читай • пиши • делисьПерейти в журнал

KASATKA №3

18.11.2017

Автор: Kasatkina


Здравствуйте, мои хорошие! Мне очень приятно, что предыдущая работа принесла мне небольшой успех. Спасибо всем, кто читает мои публикации! Приятного времяпрепровождения))) С любовью, Касатка)

- Мама, мама! Я хочу танцевать, как вот эта тетя! – оживленно шептала маленькая девочка, смотря на сцену большими, восторженными глазами. Её два маленьких  кудрявых хвостика немного растрепались, а платье слегка измялось, но ни девочка, ни мама не замечали таких мелочей. Их глаза жадно смотрели на сцену.
- Конечно, милая. Давай поговорим об этом после представления? – также шепотом ответила ей молодая женщина с легким румянцем на щеках и с веселыми искорками в глазах. Они сидели в зале Большого театра и смотрели известный балет П. И. Чайковского «Лебединое озеро».
Вдруг неожиданно маленькая девочка посмотрела на мать большими, внимательными глазами:
- Но, мама, я честно-честно хочу танцевать во т так, - она показала рукой на сцену, где Одетта-Одиллия танцевала с молодым принцем Зигфридом.
- Хорошо, Мишель. Если ты действительно этого хочешь, я отдам тебя в балетную школу.
- Очень хочу…  - с замиранием произнесла девочка, вновь обращенная к сцене, где балерина выполняла очередное «па».
 
12 лет спустя…
 
- Диплом об окончании балетной школы вручается Мишель Новел. Эта девушка гордость нашей школы, и мы надеемся, что она продолжит свою карьеру танцовщицы.
Под звуки аплодисментов юная девушка, с длинными вьющимися волосами, встала со своего места и подошла к директору балетной школы.
- Мы верим, что совсем скоро увидим тебя на сценах самых лучших театров!
- Спасибо, - на глазах девушки появились слезы. Она проучилась здесь 11 лет. Это место стало для неё вторым домом.
Далее, церемония вручения сменилась выступлениями выпускников, а после уже началась самая обычная дискотека.

Мишель не знала, куда она будет поступать, но была уверена, что будущую жизнь обязательно свяжет с танцами.
- Дорогая, прости, что мы опоздали, самолет задержали… - неожиданно за спиной прозвучал голос матери, и её мягкие, теплые руки обняли дочь. – Поздравляю!
- Да, Мишель, извини нас, мы так хотели посмотреть награждение нашей малышки, - с сожалением в голосе произнес её отец.
Кэтрин и Дженсен Новел – родители Мишель. Они познакомились 20 лет назад, в Англии. Дженсен – чистокровный англичанин, а вот Катерина, а после Кэтрин – русская девушка, уехавшая в Англию учиться по обмену. Там же, она стала женой и матерью. И только через 5 лет после бракосочетания она вместе со своей семьёй вернулась на свою родину – в Россию. И теперь родители Мишель находятся в очень частых командировках.
- Мамочка, папочка, я так соскучилась!!! – Мишель обняла родителей, и, в который раз за вечер, на её глазах стали наворачиваться слезы.
Дискотека уже подходила к завершению, поэтому семья Новел поехали домой.
- Ну, что, Мишель, куда теперь пойдешь? - спустя некоторое время спросил Дженсен.
- Наверное, в танцевальную академию или балетную высшую школу, не знаю ещё, но точно в танцы!
За окном мерцали огни ночного города. Яркие и цветные вывески привлекали глаз. Машин на дорогах почти не было, а на улицах редко встречались люди. Но эта безлюдность так привлекала и так помогала уйти в свои мысли, что и сделала Мишель, но её спокойствие длилось недолго.
- Я против балета! – неожиданно и весьма категорично произнесла Кэтрин. Словно гром среди ясного неба обрушился на Мишель. Она не представляла свою жизнь без танцев и без поддержки родителей. Ведь именно они помогали ей все 11 лет.
- Но почему?! Почему ты не хочешь, чтобы я стала профессиональной балериной?! – слегка дрожащим голосом спросила девушка. Её голубые глаза блестели от слез, нахлынувших и готовых вот-вот выкатиться.
- Потому что танцовщица – это не профессия, ты должна получить престижную и хорошо оплачиваемую должность, а для этого нужно выучиться на адвоката или юриста, например.
- Но я не хочу! Я хочу посвятить свою жизнь танцам, танцам и только танцам!!!
- Мишель, пойми, что карьера балерины длится лишь до 37-38 лет, а потом всё! Либо хореограф, либо балетмейстер, всё! Это повезёт, если ты ничего себе не повредишь… Милая, я тебе лишь добра желаю!.. – Кэтрин слегка дотронулась до колена дочери и взглянула ей в глаза. То, что она увидела, поразило её до глубины души! Здесь была и злость, и ненависть, и непонимание, и сопротивление.
- Я буду балериной и точка! – жестко сказала девушка и с вызовом посмотрела на мать.
- Если ты будешь балериной, можешь не ждать от меня никакой поддержки! – категорично произнесла Кэтрин и отвернулась к окну. Больше в этот вечер никто не проронил ни слова.
 

В следующие три дня Мишель искала подходящие ей учебные заведения, пока не наткнулась на Высшую балетную школу в Лондоне, на родине отца. Она знала русский и английский языки , как родные, поэтому препятствий для обучения в Англии, не было. Нужно было лишь уговорить отца и пройти конкурс. В этот же вечер Мишель выловила Дженсена, пока Кэтрин была на работе.
- Пап, а что ты скажешь о балете?
- Знаешь, дочь, я понимаю и тебя, и твою мать, - он немного задумался. – И не одну из вас предавать не хочу, но…
- Пап, можно я уеду учиться в Англию? -  прямо спросила девушка, она не любила ходить вокруг да около.
- Ты точно всё хорошо обдумала?
- Да, - если поначалу  в душе Мишель были сомнения, то сейчас их не осталось.
- Хорошо, я могу помочь тебе лишь с билетами и жильём…  Ах и ещё отцовским советом!
- Спасибо, папочка! – с благодарностью произнесла Мишель, обнимая отца за шею.
Пожелав Дженсену спокойной ночи, девушка отправилась в свою комнату. Всё здесь было связано с балетом: обстановка, украшения, картины с эпизодами всемирно известных балетов. Вся комната была выдержана в светлых тонах и только одна вещь привлекала взгляд своей необычностью. Это была музыкальная шкатулка, сделанная из темного дерева с золотой гравировкой: «Самой лучшей танцовщице». В середине этой шкатулке крутилась под музыку красивая балерина. Эту вещь Мишель подарила мама, после её первого выступления. На девушку нахлынули давние, приятные воспоминания, которые плавно переросли в глубокий, сладкий сон.
Уже на следующий день Мишель получила билет на самолет, а ещё через три дня она собирала вещи.
- Нужно взять только самое необходимое! – повторяла девушка каждые 10 минут. Это была её первая самостоятельная и достаточно важная поездка. Когда все вещи были аккуратно уложены в чемодан, обводя комнату глазами, её взгляд упал на полку, где стояла музыкальная шкатулка…
 
10 лет назад…
 
Через 5 минут Мишель предстояло первый раз выйти на сцену перед многочисленной публикой. Её беспокойные ручки слегка измяли край платья, а на лице был виден испуг и восторг.
- Милая, ты справишься! – Кэтрин обняла свою дочь за плечи.  И уже через пару минут маленькая и хрупкая Мишель вышла на огромную сцену. Это был её звездный час, это был её дебют. Как только зазвучали первые ноты мелодии, и её маленькие ножки непроизвольно задвигались под музыку, Мишель совершенно позабыла о страхе и полностью  растворилась в танце. Эти первые, успешные минуты выступления навсегда остались в сердце девушки.
Сделав поклон, малышка убежала со сцены и мигом кинулась на шею своей матери.
- Мамочка, у меня получилось! Я сделала это!  - причитала малышка, всё еще обнимая мать.
- Моя дорогая Мишель, ты будешь великой танцовщицей! – произнесла Кэтрин, протягивая дочери красиво обернутую коробочку. Там была музыкальная шкатулка…
 

Настоящее время…
 
- С тех самых пор ты всегда со мной, - задумчиво произнесла девушка, беря шкатулку в руке и обращаясь к фарфоровой куколке, - и на этот раз я возьму тебя!
Бережливо упаковав дорогую сердцу вещь, Мишель убрала её в чемодан. Накинув легкую кофту, взяв вещи, девушка вышла из комнаты и поехала в аэропорт.
Буквально через несколько часов девушка уже шла по улицам Лондона. Всё привлекало её: новая архитектура, новая обстановка, новые люди. Быстро заехав в старую отцовскую квартиру и оставив там вещи, девушка отправилась в Балетную школу. Заявку она отправила, когда ещё была дома, теперь ей нужно было узнать, когда будет проходить сам конкурс.
Новый город необычайно привлекал девушку, и она знала, чем займётся в ближайшее время: она будет изучать культуру Лондона, культуру танца в Англии.
Балетная школа впечатляла своими размерами и величием.  Мишель с замиранием сердца остановилась у дверей школы.
- Сейчас вершится моя история! – тихо, самой себе сказала девушка и вошла в здание. Всё здесь было настолько красиво и необычно, что дух захватывало. Заглядывая в приоткрытые двери аудиторий, Мишель готова была визжать от восторга.  Найдя кабинет директора, девушка осторожно постучала.
- Войдите, - из-за двери послышался повелительный голос. Мишель вошла. Обстановка кабинета была такая же завораживающая, как и вся школа.
- Здравствуйте, я присылала заявку.
- Ваше имя?
- Мишель Новел.
Наверное, с полминуты директриса искала её в списках, и потом произнесла:
- Вы готовы выступить перед жюри завтра?
- Да, - с неожиданной радостью произнесла Мишель.
- Тогда, ждем вас, мисс Новел.
Мишель вышла из кабинета директора вся в предвкушении завтрашнего дня.  Уже перед самым выходом она обратила внимание на доску почета.
- Ну что ж, посмотрим, кем они тут гордятся, - минут пять девушка рассматривала фотографии балерин с самого основания школы.

- Не может быть… - девушка смотрела на фотографию и не могла поверить своим глазам. На фотографии была её молодая мать. И имя ниже полностью подтверждало её догадку «Катерина Петрова». Мишель провела рукой по фотографии, а из глаз покатились слезы.
- Почему же ты мне не говорила о том, что тоже была балериной? Что же случилось?
Мишель вышла из школы и пошла в сторону дома. Ей срочно нужно было всё узнать, она должна была всё узнать! Единственный человек, который мог рассказать всё без утайки, был отец, поэтому девушка незамедлительно набрала номер Дженсена. Он ответил сразу же:
- Ну как у тебя дела, малышка?
- Всё хорошо, папочка, завтра конкурс… Пап, можно задать очень серьезный вопрос?
-Конечно, Мишель, в чем дело? - послышался обеспокоенный голос отца.
- Пап, мама занималась балетом?
- Как ты узнала? – напряжение нарастало и самое ужасное, это то, что они не могли видеть друг друга.
- Я увидела мамину фотографию на доске почета в школе, куда я поступаю. Так это правда? – слегка дрожащим голосом произнесла девушка.
- Да, Мишель, это правда. Твоя мама была лучшей балериной своего выпуска!..
- Что же случилось? – девушка чувствовала, что сейчас она узнает нечто необычайно важное.
- Когда тебе было пять лет, после того спектакля в Большом театре, где ты первый раз увидела балерину, Кэтрин уехала на гастроли по Европе… - было видно, что Дженсену было тяжело вспоминать. – Тогда, ты была так увлечена танцами, что почти не спрашивала почему мамы так долго нет… Кэтрин попала в аварию, почти под конец гастролей… И травма, которую она получила… Она больше не могла танцевать! И все друзья отвернулись от неё… Единственной отдушиной была ты, которая тоже подалась в балет…
- Поэтому она и не хотела, чтобы я занималась танцами дальше?
-Да…
- Спасибо, пап… Ладно, пойду, переварю информацию. Люблю, целую, пока, - Мишель отключилась, по её щекам текли слезы. «Почему мне никто не говорил этого? Что же творится с мамой, когда она видит меня на сцене? Как же тяжело ей было всё это время… Если я завтра пройду конкурс, то откажусь от места и вернусь домой, и поступлю на адвоката или юриста или ещё на кого-нибудь…» - мысли вертелись в голове у девушки, поэтому она уже очень скоро всё решила.
 
На следующий день ровно в назначенное время Мишель была в зале. Здесь были члены жюри и другие абитуриенты. А также их родители.

Программа Мишель была не очень сложная, но её артистичность, её преданность танцу сделали свое дело! На последних нотах, Мишель обвела взглядом всю публику, как обычно она делала, и готова была снова опустить глаза, но тут…
В зал вошли Кэтрин и Дженсен. И только чувство самоконтроля не позволило Мишель остановиться. Она доделала последнее «па», присела в плие, сделала поклон, и только тогда расслабилась. 
Минуту жюри обсуждало выступление Мишель, а сама девочка не могла оторвать взгляд от матери. Кэтрин за последнее время сильно осунулась, но блеск в глазах, с которым она смотрела на балерину в Большом театре и с которым она теперь смотрела на дочь, делал её моложе.
- Мы решили! Мисс Новел, вы приняты в Высшую балетную школу!
- Спасибо, - Мишель снова сделала поклон и побежала к Кэтрин. – Мама, прости меня, я такая глупая!
- Нет, дорогая, ты умничка! Я горжусь тобой! – произнесла Кэтрин, обнимая дочь. – Ты должна быть тем, кем хочешь ты! И я не буду лишать тебя такой возможности!!! Помнишь, я подарила тебе на твое первое выступление музыкальную шкатулку?
- Конечно, помню, - вытирая слезы, произнесла Мишель.
- Мне подарили эту шкатулку, как раз в моём последнем туре, и я тогда очень захотела, чтобы ты продолжила мою карьеру! И ты сделала это так достойно, что порой мне кажется, что гордиться тобой и поддерживать тебя – это слишком мало!
- Мамочка, ты у меня есть и это превыше всего! Я люблю тебя! – обнимая Кэтрин, произнесла Мишель.  И они обе уже знали, что мисс Новел станет новой гордостью не только родителей, но и Высшей балетной школы. Но это уже совсем другая история…