читай • пиши • делисьПерейти в журнал

Пластиковый кокон №3

19.09.2018

Автор: Кира Миндль


Неслучайная гостья. 3 глава из...

Её уставшее тело лежало в полумраке и каждой клеточкой вдыхало ночную тишину. Невероятной легкостью окутывал Нелли прохладный эфир, сквозь который пробиралась тонкая струйка лунного света. Ночь окончательно взбудоражила вены свободой и, распахнув свои глаза навстречу слабому свету, девушка вскочила с кровати и обнажила ночную спутницу уже полностью. К ней сегодня она обратит свои вопросы, у нее спросит совета и поддержки. Серебристый свет нежно погладил край огромной кровати. Она заняла почетный центр комнаты и явно знала свои права в этом месте. В комнате было все, что было необходимо студентке – крупный шоколадный шкаф с письменным столом такого же аппетитного цвета. На столе деловито занял свое место вальяжный монитор компьютера, который, несмотря на свое явное превосходство, все-таки позволил своему другу принтеру расположиться поблизости. В квартире была прекрасная кухня, оснащенная даже большим количеством вещей, чем нужно. А ванна с контрастным душем окончательно убедила Нелли, что все это, вероятно, её собственная фантазия или приятный сон. Даже не пытаясь себя ущипнуть, чтобы теплое видение не пропало, она приняла его и лишь с тоской ждала пробуждения.
Когда давно уставшие от своей рутины лучи утреннего солнца коснулись черных ресниц, её тело разбудил громкий звонок, ударивший по голове вместе с прохладным ветром. Пожилой джентльмен с глазами озорного юнца ворвался в кухню, стоило Нелли только повернуть дверной замок. Он наскоро разложил на столе ароматные булочки. Запах свежей выпечки приятно щекотал нос и возбуждал все возможные утренние желания. Затем, вооружившись туркой, Анатолий Семенович решил продемонстрировать свое искусство создания пробуждающего напитка. Пока он совершал сие волшебное действие, Нелли перебирала в голове все, что уже произошло, и думала о том, что если это и сон, то он затянулся.
- Простите, что разбудил. Но я припомнил, что вам совсем нечем завтракать. Заодно принес договор на квартиру, чтобы, так сказать, совместить приятное с полезным. – На этих словах он разлил по чашке пряного кофе и сел напротив, обворожительно подтянув уголки седых усов к ушам.
Нелли лишь слегка улыбнулась на это. Эти ароматы настолько вскружили ей голову, что она могла думать лишь о еде. Вкушая все предоставленные ей на блюдечке прелести, она лишь периодически поглядывала на стопочку белых листов с чернеющими буквами и пыталась предугадать, что таят в себе эти незамысловатые символы.
Договор пришлось перечитать несколько раз. В первый раз она даже не разобрала его значения. Жадно пробегая по буквам от волнения, Нелли абсолютно не смогла переварить заветные бумажки. Но спокойствие постепенно овладевало ее сознанием, и во второй раз текст начал впитываться с легкостью и удивлением:
- Значит, вам нужен человек, который будет поддерживать дом в частоте и позволит приезжать на выходные здесь работать? – Разговор этот обещал интересное времяпровождение.
- Как вы догадались?! – воскликнул Анатолий Семенович, он явно поддразнивал студентку - Но вы не должны переживать по поводу моего посещения. Я не буду вас контролировать или проверять. Я буду заходить со стороны мастерской. Работа моя не громоздкая. Да и стены здесь хороши. Так что вряд ли вы будете даже знать о моем присутствии. Может иногда я и буду выходить, чтобы сварить вам своего фирменного друга, – на этих словах чашка элегантно взмыла в воздух, - но я обязуюсь вас предупреждать. Это я прописал в договоре. Сюрпризов, как сегодня утром, больше не будет, уверяю вас.
Нелли слегка расслабилась. Не поддерживать такую квартиру в хорошем состоянии – просто грех, а визиты старичка обещают, скорее, приятные беседы, чем беспокойство. Не было причин не доверять Анатолию Семеновичу. С его стороны это также рискованно, как и с её. Неизвестно, что ожидать от человека, которого ты встретил на улице. Однако они оба хотели счастливого избавления от своей проблемы, и вот оно оказалось прямо у них перед носом. Для Анатолия Семеновича такие подарки от вселенной уже давно не казались чем-то совсем необыкновенным. Для Нелли же поверить в слишком счастливое совпадение было сложно, но неужели хоть раз она не может позволить себе принять это маленькое чудо? Еще раз внимательно перечитав контракт, мелкий шрифт она так и не нашла, студентка безмолвно кивнула. Они сразу поняли друг друга. Контракт был подписан. Экземпляр исчез в одном из ящиков стола.
Остальное время они провели за беседой. Каждый рассказывал о себе и своей жизни. Нелли говорила о себе гораздо меньше, больше интересуясь жизнью хозяина квартиры. Это был увлекательный рассказ про жизнь художника, окрашенную во все цвета радуги с небольшими темными пятнами. Как и у каждого, путь к мечте Анатолия Семеновича был тернист. Сначала он даже и представить не мог, кем окажется в итоге…
***
Я родился в обычной семье. Небольшой городок, названия которого вы, наверняка, даже не знаете. Совсем маленькая школа. Почти все время, как я помню, только и бегал по улице с ребятами. Других занятий-то и не было. Помню, как возвращался домой, и мать с порога ругала меня за то, что я опять весь грязный. А сама улыбалась… так нежно улыбалась. Потому что любила… Жизнь очень любила и нас всех: и меня, и отца, и даже тетю Гашу, которая только и делала, что ворчала из-за того, что её старик очередной раз напился. Жаль, что она так рано умерла. Она была светом в нашем доме. Но неизвестно, отправил бы меня отец учиться в большой город, если бы не это событие, которое буквально перевернуло все вверх дном. Тяжело ему было. Помню его глаза безликие и пустые. Только их и помню. Больше ничего. Потому что, когда вернулся домой, чтобы их навестить, выяснилось, что и его не стало. Вслед за мамой ушел, через полгода. Я в то время учился в художественной академии. Сначала на инженера пошел, но быстро осознал, что это не то. Сам не понял, как оказался в студии. Да и какая разница, как. Главное, что я нашел то, что искал. То самое, что заставляло гореть и искрится что-то внутри меня. И пусть тогда я не мог на этом заработать, но я чувствовал себя живым, а разве есть что-то важнее этого…
Но тогда я еще не познал истинного счастья, хотя и чувствовал себя самым счастливым. Так я закончил академию, что-то создавал. Но работы мои не принимали, таланта моего не видели. А что есть талант, если не любовь к тому, что делаешь? Так и побирался случайными заработками, жил в какой-то старой комнатушке с еще одним парнем - химиком. Он все опыты какие-то делал, да так, что воздуха без примесей во всем общежитии не было. Тощий он был, в белом халате и постоянно, как будто мукой присыпанный, но парень хороший. Тоже горел, как и я. Мир хотел изменить, да мир оказался сильнее и совсем изменил его. Устроился он на какую-то мягкую должность, на дочке директора женился. Но я его не виню. Деньги все любят. Так он хотя бы признал это. А то большинство моралью прикрываются и богатых попрекают, как будто сами не хотят хорошо жить.
А мне повезло. После нескольких лет скитаний от одного места к другому устроился в музей. Образование сослужило мне хорошую службу, и я нашел свою первую постоянную работу. Это место стало для меня родным домом. Помню, как бродил уже после закрытия по залам: от одного экспоната к другому и вел с ними светские беседы, которые не мог вести со своими друзьями. И еще очень любил за людьми на выставках наблюдать. Забавные они, эти ценители искусства, так стараются, буквально всем своим видом показывают, что они разбираются и ничего им рассказывать не нужно. И вообще смотрели на меня так, как будто совсем не понимали, зачем я здесь стою и что нового могу им рассказать. И именно среди этих зевак я увидел её.
Бывают такие люди. Любой другой скажет тебе, что человек этот абсолютно обыкновенный и ничем не выделяется. Ни красотой, ни умом не блещет. А ты смотришь на него и все равно наглядеться не можешь и жаль тебе этого другого, потому что он не видит. А ты-то видишь. Как будто что-то очень ценное открыл, диковинное, уникальное, и знаешь, что через время и другие увидят, но уже поздно будет. А ты хоть и первый, но будешь бояться, что это у тебя отнимут.
Вот и я, когда её увидел, вмиг осознал все эти чувства. Это было абсолютно обычная девушка, но её поза и выражение лица. Она явно не было ценителем, она просто чувствовала. Девушка эта стояла напротив картины и, соединив руки в молитвенном жесте, с такой теплой грустью смотрела на нее. Кажется, это создание не замечало никого вокруг, хотя и было отправлено на землю во имя спасения людей. В тот момент я окончательно и бесповоротно полюбил её. Это была не любовь с первого взгляда. Я бы не посмел приравнять то чувство к такому вульгарному понятию. Нет. Я полюбил. Всерьез. И это любовь изменила все. Именно она обнажила тот талант, которого во мне не могли разглядеть. По сути же, я обрел свою бессмертную музу и только роптал при мысли, что она исчезнет и потому продолжал творить, чтобы оставить от нее хоть что-то. Через годы именно эти работы создадут мне благосостояние, о котором я тогда не смел и мечтать…
Продолжение следует...