Витрина
Журналов

Вау - Норвегия! №1

Комментарии
2

категория журнала | Жизнь

На север, на север, на север!

Full

На Лофотенах – ах! – и в неопреновых штанах!

Почему же в неопреновых штанах, спросите вы – а не просто в «оочень классных», как поется в архицитируемой песне? Сейчас поясню, хотя бывалые туристы итак уже догадались. Нет, нет, товарищи дайверы, это обращение не к вам: мы не покоряли подводный мир, хотя вам на Лофотенах, безусловно, тоже найдется, чем заняться. Мы же сплавлялись по Норвежскому морю на каяках, и это была чудесная возможность увидеть воочию совсем рядом дельфинов, морских котиков и массу сортов рыбы. А ещё слагать легенды о палтусе, ловить треску на норвежское мотовило, состязаться в приготовлении чернично-брусничных десертов, наблюдать первое в году северное сияние и ощутить себя персонажем картин Рериха – пусть и рисовал он воздушной темперой вовсе не Норвегию, но ассоциации столь прочны, что не вызывают сомнений – когда скользишь по воде, струящейся, словно шелк, и растворяешься в горизонте, где Норвежское море на фоне сумерек переходит в Атлантический океан.

Full
Description

Лофотенские острова ну никак не описать одним словом – это Норвегия, но другая, незнакомая  – островная, морская, соленая, вечно колеблющаяся в безумном круговороте отливов и приливов, по законам которых она живет. Она кажется ещё более сказочной и зыбкой, чем континентальная Норвегия на юге. Мы разбивали стоянки на островах, омываемых ледяными водами Норвежского моря и усыпанных белым песком, напоминающим песок где-нибудь на Мальдивах или Гаити. Однако бегать по нему босиком не получалось – в ноги тут же впивались иглы выброшенных на берег морских ежей. Оказавшись за Полярным кругом, мы не сразу заметили, что темнота почти не опускалась на землю. В первые дни, когда мы сонно разбредались по палаткам только к 4м часам утра, успев пропеть известную часть репертуара, на котором все мы росли, бывало ещё светло. Иногда мы провожали луну, садящуюся в море, и казалось, что тут же из той точки должно подняться солнце, потому что не было границы между ночью и утром, но до восхода второго светила оставалась ещё пара часов.