читай • пиши • делисьПерейти в журнал

Селена: Жизнь после №13

06.05.2020

Автор: Sara


 Отдав приказ ребятам, которые будут охранять территорию с западной стороны, мы разошлись парами в разные стороны. Я и Лиам обходили стену с южной стороны города. Прошло несколько часов, все сидели тихо, прислушивались к каждому шороху и запаху.
- Пройду немного вглубь леса.
- Будь осторожна.
   Я кивнула ему и тихонько прокралась вперед. Луна светила не очень ярко, слегка бросая свои лучики между ветками деревьев, создавая легкое мерцание зеленой травы и веток на земле, дул легкий прохладный ветерок. Я решила немного обойти территорию, что бы лучше осмотреться, и принюхаться. Приближаясь к восточной стороне, я услышала тихий хруст веток, подкрадающиеся шаги. «Неужели началось?» - подумала я, и носом вдохнула больше воздуха, пытаясь учуять приближающегося ко мне гостя. Все чётче и чётче я распознала сладкий запах весенней листвы, от которой мне стало на мгновение спокойно и беспечно. «А нет, это он…» - издалека показался Ричард. Так же, как и я, он решил осмотреть глубь леса, шел в противоположную сторону, и лишь когда мы поравнялись, взглянул на меня своими яркими, горячими, желтыми глазами и время будто бы застыло на месте. Я никогда не могла устоять от этого его, проникающего внутрь тела и души, взгляда.
   Он отвернулся и медленно, будто нехотя, пошел дальше.  Обойдя окрестность, я вернулась на наше место. Лиам стоял, упиравшись спиной о стену:
- Спать хочу.
- Да, когда так тихо, глаза сами закрываются, - я стала возле него, повторив позу.
- Сколько времени?
   Он поднял левую руку и отодвинул рукав толстовки, который закрывал часы на его кисти. Нажав сбоку маленькую кнопочку, экран засветился зеленым светом.
- Уже четыре утра, - ответил он, - Скоро светает.
- Через три часа можно будет двигать на территорию.
   Лиам поднял голову вверх:
- Над нами камера работает, - он указал пальцем вверх на стену, где была прикреплена камера, на которой светилась маленькая красная лампочка, - А вот та – нет.
   Так же, он указал и на камеру рядом. Другая висела всего лишь на тонком проводе и колыхалась от малейшего дуновения ветра.
- Чем это они ее?
   Лиам потел ладонью висок:
- Да наверное бросали что-то, пытались сбить…
- Добросить камень вручную человеку было бы тяжело. Стена высокая, - сказала я, уставившись вверх рядом с Лиамом.
- Сегодня привезут, поставим все, подключим… И можно будет поспать следующей ночью.
   Мы развернулись обратно к лесу, и приняли прежнюю позу.
- Лиам.
- М?
- У меня какое-то странное предчувствие…
   Он повернул ко мне голову:
- Какое?
- Не знаю, - помахала я головой в стороны, - Кажется, что что-то должно случиться.
- Это может быть как плохое, так и хорошее.
- Скорее всего плохое, - я пощелкала пальцами рук, пытаясь найти более понятное объяснение, - У меня знаешь, как… Кошки на душе скребут что ли… Как-то мне больно, от самой мысли об этом. Как что-то забрали у меня… Что-то очень важное, без чего я жить не могу. Не знаю!
   Не справившись со своими эмоциями, я повысила голос и затрясла руками. Лиам ухватил меня за локоть:
- Эй, детка, потише.  Может это всего лишь усталость и недосып.
- Может.
   Я опустила голову и бацнула носком камешек, который попрыгал по земле в сторону.
   Солнце вставало, и на стене разрасталась широкая желтая полоса от горячих лучей. Мои глаза были будто засыпаны песком: жгли ужасно, все расплывалось… Послышались спокойные уверенные шаги.
- Идемте, - усталым голосом произнес Ричард и пошел вперед.
   За ним плелся сонный Пол:
- Спите?
- Я уже три часа как, только с открытыми глазами, - ответил ему Лиам.
   У фонтана нас ждали Ганс и еще какой-то мужчина. В руках они держали по две чашки.
- Кому кофе? – Ганс поднял обе руки вверх и улыбнулся.
   Я подошла к нему и протянула руки к заветному напитку тех, кому нельзя спать на службе.
- То не могу уснуть, когда в постели… А как надо, так не могу держать себя в сознании… Сейчас свалюсь с ног.
   Я сделала большой глоток кофе, и закрыла глаза от удовольствия. Остальные чашки отдали парням, которые тоже еле держались на ногах и мечтали об удобной постели, на которую можно завалиться и хорошенько выспаться.
- Это – Джон, - Ганс рукой указал на мужчину, стоящего рядом с ним, - Привез нам оборудование.
   Все поздоровались с ним.
- Вы проспитесь все хорошенько, а мы пока будем заниматься камерами, - добавил дядя.
   Дико уставшая, я зашла в свою комнату, завалилась в кровать прямо в одежде и не заметила, как  отключилась. Зелена трава, яркое солнце, теплый ветер обдувает лицо. Я иду такая раздраженная, пытаюсь ускорить шаг.
- Кар-р-р!
- Да как же ты меня достал!
   Я развернулась и стала кричать на черного ворона, который увязался за мной и клюет мне пятки.
- Кар-р-р!
   Я отмахнулась от него и снова повернулась спиной. Я еще больше ускорила шаг, что бы убежать от него. Сзади послышалось громкое и душераздирающее «Ка-р-р-р-р!». Я обернулась и увидела, как рыжая лиса пастью схватила ворона и тащила в лес.
- Нет!
   Я рванула к ним со всей дури.
- Нет! Отпусти!
   Эта противная рыжая была быстрой и стремительно отдалялась от меня.
- О боже! Нет!
   Я потеряла их из виду. Остановившись, я стала нервно оглядываться по сторонам, в надежде увидеть, или, хотя бы, услышать в какой они стороне. Но их нигде не было.
- Нет… - я закрыла лицо руками и упала на колени, - Как же так? Как же ты мог попасться ей? Ты же умеешь летать! Почему ты не улетел, а просто плелся за мной?!
   Я рыдала, и мои слезы огромными каплями падали на зеленую траву. Я осознала в тот момент, что горевала за этим вороном.
- Кар-р-р-р!
   Издалека раздалось громкое «Кар» снова. Я отдернулась на кровати, подняла голову вверх и застыла: «Это был сон? Сколько время?». Я подползла на животе к краю кровати и достала из курточки телефон.
   «Блять…» - я лениво уткнулась носом в постель, - «Прошло только два часа…».
   Как бы я не хотела, больше не смогла уснуть. Плюнув на это, решила хотя бы поваляться в постели. Переклацав все каналы на телевизоре, я словила себя на том, что уставилась на то, как домохозяйка рассказывает все плюсы нового кухонного комбайна, который она приобрела в этом телемагазине. Решив больше себя не мучить, я отправилась в душ. Затем надела футболку, джинсы, и отправилась к офису.
   Медленно шагая: «Заодно прогуляюсь», - я наслаждалась свежим воздухом, слушала пение птиц: «Кажется,  у них все хорошо, раз они поют…». У фонтана я заметила Пола, который копошился в большой серой сумке.
- Почему не спишь? – я подошла к нему.
   Он поднял голову вверх и улыбнулся мне:
- Потому, почему и ты.
- Что, кошмары?
   Пол остановил свои поиски и выпрямился, глядя на меня с серьезным лицом:
- У тебя кошмары?
- Да всякое сниться… Потом не могу уснуть.
- Мне бывает просто не спиться. Буду сейчас устанавливать камеры. Пойдешь со мной? Поможешь держать кабель.
- Пошли.
 Мы отправились вдоль стены, болтали, и остановились у первой камеры, которая висела на шнуре. Пол нес на одном плече огромную сумку, а на другом раскладную лестницу. Он разложил ее, и поставил у стены.
- Да что я… - продолжил он, - Я вообще детей люблю. И Саманта хочет… Но я пока не готов.
- Почему?
- Я не знаю… Боюсь ошибиться, что-то сделать не так.
- Поверь мне, - ответила я, - К этому, наверное, никогда не будешь готов. А пока будешь готовиться, то уже состаришься, и в землю тебе одна дорога.
- Ну… - запнувшись, он полез вверх по лестнице, - У меня, значит, есть еще тысяча лет.
   Я рассмеялась и легонько шлепнула себя по лбу.
- А ты, - спросил он меня, - Лиам вроде нормальный парень.
   На секунду я замолчала, посмотрев в пол, и ответила:
- Да, он хороший. Но у нас немного другие отношения… Большего у нас не будет.
- Я тебя понял, - Пол уже оказался внизу, и протянул мне старую камеру.
   Я вертела ее в руках, рассматривая с разных сторон. Она была вся изогнула, помята, висели куски пластмассы.
- Ее словно битой колотили.
   Пол пожал плечами, невзначай взглянув на нее, взял новую и снова полез наверх.
   С последней камерой мы закончили уже под вечер. Солнце потихоньку садилось, небо озаряло малиновыми, пушистыми, словно ватными, облаками. Мы с Полом шли прогулочным шагом к офису и весело болтали, вспоминали веселые истории из музыкальной школы, выступлений. Уже у озера послышалось:
 - Ричард, стой!
   Это был голос Томаса.
- Где она?! Отвечай! – кричал Ричард.
   Как раз мы показались на дороге, шедшей от озера к фонтану. Увидев нас, Ричард быстро зашагал в нашу сторону. Его походка показалась мне странной: как-то не ровно он шел по дороге.
- Ты! – крикнул он и указал на меня пальцем, - Мы, наконец, поговорим с тобой!
   Мы с Полом переглянулись, и он положил лестницу и сумку на землю. Когда Ричард приблизился, Пол попытался преградить ему дорогу. Тот подсек ему ногу и повалил на землю, одним из приемов, которому учил когда-то меня. Переступив его, Ричард подошел ко мне вплотную и наклонил голову, что наши носы почти соприкоснулись.
- В нашу старую квартиру, пошли… - тихо сказал он мне.
   Уже сейчас, я услышала противный запах перегара из его рта. Потеряв равновесие, он сильно пошатнулся в сторону.
- Ричард, не трогай ее, - подошедший к нам Томас схватил его за руку.
   Но Ричард грубо выдернул руку и толкнул его. Тот, не ожидая такого напора, повалился спиной на землю. Ричард снова повернулся ко мне, сурово посмотрел в глаза. Он взял меня за руку и повел в общежитие, где мы раньше жили.
- Ричард, прекрати! – крикнул Пол.
   Он и Томас уже снова догоняли нас, а в стороне бежал к нам Лиам.
- Да отвалите все!!! – громко рыча, угрожающим голосом крикнул Ричард и развернулся к ним.
   Он принял угрожающую позу, готовясь отбивать нападения, выставил когти и клыки. Я видела, как по его телу уже плелась черная лиана. Я понимала, что если они станут его останавливать, кто-то точно пострадает. Я выглянула из-за Ричарда, выставила руки вперед ладонями, и обратилась к парням:
- Не надо! Все в порядке! Мы поговорим!
   Ричард стоял, шатался, будто не слышал меня и тяжело дышал. Я развернулась к нему и дотронулась к его плечу:
- Пошли.
   Он посмотрел мне в глаза, и стал понемногу успокаиваться. Разворачиваясь в обратную сторону, что бы пойти со мной, Ричард теряет равновесие и заваливается на меня всем телом.
- Воу-Воу! – парни успели подхватить его под руки, пока он падал на меня, и потащили за мной.
   Я открыла дверь, парни потащили пьяного Ричарда в спальню. Он снова вспылил:
- Убирайтесь я сказал!
   Он снова вырывается, хватает тумбу, которая стояла у кровати, и бросает ее к дверям. От того, что он был пьян, тумба влетела в дверное полотно, а парни лишь слегка уклонились от осколков.
- Идите, - сказала я, - Не переживайте, я справлюсь с ним.
   Лиам с серьезным лицом кивнул мне:
- Если что, я буду рядом.
   Я кивнула им и живо помахала рукой, мол убирайтесь. Когда они ушли, и дверь закрылась, Ричард развернулся ко мне. Его лицо было нахмуренным, раздраженным…
- Да какой он тебе брат?! Ты с ним спишь!
- Ричард, - я ответила ему спокойно и твердо, - Это уже, не твое дело.
  Он сделал еще пару неуверенных, шатающихся шагов ко мне, и нервно дернул рукой, указав пальцем в пол:
- Ты всегда была, и будешь моим делом!
   Его крик и напор вывел мене из себя. Мои глаза округлились, я слегка наклонилась к нему и стала говорить на повышенных тонах:
- Ты забыл? Ты выгнал меня отсюда! Ты сказал, что больше не хочешь меня знать! Ты сказал, что я больше тебе не нужна! Ты убил меня, Ричард! Ты!
   С каждым словом мой голос ставал все громче, пока это не превратилось в душераздирающий крик от боли, которая мучала меня все это время, с того вечера. Моя злость на него выливалась действиями: забыв о том, кто передо мной, и какой силой он обладает, я размахнулась, и ударила Ричарда по щеке. Он лишь слегка дернул головой, и остался стоять смотреть на меня. Когда моя злость ушла, я увидела, как на его щеке выступила кровь, в виде четырех тонких полос. Но мне не было стыдно, и я не чувствовала себя виноватой. «Он это заслужил» - думала я, и смотрела ему прямо в глаза. Ричард вдруг резко развернулся, и подошел в кровати, поднял матрас и достал оттуда пистолет. Он снял с предохранителя, передернул затвор… Резко схватив мою руку, он вложил в нее пистолет. Я смотрю на него в недоумении, и вижу, как он обессиленно падает передо мной на колени. От испуга я попятилась назад, но он потянул меня обратно к себе.
- Стреляй, - он поднес пистолет к своему лбу, держа мои руки своими, и сдавливая мой палец на курке.
- Что ты делаешь?! – испуганный крик вырвался и моего рта.
- Я не знаю, как еще я могу загладить свою вину перед тобой. Но без тебя мне не жить… - он смотрел на меня своими усталыми глазами, из них покатились слезы, но лицо ничуть не дрогнуло.
   Я уставилась на него округлыми глазами, и мы вместе замерли в этой позе. Я держала пистолет у головы самого важного среди нас существ. Сильный, суровый мужчина, стоял передо мной на коленях, и просил убить его, что бы облегчить страдания. «Он… Он все это время мучился… Это не давало ему спокойно жить. Он все это время винил себя. Ричард еще любит меня!» - я осознала тогда в своей голове, как вдруг, он прижал сильнее мой палец на курке:
- Стреляй!!!
- Нет!!! – я силой отшвырнула пистолет, и он ударился о стену и пал на пол, - Ты что, с ума сошел?!
   Он закрыл глаза, и слегка поклонился  вперед. Я опустилась перед ним на одно колено и поймала его объятием:
- Ричард, давай в кровать.
   Я попыталась встать вместе с ним, но не смогла поднять его. Он будто сопротивлялся:
- Не уходи, - сонно, с закрытыми глазами сказал он.
- Я никуда не уйду. Я лягу с тобой.
   Я снова наклонилась к нему, обхватила его за талию и потянула вверх. На этот раз он помог мне, и сам привстал. Пытаясь удержать его, что бы не упал, я повалила огромное, еле удерживающее равновесие, тело на кровать.
- Твой запах… - тихо сказал он с закрытыми глазами, - Все тот же…
   Я устало попыталась встать, но он схватил меня за запястье мертвой хваткой:
- Не уходи…
- Ложусь, - ответила я, и медленно умостилась возле него.
   Ричард, будто подушку, подмял меня под себя, и положил свой подбородок мне на плече. Я смотрела в потолок, слушая его дыхание. Он сопел мне на ухо, а я в тот момент стала самой счастливой. Меня приятно встревожил тот момент, что Ричард открылся мне: открыл свою душу, показал боль… Наконец, я узнала самое главное: он еще любит меня. И я ведь, люблю его. Нежно обняла его, прислонив свою голову к нему, и гладила его по щеке. В его объятиях я крепко уснула, почувствовав себя, наконец, спокойно и в безопасности.
* * *