читай • пиши • делисьПерейти в журнал

Девочка из прошлого №5

23.11.2018

Автор: Gulevitsky


2 часть.
Это были интересные отношения, совсем не похожи на типичные служебные романы, где начальники спят с секретаршами. Здесь секс не стоял в основе. Она не требовала от меня внимания, не признавалась в любви. Я не лез к ней с серьезными намерениями, и не вмешивался в ее жизнь вне работы. Но чувство влюбленности конечно же было. Видеть ее было всегда приятно, можно сказать, что она приходила с моим хорошим настроением. У меня даже появился рефлекс на ее присутствие в виде глупой улыбки. Естественно мы стали ближе, я обнимал ее неожиданно, пока клиенты не видят, шлепал по попе и получал в ответ. Дурачились бегая друг за другом по салону.  
– Знаешь чем убрать жвачку с волос? – спросил я.  
– Че чем, обрезать ножницами.  
– Нет, берешь одеколон, мочишь в него ватку и снимаешь ей жвачку, легко.  
– Ну да, ерунда какая то!  
– Спорим?  
– Давай!  
Ударили по рукам, я вытащил изо рта жвачку и ляпнул ее себе на затылок. Студия залилась ее звонким смехом.  
– Бери вату, вон там одеколон – показал я.  
Как назло одеколон помогал плохо, она сквозь слезы и хохот пыталась снять с меня эту глупость.  
Иногда распивали вино, начиная с обеда и тогда ее тянуло на откровения, она рассказывала мне про свою первую любовь, про мальчишек, которые ее обижали. Мне нравились такие беседы, я погружался в ее юный мир с уже смешными для меня проблемами и уходил от реальности.  
 Один раз она попала под дождь и забежала на работу мокрая до нитки, ее и без того кудрявые волосы закрутились мелкими завитушками, она выглядела так смешно, что увидев себя в зеркале хохотала вместе со мной. После этого я стал называть ее Кучерявой, она бесилась от такого прозвища и старалась меня стукнуть за это.  
 Как то она появилась на пороге абсолютно зареванной, увидев меня с ее красивых глаз хлынул поток слез. Подскочив со словами " Что случилось? "я взял ее в охапку и буквально отнес на диван. Она ревела взахлеб, урывками хватая воздух, пытаясь кого то ругать. Сидя напротив я старался ее успокоить и еле успевал вытирать ладонями мокрые щеки. Тогда я реально разволновался за нее, мне хотелось все сделать, лишь бы она не плакала. Оказалось какая то учительница поставила всему классу автоматом экзамен, а ей нет. В тот момент она стала для меня самым родным человечком, поэтому мы обматерили учительницу вместе.  
 Мой день рождения мы отмечали вдвоем, я повесил вывеску “закрыто”, нарезал стол фруктов и достал бутылку текилы в которой плавала маленькая гусеница. Сколько потом не искал такой же, так и не нашел. Мы пили и веселились, как можно веселиться вдвоем. Это большая редкость когда вдвоем не скучно, еще больше редкость, когда вдвоем весело. А нам было весело, шутили смеялись, танцевали по дурацки, пили текилу слизывая соль по всем правилам. По моему я даже слизывал соль с нее. Раздевшись до гола загорали вдвоем в одном солярии. Я взял маркер и нарисовал на ее левой груди пару глаз поверх ореола соска, а слева и справа по три полоски.. получилась мышка. Смех наверное было слышно даже за дверью.  
– Сможешь выбежать голой на улицу?  
– Смогу!  
Она схватила две маленькие диванные подушки и прикрыв себя спереди вылетела на крыльцо. Благо выход был не на проезжую часть, но напротив стоял многоэтажный дом, может кто и увидел, не знаю, но перед глазами до сих пор эта картинка. В очертаниях дверного проема на крыльце и в знойном свете летнего солнца ее прекрасная обнаженная фигура. Через минуту я уже держал ее на руках, чувствуя ее ноги на моей спине.  Позже я заглянул на ее страницу в интернете и увидел надпись – “Заниматься сексом на руках это волшебно”  Последнюю стопку текилы мы закусили той самой гусеницей, разделив ее пополам.  
Мне очень нравилось, когда она собирала свои густые волосы в хвост или заплетала в косу, тогда открывались ее аккуратные ушки, а в них маленькие сережки в виде колец. Но как то пришла без них.  
– Где твои сережки? – поинтересовался я.  
Она махнула рукой.  
– Да потеряла одну где то.  
На следующий день я принес ей золотые кольца размером с ладонь, это не было каким то жестом признания в любви, просто мне хотелось видеть ее красивой. Когда она их одела и собрала волосы, мое мужское самолюбие было довольно, они идеально подходили к ее личику.  
 Лето почти пролетело, оставалось каких то пару недель до осенних листьев. Я чаще давал ей отгулы, прошли экзамены выпускной, потом начались вступительные. Пару раз мы разговаривали о том, куда она хочет поступить. Всегда это были местные институты, но как то на сказала, что возможно уедет в другой город.  
Я не особо придавал этому значения, хотя терять из виду ее не хотелось. В один из дней я услышал:  
– Я поступила!  
– О поздравляю. Куда?  
– На журналистику.  
– Это где у нас на журналистов учат?  
– Не у нас. Я еду в Санкт-Петербург!  
Что я мог ей ответить, это прекрасно, она будет учится, замечательно, но себя обмануть невозможно. Я был расстроен.  Привык ли я к ней? Естественно да. Какую бы я не держал дистанцию и как бы не старался быть вне ее личной жизни, но расставаться второй раз за лето, было для меня многовато.  Я решил все прекратить раньше. Общение перевел в сугубо рабочее, закрылся от ее. Перестал флиртовать и шутить. Начал придираться к выполнениям обязанностей. Она погрустнела, но все таки старалась быть со мной милой.  Как то ближе к вечеру, мы остались вдвоем. Сидели напротив друг друга, она что то рассказывала пыталась меня разговорить даже шутила, но я холодно на все реагировал. Прервал я разговор неожиданной фразой.  
– Знаешь, ты наверное еще неделю поработай и хватит.  
– В смысле?  
– Дальше я сам справлюсь.  
Она молча смотрела куда то в пол, нервно подергивая ногой. Потом повернулась ко мне и посмотрела в глаза.  
– Почему неделя, может мне лучше уже не приходить?! – в голосе была интонация, с которой говорят, когда хотят защититься.  
– Можешь не приходить.  
Я видел, что ей обидно, зеленые красивые глаза засверкали влажным блеском. Увы, по другому у меня не получалось. Когда дверь за ней захлопнулась, я достал бутылку коньяка и поставил на стол.  Она все таки стала для меня не просто летним приключением.