Витрина
Журналов

Вернись, Сэмка №6

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Вернись, Сэмка №6

Рассказ об удивительной истории человека, разыскивающего своего необычного животного

Бренд: Вернись, Сэмка

Автор: Dragonfly

Дата издания: 21.03.2018

Дома я быстро заснул. Не помню, видел ли я какой-либо скоротечный вещий сон, но он, в той ситуации и не очень-то был нужен, потому что, когда проснулся, то посмотрев в окно был приятно удивлен: за окном шел снег. До этого момента все мои поиски походили на действия слепого человека, пытающегося найти на ощупь упавшую на улице монету. Если бы он видел, то быстро бы отыскал свою пропажу, но как слепой может видеть? А снегопад приносил мне огромные преимущества — он делал меня зрячим в этой неравной игре. И если Сэмка был ещё там, где я его искал, то на выпавшем снегу он непременно бы оставил следы.
Это было ещё одним знаком и ещё одним подарком, не знаю от кого, пусть будет от Высших сил. Захватывало дух от его своевременности и филигранности: снег шел ровно 2 часа и лег тонким слоем, как раз таким, на котором можно было четко различить любые следы, Сэмкины, к примеру и не перепутать их с чьими-то другими. Оставалось только побыстрее добраться до места где лежала приманка и посмотреть, что же происходило там в моё отсутствие. Вообще, в ходе всей этой операции меня не покидала уверенность, что нужно обязательно искать беглеца, действовать и стараться обнаружить какие-то знаки. И каждый раз нечто, назовем это интуицией или случайным совпадением, кому как нравится, мне довольно точно подсказывало, что нужно предпринять, на очередном этапе. Внутренне я был уверен, что Сэм обязательно найдется. Не предполагал как и при каких обстоятельствах, но точно знал, что его пушистая морда будет снова лежать за своим любимым креслом и наблюдать из-под шторы за происходящим. Вообще любая активность и убежденность в своих силах обязательно приводит к результату, главное не обращать внимание на неудачи. Точнее обращать на них внимание конечно нужно, но не считать это событие сугубо отрицательным. В неудачах кроется понимание того, как выбрать верный путь и каких ошибок избегать при движении к своей цели.
На Луговой я был уже где-то в полчетвертого дня. Эта станция ощущалась родной и близкой, да и родственник мой, был где-то здесь, поблизости. Ну не мог же он убежать куда-нибудь за десятки километров? Скорее так бы поступила собака: стала бы искать след хозяина или включила свою, какую-нибудь тайную для нашего понимания навигацию, ведь были же случаи, когда собаки возвращались домой, потерявшись где-то далеко. А кошки. Про тех вам любой сельский житель расскажет массу историй с хэппи эндом. Как какой-нибудь Барсик, которого дед Пантелеймон отнес за 15 верст в лес, ввиду полной потерей первого навыков в ловле мышей, вернулся, как ни в чем не бывало раньше этого деда, который по дороге заглянул в гости к свояку в соседнюю деревню и был сражен наповал в неравном бою с забористым первачом, несмотря на союзническую и искреннюю помощь родственника в этой извечной схватке человека с зеленым змием.
Размышляя так, я быстрым шагом двигался к Раздерихе - полуострову моих надежд. Не стану нагнетать интриги фразами о том, что чем ближе подходил к реке, тем сильнее билось моё сердце, напротив, все системы работали нормально и волнения никакого не чувствовалось. А дойдя до обрывистого берега, я просто увидел следы, много следов, узоры из следов и все Сэмкины. Сразу стало понятно, что это отпечатки его лап. Во-первых, я их постоянно созерцал, во время наших с ним прогулок, а во-вторых сказалась подготовка. Когда я был ребенком, где-то в начале 70 -х, в нашей стране начали выпускать третье издание Детской Энциклопедии. А мой дедушка, будучи человеком культурным и воспитанным в интеллигентной семье, прививал всем нам, включая родителей, любовь к чтению. И вот однажды, приехав в гости, он с невозмутимым видом, будто бы это были несколько колесиков краковской колбасы, достал из сумки толстые, большие и разноцветные книги. Первый том, фиолетовый, назывался «Земля», его я пролистал с начала и до последней корочки множество раз. Второй и третий, были менее интересными для меня: «Мир небесных тел. Числа и фигуры» и «Вещество и энергия». А четвертый том, темно-зеленый, «Растения и животные», стал в тот период жизни для меня настоящим открытием, бестселлером, так сказать. Его я изучил досконально и из всех 12 книг он был самым истертым. Читать я тогда не умел и с огромнейшим интересом разглядывал картинки, коих, в основном цветных, было великое множество. Вообще это издание было сделано грамотно и качественно и являлось полностью нашей, советской разработкой, правда есть предположения, что печатали его все же за границей, ну или на импортных машинах. Но где бы его не печатали, я до сих пор восхищаюсь высоким уровнем подачи материала в этих книгах и глубиной затрагиваемых тем, подчас сложных и для взрослого образованного человека. А нынешние кальки с непонятных зарубежных изданий, рассчитанных на будущих членов общества потребления, которым не нужны энциклопедические знания для того, чтобы снять упаковку со «Сникерсами» с полки супермаркета, не идут с ними ни в какое сравнение. Так вот, в четвертом томе, где-то в середине, говорилось о следах диких животных и их отличиях от следов домашних питомцев, к примеру собак. И получалось, что у собаки, ввиду строения лап, следы более круглые, а у лесных жителей: волков и лис, следы овальные и вытянутые. Лапы у них, если посмотреть сбоку, прижимаются к земле большей площадью и находятся немного под углом, видимо для постоянной готовности совершить прыжок, который может и спасти, и помочь, и накормить, недаром люди говорят: «Волка ноги кормят».
Как обычно, в голове родился очередной грандиозный план: зацепиться за след, идти по нему, стараясь не сбиться и не запутаться и торжественно прибыть в то место, где Сэм, утомленный свободой будет беззаботно предаваться неге. Мне показалось, что упорства и выдержки на реализацию этого замысла хватит с лихвой. Ведь должны же куда-то привести следы? А лисы, они ведь живые и обязательно должны отдохнуть, отдышаться, привести мысли в порядок и в конце концов поспать после столь длительных переходов.
Не могу сказать, что часто бывал в этих местах, но в последние дни, как говориться, зачастил. Но хоть убей, во время своих поисков я ни разу не видел и даже не задумывался, о том что здесь, через реку мог находиться мост. Хотя факт его существования вполне закономерен - поле пересекала дорога. Не ради же забавы её проложили. Про путешественников и любителей экстрима не будем упоминать, хотя люди они загадочные и даже временами прекрасные и неповторимые. Но статистика вещь упрямая — в процентном соотношении к другой, менее романтичной части населения они терпят полное фиаско, и чисто физически не смогли бы проложить столь внушительную, в рамках этого поля конечно, дорогу. А значит трассу соорудили люди сугубо практичные и если дорога неуклонно стремилась к реке, то обязательно должна была эту реку пересечь. Конечно мост не представлял из себя чуда инженерной мысли, этого не стоило ожидать от местных жителей, но он вполне оправдывал свое название. Несмотря на некоторую запорошенность дороги, было понятно, что смельчаки на авто успешно пересекали Раздериху. Смельчаками я их считал потому, что конструктивно это строение представляло из себя несколько крупных, длинных неровных бревен разных пород дерева, стянутых кряжистыми поперечинами снизу. По бокам мосту не давали рассыпаться мощные сваи-колья или колья-сваи, не знаю, как их правильней было бы назвать, но свою функцию они исправно выполняли. Интересно было бы посмотреть, как проезжали здесь водители на отполированных и нашпигованных всякими модными штучками иномарках и прочих автомобилях. Но идти пешком по нему было немного боязно по причине крупных щелей между бревнами: зазеваешься, поскользнешься и угодишь одной, а что хуже и двумя ногами в эти адские ловушки для нерасторопных путников, попробуй потом выберись, помощи ждать неоткуда, местные уже ворота давно заперли и сериалы смотрят под ворчание жен.
Но пришлось немного усмирить свои страхи, ибо отпечатки лап моего питомца явно указывали на то, что Сэм без всяких сомнений пересек сегодня эту переправу туда и обратно и сделал это весьма ловко и непринужденно. А после он свернул налево, это я уже обнаружил после прохождения бревенчатой конструкции, и по узкой, живописной тропинке, петляющей из стороны в сторону, направился к лесу. При входе в лес, если так можно выразится (ну какой там может быть вход, входи, где хочешь, если приспичило), располагалось законсервированное снегом место для проведения пикников. Об этом можно было догадаться по оставленным любителями этих веселых мероприятий бревнышкам, лежащих кружком, срезанным палкам, разбросанным частям мангала из тонкой жести, бутылкам, банкам и пластмассовым стаканам. Судя по отпечаткам лап, Сэм что-то учуял здесь и долго крутился, в поисках этого «чего-то». Он даже произвел небольшие раскопки, но не знаю, нашел ли то, что искал. Видимо отдыхающие были людьми рачительными и не разбрасывались харчами. И вскоре его интерес к этой обители маленьких человеческих радостей явно угас и животное устремилось вглубь леса. Однако, почти сразу же, следы свернули направо и повели в перелесок где, видимо впав в растерянность, Сэм потерял на время свои лисьи ориентиры и дал несколько бесполезных с моей точки зрения кругов. Сначала мне показалось, что я сам запутался, особенно когда в третий раз увидел одно и тоже сломанное дерево и свои же отпечатки ботинок, но потом снова, как хорошая охотничья собака, я почуял запах зверя и вышел на нужные следы, причем они были как бы более осмысленным и явно куда-то вели.
Поначалу я двигался на хорошей крейсерской скорости, запросто одолевая нехитрые препятствия, но чем глубже я внедрялся в лес, тем больше было и дров, и снега, и кустов, и елей, и прочих преград. Чего только стоило перебраться через поваленный ураганом ствол. Сэм-то с ним справился просто: пролез снизу и побежал дальше. А мне пришлось сначала, утопая в снегу выше колена подобраться к нему, потом кое-как залезть, пройти по дереву, балансируя подобно эквилибристу, ибо cпрыгнуть мешали многочисленные ветви, а затем неуклюже слезть с него в ещё более глубокий сугроб. Уже на этом этапе ботинки были заполнены холодным снегом, превращающимся сначала в льдинки, а затем в забирающую тепло неприятную влагу. Хорошо хоть, что штаны были сноубордистскими и не намокали, но и они чуть позже дали слабину. Ведь совсем скоро пришлось ползти под раскидистой елью, стараясь не потерять следы, а заодно и телефон с кошельком (это препятствие лиса прошла тоже без проблем в силу своих габаритов). А чуть позже пробираться через мощнейшие заросли кустарника, будто бы состоящего из металлических неподатливых, переплетенных меж собою прутьев, вставших на защиту леса от непрошеных гостей. Одним словом, где-то через час, а то и больше, промокший, вспотевший, чумазый и уставший, но в то же время, подогреваемый азартом следопыта, я выбрался к прогалине, разделяющей лес на две части.
Получается, что первая часть, где мне довелось преодолеть нешуточную полосу препятствий и удержать след, что было самым главным на сегодня достижением, благополучно была пройдена. А теперь отпечатки беглеца вели дальше, немного влево в лес номер 2. Там, на моё счастье, над землей возвышались благородные сосны и не было такого бардака и неразберихи с растительностью. Ничто не ограничивало взор и двигался я здесь намного быстрее и увереннее, будто бы по расчищенной асфальтовой дорожке. Залежей снега не наблюдалось, а на тонком белом полотне прекрасно читались Сэмкины отпечатки лап, уже не такие витиеватые и запутанные, как в лесу номер 1. А что ещё нужно раззадорившемуся и вышедшему на след зверя Чинганчгуку, пусть и московскому?