Витрина
Журналов

Вернись, Сэмка №4

Комментарии
1

категория журнала | Литература

Вернись, Сэмка №4

Рассказ об удивительной истории человека, разыскивающего своего необычного животного

Бренд: Вернись, Сэмка

Автор: Dragonfly

Дата издания: 18.03.2018

Глава IV - Вечер надежд
Звонок будильника, внезапно оборвавший теплые воспоминания, заставил меня быстро мобилизоваться. Наспех перекусив и одевшись, в скором времени я был уже на улице. А около 16:00, в соответствии с планом, спускался по недавно отремонтированным ступенькам подмосковной платформы «Луговая». Я любил это местечко. Вроде вот она Москва, рядышком, а полчаса пути и уже другая стихия: и флора тебе, и фауна, и дома стоят частные с заборчиками, правда многие дома не такие простые и открытые, как где-нибудь в настоящей русской глубинке, но видимо и люди здесь тоже живут, непростые от того и дома такие и заборы. А какое прекрасное поле: в ширину километр и в длину километр — раздолье. Зимой здесь лыжники сжигают калории, ковыляя по лыжне, а заимевшие снегоходы, довольные прожигатели жизни, бензина, масла и других расходных материалов, гоняют на невиданной скорости по этим прекрасным заснеженным просторам. А летом по дорожкам, окруженным буйной молодой порослью, прогуливаются многочисленные, неспешные дачники с детьми, собаками, тещами и прочими родственниками. Земли здесь засевают какими-то полезными растениями. И вообще, поле это экспериментальное и является одним из нескольких, где ученые воплощают в жизнь свои смелые замыслы.
Оказывается на Луговой в начале прошлого столетия ещё при царе, человеком с простой русской фамилией Вильямс было основано показательное луговое хозяйство, позже превратившееся в научно-исследовательский институт кормов. Вот что интересно, нам в голову, планомерно, некоторые общественные и политические деятели, усиленно вбивали и вбивают комплекс неполноценности. Что мы мол, сами люди никчемные и сейчас и раньше, и не нужны никому и все боятся нас вместе с нашей необъятной и вместе с тем ужасной страной. Что все что мы делали и делаем, никому не нужно и настоящими людьми мы станем, если откажемся от прошлого и оцивилизируемся, под контролем желательно какой-нибудь развитой либеральной державы, где все хорошо и где на государством уровне, как приоритет, защищаются права, почему-то в основном секс меньшинств, которые в скором времени, при такой поддержке станут секс большинствами. Так вот, отец этого Вильямса, наплевав на светлое будущее Америки и на её скорый прорыв в демократии, все бросил и преодолев целый Атлантический океан, пожаловал сюда, как говорил поэт (тоже кстати не местный, с шотландским прошлым, его предки носили фамилию Лермонт) в «немытую Россию». Приехал, прижился, освоился и вот уже сын его, решил новой Родине отдать всю свою жизнь и надо сказать добился немалых успехов в этом направлении: он похоронен на территории «тимирязевки» а институт в Луговой носит его имя.
Но больше всего это место мне нравилось не славным прошлым, а немного мистическим, для меня лично, настоящим. Начнем, как говорят военные, с дислокации: на юге и востоке поле ограничивалось рекой с певучим именем, впрочем, имеющим загадочный подтекст - Раздериха. Причем на юге Раздериха - небольшой ручеек, а повернув на 90 градусов и огибая поле уже с востока, широкий вытянутый пруд. За рекой лес. И довольно серьезный, можно даже заблудится, но думаю, что, шум цивилизации, даст о себе знать приунывшему путнику, сбившемуся с курса, и выведет его, где кислорода поменьше, а привычного СО2 в достатке, не бескрайняя Сибирь, все таки. С запада поле рассекает железная дорога, а на севере оно ограничено разбитой дорогой и поселком. Вы, наверно тут же скажите : «Ну и что здесь мистического?» А вот что: с восточной стороны, на краю поля стоят 2 высоких архитектурных сооружения непривычной полусферической формы. Они, сразу бросаются в глаза, если ты идешь со станции, не переходя пути. Лично для меня, это будто бы творение ненадолго спустившихся на землю пришельцев из космоса или наоборот — творения группы астрономов с хорошим финансированием для наблюдения за этими самыми пришельцами. Их происхождение и самое главное назначение, всегда оставалось загадкой, которую я, в силу их упомянутой выше мистичности, для сохранения интриги внутри моей души, не хотел разгадывать. Однако потом пришлось, но об этом чуть позже.
Итак, я направлялся к месту утреннего пикника, полный надежд о скорой встрече с пушистым беглецом. «Вот он ясень, так, что там у нас? Где мы там прячемся, какие у нас новости? Сейчас посмотрим!»: бубнил я про себя….К моему разочарованию, всё оставленное утром: и еда и вещи, лежали нетронутыми, целыми и невредимыми. Лишь только ветер немного передвинул тоненькие фланелевые перчатки. Странно, даже деревенские собаки или сороки с воронами не почувствовали запаха колбасы, хотя у некоторых птиц с обонянием не все хорошо. Одним словом план не сработал и Сэм, помотавшись, окрыленный свободой, не пришел в поисках хозяина на место, где произошло наше расставание. Нового плана схожего по гениальности с предыдущим на этот вечер не было и поэтому я решил просто обойти поле по периметру и произвести осмотр местности. Вдруг обнаружится что-то интересное? По твердому снегу идти было удобно, правда пользы мало: на таком никаких следов не обнаружишь. Край пруда окаймлял высохший камыш и я даже немного прошелся по льду, так как мне показалось, что что-то мелькнуло в глубине зарослей. Присмотревшись, в ту сторону, где почудилось какое-то движение я понял, что это игра воображения и никого там нет. Вообще-то, в прошлую «заснеженную» прогулку я петлял у этих камышей с Сэмкой и он очень ими интересовался, лисы они любят всякие кусты и заросли, прятки — любимая их игра, а в такой буйной растительности спрятаться можно так, что никакой комар и носа не подточит. Но сегодня его здесь точно не было. Для успокоения души я позвал Сэма несколько раз, но в ответ услышал только, невесть откуда взявшееся собственное эхо.
Между тем, как-то — незаметно я дошел до башен «близнецов». С одной стороны хотелось подойти к ним и заглянуть внутрь, но инстинкт самосохранения монотонно твердил на ухо: « Прочь отсюда, тебе приключений, что ли в жизни мало?!». И действительно, кто его знает, что там внутри, может проходит слет юных сатанистов и они, встав в виде пентаграммы вокруг перевернутого креста ищут жертву, которую необходимо принести в соответствии со своими традициями...а тут захожу я: «Здрасте, вы тут лису не видели?». Одним словом, башни я обошел в тот раз, стороной, кстати из космоса они похожи на две женские груди идеальной круглой формы. Не верите? Посмотрите на картах Яндекса или Гугла, кому как нравится. Правда непонятно, зачем они здесь одни, без тела...но тело может дорисовать фантазия, если она у вас, конечно богатая.
Дойдя до южной границы поля и повернув направо я заметил, что берег реки здесь более крутой и поросший деревьями, неплохое место, чтобы спрятаться, но никаких следов пребывания кого-либо я и там не обнаружил. Но для успокоения прокричал несколько раз : «Сэма, иди сюда, мой хороший!»: никакой реакции, как сквозь землю провалился. Получалось, что видимых или невидимых знаков, толкнувших бы меня на дальнейшие действия, высшие силы мне в тот день больше не подкидывали. Темнело и становилось понятно, что прорыва в поисках моего питомца в этот вечер ожидать не стоит. Тогда я повернул на проложенную автомобилями ( здесь ездили и на них, видимо в целях осмотра достопримечательностей ) дорогу и направился к станции, раздумывая, над планом завтрашних действий. Но вспомнив мудрую поговорку: «Утро вечера мудренее», разработку плана, в соответствии с поговоркой, решил перенести на завтрашнее утро, а сейчас просто наслаждался одиночеством, тишиной, красотой уходящего в темноту пространства, уютным дымком над крышами домов поселка и засыпающими полусферическими близняшками. С этой стороны я их ещё ни разу не созерцал, и в этом ракурсе, на фоне чернеющего небосвода они помрачнев, казались ещё более загадочными и таинственными.