Витрина
Журналов

Шрам №4

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Глава 3

Глава 3

Бренд: Шрам

Автор: Август

Дата издания: 31.01.2017

Глава 3

 Ночами я не мог уснуть и ворочался до самого утра. То, засыпая, то пробуждаясь, находясь где-то межу сном и реальностью. И поскольку ночной сон стал теперь для меня редким благом, я взял привычку выходить из дома когда не спиться, и гулять по городу,просто идти куда глаза глядят. Кажется, во время этих ночных гуляний я обошел весь Филин, побывал в местах, где никогда не появлялся прежде. Но полностью погруженный в себя, я не замечал ничего и никого вокруг. 

 В одну из таких ночей ноги привели меня прямо к дверям бара, над которыми попеременно зеленым, синим и красным цветами мигала надпись – «Кожа да кости». Над надписью была установлена дешевая голограммная картинка, изображающая карикатурного скелета, неустанно повторяющего несколько однообразных движений, имитирующих танец. Странное название заведения не особо меня заинтересовало, но желание пропустить стаканчик чего-нибудь горячительного повлекло зайти внутрь. И поддавшись этому желанию, я распахнул двери и оказался в темном помещении с низким потолком, пропахшем табаком и дешевым алкоголем. В зале был слышен легкий гомон, а из колонок расположенных под потолком, доносилась спокойная, гитарная мелодия. Справа и с лева по залу в хаотичном порядке были расставлены круглые деревянные столы, а прямо напротив входа находилась барная стойка, подсвеченная синими неоновыми лампами. Не став более осматриваться, я направился прямиком к ней.

 Упитанный, бородатый бармен, лет сорока на вид, завидел меня за несколько шагов до стойки, и я прочитал в его взгляде явное равнодушие к своей персоне. Хотя, пожалуй, в моих глазах он узрел все то же. - Виски – сказал я, подойдя – самого дешевого.

 Несколько секунд он стоял молча, изучая меня нахмуренным взором, затем быстро окинув глазами зал, он отвернулся в поисках бутылки. Я сел на высокий стул и обернулся, чтобы осмотреть помещение. Народу было не очень много. Справа, в дальнем конце зала, я заметил отдельные комнатки с диванами вместо стульев и прямоугольными, вытянутыми столами. Вход в эти комнаты можно было задернуть специальными ширмами из плотного, черного материала. Большинство пустовало и две были задернуты, а в одной из открытых комнат я заметил небольшую компанию, двое из которой проявляли ко мне явный интерес, о чем-то переговариваясь и кидая взгляды в мою сторону. Из-за тусклого освящения я не мог разглядеть их лиц, правда и желания рассматривать их у меня не было. С левой стороны помещения располагалась небольшая пустующая сцена, перед которой находился свободный от столиков участок, специально для любителей потанцевать. 

 Когда я вернул свой взгляд к стойке,передо мной уже стоял стакан, на четверть заполненный коричневато-желтой прозрачной жидкостью. 

- Две монеты – без каких либо эмоций в низком, хриплом голосе произнес бармен, и протянул мне плоский, прямоугольный предмет серого цвета. 

 Я положил ладонь на агрегат и тот дважды тускло сверкнул под моими пальцами, подтверждая денежный перевод. Я поднял руку и бармен, убрав считыватель обратно под стойку, отошел в сторону, облокотился о стену и, скрестив руки на груди, принял скучающий вид.  

 Несколько секунд я без интереса разглядывал стакан, в котором мне подали виски, затем резко поднял его и залил в себя горячительный напиток. Этот виски не просто так был самым дешевым. От благородного напитка предков в нем, пожалуй, присутствовало одно лишь название, а по вкусу же почти что чистый спирт. Меня это не удивило, так как натуральный напиток, как и большинство прочих продуктов, к нам доставляются откуда-то издалека, а посему цена у них заоблачная, и горожане среднего достатка, коих подавляющее большинство, могут позволить себе подобную роскошь лишь по особым дням.

 Поставив на стол стакан, я выдохнул и снова оглянулся на людей в дальнем конце зала. Они продолжали посматривать в мою сторону. Зная, как некоторые ночные посетители подобных заведений любят порой помахать кулаками, я решил, что, пожалуй, не стоит здесь задерживаться, но все же посчитал нужным пропустить еще стаканчик перед уходом. 

- Повтори – сказал я бармену, постучав пальцем по стакану. 

 Все с тем же механическим безразличием он нацедил в мой стакан еще виски, и после повторной процедуры оплаты, вернулся к своему безделью. А я, не став медлить, залил в горло содержимое стакана, и, дав себе несколько секунд отдышаться, поднялся с места. Но развернувшись к выходу, я заметил, что от того самого столика, за которым так мною интересовались, теперь к стойке движется человек. Он шел быстро, и в его решительности подойти именно ко мне сомнений не было. Однако я все же направился в сторону выхода, совершенно не желая наживать себе неприятности, в каком-то захолустном баре на окраине города. - Эй… постой – окликнул меня незнакомец, не успел я сделать и трех шагов от стойки.

Остановившись, я уже с большей внимательностью взглянул на шедшего в мою сторону человека. На вид он был немногим старше меня, если не ровесник. Среднего роста и явно в хорошей физической форме, этот парень выглядел весьма внушительно, и у меня появилось предположение, что он либо солдат из охраны города, либо борец из боевых клубов, коих было немало в Филине. Поняв, что без проблем я вряд ли покину заведение, я все же остался на месте, ожидая развития событий и решив действовать по обстоятельствам.

 Человек приблизился ко мне. Он был одет в черные штаны, и свободную, болотно-зеленого цвета рубашку, рукава которой были закатаны до локтей, обнажая татуировку на левой руке - змею обвившую его запястье. Лишь разглядев лицо незнакомца, я засомневался в его принадлежности к борцам. Уж слишком чистым и нетронутым он выглядел. Светло-русые волосы забраны в хвост, губы обрамляла ухоженная бородка, а в голубых глазах не читалось никакой агрессии. 

- Привет – кивнул он, подойдя – Я, кажется, тебя знаю. 

- Не думаю – ответил я с уверенностью. Я точно знал, что прежде не встречался с этим человеком, по крайней мере в такой ситуации, которую стоило бы запомнить. 

- Ты гонщик, верно?

 После этих слов я насторожился. Его лицо мне однозначно не было знакомо, однако он видимо и вправду меня знал. 

- Верно – кивнул я – Если ты говоришь о гонках в заводской зоне. 

- О них самых – он ухмыльнулся – Значит, не ошибся. Ты сделал нашего водилу в прошлом году.

 Я напрягся, подумав, что сейчас придется отвечать за одну из своих побед. Подобные ситуации уже случались прежде, когда обиженные своим поражением гонщики бросались на меня с кулаками, уверяя, что я жульничал и должен вернуть им деньги. Правда данная ситуация выглядела опаснее всех предыдущих. 

Видимо он заметил мою реакцию, так как сразу же выставил руки ладонями вперед и улыбнулся. 

- Никаких обид, парень. Это спорт, и только.

 Я не знал, что на это ответить, и просто кисло и, наверное, достаточно глупо улыбнулся в ответ, перебирая в голове всевозможные варианты развития сложившийся ситуации, и стараясь поскорее найти выход из нее, и распрощаться с незнакомцем, кем бы он ни был. 

- Меня зовут Джим – сказал он добродушно, протягивая мне руку – Кличут Змеем, так что можешь сам выбирать, что нравится. 

- Клайд – сухо ответил я, пожимая его руку. 

- Присядем – он кивнул в сторону ближайшего столика.

 Понимая, что это может не очень хорошо закончиться, я все же принял его приглашение, и сел за столик. 

- Два пива – сказал он бармену, и, взглянув на меня, добавил все с той же улыбкой на лице – я угощаю. 

 Он явно был из болтливых людей, каким нетрудно завязать общение с незнакомцами на улице. Вот только, что ему было нужно от меня? Я не знал, и надеялся, что он всего лишь хочет почесать языком и удовлетворить свое любопытство. Я был знаком с людьми, которым просто необходимо общение с кем бы то ни было, для них это как наркотик, особенно после пары-тройки кружек пива. В любом случае, обижать его отказом я не решился, не доверяя этому неожиданному дружелюбию. 

- Ты отлично гоняешь – сказал он сев напротив меня и облокотившись на спинку стула – Давно за рулем? 

- С детства – ответил я – отец учил. 

- Семейное дело – ухмыльнулся он – Это здорово. Так и зарабатываешь?  

- Нет. Я работаю там же, на заводе. 

- Аааа… - протянул Джим – Говорят, рабский труд. 

- Не так уж плохо, как говорят. Работа как работа. 

 Невесть откуда появившаяся официантка, не старше лет семнадцати на вид, поставила перед нами две кружки светлого пива на стол. 

- Спасибо Люси – подмигнул девушке Джим, и та, кивнув, с робкой улыбкой удалилась. 

- Крис был неплохим водилой – возвращая взгляд ко мне, сказал Джим – но ты его уделал как младенца. Он еще долго потом остыть не мог. Все хотел вернуться, взять реванш. Был уверен, что у тебя просто машина лучше. Но, я то там был и видел что все дело в мастерстве. 

- Почему ты говоришь о нем в прошедшем времени? – спросил я, стараясь увести разговор от своей персоны и той злополучной гонки, которую даже не помнил. 

- С ним приключилось несчастье – Джим отхлебнул из своей кружки – Недавно. Еще и месяца не прошло. 

- Печально – сказал я, и последовал его примеру, пригубив холодного пива. 

- Я заметил тебя сразу как ты вошел. Решил, что это просто удача, чтобы вот так вот среди ночи в наш бар забрел один из лучших гонщиков города. И это именно тогда, когда мы нуждаемся в водиле. Подумал, что это судьба, и решил подойти, спросить. 

- Что спросить? 

- Думал, вдруг ты захочешь заменить нам Криса – Джим лукаво улыбнулся и снова отпил из кружки – Правда, шансов маловато. Мне парни так и сказали, что это дохлая затея. Люди, как правило,сторонятся нашей профессии.

- И что же это за профессия такая?

Джим поставил свою кружку и, опершись локтями на стол, подался вперед.  

- Мы, друг мой, охотники – сообщил он с гордостью в голосе – Слышал о таких? 

 Конечно, я слышал об охотниках. Никогда их не встречал, но слышал. Охотниками мы называем тех, кто выходит из города и убивает всех тех смертоносных существ, что обитают снаружи и являются причиной нашей жизни за прочными стенами. Это профессия нашего времени существует потому, что мир сейчас нуждается в ней больше, чем в чем либо другом. Сорвиголовы, как о них говорят, люди не боящиеся встретиться лицом к лицу с тем смертоносным злом, что захватило мир, сразиться с ним и уничтожить. Они выполняют заказы городов и частных лиц. Они приносят образцы, они сопровождают перевозки из города в город, они устраивают рейды в города предков, и приносят оттуда информацию и ценные вещи. И все это сопряжено с риском большим во стократ, чем любая другая работа. Джим был слишком мягок, сказав, что их дела сторонятся. Люди уважают охотников и одновременно бояться их. Бытует мнение, что все они поголовно сумасшедшие, ведь человек в здравом уме никогда бы не решился на такую работу. Охотник, в воображении обычных жителей, выглядит огромным воином, сам подобный чудовищам с которыми дерется, с безумным взглядом и невероятным оружием в руках. И потому я не мог поверить в то, что этот человек, сидящий напротив меня, улыбающийся и спокойно пьющий пиво, является охотником, убийцей чудовищ, героем и безумцем в одном лице. 

- Охотники? – переспросил я, не веря своим ушам. 

- Да, именно так. По взгляду вижу, ты о нас слышал. 

- Слышал – кивнул я – Но... – я запнулся, передумав говорить ему о том, что он не слишком-то похож на охотника.

- Не веришь, да? – ухмыльнулся он – Ну что же, смотри.

 Джим задрал рукав рубашки на правой руке до плеча, и показал мне татуировку на предплечье. Рисунок изображал крест – символ религии, широко распространенной в старой цивилизации. Даже сейчас еще можно найти ее приверженцев, а в Филине есть две или три церкви данного течения, но прихожан с каждым новым поколением все меньше. Люди не только в Филине, но и во всем нынешнем мире, давно потеряли веру в богов, в науку, да и в самих себя, пожалуй, тоже. 

- Это наш символ. Мы зовем себя грешниками– Джим опустил рукав, и вновь облокотившись на спинку своего стула, взял со стола кружку пива. 

- Название брат придумал – сказал он, отхлебнув пива и вернув кружку на стол – Он наш основатель. Занимается этим уже лет двадцать, наверное. Я в команду пришел, как школу окончил, так что уже восьмой год в этом деле вместе с ним варюсь. И, знаешь, что тебе скажу – Джим снова улыбнулся – Про нас много врут. Не так уж все там и плохо, снаружи, как люди говорят. 

 Не знаю почему, но я поверил ему. Во мне вдруг пропали все сомнения в том, что Джим мне лжет. И причиной тому была, конечно, не показанная им татуировка с крестом, ведь такую можно наколоть себе где угодно в Филине. Дело было в его глазах, в его голосе, в его уверенности и простоте. Либо он слишком искусный лжец, а скорее уж даже одаренный актер, либо Джим говорил мне правду. Не сказал бы, что я отлично распознаю лож или хорошо разбираюсь в людях, но просто он вселил мне уверенность в своих словах. 

 Дальше разговор пошел в сторону его ремесла. И я уже забыл, о том, что поскорее хотел отвязаться от этого человека. Мне даже не пришлось задавать много вопросов. Джим сам с охотой рассказывал о том, чем занимается. Он рассказал, что сейчас в Филине действуют две группировки охотников, и этот бар принадлежит их команде - Грешникам. Вторые называют себя Койотами. Работы хватает с достатком на всех, хотя группы все равно конкурирует между собой. Их команду организовал брат Джима, которого называют Пастырем за его фанатичный интерес к старой и ныне умирающей религии. Пастырь начинал в группе Койотов и свою собрал лишь через несколько лет. Это и является основной причиной вражды двух команд. Брат Джима ушел из Койотов из-за разногласий с их лидером, и теперь они враги, что создает некоторые проблемы в работе. Сейчас в команде Грешников только четыре человека, но, по словам Джима, больше и не требуется. 

- Главное оборудование и профессионализм– сказал он – А не количество людей. Койоты стараются брать числом, но у них почти на каждом задании есть потери. Когда людей много, они мешаются друг другу. Большое количество человек не подготовить быстро и хорошо, и ими сложно управлять. А твари, с ними нельзя совершать ошибки, понимаешь? Мир снаружи ошибок не прощает. 

- А как выглядят эти существа? – спросил я. 

- Кто? Твари? На кого мы охотимся? 

Я кивнул. 

- Их много. И все разные. В нашей базе данных насчитывается больше двух сотен видов, и это далеко не все. Для каждой нужен свой подход, своя тактика. Это целое искусство. Но мой брат в этом деле мастер. Таких, пожалуй, больше нет нигде. Он сам добрую часть этой нашей базы и составил.

- И как погиб ваш водитель? 

- Еще пива – крикнул Джим бармену и внимательно посмотрел на меня – Крису просто не повезло, вот и все. Такое случается и от этого никто не застрахован. В какой-то степени он сам виноват в том, что случилось. 

- И все же – настоял я. 

- Не думаю, что тебе что-нибудь скажет кодовое название Страж.  

Я кивнул снова.

- Отвратное существо. Обитает в сырых и темных помещениях. Оно слепое, и ориентируется только по слуху и запаху. Мы обследовали развалины, днях в двух пути отсюда. Крис отстал, и в этом его ошибка. А невезение в том, что его сканер отказал. Стражу достаточно секунды для прыжка, и если ты к этому не готов, то считай что труп. Вот так вот. 

 Люси поставила перед Джимом еще одну кружку пива, и только сейчас я обратил внимание на то, что за все время нашего разговора выпил меньше половины своего напитка. 

- Конечно, не стоит, пожалуй, тебя пугать всем этим, если уж хочу пригласить на место Криса. Но вижу, что интерес твой чисто поверхностный, и на предложение мое ты намерен ответить отказом.

 Как не странно, но Джим оказался совершенно не прав. Я был более чем заинтересован, чем удивлял даже сам себя. Пока он рассказывал мне о том, как у них все устроено, я успел подумать о его предложении, хотя во все происходящее мне верилось с трудом. Я охотник? Это казалось сном, или бредом. Вот уж о каком повороте событий я не думал вовсе. Охотники казались полу-вымышленными личностями, людьми не этого мира, которых вот так вот просто не встретить в баре, с которыми не выпить пива и так запросто одним из них не стать. Так уж люди их видели, как героев несравнимых с собой, или самоубийц, коими не стоит становиться. В любом случае эта профессия,казалось, создана не для обычных людей вроде меня.

- И что? – спросил я – Вы вот так вот просто возьмете меня к себе? Без подготовки, без какого либо опыта? Я же не служил в охране, и за стенами города ни разу не был. 

- Ну, во-первых, боевая подготовка конечно желательна, но не необходима. Поверь, там, за стеной, при встрече с тем же самым Стражем, каждый второй военный в штаны наложит. Нельзя быть готовым к тому, что тебя там ждет. Людей проверяет время. Либо это твое, либо нет, и поймешь ты это после первой же вылазки. Опыт придет со временем, и мир снаружи закалит тебя сам, получше любых военных.

 Джим отхлебнул пива и продолжил: 

- Ну а во-вторых, у нас нет выбора. Мой брат, конечно, будет не в восторге, принимая такого новичка как ты, но нам сейчас позарез как нужен толковый водитель. У нас задание висит и может со дня на день уйти к Койотам. А нам нужны деньги, и работа не ждет. В общем, ты решай, а уж с остальным я сам разберусь. 

- А если я, при виде какой-то из этих тварей, запаникую? Побегу, или глупость сделаю? 

Ну, тут уж приятель, тебе нужно самому понять, способен ты на это или нет. Я лишь предлагаю, обещаю, что будут большие деньги. Но все остальное на тебе. Ты идешь сам, и тебя никто за руку не тащит. Если погибнешь по глупости, значит, сам виноват. Если же будешь делать, как говорят, то останешься жив и невредим. Выбор все равно за тобой.

Джим снова отхлебнул пива. 

Выбор за мной. Я чувствовал, что стою на распутье. Оставить это безумное предложение или принять его. Зачем мне это? Какой из меня, к черту, охотник? Ну а если не приму, то что? Так и буду дальше жить? Страдать бессонницей, и убиваться по воспоминаниям о Джулии? Я осознавал, что этот шанс представляется лишь раз в жизни. И разве не его я ждал? Разве не таких перемен я хотел? Если откажусь, не докажу ли я тем самым слова Джулии? Она сказала, что я создан для этой жизни, но она ошиблась. Эта жизнь мне нравилась только пока в ней была она. Она была основой, на которой стоял мой мир. И теперь он рухнул. Значит, пора что-то изменить. Меня пугала эта перспектива. Покинуть город, ехать с этими людьми, охотиться на то, чего учили бояться с самого детства. Но эта идея одновременно и завлекала меня, будоражила, сулила перемены, и осталось только сделать шаг. Но даже сейчас, стоя перед выбором, я чувствовал себя, словно в каком-то сне. И решение я принял как во сне, идя на поводу желаний а не здравого смысла. 

- Я согласен – сказал я и одним глотком допил пиво из своей кружки. 

 Когда я опустил ее на стол, мне открылся полный недоверия взгляд Джима. Мы смотрели друг на друга с минуту, не меньше. Затем он серьезно спросил:

- Ты уверен, Клайд?

- Да – кивнул я – Кажется, ты был прав,это и вправду судьба. 

 И в следующую секунду он расхохотался. 

- А ты отличный парень – сказал он сквозь смех – Видимо я не ошибся, решив подойти к тебе. Вот уж ребята удивятся, узнав, что я был прав. 

Он поднялся с места. 

- Ну что же, если ты точно решил, то пойдем, познакомлю тебя с командой и представлю брату. 

Я поднялся со стула и последовал за Джимом. 

 Пока мы шли, я размышлял, о том, что делаю, и нужно ли мне это. Все было как в тумане. Так спонтанно и глупо я решился на откровенное самоубийство. Сомнения росли с каждой секундой, и я тщетно старался гнать их прочь. 

 Мы подошли к тому самому столу в отдельной комнатке, за которым сидел Джим, когда я вошел в бар. 

- Ну вот – сказал Джим все с той же, свойственной ему улыбкой – знакомься. Это мой брат.

 Он указал на человека, сидящего во главе стола. Лидер команды Грешников выглядел именно так, как люди представляют себе охотника. Одного роста с Джимом, он был вдвое шире брата, и совершенно не похож на него внешне. Пастырь был наголо брит, его лицо разрезали глубокие морщины, от подбородка по шее вниз под ворот рубашки уходил огромный шрам с неровными краями. От левого виска к рваному уху тянулись три шрама поменьше. Его образ был словно вытесан из камня, а от взгляда голубых глаз, единственного, что было у них общего с братом, бросало в дрожь. Казалось, эти глаза смотрят внутрь меня, внимательно изучая все мои мысли, страхи и желания.

- Это Хирург - указал Джим на мужчину, сидящего по правую руку от Пастыря.

Этот человек был настоящим гигантом. Ростом он превышал меня, как минимум на голову, хотя я считался высоким по меркам Филина. У Хирурга были длинные, прямые и черные как смоль волосы, зачесанные назад, и доходящие почти до пояса. Пивная кружка в руке этого громилы превращалась в стакан, подобный тому, в котором обычно подавали виски. Он лишь искоса взглянул на меня и вернул свой взгляд к столу, по чему стало ясно, что моя персона его ничуть не интересует. 

- И Стив – Джим указал на парня, примерно моего возраста, сидящего напротив Хирурга.

 Стив оказался самым неприятным внешне, из всех присутствующих за столом. Низкого роста, коротко стриженный, он напоминал некого грызуна, в пользу чего говорило вытянутое, узкое лицо, жиденькие усики над губами и кари глаза, так же пристально глядящие на меня. Но в его глазах я заметил лишь презрение. Он явно смотрел на меня свысока, словно уже раскусил меня, понял, что я ему не ровня, и теперь лишь насмехался. 

- Это Клайд – сказал Джим все с той же простотой и дружелюбием, которые присутствовали в общении со мной – И он согласился стать нашим водилой. 

- Ты издеваешься? – усмехнулся Стив, не сводя с меня глаз – Да он и дня не проживет за стеной. 

- А ты откуда знаешь? – с вызовом в голосе обратился к нему Джим. 

- Да ты взгляни на этого молокососа. Он же…

- Заткнись – тихо, но властно произнес Пастырь, все так же не отрывая от меня своего пристального взора. 

 Стив тут же умолк и на его лице я заметил нескрываемую обиду. Было ясно, что Пастырь здесь лидер не просто на словах. Холодный тон и низкий голос этого человека словно придавливали к земле. Он был вожаком по духу, и это чувствовалось с первого взгляда.

 Пастырь тяжело поднялся  и медленно двинулся в мою сторону. 

- С чего ты взял, что способен стать охотником? – спросил он спокойно. 

 И правда, с чего? С чего я взял, что смогу стать одним из этих людей? Уверенность в собственном решении таяла, пропадала с каждым шагом, что приближал Пастыря ко мне. Но все же я не мог уже отступить. Хотя желание уйти и желание остаться разрывали меня на части, теперь уже я не мог поступиться гордостью и, развернувшись, сбежать. Но Пастырь откровенно пугал меня. Не знаю, в чем именно это выражалось. В движениях, голосе, взгляде. Во всем вместе, наверное. Его властность давила, его самоуверенность заставляла поверить, что кто-либо другой, по сравнению с ним, мал и слаб. И все же я решил отстаивать свой выбор, отлично понимая, что в данный момент начинается первая проверка, которая покажет им, что я за человек.

- Я не уверен, что способен. Я просто не знаю этого. И вам это неизвестно. 

 Пастырь подошел почти вплотную ко мне, и остановился. Мы встретились взглядами и, мне показалось, что он не слушает мои слова, они не важны для него. Он просто смотрит вглубь меня, изучает мою реакцию. Сердце заколотилось быстрее, и я прикладывал все силы, чтобы держать себя в руках и не показывать ему своих сомнений или страхов. 

- Джим сказал, что вам нужен водитель – продолжил я – И нужен срочно. Я хороший водитель, и в этом уверен на все сто. 

 Я услышал смешок, который явно принадлежал Стиву, но не стал отводить взгляда от Пастыря. Только этот человек был сейчас важен, только его решение имело значение. Все остальные же, даже Джим, не могло никак влиять на его мнение. Все члены команды примут безоговорочно любое его решение. 

- И ты подумал, что это дает тебе возможность стать одним из нас? – спросил Пастырь. 

- Нет – ответил я честно – Но я не прочь попробовать. 

- Попробовать – Пастырь криво усмехнулся. При этом его лицо и взгляд, не изменили своего выражения. 

 Пару секунд спустя он опустил глаза, и снял с правой руки черную перчатку, которую я только что заметил. 

- Вот смотри, что сделала со мной жизнь охотника – сказал он и я увидел изуродованную шрамами ладонь, на которой не хватало мизинца и безыменного пальцев. Их просто не было, а вся рука выглядела так, словно ее пропустили через мясорубку. 

- Если тебе повезет – продолжил он – Ток моим годам станешь таким же. А в самом вероятном развитии событий нам придется передаваться все то, немногое, что от тебя останется, твоим родным, для кремации. Нравиться перспектива? 

 Уродства и вправду были ужасны. Я не представлял, какое существо способно сделать с человеком нечто подобное. Я ощутил, как мерзкий ком застыл в горле и инстинктивно сжал кулаки, стараясь держать свои эмоции под контролем. 

- Не очень, если честно – ответил я и тут же добавил – Но свой выбор я сделал. И вы ничего ведь не теряете. Родных у меня все равно нет, так что с останками проблем не будет. 

 Я услышал, как Джим за моей спиной ухмыльнулся, но Пастырю эта глупая шутка, кажется, не пришлась по душе, и еще не закончив фразу, я уже жалел, что начал ее.  

- Если ты окажешься тупым или трусливым –сказал Пастырь, надевая перчатку на изуродованную руку – то мы все можем поплатиться за это не только техникой или вооружением, но и своими жизнями тоже. Команда должна работать как единый механизм, в котором каждый человек это определенная деталь. И если одна деталь оказалась бракованной, выходит из строя и весь механизм. Ты понимаешь? 

- Зачем пугать его, Джон? – вмешался Джим – Я нашел нам водителя, а ты хочешь его прогнать?

- Я хочу – спокойно ответил Пастырь, все так же, не сводя с меня глаз – Чтобы он знал, на что идет. И чтобы не зазнавался. Мне не нужны люди, считающие, что в нашем деле есть героизм или романтика. Такие долго не живут. 

- Он нормальный парень. Поверь мне. 

- Это мы узнаем достаточно скоро – он, наконец, отвернулся, и направился обратно к своему месту за столом. 

- Ты принят – сообщил Пастырь, не оборачиваясь – Но не заблуждайся, ты не один из нас. Я просто покупаю твои услуги, и хорошо заплачу за них, если выживешь и не струхнешь.

 Он подошел к своему месту, но не стал садиться. Вместо этого Пастырь поднял стакан с недопитым пивом, и одним махом осушив его, вновь повернулся ко мне.

- Выезжаем послезавтра, утром. Всео стальное сообщит тебе Джим – он вернул стакан на место и двинулся прочь, но не в сторону выхода, а куда-то за стойку, в глубины служебных помещений бара. 

- Вот и здорово – Джим похлопал меня по плечу – Не бери в голову. Мой брат суровый человек, но его можно понять. Таковым его сделала наша работа. И он настоящий знаток своего дела.

 Я лишь кивнул в ответ. Я словно пребывал в состоянии аффекта после данной встречи, и никак не мог прийти в себя. Все,что сказал Пастырь, вновь и вновь прокручивалось в моей голове. Он согласился на мое участие, но мою уверенность в себе и собственном решение уничтожил начисто, поселив во сто крат больше сомнений, чем было до моего с ним знакомства. Наверное, мне было бы легче, если бы Пастырь сказал нет. Тогда бы все стало ясно, этот шанс был бы утерян, и я мог со спокойной душой вернуться домой, осознавая, что сделал для этого все, что было в моих силах. Теперь ситуация обернулась иначе. Меня взяли на дело, о котором я не имею ни малейшего представления. На меня возложена ответственность, груз которой давит и пугает.

- Садись – Джим указал на стул передо мной – Выпьем пивка? Или может чего покрепче? 

 Сам он сел рядом и жестом подозвал официантку. Я не слышал, что он заказал, и словно очнулся, когда передо мной поставили стакан с виски. 

- Выпей – сказал Джим – Тебе не помешает. Теперь ты охотник, парень. 

- Еще пока нет – язвительно заметил Стив.

- А ты молчал бы – огрызнулся в ответ Джим – Не дорос еще до критики. Так что отвали от парня. Уверен, он себя неплохо проявит. 

 Стив умолк, а я пригубил виски. Даже не знаю, что раздражало меня больше. Странная уверенность Джима в том, что я справлюсь с предстоящим делом. Или явное презрение Стива, который видимо и сам не так давно стал членом группы. Пожалуй, и то и другое в равной степени не давало мне покоя.   

 На какое-то время я выпал из окружающего мира, полностью погрузившись в собственные размышления и сомнения. Джим, видимо поняв это, не стал меня трогать, и о чем-то завел разговор то ли со Стивом, то ли с Хирургом, то ли с кем-то посторонним. Я не интересовался тем, что происходит вокруг, лишь мысленно поблагодарив его, за данную мне возможность побыть наедине с собой. Хотя никакой пользы, как и следовало ожидать, мне это не принесло. Да и что могли изменить мои размышления? Уже ничего. Выбор был сделан, и отступать поздно, сколько бы сомнений и страхов не роилось у меня в голове. За стеной я не был, и, следовательно, подготовиться к грядущему никак не способен. Оставалось лишь ждать и надеяться, что этот путь не приведет меня в крематорий. 

 Вернулся к реальности я лишь в тот момент, когда осознал, что мой стакан опустел. Пить мне больше не хотелось, и я почувствовал усталость и легкую головную боль. 

 Я обернулся к Джиму, сидящему рядом, и весело беседующему все с той же молоденькой официанткой, которая приносила нам пиво. За нашим столом больше никого не оказалось, а я даже не заметил как Стив и Хирург покинули его. Не зная, сколько времени я провел в своем подобие забытья, я решил не интересоваться этим, и лишь сказал: 

- Я, пожалуй, пойду. 

- Ага – кивнул Джим, обернувшись –Завтра к вечеру, приходи сюда-же. Ну, скажем… часам к семи. Я встречу тебя, и покажу нашу технику. 

 Я лишь кивнул в ответ, решив не задавать больше никаких вопросов. Голова и без того гудела.

 Я поднялся и, попрощавшись с Джимом, покинул бар.

 Путь домой я помню смутно, а сон мой был коротким и неспокойным. 

 Так я встал на путь охотника, который и привел меня к тому, что есть сейчас. Но будь у меня выбор, я бы вряд ли изменил свое решение. Я много чего хотел бы изменить в собственном прошлом, но только не тот день. Его можно считать отправной точкой моей истории. Так вот нелепо и спонтанно происходит большая часть перемен в нашей жизни, что позволяет сохранить интригу в этой игре под названием – судьба.