Витрина
Журналов

Шрам №5

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Глава 4

Глава 4

Бренд: Шрам

Автор: Август

Дата издания: 06.02.2017

Глава 4

Проснулся я рано и сколько не пытался уснуть снова, мне этого сделать так и не удалось. Короткий сон не принес ни бодрости ни успокоения. Вчерашний день представлялся не реальным. Я записался в охотники? Эта мысль казалась дикой и невероятной. Но все же это была правда. Я старался отогнать появившиеся у меня мысли о том, что еще не поздно отказаться, или попросту не приходить на встречу. Собственная гордость и желание изменить свою жизнь оказались сильнее страхов мира за стенами Филина и его опасностей.  

Весь день до вечера я провел, не покидая дома. Я вспоминал все то, что рассказывала мне Джулия о прошлом, о предках и о созданиях, живущих за пределами нашего города. Эти существа прежде звались «легионерами» и были созданы нами же, людьми. Джулия говорила, что все случилось из-за войны. Очень крупной войны. Предки называли ее третьей мировой войной. Мне ничего не было известно о первых двух, но видимо эта стала самой жестокой и страшной из них. В ходе той войны было применено сильнейшее оружие их времени - ядерное оружие. Последствия оказались ужасны. Около двадцати, если не более, процентов поверхности суши превратилось в выжженную пустыню, мертвую зону, где не осталось ничего живого. Война закончилась и государства предков приняли всеобщее решение поставить жесточайший запрет на использовать данного вооружения.Но войны, конечно, не прекратились на этом, и не наступил вечный мир. «Война живет, пока живет человечество» – так говорила мне Джулия. На смену одному оружию приходит другое, так уж устроены люди. Нет ничего более изощренного, чем наши способы убийства друг друга, наши методы ведения войны и оружие, дающее нам превосходство над другими. Только война двигает прогресс вперед, только кровью и смертью мы достигаем перемен в мире. И как бы не развивалось человечество, принцип войны не изменится никогда.

Государства искали новое оружие, не уступающее по мощи ядерному, а может даже и превосходящие его. Эти поиски завели наших предков в дебри генетики. Мы стали играть с самой жизнью, стремясь обратить ее против своих врагов. И на свет появились легионеры. Так началась новая эпоха, которую наши историки нарекли эпохой генетических войн. На смену солдатам пришли чудовища выращенные в лабораториях специально для войны и уничтожения. Это была новая, устрашающая сила и мощь, с потенциалом невиданным ранее. Для каждой определенной ситуации можно было всего за несколько месяцев вырастить новую породу существ, наделенную особыми возможностями и бросить их в бой не страшась потерь. Оставался лишь вопрос: как управлять этими существами, как направлять их в нужную сторону и как подчинять себе? Наделять их разумом было опасно, воспитывать и дрессировать как собак слишком долго. И после нескольких лет проб и ошибок человечество нашло самый оптимальный вариант решения проблемы. Появились заклинатели. Заклинателями становились люди, которых с ранних лет воспитывали и изменяли, специально для управления войсками чудовищ. Для данной программы отбирались дети с высокими показателями интеллекта, и в военных лабораториях их превращали в оружие невероятной силы. Путем многолетних операций в их мозг вживлялись специальные чипы контроля - жестокая процедура, которую не переживали более половины отобранных детей. Но те, чей организм все же справлялся с подобными испытаниями, получали возможность контролировать войска легионеров, на подобии матки муравьев контролирующей свой улей. Заклинатели были связаны со своими подчиненным и по средствам мозговых импульсов могли отдавать приказы солдатам, становясь их разумом. В таком войске не могло быть дезертиров или изменников. Обученные тактике и стратегическому мышлению, заклинатели стали главнокомандующими армий нового поколения, которые, не покидая центра управления, вели легионеров в бой, и те сходились вновь и вновь в жестоких сражениях. Заклинатели были изолированы от общества, и даже людьми их назвать уже было сложно. Считалось, что они лишены чувств и эмоций, что они подобны машинам, и могут только воевать. Но данное утверждение оказалось ошибочным.

Наше оружие в итоге обернулось против нас самих. Пришел день, и один из заклинателей отказался подчиняться системе. Он выступил против своих. А после, объявил войну всему миру, в безумном желании изменить его. Его гнев был велик, а талант лидера помог привлечь на свою сторону других влиятельных людей - ученых, военных и даже прочих заклинателей. Он поднял восстание, которое сожгло старый мир дотла. Этого человека звали Виктор Риес и ныне каждый в Филине знает его имя. Нас учат ненавидеть его, считать злом, но Джулия утверждала, что его появление было неизбежно. Она говорила, что в ходе человеческой истории, всегда появлялись лидеры, желающие подчинить себе мир, перестроить его так, как хочется им. Это были гении и безумцы, во имя которых погибали десятки тысяч людей. Риес стал одним из них. Великий лидер, гениальный тактик, он смог сокрушить всех, кто противился его воле.

Неизвестно, что именно произошло в конце. Кто-то считает, что Риес потерял контроль, другие предполагают, что все случило точно по его плану. Земля наводнилась монстрами, сметающими все на своем пути. Эти существа были рождены лишь с одной единственной целью -уничтожать людей. В лабораториях Риеса были выращены новые породы легионеров. Их освободили от подчинения, им дали возможность репродукции, что позволяло с огромной скоростью пополнять свои ряды новыми особями.

Мир предков рухнул. Те, кто выжил,бежали из городов, и наступили годы хаоса. Риес же исчез и по ныне никто не знает, что именно с ним произошло. Хотя, пожалуй, в то время, людям просто не было нужды это выяснять.

Годы хаоса длились более полувека. Точные даты нам неизвестны, и нынешнее летоисчисление, ведущиеся от дня крушения цивилизации предков, может ошибаться на десять, двадцать, а то и пятьдесят лет. Мы стояли на грани вымирания, день за днем ведя войну за свое существование. Нельзя сказать, что мы в ней победили, но мы выжили и это главное. Мы смогли приспособиться, построив города, изолированные от внешнего мира. Филин стал одним из первых таких городов, а сейчас мы поддерживаем связь с десятками похожих, разбросанных по разным концам света. Была создана общая сеть, налажен импорт и экспорт. Можно сказать, что мы начали медленное возвращение к прежнему обществу. По кусочкам собирая технологии предков, мы совершенствуем свои средства борьбы против мира снаружи, ставшего теперь нам враждебным.

Так и появилась профессия – охотник. Ведь кто-то же должен выходить за стены. Кто-то должен приносить сведения из внешнего мира. Кто-то должен бросать вызов легионерам и находить средства борьбы с ними. И, может однажды, именно охотники спасут наш мир и проложат путь к его возрождению. А вот теперь и я стал одним из них. Но вряд ли из меня когда-нибудь получится герой, спасающий мир и сражающийся с полчищами чудовищ. Казалось эта жизнь не для меня и после первого же дела я уйду от них, или меня вышвырнут, если конечно вернусь домой живым. Я был уверен, что так оно и будет, что мне не стать настоящим охотником. Наверное, я просто не верил в себя. Возможно, Джулия поселила во мне эту неуверенность, а может я просто ищу виновника собственной слабости. В любом случае, я начинал верить, что Джулия была права, я создан для обычной жизни, а не для великих и героических дел. Но мысль об этом приводила меня в ярость. И эти два противоречия сражались в моей голове, не давая мне ни минуты покоя.

В семь часов вечера я стоял у дверей бара «Кожа да кости». Ни страхи, ни сомнения не исчезли из моей головы. Но я хотел доказать себе и Джулии, пусть возможно она никогда и не узнает об этом, что я способен на большее. И это желание вело меня вперед, само распахивая двери на моем пути.

Джим уже был в баре. Он сидел за тем же столиком, что и в прошлый раз, только теперь он был там один.

- Клайд – улыбнулся он с характерным ему дружелюбием, завидев меня еще на подходе.

Мы обменялись рукопожатиями.

- А я боялся, что ты не придешь.

- Ну, ведь мы же договорились – сказал яс легким укором в голосе, хотя про себя вспомнил недавние мысли на эту тему иощутил укол стыда.

- Ты не обижайся - Джим хлопнул меня поплечу – Но просто человека сложно разглядеть сразу. Кто-то на виду, а кто-тотемная лошадка. Слова и действия таких людей частенько расходятся.

- Понимаю – кивнул я.

- Но зато, Стив проиграл меня полтинник-  Джим снова широко улыбнулся – Так что могу угостить тебя пивом. Присядешь?

- Сегодня не хочу. Спасибо.

- Ну, тогда к делу. Иди за мной.

Джим повел меня в сторону неприметной двери, расположенной за барной стойкой. Я шел за ним и думал, каков на самом деле этот человек. Он дружелюбен, много улыбается, шутит, открыт в общении, но все это лишь на первый взгляд. Каков на самом деле Джим, которого все зовут Змеем? Стоит ли доверять ему? Скрывается ли нечто иное под маской улыбок и веселья? Мне с трудом верилось, что человек с подобной профессией может быть так лучезарен. Его брат, тот выглядел как бывалый, грубый и жесткий боец. Но Джим казался другим. Простым. Слишком простым, для охотников. Хотя, что я могу знать об охотниках, если увидел их впервые меньше суток назад. А может у него просто не было выбора? Может он, как и я, не создан для этого дела? Но, по его собственным словам можно было сделать вывод, что Джим доволен и даже горд тем, что он охотник. С другой стороны, как знать, не лож ли это? Могу ли я быть откровенен с этим парнем, или стоит поостеречься и не верить добродушному настрою?

Я так и не успел прийти к какому-либо определенному решению на этот счет, когда Джим остановился возле большой, металлической двери, и приложив свою ладонь к сканеру, расположенному справа от нее.

- Добро пожаловать в логово грешников –произнес он громко и величественно.

Раздалось еле-слышное гудение и массивная дверь с металлическим скрежетом начала медленно отодвигаться в сторону, уходя в стену и открывая взгляду просторное помещение, залитое синеватым светом тянущихся по потолку галогенных ламп.

Джим сделал несколько шагов за дверь и, разведя руки в стороны, повернулся ко мне.

- Заходи и чувствуй себя как дома – он весь сиял от радости, причина которой была мне не ясна.

Я шагнул в помещение и огляделся. Со всех сторон меня окружала разнообразная аппаратура, назначение многих агрегатов из которой было мне совершенно неизвестно. Мониторы и гало-проекторы, разбросанные по разным концам помещения, тянули друг к другу черные щупальца проводов и кабелей, от чего создавалось ощущение, что я попал в жилище некого техногенного паука, обвившего всю комнату своими сетями. На первый взгляд тут творился невероятный беспорядок, и даже хаос, разобрать, что есть что, в котором не представлялось возможным. Но стоило приглядеться повнимательнее, и становилось ясно, что во всем этом электронном безумии присутствует своя система, и знающий ее человек сможет без труда найти то, что ему нужно. Не требовалось много времени, чтобы понять, что сложившееся мнение о нагромождении аппаратуры лишь иллюзия и каждый прибор, каждый проектор в этой комнате служит своей определенной цели и по-своему исключителен и незаменим.

В центре помещения располагался массивный прямоугольный стол, напоминающий металлический ящик, с  гладкой, зеркальной поверхностью. Его назначение мне было хорошо известно. Этот стол представлял из себя универсальный голографический проектор карт, способный рассчитывать огромные масштабы местности в трехмерном варианте, делать прогнозы сейсмической активности и погодных условий заданной местности, с мельчайшей детализацией показывать перемещение живых объектов в реальном времени в той зоне, где установлены специальные датчики, и еще очень много всего, о чем я не имел понятия. Похоже, что охотники и правда получают солидные деньги за свою работу, раз способны позволить себе подобное оборудование.

- Впечатляет – сообщил я, взглянув на Джима, который явно ожидал моей реакции.

По его лицу я определил, что моим заявлением он остался доволен и продолжил свою экскурсию.

- Туда – указал Джим на одну из трех неприметных дверей, ведущих из помещения – наша лаборатория и, по совместительству, медпункт. Но, кроме Хирурга, туда мало кто заходит.

- В ту сторону – Джим указал наследующую дверь – Наш арсенал. Если станешь членом команды, тебя занесут в базу данных, и ты получишь туда допуск. Не думаю, что сейчас имеет смысл показывать тебе наше вооружение. На это у нас завтра будет достаточно времени.

- А вот туда – он подошел к последней двери – мы с тобой сейчас и отправимся. Это наш гараж.

Я последовал за Джимом к указанной двери, с нетерпением ребенка, которого родители вели в магазин игрушек. «Если у них такое оборудование здесь, то что же за металлические монстры стоят в гараже?» - спрашивал я себя. Совершенно позабыв о своем страхе и сомнениях, еще недавно разрывающих разум на части, я следовал за Джимом в его мир, погружаясь туда с головой, и ожидая чудес, которые заставят меня удивляться.

Мы прошли по плохо освещенному коридору и скоро оказались в покрытом кромешным мраком помещении. Здесь пахло сыростью и машинным маслом.

- Подожди минутку – сказал Джим отходя куда-то в темноту – сейчас будет свет.

Я слышал, как удаляются его шаги, и старался определить по ним размеры помещения. Мне показалось оно не слишком большим. Секунд через десять, яркий свет ударил по глазам, заставив зажмуриться. 

Когда я вновь обрел способность видеть, моему взору открылся длинный гараж, объем которого оказался куда больше моих представлений. В нем располагалось четыре машины, стоящие вряд бок о бок друг с другом. Первым ко мне стоял огромный тягач без прицепа. Обшитый серой, не покрашенной броней, на которой местами виднелись следы глубоких царапин и коррозии, он напоминал металлическую коробку на четырех парах массивных колес.

- Этим мы пользуемся редко – сказал Джим подходя – он для дальних перевозок, и стоит без работы уже полгода, наверное. Самое интересное дальше.

Я двинулся вслед за Джимом в глубь помещения.

Прямо за тягачом стоял массивный внедорожник. Его вид, пожалуй, мог бы испугать неподготовленного человека. Шестиколесный монстр был так же полностью бронирован и выкрашен в серо-зеленый цвет. На всех четырех дверях, и на капоте спереди, светоотражающей краской были намалеваны кресты. Массивный бампер выступал вперед и был увенчан острыми шипами, на которых я заметил уже засохшие брызги и потеки жидкости красного цвета, совсем не походящей на краску. Окна обзора располагались только спереди, и стекла в них заменяла мелкая бронированная решетка. Задняя часть кузова была глухо закрыта, но я заметил небольшие выемки, явно являющиеся отрывающимися изнутри амбразурами. На крыше внедорожника была установлена невероятных размеров длинная пушка, огромный калибр которой, на мой неопытный взгляд, мог, наверное, превратить в пыль то заведение, где мы сейчас находились. Зрелище было пугающим, но не столь впечатляющим как я ожидал. Никаких чудес техники. Обычный грузовик, переоборудованный под боевую машину, и ничего более.

Следом за внедорожником стоял вполне типичного вида автомобиль, на котором перемещаются жители Филина. Внешне я заметил несколько модификаций: пружинные амортизаторы заменили пневматическими, а к двигателю был подсоединен дополнительный бак, в который заливалось горючее вещество, что позволяло машине выжать вдвое больше своей скорости в рывке. Этакое совмещение допотопной технологии двигателя внутреннего сгорания и более новой, надежной, безопасной, но значительно уступающей по скорости технологии электродвигателя. Проблема была только в том, что заправлять такие двигатели дело не дешевое. Литр бензина – полугодовая зарплата рабочего заводской зоны, но, как я понял, у охотников деньги водились. Все эти нехитрые дополнения стояли и на моей гоночной машине, и, пожалуй, я смог бы прилепить еще десяток улучшений, которыми здесь и не пахло.

Последний автомобиль был накрыт брезентом.

- На этом – Джим хлопнул ладонью по капоту внедорожника – мы завтра и поедем.

В его голосе звучали нотки гордости.

- Наша основная лошадка. Пойдем, заглянешь внутрь?

Я кивнул и двинулся к машине. Джим открыл мне дверь водительского сидения.

Оказавшись внутри, я понял, что поспешил с выводами. Широкая приборная панель была напичкана электроникой и напоминала больше рубку самолета, чем кабину автомобиля. Одно из двух пассажирских сидений спереди было снято, и вместо него вмонтированы какие-то агрегаты, назначение которых мне оставалось неясным. Заднюю часть салона отделяла металлическая перегородка, в которой виднелось небольшое окошко, созданное скорее для тех, кто внутри, чем для водителя.

Джим сел по соседству и я не удержался от вопроса:

- Что все это? Для чего?

- Не пугайся – улыбнулся он – В первое время от тебя будет требоваться только вождение, а остальное оставь мне. Тут пульт управления выдвижными турелями, камеры разведывательных дронов и еще много много всего, чем тебе пока не нужно забивать голову. Ну а уж если останешься, тогда и начнешь потихоньку разбираться со всей этой электроникой. Ничего сложного, поверь мне.

Я кивнул и все же не мог отвести взгляда от многочисленных кнопочек, переключателей, мониторов и встроенных проекторов.

- Заводи – радостно крикнул Джим.

- Что? – удивился я.

- Ну, ты ведь, наверное, хочешь прокатиться? И думаю, что стоит опробовать технику, до того как выйдем за стену.

Я быстро нашарил кнопку включения зажигания (благо она располагалась на том же месте, где должна была) и надавил на нее. Двигатель тут же загудел, и вся аппаратура замигала разноцветными лампочками, засветились мониторы, и кабина автомобиля разом превратилась в хаос.

Джим что-то набрал на одном из пультов и женский механический голос произнес:

- Приветствую, водитель. Доступ к управлению разрешен.  

Вот уж точно пришло мне время удивляться. Чтобы у кого-то в Филине стояла аппаратура по блокировке машины! Хотя конечно обычным горожанам она попросту не требовалась, кражи были бессмысленным и ненужным занятием.

Джим набрал еще какую-то комбинацию клавиш и тот же голос сообщил:

- Открываются ворота гаража.

Позади машины послышался лязг, и в монитор заднего обзора, располагавшийся по центру кабины, я увидел, как расходятся в сторону массивные металлические створки дверей гаража.

- Гараж открыт – сказал механический голос через несколько секунд.

Я осторожно вывел автомобиль на дорогу, и повел его вперед. Управление оказался знакомым и вполне привычным. Хотя я раньше и не водил машины такого размера, я быстро и легко освоился, а масса свободного пространства, коего лишены городские автомобили, меня только радовала. Машина оказалась хорошо отлажена и находилась чуть ли не в идеальном состоянии. Несмотря на свой неуклюжий внешний вид, внедорожник шел легко, быстро набирал скорость и отлично входил в повороты. 

- Так что за дело нам завтра предстоит?– спросил я, ведя машину по городу.

- Ничего опасного – безразлично ответил Джим.

Он курил, откинув боковую решетку, и явно наслаждаясь поездкой.

- И все же? – настаивал я.

- Пусть это будет для тебя сюрпризом –он лукаво улыбнулся.

- А разве вам не нужно проинструктировать и подготовить меня перед выходом за стену?

- Дело простое и не требует от тебя ничего кроме управления машиной. Ну а если наткнемся на кого, то там уж никакой инструктаж не поможет. Ты главное делай все как скажут и никаких импровизаций.

Я не стал более расспрашивать Джима и погрузился в собственные мысли. Вновь подступил страх перед завтрашним днем.Оказавшись в родной для меня стихии, я совсем позабыл о том, что на этом самом автомобиле мне в скорости предстоит поездка за стену, из которой можно и не вернуться живым. Я постарался отогнать от себя эти мысли и вновь сосредоточиться на том, что люблю и умею делать. Но это оказалось не так-то просто. Почувствовав брешь в моем сознании, страх ринулся в нее, отдаваясь легкой дрожью в конечностях и заставляя сердце биться быстрее.

Сделав несколько кругов по городу, мы вернулись на прежнее место, и я аккуратно завел автомобиль в гараж.

- Ну как тебе? – спросил Джим, когда за нами закрылись створки.

- Да я бы на ней и гонку выиграл.

Он рассмеялся, и я ощутил в этом смехе одобрение и удовлетворение.

Мы покинули автомобиль, и я не смог не потешить свое любопытство.

- А что там? – я указал на неизвестный объект, накрытый брезентом.

- Пойдем, покажу.

Джим проводил меня в ту сторону, и приподнял одну часть полотна. Моему взгляду открылся ржавый, полу-разобранный кузов, в очертаниях которого я узнал те самые обтекаемые, стремительные формы, что так манили с плакатов отца.

Я не верил своим глазам. Это был автомобиль предков.

- Мой брат купил ее еще в молодости. Бешеные деньги выложил какому-то торговцу в Горизонте.

- Это же… - я подошел и коснулся холодного металла, словно не веря в его реальность, и ожидая, что он исчезнет, раствориться в воздухе подобно видению.

- По твоим глазам вижу, ты знаешь, что это такое – сказал Джим.

Я кивнул, не в силах оторвать взгляда от автомобиля. Я видел перед собой ожившую детскую мечту. Она стояла тут, в тени гаража, словно никому не нужная, накрытая брезентом и забытая, но она была, существовала, и я мог к ней прикоснуться.

- Она не на ходу. Брат искал хорошего механика, чтобы привести ее в порядочный вид. Но они заломили нереальную цену. Ну а потом как-то забылось. И вот теперь стоит, пылится.

- Я бы занялся ей бесплатно. Но потребуется очень много времени и вложений.

- Ну, это тебе лучше с братом обсудить. Если он тебя к нам примет, то может тебе и выдастся такой шанс.

Я неохотно убрал руку, и Джим вновь накрыл мою мечту брезентом. Покидая гараж, я все еще находился под впечатлением от увиденного. Кто бы мог подумать, что я найду эту красотку в таком месте? Теперь никакой страх не помешает мне стать одним из Грешников. Конечно, эти мысли были навеяны открывшимся мне чудом, но все же в тот момент я был уверен, что, во чтобы то ни стало, займусь этой машиной. Пусть она будет не моей, все равно. Я не мог представить себе, что бы сказал отец, увидь он подобное. Нахлынула череда воспоминаний. Картинки в мастерской отца, которые и он, и я могли разглядывать часами. Его слова о том, что это настоящие произведения искусства.

Мои раздумья прервал голос Джима:

- Ну, вот и все, в общем. Экскурсия закончена.

Мы снова стояли в помещении, которое Джим назвал логовом Грешников.

В следующую секунду из двери, что вела в лабораторию, появился Хирург. Он прошел мимо нас так, словно и не заметил вовсе, даже никак не отреагировав на приветственный кивок Джима.

- Я ему не очень нравлюсь? – спросил я, когда высокая фигура скрылась за дверью, ведущей к бару.

- Нет – отмахнулся Джим – Он со всеми так общается. Весьма немногословен. Но если уж скажет чего, то по существу, будь уверен. Они с моим братом вместе организовали Грешников, а до того вместе были в Койотах. Проще говоря, они самые старые члены команды.

- А Стив?

Джим усмехнулся:

- Не обращай на него особо внимания. Стив сам еще малец. Они с Крисом вместе пришли к нам, около года назад. До того вместе служили в охране. Так что сам понимаешь, как тяжело ему переживать гибель друга. А тут ты, который еще неопытней него самого, претендуешь на место Криса. Стив заносчивый, но в принципе неплохой парень. Проявишь себя, и он тебя зауважает, вот увидишь.

Я кивнул, а про себя подумал, что проявить себя, значение весьма абстрактное, и может оказаться, что в худшую сторону эти проявления будут выказываться куда более активно. Я совершенно не представлял, как поведу себя в экстремальной ситуации, и потому боялся самого себя, боялся собственной трусости, которая может нахлынуть и разом смести всю гордость и здравый смысл.

Джим предложил немного выпить в баре, мотивируя это тем, что алкоголь помогает набраться храбрости перед вылазкой за стену, но я отказался. В первую очередь потому, что не хотел пересекаться ни с кем из Грешников, а все они в полном составе снова расположились в баре за тем же столиком что и вчера. Я чувствовал, что буду чужим среди них, и не хотел ловить на себе презрительный взгляд Стива. Была и другая причина. -я ощутил усталость, и надеялся, что она поможет мне выспаться этой ночью. 

- Приходи завтра в семь утра – сказал напоследок Джим – Проходи сразу в логово, тебя пропустят. И постарайся не опаздывать, брат чертовски педантичен в этих вопросах.

 Кивнув, я попрощался с Джимом, и направился домой, вновь погруженный в невеселые мысли. Даже нахлынувший энтузиазм от увиденной мною мечты, таящейся в углу гаража Грешников, и словно ожидавшей меня там, куда-то испарился и его место снова заняли неуверенность и страх, с присутствием которых мне оставалось лишь смириться.