Витрина
Журналов

Ты женщина и значит, ты права. №1

Комментарии
2

На свидание к собственному мужу шла совершенно свободная женщина.

 Я вдруг увидела,что на меня обращают внимание мужчины. Это поднимало самооценку и…грудь вперед,живот подтянут, ножки на шпильках: успокоительное действовало безотказно.

Ну, конечно, я опоздала, как и положено девушке, которая спешит на свидание. Мой Штирлиц уже ждал меня за столиком. Ха, когда я подсела к нему, он как-то недоуменно на меня взглянул (о, не узнал), замешкался, покраснел, начал передвигать чашку. (Первый артиллерийский залп попал в точку!)

Помолчали.

Первый вопрос, который он мне задал, почему я сменила замок в двери. Я недоуменно на него глянула (значит, приходил..): а ты еще не все вывез?

--Значит так: если решаем, то решаем, а так, мне некогда. (Лучшая оборона – это нападение).

--Мы будем разводиться. (И смотрит, какое это произвело впечатление).

--Я уже подала на развод. (Девочки, главное – успеть сделать все вовремя). Вы видели недовольное лицо Шрека? Вот таким стал мой Штирлиц, при том, что всегда считался красавцем.

Отступать было некуда, тем более я увидела неподдельный интерес с его стороны к моей персоне. Я понимала, что это интерес от мачо (кто не знает в переводе «мачо» -это самец).

Но моя обида лежала кругом: в груди, на сердце, в сумочке, на кончике шпильки. И я, не давая ему даже коротко отступить от нашей темы, пошла в наступление.

Первое– вопрос с квартирой. 

Он озвучивает решение: квартира остается нам с дочерью, но за это я не подаю на него на алименты. (Опаньки, как меня устраивает такой вариант!). 

С моей стороны было условие: выписывается сегодня-завтра (куй железо, пока горячо).

К этому прилагается половина суммы, которую мы собирали на машину. (Это были откупные, но хоть и не очень большая сумма, но для меня это было справедливо).

Я тут же потребовала перевода денег на свою карточку. (Извините, но в тот момент я была жутко меркантильной.

 А потом, я решила стать супер леди, а она обязательно должна быть стервой).

Основные вопросы были решены, я собралась уходить, но краешком глаза видела, что ему не очень хотелось, чтобы я уходила и, он сделал то, что совсем не нужно было делать.

 Он задал вопрос, не хочу ли я узнать, кто та женщина, к которой он уходит от меня. Я встала, наклонилась над ним и, глядя ему в глаза, сказала: «Нет, мне это совсем не интересно. Спасибо, что ты от меня ушел и дай Бог здоровья твоей пассии».

Конечно, я хотела узнать, кто она такая, но не хотела себя унижать. Всему свое время. 

Домой я пришла обессиленная. Встала под душ и поревела от души. Что интересно, я вдруг открыла в себе какую-то стойкость. Боль отпускала, уходила маленькими капельками, но уходила, я совсем по другому стала оценивать себя,других. Нет неразрешимых ситуаций, есть «неразрешимые» люди.

Я опять села с блокнотом и набросала основные проблемы и пути их решения. Сегодня я окончательно избавилась от розовых очков. Я была ответственна не только за себя, но и за свою дочь. А это обязывало ко многому.