читай • пиши • делисьПерейти в журнал

Селена: Жизнь после №26

20.06.2020

Автор: Sara


Его нежные прикосновения грубыми ладонями пробудили меня от сна. Кончиками пальцев он, слегка касаясь, водил по моим шрамам. Изучая каждую полосочку сросшейся кожи, каждую ямку от пули, которые я ловила в свое время в работе с Лиамом. Он не видел моих глаз, а я лежала смирно, не двигаясь. Мне не хотелось прерывать его. Я наслаждалась этим моментом, когда мы нежились в постели. Ричард со всей своей нежностью поцеловал моё плечо:
- Я же слышу твое дыхание.
Не выдержав, я улыбнулась. Он наклонился ниже, потянувшись к моему лицу:
- Привет…
- Привет… Не хотела тебя отвлекать.
Послышался легкий смешок, и спиной я ощутила, как мою кожу накрыли нежные, горячие поцелуи. Он спускался все ниже и ниже, к пояснице, а затем к ягодицам. Моё тело мгновенно покрыло мурашками. Такие, которые бывают только от него…
- Как себя чувствуешь? – спросил он меня на ушко.
- Давно мне не было так хорошо.
Я перевернулась на спину, и потянулась руками к нему. Обхватив его шею, я нежно  погладила его плечо. Ощутила, насколько мускулисты его руки, которыми он опирался на кровать, нависая надо мной.
- Когда мне уже снимут эту чертову повязку…
- Сегодня я отведу тебя к Саманте. И мне нужно в офис.
На миг меня охватила легкая грусть из-за того, что снова он будет занят, и я не увижу его сразу же, как открою глаза. Ричард зашевелился, сползая с кровати:
- Я приготовлю завтрак, и отведу тебя.
Я осталась лежать в кровати, чуя носом вкусный запах, который доносился с кухни. Через пару минут он принес мне еду и кофе. Взяв кусочек в рот, я спросила:
- Яичница? Не плохо.
- То, что по-быстрому… - ответил он, и я почувствовала, как он улыбается.
Ричард сидел рядом со мной и жевал, стуча вилкой по тарелке.
- Нужно найти того, кто пытался тебя отравить.
- Я вот не пойму… - ответила я, прожевав и проглотив очередной кусок, - Ганс сказал: «Слоновая доза крысиного яда». Человека убила бы, но для нас это не смертельно… Два варианта: либо меня не хотели убивать, а лишь навредить. Что бы тебе сделать плохо? Либо же, они попросту не знали, что этого не достаточно. Получается…  Они ничего не знают о существах?
Ричард ничего не ответил, лишь продолжил пережёвывать свой завтрак. Когда мы закончили, он помог мне одеться, и отвел в больницу.
Я сидела на больничной кушетке в нетерпеливом ожидании.
- Мне нужно идти, Селена, - прозвучал голос Ричарда, - Я буду в офисе.
- Хорошо, - тихо ответила я.
На своих губах я ощутила нежное прикосновение его сладких губ. Поцелуй был кротким, неуверенным, будто впервые в жизни… Когда он направился к двери, его опередила Саманта, открыв дверь:
- Добрый день.
- Добрый, Саманта, - ответил он.
- Добрый, - тихо сказала я.
Она приблизилась и села напротив меня:
- Я ожидала увидеть тебя более веселой… Ведь сейчас будем снимать повязку.
- Нет, все хорошо… Я рада, - я слегка наклонила голову вниз и нервно глотнула.
- Кхм… Мда…
Саманта не стала больше ни о чем спрашивать, пододвинула стул, и запустила руки мне за голову, что бы развязать узел. Сняла первый слой, второй… От волнения я закрыла глаза. Когда она полностью размотала бинт, я почувствовала легкое облегчения от освободившихся глаз. Врач замерла и сказала:
- Ну, чего боишься?
Мои руки лежали на коленях, которые я слегка сжала между собой. Немного нервничала, сидела на кушетке, сжавшись, будто школьница в ожидании посещения кабинета директора за прогул.
- А вдруг будет что-то не так? – спросила я, оставшись сидеть с закрытыми глазами.
В кабинете воцарилось молчание. Затем Саманта заерзала на стуле:
- Хм… А где же делась твоя смелость? Открывай давай!
Сделав глубокий вдох, я пошевелила веками, медленно и неуверенно поднимая их вверх. Мои глаза озарил яркий белый свет, что сразу же прошлось по моим нервам. Я скривилась от неприятных ощущений, закрыв рукой свет от окна. Открыв глаза полностью, и несколько раз поморгав, я стала привыкать к свету. Картинка начала проявляться: перед собой я увидела лицо Саманты, которая, на удивление, мне мило улыбалась. Показался стол, который находился за ее спиной, компьютер, бумаги. На стене за ней висела таблица для проверки зрения, календарь, на котором еще не очень четко я могла рассмотреть цифры.
- Ну как? – спросила меня она.
- Уже лучше, только еще мелькают черные пятна перед глазами, - я помахала ладонью перед собой для наглядного примера.
- Это скоро пройдет. Пару дней капай этим, - она протянула мне пузырек с лекарством, - И будешь как новенькая.
Она развернулась на стуле к столу, и принялась что-то писать:
- Можешь идти, - холодно ответила она и указала ладонью на дверь.
Я встала на ноги, спрятав лекарство в карман, и пошагала к двери. Повернула ручку, открыла, и напоследок повернулась к ней:
- Спасибо, Саманта.
Она остановилась и подняла на меня взгляд. Мне было тяжело понять: то ли это было удивление, то ли злость…. Но она ничего не ответила, и я незамедлительно покинула больницу и отправилась в офис к Ричарду.
На улице ярко светило солнце, что было еще больно воспринимать моим глазам. Я потянула руку ко лбу, что бы хоть как-то спрятать их от ярких лучей. Ускорила шаг, и так же быстро поскакала по ступенькам вверх к его кабинету. Мне жутко не терпелось увидеть Ричарда, взялась за ручку двери и открыла ее без стука. Я не ожидала увидеть так много людей в его кабинете, и растеряно застыла у дверного проема.
Он сидел за столом в своем кресле, все такой же серьезный, невозмутимый и задумчивый. Его локти опирались на стол, а руки были сложены ладонями друг к другу и прислонены к губам. Он лишь соизволил одарить меня вдумчивым взглядом.
- Э-э-э… Простите, - сказала я, глядев всех присутствующих одним мигом, - Я зайду позже.
- Все нормально, - спокойным, низким басом, почти сразу ответил Ричард, и медленно поднялся на ноги.
 Все присутствующие в кабинете повторили за ним.
- Прошу, - сказал он, и протянул ладонь к новому креслу, которой находилось в заднем углу.
Я закрыла дверь, и неуверенно пошагала к нему. Подойдя ближе к столу, я заметила дядю. Он слегка кивнул мне и улыбнулся:
- Это представители властей, - Ганс кивнул в сторону людей, которых я раньше не видела.
- Без имен, - ответил один мужчина, мило улыбнувшись мне, и слегка наклонил туловище вперед.
- Они обеспокоены множеством убийств, которые происходят последнее время, и решили предложить нам свою помощь, что-то бы это осталось незаметным для прессы, - добавил Ганс.
- Это и в наших интересах... Вы убираете ненужных нам людей, а мы заботимся о том, что бы это было тихо и незаметно для других глаз, - с некой загадочностью сказал мужчина.
- В общем, мы договорились, - сказал Ричард, и протянул ему руку.
- Прекрасно, - ответил тот, и попрощавшись, покинули кабинет, оставив нас втроем.
Дядя наклонил голову, не глядя рукой нащупал стул, присел, и вдумчиво посмотрел на стол, где лежали папки и бумаги.
- На счет тебя, Селена, - сказал тот, - Вот фото с камер.
Он бросил в мою сторону жёлтую бумажную папку, в которой было несколько снимков. Взяв в руки бумаги, я посмотрела на изображения: это был мужчина, человек, в тёмных длинных резиновых сапогах, потертых голубых джинсах, вязаной серой кофте и черной кепке.
- Лица нигде не видно, - сказала я, всматриваясь в снимки.
- Да, - ответил Ганс, - Похоже, он знал, где висят камеры, и ловко уклонялся. Обрати внимание на оружие.
Я присмотрелась к фотографиям, подтянув их немного ближе к лицу.
- Ветеринарное ружьё… Из таких обычно стреляют дротиками со снотворными, что бы обезвредить зверя, - продолжил он.
- Устроили охоту на меня, будто на кабана… - возмутилась я себе под нос.
- Мы незнаем, была ли эта охота именно на тебя… - ответил дядя.
- Но попалась я… - тихо сказала я, и глубоко вздохнула.
Небрежно бросила папку на стол, а Ганс забрал ее.
- У меня вопрос, - задумчиво я опустила голову вниз, - А когда это вообще началось?
- Что ты имеешь в виду? – спросил меня Ганс.
- Ну, полгода меня не было…
Ганс задумался, водил глазами в стороны. Так обычно делает человек, который ищет ответ в голове.
- Когда появилась она… - тихо сказал Ричард.
Все это время он молчал, сидел за столом, снова приняв ту самую позу, и слушал наши с Гансом разговоры.
- Кто она? – спросил его Ганс.
- Надя… - тихо ответил Ричард.
Его лицо резко стало злым. Казалось, он представлял в своей голове картинки, как убивает и расчленяет её... Я вспомнила, как увидела их вместе впервые, и в моей груди снова возникла режущая боль, которая резко скрутила меня пополам. Немного согнувшись над столом, я оперлась ладонями, что бы скрыть это.
- Селена,- обратился ко мне Ганс, - Ты говорила, что видела Надю, когда Ричард пропал.
- Да, перед тем, как оглушила меня электрическим током, она стояла надомной и смеялась.
Ричард резко подорвался с кресла, часто задышал, и отвернулся от нас. Ганс как-то грустно посмотрел на него, растерянно почесав затылок рукой, а потом, прочистив горло, сказал:
- Кхм… Ладно, мы еще будем обсуждать это. Собираемся все в зале для переговоров. Пойду, скажу остальным…
Он загреб папки и бумаги, сунул все подмышку, прижав локтем. Спрятав руки в карманы, дядя вышел из кабинета, оставив нас наедине. Ричард стал в свою привычную позу. С широко расставленными ногами он смотрел в окно, и скрестил руки на груди. Я подошла к креслу, присела поудобней, и смотрела на него, в ожидании его слов. Он глубоко вдохнул, приложив кулак к подбородку, и начал говорить:
- В тот вечер, после того, как парни оттащили меня от Виктора, я пошел домой. Думал, что ты там. Хотел обсудить с тобой происшедшее. Увидев, что тебя нет дома, я пошел искать тебя по территории. Встретив Томаса у ворот, я услышал, что нашли лужу твоей крови…
Ричард замолчал, и мимовольно слегка повернул голову назад и взглянул на дверь.
- Мне Ганс рассказывал, как все было… - ответила я, поняв, что Ричард не знал, что можно говорить мне дальше, а что нет.
Он взглянул на меня, его глаза налились кровью. Было видно, что ему нелегко говорить об этом.
- Когда я повалился спиной на землю, в тот момент, я хотел, что бы хоть одна пуля все-таки попала мне в сердце…
Голос Ричарда дрожал. Периодически, он нервно сжимал и разжимал кулак у подбородка. Его боль чувствовалась даже на расстоянии. Поднявшись с кресла, я подошла к нему сзади. Запустив руки вокруг его талии, я остановила движение его ладони. Нежно сжав своей ладонью его кулак, я прислонилась лбом к его спине. Уткнувшись носом между лопатками, я крепко обняла его, и через время ощутила, как его тело расслабилось, мышцы перестали дрожать и немного смягчились. Затем он продолжил говорить уже более спокойно:
- Я каждый вечер ходил в лес искать тебя, Селена… Твое тело не нашли, а я надеялся, что ты жива. Ночи я проводил там, обходя всю территорию вокруг. И не было ни одной, когда бы я не молился… 
Он повернулся ко мне лицом, взглянул мне в глаза. Взгляд был пронзителен, будто заглядывал в самое сердце. Снова тяжело задышал. Его плечи с каждым глубоким вдохом заметно поднимались вверх. Тело его было напряжено, будто скала выросла передо мной, и ее ничем не рушить.
- Я умолял их, что бы они вернули мне тебя. И они меня услышали…
Я подняла руку, и нежно коснулась его лица. Лишь тогда я заметила шрам на его щеке, оставленный мной в тот день, когда я приехала сюда. Накатывались слезы, но я старалась сдерживать их. Мне было больно смотреть на него, когда он расстроен. Эта история, несомненно, затронула его сердце. Эти слова были своего рода признанием… Раскаяньем о том, что произошло с нами.
Ричард положил руки мне на талию, бережно сжав пальцами, будто пытался удержать:
- Мне не передать тебе, как я корю себя за это…
- Ты меня любил? – я перебила его речь.
Я хотела узнать, любил ли он меня все это время. Любил ли, ждал ли? Когда появилась в его жизни эта Надя, которой он пытался заменить меня.
Ричард помахал головой в стороны, будто хотел опровергнуть наглую ложь:
- Даже не сомневайся в этом. Всегда…
Последнее слово он сказал шепотом, и почти мне в рот, когда приблизился к моим губам, и страстно впился, жадно целуя меня. Руками он гладил мою спину, затем переключился на ягодицы. Нетерпеливо и быстро исследовал мое тело, будто впервые касался. Приподняв за бедра, он усадил меня на свой письменный стол. Ягодицами я мимовольно сожмакала его бумаги, часть упала на пол с громким шелестом, а вся канцелярия звонко рассыпалась по поверхности стола.
Его поцелуи в шею сводили меня с ума. Кратко вздыхая, я буквально задыхалась. Ричард резко раздвинул мои колени и силой прижался своим пахом к моему. Его грудь вздымалась от возбуждения, и я своими затвердевшими сосками через ткань одежды чувствовала вибрацию от его легкого рычания. Он нагло вторгался своим языком в мой рот, от чего я слегка прикусила его. Это возбуждало его все больше:
- Я сейчас трахну тебя на этом столе…
Он грубой силой прижимал меня к столу, что мне не хватало своей силы опираться руками, и падала спиной на поверхность. Я откинула голову назад, дав ему полную свободу и власть надо мной. Мои распущенные волосы рассыпались на его документах, а тело выгнулось мостом от возбуждения. У его ширинки вздулся большой бугор, что давил мне в лобок каждый раз, когда он толкал меня. Он грубо потирался им, дав мне прочувствовать его размер и твердость желания. С каждым грубым движением стол с громким скрипом двигался к стене, создавая грохот в кабинете. Своими большими ладонями Ричард сжимал мою грудь, пробовал ее на вкус, расстегнув верхние пуговицы моей рубашки и отодвинув чашечки бюстгальтера вниз. Холод прошелся по моим соскам, когда на них осталась его слюна, после того, как он отстранился, что бы снять с меня джинсы. Изнемогая от желания, я приподняла его футболку, оголив живот. Выпучив когти, я страстно провела ими по его кубикам, сводя этим его с ума. Протянула руки к его поясу, что бы наконец освободить его, и придаться искушению:
- А двери ты закрыл? – спросила я между дикими поцелуями и облизыванием.
Не успел он ответить, как в дверь постучали.
 Ричард мгновенно вспылил. С раздраженным рыком он крикнул:
- Что?!
За дверью прозвучал голос Томаса:
- Кх-кх! Я дико прошу прощения, но уже все собрались!
Я разочарованно вздохнула: «Опять нас прервали все на том же месте…». Ричард со злостью стукнул кулаками о стол по бокам от меня:
- Да черт тебя побери, Томас!
Ничего не ответив, он пошагал обратно в зал для заседаний. Ричард замер в этой позе. Опиравшись руками о стол по бокам от меня, он посмотрел на меня и прищурил глаза:
- Ничего, я все равно скоро доберусь до тебя.
От его слов меня накрыла довольная улыбка. Я сделала хитрое лицо, взяла двумя пальцами его за подбородок и медленно, сексуально облизала влажным языком его губы:
- Обязательно, милый…
- Р-р-р! – прозвучал раздраженный звериный рык, - Не драконь меня!
Он резко отстранился от меня и подошел к креслу. Тот лежал, перевернут на полу от наших страстных движений. Ричард поднял его, и стал собирать все бумаги, которые разлетелись по всему кабинету. Спрыгнув на пол, я наклонилась и стала помогать ему. В тишине я слышала его раздраженно частое дыхание, но я была так же расстроена, что нас прервали.
- Я искал, чем отвлечься, что бы заглушить ту боль от потери, которая не давала мне по ночам уснуть, - Ричард нарушил тишину, - И, примерно, через месяц в городе я встретил Надю в баре. Она сразу же повисла у меня на шее, а я решил этим воспользоваться. Она сказала,  что узнала о нас, и имела дела с такими как мы…
Я относилась к его словам спокойно, ведь понимала, о чем он говорил. Ричард закончил рассказ, когда уже все бумаги были собраны в кучу, а канцелярия расставлена на места. Полностью успокоившись и остыв, мы вместе пошли в зал переговоров.