читай • пиши • делисьПерейти в журнал

Моя поэзия №1

20.01.2021

Автор: toto


Подборка стихов. Автор - Владимир Загородников
СТИХИ Два Ангела
На многолюдном проспекте - прямо у всех на глазах - прощались два человека, словно в последний раз. А Ангелы с белыми крыльями, похожие на лебедей, читали тихо молитвенник за спинами этих людей. И было всё так поэтично: и слёзы, и дождь, и стихи… И все понимали  конечно: они – приговорены… Вот это... и есть моя Родина?!
Да, такой я – Владимир Загородников: «Родину, душу продал…» Но жизнь вот за эту родину – Хоть в сердце стреляй, не отдам. А что же такое Родина? Путин? Медведев? Грызлов?.. Отпрыски жирных чиновников, И депутатских сынков? Где люди простые трудятся – За горе-зарплату свою. Они ведь поверили Ельцину: «Будете жить – как в раю». В больницах они умирают, Для них нет лекарств дорогих. Их только лишь обезболивают: «Хочешь лечиться? – Плати». Где в дорогих супермаркетах, У всей страны на глазах, Мочат нас прямо из табельных… Сколько же зла в муссорах! Но за свободу творчества, Слова, гражданских свобод – Вот за такую Родину – Отдам свою душу и кровь. Таков я – Владимир батькович, Поэт, - не гражданин! Вы слышите там – в Москве, в Питере? Уже я такой не один. Не по Сенькам, видно, шапки Сшиты были сатаной. Начинай поэт петь песню, Над разгневанной страной! Так судьба стучится в дверь*
Была тишина! Тишина и покой, хотя последнее – бездоказательно. Нет! Было тихо, но тревожно. Да! Так – точнее! Более схоже с тем состоянием, с состоянием «до»! И вдруг... враз: раскаты!.. вспышки!.. порывы!.. Ставни – с петель, окна – настежь, вазы – врасплох!.. Взбешён я, в ярости... Полный набор! Это – осень. Это – осень, без запросов, без промаху! Нагло, в дома и души наши – во всю глубину – «Пятой симфонией»! Медью! Медью! Маршем! Маршем! Грозами, ливнями, безрассудством, тревогой! Это – осень! Осень! И ещё раз – осень! Безупречно и остервенело! Была тишина!..    * Л. В. Бетховен о своей пятой симфонии Пот и божий храм
Россия, 21  век. В душе осело много грязи… Стою, смотрю на Божий храм, Но с ним не чувствую я связи. Топчусь у входа, не вхожу, Мне мама в детстве говорила: «Сынок, ты в церковь ни ногой… Набросит поп на шею крестик, И станешь ты для них рабом. Души лишишься, а потом…» И в школе также говорили, И в пионерских лагерях. Да так в ребёнка вбили ересь, Что стал неверующим я. Стою, как пень. А всё неймётся… Потерянный. Душа горит. И чувствую, как тело стонет, В груди всё рвётся и болит. Как вкопанный, ну хоть убей! Боюсь войти – не поддаётся… Идёт внутри борьба с рабом, Ну, а душа-то к Богу рвётся. Смешно! Поэт, писавший о любви, О вере, о нечеловеческих страданиях, Боится в Божий дом войти, С корнями вырвать из души Всю ересь. И затем зажечь свечу, Перекреститься и с легким Сердцем причаститься. Нет, не решаюсь, всё боюсь Войти, ведь некрещёный… И не таких ли вот творцов Лишает Бог любви народной? Любовь, любовь, любовь (М. Цветаева)
Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе Насторожусь — прельщусь — рванусь. О милая! Ни в гробовом сугробе, Ни в облачном с тобою не прощусь.                 М. Цветаева  Я  с утра сел за стол  и  от скуки захотел написать о любви,  но  остывшие чувства не слушались -  диссонансом звучали они.  Просидев до темна  и  измучившись — в сизом облаке толстых сигар,  я  в отчаянии взял том Цветаевой  и  читая, учился, страдал!  А  с рассветом с восторгом я понял:  У Марины любви — отбавляй!  И  что строки ее — окрыленные -  шли от боли сердечных ран.  Я ж  хотел только вспомнить мелодию,  что когда-то звучала во мне,  чтобы чувства однажды уснувшие  новой песней проснулись в душе.  Я  вчера сел за стол  и  от скуки... Белые ночи
В белые ночи под белые свечи белую скатерть стелю. Так вспоминаю встречи с тобою - сяду и свечи зажгу. ...С белых плеч слетела накидка... Смелость рождала слова... И белого тела коснулись ладони... И пела слеза у окна. А белые чайки кружили,кричали - прятались в пальцы глаза... Белые ночи - белые свечи - к утру догорали дотла! Возвращение поэта
     «Иль не по божьему веленью                 из грязи сделаны князья?..»                 Вера Павлова, «Четвёртый сон»                 Мне снизу кричали, приказывали: «Спустись на землю с небес! Довольно мечтать и летать  В поднебесье. Слетай в Поднебесную, вниз!» Послушался их на землю слетел  И шлёпнулся прямо в грязь!.. -Теперь поклонитесь, пониже, - вот так: Пред вами российский князь! Шапки долой! И ты! И вы - тоже! Правильно, а теперь всем внимать: Я небо покинул и ангелов тоже, Довольны теперь, вашу мать?! Я с Данте общался, де Бержераком, С Сократом самим говорил. Я чуть не добрался до самого… Кто землю и нас сотворил. Столько такого я там увидел, Пётр мне дверь приоткрыл… Я никогда, ни за что б не вернулся, Если бы вас не любил.
Смерти вопреки
 Я  очень нежно  и  очень осторожно  начну писать  о  силе той любви,  которая передвигает горы  и  вырывает жизнь у смерти вопреки!.. - Когда? - Не знаю?! Как только эту силу испытаю!   И если потрясёт она меня,   я расскажу о ней и вам, мои друзья.
Придушил бы её...
Доедаю кусочек хлеба За два дня уже зачерствел. В красной пепельнице окурок Твоих любимых сигарет. В недопитой бутылке вода, Горячеключевская – без газа, Я запью этот чёрствый хлеб, В ней осталось ещё полстакана. А затем докурю твой окурок, Это всё, что оставила ты. И совсем уж завяли на кресле Полевые цветы без воды. Но в душе осел чёрный осадок От того, что сказала ты мне: - Вы, поэты, - придурки и психи, В доме нет ни еды, ни воды, И вселенский тупой беспорядок Во всех комнатах вечно царит. А вы строчите, пишите в муках Сотворяя поэмы, стихи: «Все шедевры рождаются в муках!» - Орёте от злости вы. Все хотите великими стать И весь мир изменить писаниной! Ну, а в доме хозяйкой – разлука, Всё вокруг прибрала уж к рукам. Вот и вещи мои затолкала В мой коричневый чемодан… Это значит, чтоб я убиралась, Хоть мне некуда и идти, Но она на своём настояла: «Забирай всё шмотьё, уходи!» - Оставайтесь, вы победили: С меня хватит этой войны! Чтоб ты сдохла, слепая разлука! Оставайся с поэзией, ты… Вот такую записку нашёл я Во вселенском своём бардаке. И как хочется всю писанину Мне поджарить в лесу на костре. Трое суток звоню всем подругам. В голове марафет навожу!.. Ну, а в доме хозяйка – разлука… Придушил бы её! – не могу!
Воспоминания в стареньком кафе
     1 Всё та же музыка играет - Который год звучит во мне! Диджей-пацан не представляет, Какую боль поднял во мне! Под эту музыку в июле У моря - в этом же кафе - Мы страстно румбу танцевали Босыми на морском песке. Ах, этот танец, эта близость! От слов твоих играла кровь... Лишь утром я едва заметил На простыне измятой кровь. И ты вдали - одна у моря, О чём-то с чайкой говоришь. И, на краю встречая волны, От счастья в небо ты кричишь!.. Весь месяц мы не разлучались, Как чайки с морем, шум с прибоем, Как утро с утренней звездой, Не расставались мы с тобой...           2 ...Всё помню: скользкую дорогу И "джип" по встречной полосе... Что было дальше - не припомню, Лишь капельницы да бинты...            3 И вот у моря на ветру Танцую румбу я в бреду. Но, кажется, выходит  глупо, Когда танцуешь сам с собой. Когда лишь музыка играет, И ветер тихо напевает Твои июльские слова: "Мы будем вечны - ты и я!" Вот только нет со мной тебя... Остались: румба, чайки, я. Осталась память о тебе - О косах, море и кафе...