиамом. Войдя в свою комнату, я легла на кровать и стала размышлять. Она находилась на втором этаже, напротив комнаты Лиама. Просторная, светлая, как я люблю. Мебель была дорогая, из натурального дерева, с мелкой резьбой ручной работы. Посредине стояла огромная двуспальная кровать, а рядом стоял туалетный столик, с большим зеркалом.
   Возможно, от усталости после дороги я сразу уснула. Спала крепко, и проснулась лишь под обед. Встав с кровати, я надела черное платье по колена, туфли, причесала свои волосы, которые довольно таки хорошо отрасли с того момента, обвела глаза карандашом и накрасила губы красной помадой, что хорошо сочеталось с красным маникюром.
   Открыв дверь, я столкнулась с девушкой, которая выходила из комнаты Лиама и так противно хихикала. Он стоял у двери полуголый, и его лицо резко сменило улыбку на смущение. Он посмотрел мне в глаза, и отпустил ее руку. Девушка же стала, и высокомерно осмотрела меня с ног до головы.
    Не придав этому значения, я закатила глаза, закрыла дверь, и, не оборачиваясь, гордо пошагала на выход. Лишь отойдя на пару метров, я услышала девушку:
- Кто это?
    В гараже меня ждала моя синяя Mazda. Сев за руль, я застыла, и перевела дыхание. Я очень волновалась перед встречей с дядей: «Как он отреагирует на то, кто я теперь? Может нужно было ему сразу сказать?.. Так, все! Соберись!». Я забарабанила пальцами по рулю, затем завела машину и поехала в свой родной Форокс. До моего старого дома было пять часов езды.