Витрина
Журналов

Все мы немного сволочи №7

Комментарии
0

категория журнала | Жизнь

Осколки зеркала

Осколки зеркала

Бренд: Все мы немного сволочи

Автор: Марк Виал

Дата издания: 17.01.2017

Пушистая смерть

Full

                                                Месть – холодное блюдо,

                                                  но подают его в конце

                                                    …………………………………..


                   Тишина удивляла.

                   Свисая с каждой ветки невидимой сетью, она заполняла пространство непредсказуемой тоской, даже   тревогой и, расстилаясь по свежей пороше едва слышимым хрустом, заставляла ускорять шаг. Обычно так бывает или в знойный полдень перед сильной грозой, или в морозный вечер перед затяжной вьюгой, но сегодня все лесные приметы не предвещали ничего плохого в погоде.

                   С детства привыкший понимать таёжные шорохи и вздохи деревьев, шёпоты травы и мха, пересвисты птиц и напевы ручейков, Вася не узнавал свой родной лес. Всё замерло, замёрзло и затаилось – и это его пугало.

                 И ещё.  Всегда его лайка в километре от заимки убегала вперёд, чтобы предупредить  дочь о  возвращении с охоты,  тогда по тайге разносился  весёлый гвалт Белки и Роста, а Вася чувствовал запах дыма из трубы избушки, где  пятнадцатилетняя красавица  готовила нехитрую еду. Сейчас этого не было – ни лая, ни дымка, хотя, как обычно, Рост убежал навстречу.

                     После нелепой смерти матери (она утонула на рыбалке, запутавшись в браконьерском перемёте) дочь накрепко привязалась к отцу и с удовольствием делила с ним тяготы охотничьего сезона. 

                     Готовила еду, солила рыбу и мясо впрок на долгую зиму и научилась так выделывать ценные шкурки, что заготовители принимали пушнину без претензий, по высшей категории. Хороший соболь с тёмнопалевым отливом равнялся в деньгах с огромным импортным холодильником, а редкостный – чисто белый или чёрный -  стоил раз в десять дороже.

                     Белка подарив охотникам несколько помётов весёлых щенков, передала по наследству потомству  обострённое чувство зверя и собачью смекалку, свойственную только лайкам, но сама потеряла азарт к охоте и привязалась к дочке. Теперь Рост – средний из её сыновей – стал в семье главным загонщиком соболя и куницы.


                    Избушка встретила Васю разрухой.

                   Дверь нараспашку, посуда и продукты на полу, стол опрокинут, полы в некоторых местах сорваны. Дочки нет, собак не видно.  И тишина...

                    Он всё понял. Приходили «охотники за мягким золотом». По посёлку давно ходит слух об удачливости Васи-охотника  каждый сезон; видимо, чужаки услышали об этом и выследили дочь, когда она возвращалась из магазина.

                   По следам крови на полу Вася понял, что девочку били, чтобы узнать, где он прячет несданную пушнину. Но, видимо,  она им ничего не сказала.

                   Крови на полу много, значит, Белка успела кого-то из двоих сильно покусать, но поплатилась за это  жизнью. То, что грабителей было двое, Вася вычислил без труда – один был в кирзовых сапогах,  другой –  в рабочих ботинках.


                     На улице Вася тихо свистнул, подзывая Роста. Собака отозвалась приглушенным воем из кустов невдалеке.

                     Там он и нашёл свою девочку. Нелюди изнасиловали дочку, разодрав на ней одежду, задушили и, оттащив в кусты,  небрежно закидали труп наспех наломанными ветками. Тут же лежала Белка с перерезанным горлом. Из пасти мёртвой собаки Вася вытащил кусок тёмно-синей ткани от спецовки вместе с окровавленным куском  ноги человека.  К ветке прицепилась грубая шерстяная нить коричневого цвета.


                     Жизнь рухнула в пропасть. То, ради чего он копил деньги, то ради чего он изматывал себя в многокилометровых переходах по нехоженой тайге и жил отшельником, потеряло смысл. Дочь-умница, теперь уже никогда не получит платное образование в столичном городе, никогда не пригласит его  на чай в новую, обставленную современной мебелью, квартиру и не подарит ему внуков.


                    Н и к о г д а!


                   Вася вернулся в избушку за лопатой. Хотел забрать нож, подаренный ему отцом, но не нашёл в том бедламе.

                  Дочь и лайку он похоронил в одной могиле - жили вместе, умерли вместе, пусть и там тоже будут рядом.



                 Бригада монтажников третий день «не высыхала», не выходя из балка, просаживала в домино свободное время под пиво и водку. Труб на буровую не привезли, начальство укатило в район – можно расслабиться.

                Дверь, утеплённая ватином и брезентом, внезапно с грохотом распахнулась, выпуская сизый табачный туман на волю.

                - О, чукча пожаловал! Чё надо тебе, чукча? – встал из-за стола высокий небритый мужик в толстом коричневом свитере.

                 Вася увидел за голенищем его сапога рукоятку родного ножа.

                  Такой нож нельзя подарить или продать. Такой нож передаётся по наследству от отца сыну.


               - Ты чё, чукча, уставился на меня? Водки хошь или...

                 Выстрел прервал его вопрос - мужик рухнул поперёк порога.

                Вася забрал  нож и, захлопнув дверь, мгновенно исчез. Он не мог ошибиться - охотник,  по запаху уверенно определил убийцу дочери.

                 Пьяная толпа не сразу очухалась и сообразила погоню, а внезапно начавшийся снегопад аккуратно прикрыл всё следы.


                 На остановке автобуса всегда людно; кто-то встречает родственников из района, нагруженных сумками с дефицитом, кто-то уезжает на обследование в районную поликлинику, а кого-то скучные административные надобности гонят к районному начальству.

                Автобус ходит два раза в сутки  –  рейс утром и рейс вечером. Вечерним автобусом обычно все спешат вернуться в посёлок, чтобы  не ночевать в городе.

                Последним из автобуса, перекинувшись несколькими словами с водителем о планах на завтра, выходит мужчина с палочкой. На правую ногу ступает осторожно, видно, что недавно из больницы выписался.

                 Народ на остановке возбуждённо галдит, обмениваясь новостями с приезжими, но мужчину с палочкой никто не встречает.


                 На звук выстрела толпа никак не отреагировала. Ну, хлопнуло где-то вдалеке, не привыкать – в таёжном посёлке вокруг охотники – привычные к таким звукам.

                  Мужчина с палочкой осел вдоль стенки остановки, запачкав свежую покраску алым цветом. Пуля вошла ему точно в глаз и, вырвав кусок затылочной кости, расплющилась о бетонную плиту. Никого из толпы даже крошки плиты не зацепили.

                 Так стреляют только опытные добытчики пушнины – точно в глаз, чтобы не испортить шкуру ценного зверька.


                 С тех пор  Васю-охотника в посёлке никто и никогда  не видел.


              *         *        *