Витрина
Журналов

Вернись, Сэмка №8

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Вернись, Сэмка №8

Рассказ об удивительной истории человека, разыскивающего своего необычного животного

Бренд: Вернись, Сэмка

Автор: Dragonfly

Дата издания: 26.03.2018

Конечно два дня поисков принесли кое-какие косвенные результаты и дали самое главное - помогли подойти к пониманию того, что нужно делать дальше, но главная цель все же оставалась недостигнутой — лиса по-прежнему находилась в лесу. Время поджимало: сегодня последний выходной, а после наступит монотонная рабочая неделя, а за пять дней бездействия на этом фронте ситуация определенно уйдет из-под контроля. И период такой напряженный, что на работе вряд ли отнесутся с восторгом, заикнись я о том, что несколько дней не буду там появляться, под предлогом спасения отдельно взятой лисьей души. Поэтому в бой пора было пускать тяжелую авиацию или, как ещё говорят: доставать козыри, припасенные в рукаве. У каждого ищущего или сражающегося должны наличествовать такие веские аргументы, которые способны в корне поменять ситуацию. Зачастую мы не придаем значения таким важным вещам, забываем об их существовании или вспоминаем все-таки, но очень поздно. И только в моменты очень сильного напряжения и мобилизации всех жизненных ресурсов или наоборот полного расслабления и отрешения, совершенно неожиданно вспоминаем об их существовании, если, конечно ситуация ещё позволяет их использовать. У меня, как раз имелись такие аргументы и я возлагал на них немалые надежды. В сложившийся ситуации они вообще, имели статус последней надежды.
Для начала я достал из шкафа объявления. Признаюсь, что Сэмка один раз, до этого печального случая, уже убегал. Это случилось во время нашей с ним прогулки на собачьей площадке. Сэм неожиданно, испугался дворников, шедших в 6 утра в количестве не менее 10-ти человек, видимо на какое-то ответственное задание районного масштаба. Толпа гастарбайтеров произвела на лисенка такое глубокое впечатление, что от страха, он ловко пролез в узкую щель под калиткой, куда обычно помещался один только его нос и лихо понесся в сторону нашего дома. Его подружка Нея, щенок бигля, с которой они каждое утро весело носились друг за другом, недоуменно посмотрела в след убегающему товарищу. Я долго искал и звал его, хаотически перемещаясь по двору, но безрезультатно, лисы нигде не было видно. Помню, как где-то в районе горла чувствовалась упругая пульсация, отдающаяся монотонным гулом в голове, ощущения походили на те, когда с твоим близким и дорогим человеком случается что-то нехорошее и на какое-то мгновение начинаешь думать о худшем и от этого накрывает волна ужаса и отчаяния. Пора уже было идти на работу, но на душе «скребли своими острыми когтями гадкие кошки» и ни о каком прилежном выполнении обязанностей за своим рабочим инструментом в виде компьютера не могло быть и речи. Но я все же решил не звонить руководству, слезно сообщая о своем горе и намекая о незапланированном выходном, а добраться до работы, быстро создать макет о пропавшем лисенке, напечатать несколько объявлений с фотографией, благо имелся в наличии цветной принтер, отпроситься и вернуться как можно скорей назад.
Снова очутившись во дворе я успел наклеить буквально два объявления, как повстречался со знакомой старушкой, по утрам она гуляла со своей пожилой собакой. Я сразу узнал её, хотя она без Сэма меня не идентифицировала. Вообще прогулки с собаками, а особенно с лисами заметно расширяют круг знакомств и нередко эти знакомства бывают полезными. Вот и старушка, увидев мои подозрительные маневры с объявлениями заметно оживилась и поинтересовалась, что это я такое потерял. Узнав, что лису, она сразу вспомнила, что мы люди знакомые — встречаемся по утрам на прогулке - и выдала информацию о том, что Сэмка прятался под одной из машин во дворе, периодически выбегая из-под неё. Забирался на снежный сугроб и смотрел в сторону нашего подъезда.
Я поблагодарил её и заглянул под автомобиль на который она указала и тут же обнаружил там моего мохнатого приятеля. Он забился в самое труднодоступное место и не хотел вылезать, даже узнав меня, сильный стресс давал о себе знать. Пришлось изловчиться и лечь на грязный холодный асфальт. Мне показалась, что рука, запущенная под днище машины, словно бы вытянулась, подобно тому, как это происходит у некоторых американских супер героев. С трудом, но все же зацепил испуганного Сэма, схватив за хвост. Тот не проявлял при этом никаких эмоций и не издавал звуков. Медленно, но верно, я выволок его наружу и крепко прижал к себе, тот не думал вырываться и смирно сидел на руках. Я хотел было направиться домой, но был остановлен группой пенсионеров во главе с дедом, которого я не видел прежде, а может просто не обращал внимания. Дед поведал торжественно, что они со старушками с самого утра приметили необычного зверя во дворе. Заметив его растерянность и вообще поразившись самим присутствием такого экзотического животного в городе, сердобольные пенсионеры приободрились от рутинного течения жизни, обрадовались и быстро смекнули сделать для него самое лучшее с их точки зрения — не дать умереть с голода. Дед взял командование в этом вопросе на себя и не позволял бабулькам кормить хищника чем-то неподходящим: всякими там сладостями или хлебом, только мясным. Не знаю, чем они там его потчевали, но хитрый лис, не будь дураком, не отказывался от угощений, а в случае какой-либо опасности, если к примеру кто-то слишком близко подходил, прятался под спасительное авто.
Попрощавшись с добрыми пенсионерами и Дедом-предводителем я очутился в квартире, держа лису на руках. Сэмка тут же вырвался из моих объятий, побежал, стал визжать от радости и носиться с поднятым вверх хвостом, что говорило о его счастливом состоянии. Так же он широко улыбался и терся мордой о мебель, одним словом, демонстрировал все классические признаки полного удовлетворения от жизни, которые до этого он проявлял только при встрече с близкими ему людьми. И уже тогда я сделал вывод, что самое главное в жизни этого пушистого создания это дом, который он считал своей большой родовой норой и его обитатели, а так же, ещё пара человек, которых он беззаветно любил, но, к сожалению, в этом уютном логове они не проживали.
Так вот, объявления с красочным цветным портретом Сэмки у меня имелись, это первый веский аргумент. А второй Степан и Нина. Про последнюю я ещё не рассказывал, это моя дочка, та самая, которая и побудила меня совершить этот странный поступок — приобрести лисенка. Нина на тот момент была человеком уже взрослым и вполне себе самостоятельным, но не лишенным веры в прекрасное, чудесное и загадочное. Видимо за эти качества, будучи совсем крошечным, Сэм беззаветно полюбил её. Помню, что первая их встреча произошла на даче у знакомых. Мы приехали пораньше и для удобства, чтобы не отвлекаться от дел, держали маленького хулигана в кухне - бытовке. И пока на плите жарилась картошка и румянились куриные крылья, Сэмка сам себя развлекал, покусывая острыми зубками ножки мебели, гоняя пластмассовый шарик и постоянно пытаясь утащить чью-нибудь обувь. И вот когда дверь отворилась и в помещение вошла Нина, малыш тут же бросил все свои занятия, свалился на пол и стал ползать на боку, смешно перебирая лапами и стуча коротким хвостишкой по линолеуму. Резко вставал, кружился под мебелью и снова падал. А какие звуки он издавал. Нельзя точно дать им название: плач, визг, завывания….нет все эти слова не подходят. Это была величественная и неудержимая песнь счастья, по-лисьи. Нужно сказать, что дочка радовалась не меньше, они вообще очень подходили друг другу и были даже чем-то похожи. Я стал называть её с тех пор «мамой», Сэмкиной мамой. Эту встречу записали на телефон и видео, до сих пор вызывает умиление и восторг у просматривающих его. На Ютубе, его правда нет, как-то ни у кого не возникло мысли прославиться за счет этого трогательного события.
Кстати фонограмму этого их первого контакта я залил на свою «древнюю» и небольшую кнопочную Нокию (которая все же воспроизводила файл и довольно громко) и собирался использовать эти звуки в качестве приманки в завтрашней итоговой операции.
Итак, все было готово к решающему удару. Утром, 23 февраля я собирался выдвинуться на Луговую пораньше, часам к 8. Из вещей, помимо объявлений и клея, засунул в рюкзак запасные носки (больше всего досаждало, то что ноги быстро намокали, обуви подходящего класса не было, а в лесу предстояло провести, неопределенное количество времени), старый трофейный немецкий бинокль, доставшийся от деда, так на всякий случай, Семкину шлейку, да и все, фантазия больше ничего не подсказывала. С утра, по плану, я решил искать лису в одиночестве, ну а если бы снова ничего не получилось, то к часу дня подтянулась бы «тяжелая авиация», в лице Нины и Степана, которых пропавший питомец, повторюсь, беззаветно любил и должен был, по моим расчетам, хоть как-то среагировать на их присутствие.