Витрина
Журналов

Шрам №2

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Глава 2

Шрам №2

Глава 2

Бренд: Шрам

Автор: Август

Дата издания: 19.01.2017

Познакомьтесь с Клайдом, жителем постапокалиптического мира, и его родным городом, о котором он расскажет и сам.

Глава 2

  Я родился и вырос в городе со странным названием – «Филин». Это название дано в честь разновидности ночных птиц, и каждый в городе знает, как они выглядят. Эта желтоглазая птица, облаченная в черное с серыми прожилками оперение, красуется на гербе города, где ее изображают с расправленными крыльями и обнаженными когтями, в момент, когда она пикирует на добычу. Почему город назвали именно в честь нее доподлинно неизвестно, но одно из предположений гласит, что отцы основатели провели аналогию беспросветной ночи, в которой живут и охотятся филины, с разрухой и хаосом царящими за пределами города, которые наступили после заката и падения цивилизации людей. В пользу этой теории работает цитата одного из первых правителей города, который как-то сказал: «Филины просыпаются после заката. Ночной мрак им не чужд, они считают его домом. Так же как и нам не чужд этот опасный мир. Для нас и всего человечества теперь он тоже является домом». Слова красивые, но к нынешнему моменту уже утрачивающие свою актуальность. 

  Филин является единственным обитаемым городом на сотни километров вокруг, хотя по сравнению с городами наших предков он ничтожен и мал. Низенькие дома, не более пяти этажей, представляющие из себя одинаковые металлические коробки с окнами, плотно прилегают друг к другу. Выкрашенные в одинаково-серый цвет эти дома сливаются друг с другом, превращаясь в единую стену, тянущуюся вдоль узких, пыльных улиц, сеткой разрезающих город. У этих улиц нет названий, только номера. На первых, не жилых этажах зданий располагаются столовые, бары и разнообразные магазины. Их неоновые и голографические рекламы, в купе с тусклыми, низко висящими на узлах проводов фонарями, по ночам освещают Филина. Каждая следующая улица похожа на соседнюю, никаких отличий в архитектуре и строении. Весь город построен в едином стиле, призывающем к максимальной практичности, но никак ни к красоте.Только городская ратуша, расположенная в самом центре Филина, хоть как-то выделяется из общей массы. Это здание, вздымаясь на девять этажей вверх, имеет правильную цилиндрическую форму и по ночам освещается специальными прожекторами, благодаря чему его можно заметить из любой части города. Ратуша была возведена руками предков, задолго до краха их цивилизации, и, судя по картинкам в музее, почти в восемь раз превышала нынешнюю свою высоту. Основатели города укрылись здесь в «годы хаоса» и перестроили здание по своему, для служения одной единственной цели – защите от внешнего мира. Можно сказать, что так и было положено начало нашему городу. Если верить легендам и слухам, то под ратушей имеется эвакуационный тоннель ведущий за стены города, а на его крыше стоит небольшой самолет, исправный и специально поддерживаемый в рабочем состоянии. Этим слухам нет подтверждений, впрочем, как и опровержений.

  В ратуше заседает совет управляющий Филином. Он состоит из семи человек, каждый из которых занимается своими вопросами, а именно: внешняя и внутренняя обороны, медицина, образование, наука, производство и внешние отношения с другими городами. Каждого нового члена совета отбирают и утверждают в этой должности прочие, без какого либо участия горожан. Жители Филина вообще мало чего решают в своей жизни, но вряд ли можно сказать, что они этим не довольны. Законы устанавливает совет и он же волен их менять по своему усмотрению, но если ты не противишься им, живешь, трудишься и не выходишь за рамки дозволенного, то тебе ничего не грозит. В противном же случае ты становишься преступником, а для таких у нас существует всего две меры наказания. Первая –исправительные работы на благо города – грязный и тяжелый труд за мизерное вознаграждение. И вторая – высылка из города без возможности вернуться, и она применяется в самых тяжелых случаях. Потому в Филине и нет тюрем, они попросту ненужны. Оказаться снаружи без оружия и защиты, это верная смерть, причем в большинстве случаев страшная и мучительная. Изгнанника клеймят, и уже ни один другой город, даже если он и сможет до него добраться, не примет такого человека. 

  Для защиты от враждебного внешнего мира Филин обнесен металлической стеной шириной в шестнадцать метров и высотой около тридцати. На этой стене установлено двенадцать основных и шесть резервных генераторов, благодаря которым над городом день и ночь стоит энергетический купол, защищающий его от любых внешних угроз. Этот купол не виден глазу, за исключением дождливых дней, когда приглядевшись можно заметить капли дождя испаряющиеся в воздухе, высоко над головой. На поддержание этого купола уходит большая часть энергии, получаемая городом от солнечных батарей, установленных на крыше всех домов Филина, и крупной подземной гидроэлектростанции,драматическая история проектирования и многолетнего строительства которой преподносится в городских школах как образец героизма и упорства, стоящего многим нашим праотцам жизни. 

  С южной и восточной сторон стены располагаются ворота, и только через них можно попасть в Филин. Не будь этой стены и купола, мы бы не продержались и полугода, но у данного вопроса имеется и обратная сторона. Стена не позволяют городу расширяться, а ее перестроение сулит смертельную опасность всему населению. По этой причине советом установлен контроль популяции и рождаемости. Согласно данному контролю, каждый год должно рождаться не больше определенного количества детей, и супружеским парам приходится вставать в очередь на получение разрешения за несколько лет до зачатия ребенка. Непредвиденные беременности (крайне редкий случай) никак не возбраняются, но должны быть немедленно пресечены химическим или хирургическим вмешательством.  

  Не знаю, как живут люди в других городах земли, но, по словам тех, кто их посещал – там ничуть не лучше, а то и хуже чем в Филине. Жизнь здесь течет размеренно и спокойно. Пожалуй, даже вяло. Кажется что пыль, крупным слоем оседающая на дорогах и домах, так же покрывает и местных жителей, медлительных и невероятно скучных. Горожане кажутся такими же серыми, как и сам город. Облаченные в одинаковые одежды из синтетических и кожаных тканей, исключительно темных тонов, люди в Филине с детства приучены к тому, чтобы не выделяться из толпы, сливаться с общей массой. Один только взгляд на это угнетает, ведь за стенами города природа играет невероятным разнообразием красок, ярких и пестрых. С севера к стене прилегает густой, зеленый лес, а западная ее часть располагается всего в двухстах метрах от широкой и бурной реки. Но люди в городе словно отрезаны от всего этого. Под куполом Филина существует свой мир, серый и однообразный. 

 Более восьмидесяти процентов жителей этого города никогда не выходили за его стены. Они поколениями живут и умирают, зная об окружающем их мире только из обучающих и развлекательных программ и кинофильмов. И до двадцати трех лет своей жизни я являлся одним из них. Я был одним из ста пятидесяти тысяч человек, населяющих Филин, и ни чем особым не отличался.

  Закончив в шестнадцать лет школу и получив обязательное всем жителям города общее образование, я мог выбирать свой дальнейший жизненный путь из четырех вариантов. Я мог пойти служить во внешнюю или внутреннюю охрану Филина, став хранителем порядка в городе, военным на стене, или, но на такое брали только лучших, оказаться в одной из групп внешней разведки и обороны. Второй вариант позволял мне стать общественным служащим и работать в баре, столовой, магазине, прачечной или, например, подметать наши пыльные улицы. Третьим вариантом, на который и пал мой выбор, было пойти работать в заводскую зону. Эта зона располагается на северо-востоке Филина. Полу-автоматизированные заводы не прекращают свою работу ни днем ни ночью, производя одежду, транспорт, продукты питания и вооружение. Массивные металлические конструкции сливаются друг с другом паутиной кабелей, бесконечных переходов, пристроек и надстроек, превращая всю заводскую зону в огромный лабиринт, который вечно пребывает в полумраке от копоти и дыма, никогда не прекращающего клубами валить из серых труб, вздымающихся вверх почти до самого купола. Здесь нет места где заканчивался один завод и начинается другой, вся эта зона является одним большим центром производства всего, что требуется городу. Она напоминает мне единый гигантский организм, без устали поглощающий и перерабатывающий все, что в него попадет. Подобно огромному механизму, вся заводская зона постоянно находится в движении, издавая звуки, в которых сливается воедино скрежет металла, скрип работающих установок и шипение раскаленного газа. Многие скажут, что работа здесь – адский труд, но из прочих, меня этот вариант устраивал более всего. Почему? Жизнь военного это вечные ограничения и запреты. Все делать по уставу, подчиняться и вести существование машины противоречило моему желанию личной свободы. Ни одна из профессий городского служащего меня не интересовала. Ну а последним вариантом было идти к частникам, коих в городе очень немного. Лишь незадолго до моего рождения совет Филина принял решение дать людям возможность вести свое дело, за что взимался немалый налог и отнимались все, положенные честному труженику города, льготы на проживание. В итоге получалось, что лишь немногие могли позволить себе независимое дело, и такие люди не брали на работу первых попавшихся выпускников. Но быть ни кем в Филине тоже невозможно. Безработицы тут нет, каждому найдется дело, а тунеядство вписано в число гражданских преступлений, к которым применяется первая мера наказания. 

 Для некоторых существовал и еще один вариант, но я в их число не входил. Этими «некоторыми» являлись дети, показавшие в школе высокую успеваемость и интеллект, проще говоря, это были лучшие из лучших. Таким предоставлялась возможность дальнейшего, специализированного обучения. Они становились инженерами, врачами или шли на самый верх, в администрацию, управляющую городом. Они получали больше привилегий и считались кем-то вроде элиты Филина, хотя не могу сказать, что жизнь их чем-то значительно отличалась от всех прочих. 

  Работа на заводе казалось трудной только по началу. Я быстро привык к физической нагрузке и, влившись в ритм этой адской машины, очень скоро стал ее частью. Как и любой работник города, я получил свою личную комнату, ближе к северной окраине, а так же положенные всем работягам -завтрак обед и ужин в любой городской столовой. Ну и по окончанию каждой смены, длившейся десять дней, я получал свои заслуженные восемьдесят монет. Монетой называется наша местная единица валюты. Насколько мне известно о монетах прошлого, наша валюта на них совершенно не похожа, а уж почему так называется я точно сказать не могу. Возможно в дань памяти ушедшей цивилизации, а может основателям не хотелось придумывать собственное название. Нашу монету нельзя подержать в руках, это чисто электронная единица, лежащая на личном счету, который дается каждому зарегистрированному жителю Филина при рождении. По окончанию школы выпускник становиться полноправным гражданином и проходит операцию по вживлению чипа в верхнюю часть позвоночника. Это маленькое электронное устройство сращивается с нервной системой и становится частью организма, словно дополнительный орган. С помощью этого чипа гражданин может управлять своим личным счетом в любой момент времени из любого места города. Он же является и подтверждением личности, а так же может служить средством для передачи гражданам экстренных и особо важных сообщений, так как в пределах Филина, и на некотором расстоянии от него, чип находиться в постоянной связи с городской сетью. У этого устройства есть и множество более мелких функций, все из которых знают, пожалуй, только его создатели.

 Восьмидесяти монет мне хватало на жизнь в простоте и достатке, а большего мне и не требовалось. Работа меня устраивала,а серые будни успешно скрашивало мое хобби. С раннего детства меня увлекали автомобили. Возможно, это было неизбежно, так как будучи сыном механика, я знало них практически все. Отец воспитывал меня в одиночку после того как мать умерла на больничной койке, вместе с моей новорожденной сестрой, мне тогда еще не исполнилось и пяти лет. Он работал в автомастерской, и пока я не начал учиться в школе он частенько брал меня с собой. Я мог часами сидеть там и смотреть как перебирают, ремонтируют и обкатывают автомобили. Но меня не устраивало просто наблюдать, я хотел знать, хотел разбираться и понимать, и моим вопросам не было конца. По достижению школьного возраста времени на любимое занятие стало гораздо меньше, но от этого оно стало только еще более притягательным. Я не упускал ни единой свободной минутки позволяющей заглянуть на работу к отцу. Почему же тогда я не пошел по его стопам? Изначально именно так я и планировал. С самого детства я был уверен, что стану механиком, и только в таком будущем я себя видел. А передумать меня заставил именно отец, как это не странно. Как-то раз он сказал мне:

- Если у тебя есть любимое дело Клайд, никогда не превращай его в дело всей своей жизни. Пусть оно останется твоим увлечением, тем делом, на которое хочется потратить силы и время, только твоим делом. Ведь иначе оно превратиться в рутину, и все то наслаждение, что ты получал от него прежде, уйдет. Может не сразу, но, поверь мне, так будет. 

  Слова отца заставили меня задуматься, и в итоге я пришел к выводу, что он прав. Я решил для себя, что машины навсегда останутся моим хобби, главным увлечением, но не более того. Уже в пятнадцать лет я управлял автомобилем почти как профессионал со стажем. К семнадцати годам я собрал свой собственный. Конечно, если вы знаете как выглядели автомобили прошлого, то транспорт, который собирают в Филине вам покажется невероятным уродством, гротескной пародией на них. В мастерской отца висело несколько очень древних, бумажных плакатов, с изображениями блестящих металлических зверей, чьи стремительные, сглаженные формы манили и притягивали взгляд. 

- Это были настоящие произведения искусства – говорил мне отец, указывая на плакаты, и я был согласен с ним целиком и полностью.

 Автомобили Филина не имеют ничего общего с понятием красота. Массивные, угловатые кузова на высокой подвеске, с большими, расставленными в стороны колесами, кажутся неповоротливыми и неуклюжими. Работая на электродвигателе наши машины не развивают скорость более двух ста километров в час, зато имеют высокую прочность и проходимость. 

 В заводской зоне, раз в месяц, администрация разрешала устраивать гонки и вскоре после того как я попал туда на работу, я стал одним из лучших водителей в этих заездах. За одну выигранную гонку можно было получить до трехсот монет. Но меня привлекали не деньги. Сам момент скорости, божественное ощущение того, что здесь и сейчас, в эту самую секунду, на трассе, я контролирую все – вот, что я искал в этих гонках и находил сполна. Это и было моей отдушиной в жизни, не дающей пасть в пучину уныния, рожденного серостью и однообразностью дней, которые многих заставляли искать утешения на дне бутылок и в пьяных драках городских баров. 

 В то время мне не требовалось от жизни чего-то большего, я был уверен, что нашел все то, чего хотел. Но это мнение оказалось ошибочным, мой душевный баланс был нарушен. Без предупреждения жизнь вовлекла меня в череду событий, странным образом вплетающихся друг в друга, переходящих одно в другое и вместе составляющих импровизированный спектакль, героем которого я неожиданно стал. Я помню с чего все началось, я помню как поднялся занавес.