Витрина
Журналов

Шрам №3

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Глава 2

Глава 2

Бренд: Шрам

Автор: Август

Дата издания: 27.01.2017

Глава 2

Шел сто девяносто четвертый год от дня крушения старой цивилизации, сто двадцать второй от дня основания Филина и двадцать четвертый год от моего рождения. В то время в моей жизни было еще кое-что кроме гонок и работы. Нечто крайне важное, а именно – любовь. Воспетая поэтами и философами прошлого, любовь не предалась забвению подобно им, и даже в наш темный век продолжает будоражить и разбивать сердца. 

 Мою любовь звали Джулия. Высокая, рыжеволосая, зеленоглазая красавица, чей образ, движения и голос отпечатались в моем сердце с самого первого дня нашей встречи. Но прекрасная внешность являлась лишь второстепенным достоинством этой девушки. Она была именно из тех людей каким после основного обучения предлагалось пойти дальше, постичь больше,что само по себе уже говорило о высоком уровне интеллекта. Джулия выбрала для себя будущее историка, и на этом поприще я не встречал ей равных. Она готова была без устали рассказывать о прошлом, о том, что было до крушения, о том, как жили наши предки, и что привело их к гибели. И если в школе меня совершенно не интересовали те немногочисленные уроки истории, что у нас были, то Джулию я готов был слушать часами. Она водила меня в городские архивы, где мы вместе смотрели древние записи и кинофильмы, уже в то время рождавшие во мне грусть и тоску по тому, что эта великая цивилизация пала. Джулия была больна историей предков, их культурой и бытом, и это оказалось заразно. Мне и самому хотелось узнавать все больше и больше о том мире, на обломках которого мы теперь живем.
 Наверное, есть много чего вспомнить о том годе и трех месяцах, что мы с ней пробыли вместе, но моя история начинается с момента, когда эти отношения закончились. Если взглянуть на данный вопрос сейчас, то можно понять, что наш с Джулией союз с самого начала был обречен на провал. Нет смысла вдаваться в детали, но можно сказать, что мы с ней люди из разных миров, и она осознала это раньше меня. Джулию всегда влекло неизведанное, новое, непознанное, она горела жаждой знаний, приключений,путешествий, что редкость в нашем мире. Она жила своими мечтами, что уносили ее каждый вечер, то в далекое прошлое, в гигантские, сверкающие города предков, то в будущее, где она, возможно, сможет как-то изменить и улучшить этот мир, то к сияющим в небе звездам, которых так и не достигли предки. Я же был человеком сегодняшнего дня. Я ничего не ждал от жизни, я не стремился стать особенным или открывать что-то новое. И, в конце концов, ей стало со мной просто скучно. 
 Я помню тот короткий разговор, который обоим нам был неприятен, но, к сожалению, необходим. Джулия позвала меня встретиться на гидропонной ферме, единственном зеленом уголке города,находящемся почти у самой стены, на западной окраине Филина. Мы часто гуляли там вместе и даже нашли свое особенное место, на берегу небольшого озерца, под сенью раскидистой ивы. Там мы и встретились в тот, последний день наших отношений. 
 Что-то неладное в ней я ощутил еще за месяц до того. Она изменилась. Как-то незримо, но я чувствовал это в ее голосе, словах, поступках. Неясное ощущение тревоги не давало мне спать по ночам. Но я усердно гнал его от себя, не веря собственному чутью. И в тот день все мои опасения подтвердились. 
 Когда я пришел, Джулия уже сидела на траве, прислонившись спиной к стволу дерева, и глядя на безмятежную гладь кристально чистого озера. Ее пламенно-рыжие волнистые волосы ниспадали с плеч подобно огненному водопаду. Подходя, я немного замедлился, дав глазам насладиться красотой ее тела.
 Меня всегда удивляло, как такая красивая девушка могла выбрать такого обычного парня как я. От стандартной внешности филинца, меня отличал, пожалуй, лишь высокий рост. Худое, вытянутое лицо, бледная кожа, темные прямые волосы и глубоко посаженные серые глаза, которые казалось, всегда находились в тени – вот то, что видел я в зеркале каждый день. Многие говорили, что у меня очень болезненный вид. Я с детства смирился с тем фактом, что мне не суждено пользоваться большой популярностью у женского пола. Девушки, конечно были, но отношения с ними длились не долго, да и нельзя было назвать тех особ красавицами. И потому от того факта, что Джулия выбрала именно меня, я испытывал гордость. Но видимо, жизнь всегда все расставляет по своим местам. 
 С самых первых слов того разговора, с холодного приветствия и еще более холодного поцелуя, я ощутил напряжение, пронизывающие ее, звучащие в словах, различимое во взгляде, который она усердно старалась отводить от меня. Что-то сжалось в моей груди, в горле застыл мерзкий ком. Я напрягся, тщетно пытаясь отогнать от себя все неприятные мысли, которые навалились на меня, нахлынули волной.
 Начало разговора было вполне обычным. Мы поделились друг с другом информацией о прошедшем дне, в котором ни у кого не случилось ничего особенного. Все это выглядело так, словно она тянула время, собиралась с духом, чтобы сделать серьезный шаг. В конце концов я не выдержал этого, не вынес ожидания и задал решающий вопрос. 
- Джул, что-то случилось? – спросил я и сразу же пожалел об этом. Уже тогда я знал ответ, и одновременно с этим не хотел его знать. 

- Случилось… - тихо ответила она, после недолго паузы. 

- Что же? Расскажи мне. 

 Она вновь обратила свой взгляд к озеру, и я последовал ее примеру. Так мы словно застыли, глядя на ровную гладь воды,слушая щебетание птиц в ветвях деревьев, и чьи-то веселые голоса, доносящиеся издали. Это молчание тяготило меня, секунды тянулись бесконечно долго, но я не хотел нарушать тишину, не хотел торопить Джулию, я понимал, что сейчас она ищет нужные слова. 

- Ты ведь никогда не покидал стены Филин, верно Клайд? – спросила она, наконец, не переводя на меня взгляда. 

- Верно – кивнул я, хотя видимо вопрос был риторическим, ведь она знала на него ответ.

- Знаешь, там все совсем по-другому.

- Знаю. Ведь ты сама мне рассказывала об этом. 

 По курсу своего обучения, Джулии были положены вылазки за стену, с научной группой под присмотром военных. После этих выходов она была сама не своя еще несколько дней, могла рассказывать и думать только о мире снаружи города. 

- Рассказывать это одно – задумчиво произнесла она – А видеть - совсем другое. 

Снова молчание. И снова она заговорила первой. 

- Там есть ветер, Клайд. Это очень странно, и одновременно приятно - ощущать его на своей коже. Там сменяются времена года. Вот сейчас, например, там кончается лето. Скоро начнется осень, а это значит, что листья на деревьях будут желтеть и опадать, каждый день будет все холоднее, и небо станет пасмурным и дождливым. А потом наступит зима, и выпадет белый, белый снег. 

 Снова пауза. Ее слова запутали меня. Я совершенно не мог понять, к чему идет этот разговор, что пытается сказать мне Джулия. Но, набравшись терпения, я слушал и ждал, когда она продолжит. 

- Мы не видим всего этого здесь, в Филине. Живем в этой большой консервной банке, и нам плевать на все остальное. Но для чего мы здесь, Клайд? Ты знаешь для чего?

- Я… - я замялся, не зная, что ответить ей на подобный вопрос. 

- Ты не думал об этом, верно? – она, наконец, взглянула на меня, и на губах у нее появилась грустная улыбка. 

- Пожалуй, да – кивнул я. 

- А я часто думаю об этом. Для чего мы здесь? Зачем существуем? Какая у нас цель? И, как и ты сейчас, я не нахожу ответа. 

Опять молчание. На этот раз его нарушил я.

- Что ты пытаешься сказать мне, Джул? 

- Ты никогда не ощущал, что ты не на своем месте? Что ты не тот, кем должен быть, кем можешь стать, не там где должен находиться, и занимаешься не тем, чем мог бы? 

- Вряд ли – ответил я честно – Мне кажется, что именно сейчас я тот, кем должен быть и с тем человеком, с каким хочу быть. 

 Джулия снова улыбнулась и в этой улыбке была уже не просто грусть. Я увидел боль и сострадание на ее лице. Одна только ее мимика сказала мне больше, чем хотела сказать Джулия. Все, в чем я сомневался до этого момента, теперь мне стало очевидно. Что-то оборвалось внутри, в груди рванул фонтан боли. 

- А вот я чувствую сейчас именно это –сказала она с тоской в голосе – Что-то не так в моей жизни. Что-то совсем не так. 

- Джул, прошу, скажи, что с тобой произошло? – взмолился я уже не в состоянии ждать и гадать. 

- У нас набирают группу, для поездки в Горизонт.

- Горизонт? – удивился я.       

 Так назывался ближайший город, расположенный примерно в двух тысячах километрах на северо-запад от Филина. Я знал не много об этом городе. Вроде он меньше чем Филин, но мы активно торгуем с ними. Из Горизонта нам поставляют разнообразные медикаменты, на что мы им завозим все то, что изготавливаем в заводской зоне, от кухонных агрегатов до автомобилей. 

- Да – кивнула Джулия – у них богатые архивы, и мне, как одной из лучших учениц, предложили место в группе. Это большой шанс. 

- Ты согласилась?

- Да – кивнула Джулия не глядя на меня. 

- И сколько продлиться эта поездка? 

- От трех месяцев до года. 

- То есть, мы с тобой очень долго не увидимся? 

 Где-то в глубине моего сознания заискрился тусклый лучик надежды, что все ее нынешнее состояние вызвано предстоящей, долгой разлукой со мной. Но уже следующие ее слова растоптали эту надежду. 

- Я согласилась на эту поездку не только потому что это мой шанс как историка. Я хочу все начать с чистого листа, понимаешь? Я здесь не на своем месте, Клайд. Это гнетет меня. В моей жизни все не так, как должно быть.

- Ты хочешь… - слова отказывались срываться с губ. Сейчас, в момент, когда все окончательно прояснилось, боль в груди усилилась во сто крат. В глубине себя я выл и кричал, прикладывая все силы к тому, чтобы не потерять самообладание. 

- Разве ты сам не видишь, что мы разные?– она взглянула мне в глаза, и я увидел серьезность, какой прежде никогда не замечал в ее взгляде. В этом своем решении Джулия была уверенна на все сто процентов.

- Но ведь… - мне было сложно подобрать нужные слова, я просто не знал, что ей ответить – разве нам было плохо вместе? 

- Не в этом дело, пойми.

- Так в чем же?! – спросил я намного громче и резче, чем хотел.

- Дело в том, что у каждого человека есть свое место в жизни. Твое здесь. Ты любишь эту жизнь, ты создан для нее – в ее устах эти слова прозвучали одновременно приговором и оскорблением, хотя я понимал, что она имела в виду совсем другое. 

- Я же ищу другой жизни. И никто из нас в этом не виноват. Просто мы такие, Клайд. Я надеюсь, ты поймешь это.

 Я опустил взгляд, пытаясь сдержать ту бурю эмоций, что разрывали меня изнутри. Боль, обида, злоба, сплелись в разрушительный смерч, бушующий в моей душе. Я, как мог, старался не показать этого ей, но, кажется, Джулия видела меня насквозь. 

- Ты хороший, Клайд – она прикоснулась рукой к моей щеке – Ты найдешь еще свою половинку и будешь счастлив. Но не со мной. Прости. 

 Джулия приблизилась, и ее губы слегка коснулись моей щеки. Затем она быстро поднялась и направилась прочь. 

- Джул – окликнул ее я и понял, что мне нечего больше сказать. Я просто хотел задержать ее еще ненадолго, пусть еще хоть на мгновение, на одно короткое мгновение она останется в моей жизни. 

Джулия остановилась и обернулась. 

- Когда ты уезжаешь? – спросил я то,единственное, что пришло мне в голову. 

- Через неделю. 

- Может, я завтра… 

- Нет – оборвала она резко – Пусть все останется так и закончиться здесь, пожалуйста. Ненужно делать еще больнее, чем сейчас. 

- Значит, ты все окончательно решила? 

- Да – она отвернулась – Увидимся, когда вернусь. Если ты, конечно, захочешь меня тогда видеть.

 С этими словами Джулия направилась прочь, оставив меня одного, на берегу безмятежного озера, в нашем с ней особом месте. Я был потерян, разбит, раздавлен. Пожалуй, бессмысленно объяснять, что тогда творилось в моей душе. Те, кто проходил подобное, смогут понять меня без слов, а тем, у кого ничего такого не случалось я не смогу этого объяснить и тысячью предложений.

 Я словно пал в черную бездну, в которой пребывал последующие два с лишним месяца. Все то, что прежде интересовало или приносило удовольствие, теперь превратилось в рутину. Каждый день стал бременем, которое мне приходилось нести. Ни гонки, ни работа, ни алкоголь, ничто-то иное, в чем я старался найти спасение или забытье, не могло мне помочь. Казалось, что никто и ни что в этом мире не может мне помочь. Все стало серым и тусклым, пустым и бессмысленным.

 Как странно, что всего один человек в нашей жизни может изменить все, разрушить тот мир, который каждый из нас усердно создает для себя. Друзья говорили, что все это пройдет, что время лечит. Но день ото дня мне не становилось легче. В груди словно образовалась черная дыра. Джулия ушла и забрала с собой нечто жизненно важное. Вырвала что-то из моей души и теперь в эту черную дыру затянуло все остальное. Я стал пустым. И только воспоминания и боль остались со мной. Иногда боль сменялась злостью. В эти моменты я ненавидел Джулию. Ненавидел за все то, что она сказала, за ее решение. Я вспоминал снова и снова ее слова о том, что я человек этого мира, что эта жизнь для меня. Ведь в ее глазах это было низостью. Она ставила меня ниже себя. Вознося свою персону чуть ли не до спасителя человечества, она равняла меня с обществом, которое было ей неприятно. Это ЕЙ дан иной путь! Это ОНА человек другого мира! Это у НЕЕ есть шанс на особую жизнь. А жизнь со мной, в этом городе, претила ей. И с этими мыслями я метался по комнате подобно загнанному зверю, готовый реветь и бросаться на стены.

 Но затем злость отступала. Отступала и ненависть. И я понимал, что Джулия была права. Ведь пока я был с ней, я ничего не хотел, ни о чем не мечтал. Я просто жил, я существовал, как и большинство жителей Филина. Я был доволен тем, что у меня есть. А Джулие нужно было стремление, нужен был огонь в глазах, и я не мог ей дать этого. Теперь она ушла и жизнь перестала удовлетворять меня. Возможно, прошли бы годы, и я бы смог вернуться к своей нормальной жизни, но в тот момент я этого не хотел. Я больше не желал жить как прежде. Мне нужны были перемены, нечто кардинально новое, вот только что именно? Решение пришло ко мне неожиданно и случайно, словно сама судьба направила мой путь в нужную сторону.