Витрина
Журналов

За руку с безумием №1

Комментарии
1

категория журнала | Я

За руку с безумием  №1

Бренд: За руку с безумием

Автор: SonderPleona

Дата издания: 20.07.2018

"Посмейтесь надо мной, Дождь" За окном много всего, но внимание привлекли сверкающиеся тысячами острых линий иланга обрывочные чертежи художника. А позже, словно задыхаясь, печальное небо издает страдальческие звуки могущественной боли. Но над болью нужно уметь смеяться. Миллионы капель падают на смеющиеся лица, они неравномерно заливают людей, как заливают их иногда солнечные лучи. За пределами стекла, от которого в приступах сильной тревоги я слышу треск, которое покрыто узорами маленьких рек, бескрайние тучи все же отделяли себя от остального, но в то же время пронзали живые умы. И вот умы, в такт иголкам ливня, сверкали, бились о стены разума–как бьются стаканы на празднике. Они искали место тихое и спокойное. И лишь единицы не желают тишины. Глаза тоже бились из-за броских взглядов, которые семенили всюду, где только можно. Дождя много не из-за капель. Его много из-за шума, бега, мокрых вещей, громких выкриков, больших заплаканных окон, зонтов и дождевиков. Как странно, что раз в мире так много всего, многие называют себя нищими. И когда мне скажут "бедная", я отвечу "богатая", потому что у меня есть жизнь. Лестницы выстилают ступеньки, а я все быстрее и быстрее пробегаю пахнущие сыростью пролеты, которые, кажется, уже не кончатся, будут идти бесконечно, подавая мне новые и новые причины издавать стуки своими каблуками. Дождь в свою очередь тоже стучит по прозрачным холстам. И вся эта симфония словно предполагает Творца, но творец–и есть сам дождь, сами звуки и цвета. На распашку открыв дверь, я снова в такт всем ритмам мира окунаюсь в воду, которая когда-то меня родила, родила тут все, и снова птичьи крылья разбрасывают белые перья в моей голове, оставляя острую нежность. Пестрые одежды людей раскрашивают серые декорации, даже больше превращая это не в картины, а в калейдоскоп. Перспектива едва заметно уводит дороги, сводя их в нули. Кто-то снова ползет по мне, подкрадывается к разнообразным вопросам. От этого становится смешнее, но тревожное чувство так же говорит "сколько можно, хватит по мне ползти!" Сумасшествие создаёт бредовые идеи или наоборот? Руки тянутся к небу, кажется, его тут же можно потрогать, сапфиры спустятся незаметно принеся радость ребенка, который только-только увидел мир. Надо мной масса облаков, подо мной мягкая земля. Снова и снова сверкают молнии, накатывают воспоминания. Как страшно. Как страшно. Тревога ползет по мне–вот что. Забирается все выше, выше, проползает по корням, идёт к кроне, и роняет это дерево. Такое дерево упало, когда мне было пять лет. Звезда наверху упала когда мне было семь, а я упала, когда мне было три. "Мне не больно, папа, мне не больно". Молнии рвут одежды смыслов, они всюду теперь летают, как летает бумага, когда ее жгут. Сожгли мое спокойствие опять. Как страшно. Всюду было чистое небо, и вот начался дождь. Так и со мной. Почему? Они бы дали мне что-нибудь, масса, люди, гремящее железо, "а ты знаешь чем отличается масса от веса?", сентябрь, "нет, хватит дергать меня за рукав!". Не надо втыкать в меня иголки, не надо втыкать в меня иголки. Рвется. Улетай, птица, пока-пока, встретимся снова, ты принеси мне письмо. Смех. Небо падает. Раскрываю зонт. Нить сохранности нашлась.