Витрина
Журналов

Современник №30

Комментарии
6

категория журнала | Литература

Современник №30

О людях живущих рядом с нами

Бренд: Современник

Автор: Ольга Черникина

Дата издания: 25.12.2017

За окном воет вьюга. Закончились новогодние праздники, отчеты и можно немного расслабиться. Послезавтра рождество, а затем начинаются святки. В этом году с подругами решили съездить в деревню к Светкиной бабушке. Едим на моем автомобиле, поэтому мне нужно как следует выспаться. Пока соберу девчонок по городу пройдет часа два, не меньше. Конечно меня эта поездка не прельщает, но сейчас у меня финансовые затруднения. Лучше отдохнуть в деревни, чем сидеть дома одной, тем более Светка обещала баню, лыжи и конечно бабушкины пироги.
В четыре утра зазвонил будильник. Вставать из теплой постели не хочется, но надо. Быстро собралась, взяла рюкзак с одеждой, приготовленный на кануне. Вышла из дома. Предстоит откапывать еще автомобиль. За ночь замело прилично, колес не видно. Ирина, наверное, уже ждет. Она среди нас самая пунктуальная. Я в начале заберу ее, а затем Светку из Кронштадта. Завела свою «ласточку» и принялась за работу. За двадцать минут справилась, а теперь можно двигаться. В городе автомобилей почти нет. Я быстро добралась до центра. Предварительно сообщив Ирине о своем прибытии. Когда я подъехала, она ждала меня возле парадной.
- Привет, Настя. Рада тебя видеть. А я думала. что ты передумаешь. Ты же не любишь деревню.
- Я не то что не люблю, а я еще и не была в деревни. – ответила я.
Мы выехали на скоростную дорогу. Дорога пустая. Хорошо мчатся по пустынной дороге, только иногда порывы ветра бьют в бок автомобиля так, что машину трудно удержать на полосе. На пункте оплаты встретили еще один автомобиль. Я подумала: «Вот дураки. Мы ладно собрались найти на одно место приключений, а что им не спится?». Быстро добрались до Светкиного дома. Она живет в Кронштадте в старом доме. В Кронштадте практически все дома старые, но у нее, наверное, был самый старый дом. Заметив нас, она с отцом спустилась на улицу. Отец вынес сумки, чтобы передать бабушке. Я заметила:
- Николай Евгеньевич, обычно от бабушки везут, а Вы в деревню отправляете?
- Сейчас такие времена, что ни в деревни, ни в городе легко не живется. Давайте с Богом! Обязательно позвоните, когда доберетесь. – ответил отец Светланы.
- Пап, конечно позвоним. Не переживай.
Мы выехали из Кронштадта и по кольцевой дороги быстро добрались до Московского шоссе.
- Отовариваться где будем? К «Ленте» подъезжаем. - Спросила я.
- Я думаю в Боровичах. Зачем мы отсюда будем везти продукты. – Ответила Светлана.
- Ну и хорошо. – Сказала я.
- Настя, а ты почему грустная. У тебя, что-то случилось? Всю дорогу молчишь. – Заметила Ирина.
- От работы устала. Все выходные проработала. Да, помните рассказывала о начальнике производства. Так он достал, и, по-моему, не только меня. Подходит к двери слушает, о чем говорят. Потом идет к шефу докладывает. Глупые докладные пишет. Скоро на пенсию, поэтому, наверное, за место держится.
- Да, брось ты. Нашла насчет чего переживать. – успокаивала Светлана.
- Ой, смотри менты стоят. - Закричала Ирина. – Останавливают.
Я вышла из автомобиля, показала документы. Представитель власти представился, предупредив, что дорога на Москву закрыта. На, что я ответила:
- Я не в Москву, я в Тосно.
- Хорошо проезжайте, если в Тосно,- ответил симпатичный лейтенант.
Сев в автомобиль, я сказала:
- Документы просто проверили.
Метель разгулялась не на шутку. Дорогу не видно. Я понадеялась на быстрое окончание непогоды. Не может же мести по всей дороги. Мы поехали потихоньку. Про себя отметила: «Если даже, что-то случиться тут деревня на деревни, не пропадем. Автомобиль новый, чего переживать?». Всюду на обочинах стоят грузовые автомобили. Девчонки удивляются, почему автомобилей почти не видно, почему стоят грузовики. Доехав до границы с Новгородской областью нас остановили сотрудники МЧС. Они указали на палатки. Мы подъехали к ним, там стояло несколько припаркованных автомобилей. Зашли в палатку, где нам предложили чай. К нам подошла группа молодых людей из четырех человек.
- Девчонки давайте знакомиться: я – Игорь, это- Серега, это – Павел, а это – Семен. Мы из Питера. Едим в Иверский монастырь. – Представился маленький коренастый парень.
- Вы, что монахи? – Хихикнула Иринка.
- Решили просто съездить, там говорят икона чудотворная. Выходные большие. Скучно стало. - Ответил Павел.
- А, мы едим к моей бабушке в Боровичи. Только, как доехать? - с грустью сказала Светлана.
- Вы скажите, что вам нужно до Малой Вишеры. Тут не далеко. А там поедите дальше по объездной. Там постов нет. Там правда и помощи не будет, если что случится. – Предложил Семен.
- Ну, знаете ли. Такое девушкам предлагать? – я покачала головой.
- А мы вас проводим. Тем более, что дорога в монастырь есть через Боровичи. - промолвил, до сих пор молчавший, Серега. - У вас есть громкая связь?
- Да! – не охотно со злостью сказала я.
- Мы будем двигаться впереди, а вы за нами. Связь будем держать постоянно. - поделился планом Серега.
Ребята предупредили МЧС, что мы поедим до Малой Вишеры. Потихоньку двинулись к назначенному пункту. Иногда, казалось, что метель перестала. А через некоторое время метель бросалась к нам вдогонку, накрывая наши автомобили так, что мне не было видно впереди идущего автомобиля. На небольшой скорости мы добрались до Малой Вишеры. Иринка всю дорогу нахваливала ребят:
- Какие молодцы. Так бы сидели в палатке. Называется выбрались отдохнуть. Ребята по-видимому хорошие. А мне понравился Игорь. Он хоть не высокий, но у него есть, что –то завораживающее.
- Не знаю, что ты в нем нашла? На чертика похож, - заметила Светлана. - Лично мне нравиться Павел.
- Ну, ты даешь подруга. Игорь тебе не нравится, а этот белобрысый глиста в обмотке нравится? Он вообще на Кощея Бессмертного похож. - Рассердилась Ирина.
- Ладно вам. Допустим мне нравится Серега, потому что он водитель, а нам заправиться нужно. – Сказала я, прерывая болтовню подруг.
Я предупредила Сергея по громкой связи, и мы заехали на заправку на краю села. Мы заправились, взяли по кофе, а затем выехали в неизвестность. Парни едут на кроссовере Ford Explorer, а я на обыкновенном переднеприводном Opel Meriva. Дорога занесена, метель еще не стихла, а уже смеркается. Хотели со Светкиной бабушкой сходить в собор, но похоже не получится, так как не проехали и половину.
Пейзажи меняются за окном: густой зимний оледеневший лес меняется на открытые заснеженные поляны, затем возникают шикарные зеленые сосны и снова лес. За крутым поворотом меня ждал сюрприз: крутой спуск переходил в длинный мост через реку Волхов, а далее сразу крутой подъем. Автомобиль спустился тяжело, пытаясь вырваться у меня из-под контроля. На мосту снежный покров отсутствует, но пролегает, колея с глубокими ямами. Я сто раз покаялась, что согласилась на безумное путешествие. Лежала бы сейчас в широкой кровати под теплым одеялом. Руки устали, трясутся от перенапряжения. В горку подняться не могу, колеса скользят и автомобиль потихоньку сползает к обрыву, ведущему в реку. Светка заорала:
- Настя стой. Я выйду. Я не хочу ни куда ехать.
Сергей по громкой связи сообщил, что сейчас возьмет меня на буксир.
- Тебя, когда ни будь буксировали? – подойдя спросил Сергей у меня.
Взглянув на меня, он позвал Семена. Далее скомандовал:
- Выходите все из автомобиля. Оставайтесь на месте. Семен сядет за руль, он умеет на механике, не переживай. Автомобиль вытащим и за вами вернемся.
Они прицепили мой автомобиль к Форду. Семен сел за руль. Мы остались стоять возле моста. Форд легко тронулся с места, и мой автомобиль скрылся за крутым поворотом. Иринка предположила:
- Настя, а они нас не бросили? Мы же их совсем не знаем. Еще немного и я превращусь в льдинку.
У меня внутри все заколотилось. Вьюга, проносясь по руслу реки, сдувала не только снег с моста, но обрушивалась на нас с такой силой, будто хотела унести в неведомые страны. Светлана занервничала, простучала зубами:
- Настя, они точно нас бросили. Уже прошло около часа.
Я прислушиваюсь в пустоту, кроме завывания вьюги ничего не слышно. Вдруг из-за поворота появился Форд. Иринка подбежала, крича слова, которые ветер уносил в даль:
- Я же … они … рошие.
Подъехал Сергей, вышел из автомобиля, открыл двери. Девчонки прыгнули внутрь. Я не смогла двинутся с места. Он подошел ко мне. У меня вырвалась истерика, полились слезы:
- Ты где был? Мы замерзли. Я не знала, что думать.
Он обнял меня. Тихо сказал:
- Меня не было пятнадцать минут.
- Как пятнадцать, час уже прошел.
Он засмеялся. В автомобиле объяснил:
- Поднялись, дороги не видно. Твой автомобиль нужно же было поставить так, чтобы не мешал и выехать сейчас смогла. Почистили место. Ты сможешь управлять? С тобой все хорошо?
Я кивнула головой. Сергей продолжил:
- Тут в нескольких километрах есть деревня. Там в одном доме живет бабушка, молоко продает. Давайте попросимся переночевать.
Мы согласились. Я из последних сил доехала до деревни. Ребята пошли договариваться. Минут через десять они позвали нас. Мы только зашли в дом – погас свет. Кто-то чиркнул спичку, возле печи стояла худая старая страшная бабулька. В доме тепло, пахнет травой и молоком.
- Вот сейчас свечку зажжем. – прошипела беззубая бабка.
Мне стало жутко, даже показалось, что у меня есть силы уехать от этого дома подальше. Но тепло пробиралось под курточку, и чем глубже оно пробиралось, тем безразличнее было к своей судьбе.
- Чего стоите? Проходите располагайтесь. Сейчас на стол накрою. У меня картошечка в «штанах» сварена. – Снова зашипела бабка.
Мы прошли внутрь дома. Блики от свечки бегают по стенам. Не хитрая обстановка из позапрошлого века навеивает тоску. Посреди кухни большой сбитый из досок стол. Павел сбегал в автомобиль за сумкой с продуктами. На столе, к поставленному чугунку с картошкой, появилась колбаса. сыр, свежие огурчики и помидорчики. Бабка налила всем чай:
- Пейте чаек с травкой нашей русской земли. Силы придает эта трава. От хвори и сглаза защитит.
Мне кушать не очень хочется, а может не знакомая обстановка действует. Смотрю девчонки то же не очень торопятся насладиться пищей. Съели по бутерброду, да чаек попиваем. Бабка радуется неожиданным гостям. Чай подливает. А чай действительно с необычным запахом и вкусом. Ранее никогда не приходилось пить такой напиток. Что бы выразить благодарность, я похвалила чай:
- Бабушка, а чай очень вкусный, огромное спасибо.
- Ну коль вы ко мне так добры, расскажу я вам историю о русской силе, - прошипела бабка. – Земля наша невинная. Добрейшая матушка наша. Она с государем дарит нам жизнь. А государь- это хлебушек наш. Матушка дарит нам места для охоты и рыбалки. Поет нас кристально чистой водицей. Чем чище водица, тем душа у русачий чище. Так было всегда. Она давала нам пропитание, что б жило наше племя вечно. А люди лишнего не брали, так что бы хватило до следующего урожая. Не жадничали, да матушку свою берегли и государя – хлебушек почитали. И вот однажды пришел в наше племя высокий чернявый кудрявый красивый парень. Вместе с ним пришла беда. Стал он разговоры говорить: парням рассказывал о не сказочном счастье за горами за долами, девок портить и про свободу говорить. Парни в путешествие отправились счастье искать. Девки перестали слушаться родителей, забыли сложившиеся устои предков. Старые люди предупреждали, что порченный он, но никто их не слушал. Девки народили от него детей, а в каждом в крови теперь порча. Опустела матушка земля, одинокой стала. А этому «порченному» все мало, жадность его одолела. Стал он матушку насиловать, да из нее все доставать без ведома на то.
- Бабушка. а разве раньше камни не доставали? А как же сказка «Хозяйка медной горы»? – спросила Ирина.
- Вот глупая. Ты меня слушаешь? Я же говорю, что люди брали столько – сколько матушка давала. Он доставал все больше и больше. Чем больше доставал, тем больше богател. Все за границу отправлял. Матушка стонала, стонала и заболела. Вода потемнела, трава посерела. Люди чувствуют не ладное, но сделать ничего не могут. Молодёжь ушла, а девки порченных нарожали - заступится за матушку некому. А ему все неймется. Решил он народ извести, что бы ему не кому перечить было. Придумал он оброк собирать с людей. Матушка больная много не дает, а он все новым и новым оброком облагает. Людям уже самим кушать не чего, а ему отдай. Перестали девки даже «порченных» детей рожать. А те порченные, что от него родились, подросли – на него стали похожи. Отец, да выродки его, принялись матушку нашу убивать. Не скинуть ей их с себя, так их по всей земельке много расплодилось. Добрые и преданные люди то же остались. Что бы защитить себя и оставшееся племя ее, стала она на порченных посылать напасть. Чем жаднее человек, тем страшнее наказание ему. А кто матушку свою покинул, тот счастье никогда не найдет, будет мыкаться по чужим краям, и дети его и все его семя ни найдет покоя.
- Бабушка, но Вы нам библию рассказали. И где Вы видели, что жадных жизнь наказала? - спросил Игорь.
- Что библия, когда Матушка вот она. Она нас держит, не дает упасть. А ты парень зря, жадных жизнь обязательно наказывает. Чем жаднее человек, тем страшнее наказание. А самое больное вы еще не знаете. Молодые, наверняка не женаты?
Мы замотали головами.
- Самое больное, когда жизнь наказывает не тебя, а твое будущее: детей и внуков. Поверьте, старой – больнее ни чего нет.
Она снова налила нам чай из трав русской земли. После ее рассказа, мы с каждым глотком пытались вдохнуть любовь Матушки. А она продолжила:
- Если вам интересно, расскажу еще одну историю. Чаек то пейте, где еще попьете такого чайку.
Мы дружно кивнули. Видно было, что ей хотелось поговорить, а в зимний вечер в теплом доме, да еще при внимательных слушателях, как говорится «сам Бог велел».
- Слушайте тогда, если вам интересно. Жил очень богатый человек. Богатство рекой лило в его карман. У него было много крепостных. Они работали на него с утра до ночи, чтобы прокормить своих детей. А денег все равно не хватало. Дети крепостных не могли посещать школы, да умирали очень часто. Бедные не могли платить за свою жизнь. А богатому, казалось, что они бездельничают, ничего не делают. Поэтому он их облагал новым оброком. Люди взвыли и прокляли богатого. Они сказали: «Пусть твоя единственная дочь за твою жадность попадет туда, откуда не возвращаются». Сказали без злобы, а от безысходности. Сказали и забыли. А у богатого была единственная очень красивая дочь. Только дочь и любил, больше никого не любил. Слова крепостных услышали черти. Они окружили ее и забрали с собой. Исчезла дочь. Богатый крепостных посылает ее искать в леса, болота и в поля. Ни где нет дочери, даже следа нет. Он похудел от горя. Деньги не радуют, злость прошла на крепостных. Те даже стали его жалеть, сочувствовать. Прошло полгода, а затем и год. Потерял всякую надежду увидеть дочь. Однажды в их поселение пришёл нищий, он узнал о горе богача. Пришел к нему и говорит:
- Не прогонишь меня со своего порога? Или горе смирило твою гордыню? Я могу тебе помочь, но только при одном условии. Согласен.
- Я согласен на любое условие, лишь бы увидеть свою драгоценную дочь. – Ответил со слезами на глазах богач.
- Раздели свое богатство между бедными селянами. А когда вернется дочь пойдешь работать вместе с крепостными. – Озвучил свое условие нищий.
- Я согласен на все.
- Учти, если не выполнишь свое обещание дочь исчезнет на всегда. Тогда тебе никто уже не сможет помочь. А теперь разреши ночь переночевать у тебя на чердаке и дай мне рыбацкую сеть.
Богач выполнил просьбу нищего: пустил его к себе на чердак, дал рыбацкую сеть. Нищий старик расставил сеть на чердаке, и когда в полночь появились черти, сбросил с молитвой на них сеть. С ними была дочь богача. Утром он привел дочь к отцу. Богач сдержал слово, и раздал свое богатство крепостным. Все сказкам конец. Кто слушал тот молодец. А теперь давайте спать.
Мы легли на кровать втроем. Светлана легла с Ириной, а я к ним в ноги. Ребята легли на русскую печь. Бабушка куда-то удалилась. Нас окутала темнота. Я провалилась в сон. Проснулась от шума, падающего предмета. В доме темно, только брызжет лунный свет в окно. Я подняла глаза на печь, где спали ребята. Меня сковал ужас от увиденного. У Игоря торчали рога. Я зажмурила глаза. Рукой дотянулась до ноги Светы. Пошевелила ее, но она только лягнула меня. Я открыла глаза и заорала от ужаса. Надо мной склонился Павел с рогами и светящимися глазами. Все соскочили. Кто-то зажег свечу.
- Настя, что с тобой? – Трясла меня Светлана.
Я оглядывалась на ребят, они были без рогов. Точно такие же, как перед сном.
- Сон плохой приснился? – спросил Сергей. – Точно сон плохой приснился. Смотрите луна светит, значит метель закончилась.
- Время то шесть утра. Что собираемся? – Предложил Семен.
В комнату вошла бабушка. Сегодня она показалась довольно симпатичной. Опрятная, чистая бабушка, а вчера была похожа на ведьму.
- Я уж чай вскипятила. Давайте горяченького на дорожку. - предложила старушка.
Она быстра накрыла на стол: варенье, мед, молоко.
- А, ты чего кричала то. Сон плохой видела? – спросила бабушка.
- Я видела не сон, я видела на самом деле, – тихо сказала я, уверенная, что так оно и было. – Я видела рога у Игоря и у Павла.
Минута тишины наполнила дом, а потом все разразились смехом вместе со старушкой. Все смеялись, кроме меня. Затем бабушка перекрестившись сказала:
- Конечно интересно бы было увидеть нечистого у меня, но посмотри сколько у меня икон. Это лунный свет освещал часть волос у ребят. А тебе спросонок показались рога.
Все снова засмеялись, и я вместе с ними. Мы попрощались с бабушкой, и выехали из чудесного сказочного дома. Метель стихла. Лишь немного дул ветерок. Я чувствую себя отдохнувшей, как будто богатырские силы влились в меня. Скорее всего действия чудотворного травянистого чая повлияли на мое самочувствие. Мы повиляли по длинные деревни, которая заканчивалась сосновым лесом. Сосны стоят, как русские богатыри, высокие с шикарными огромными шапками. В Питере таких сосен нет. Сергей по громкой связи предупредил о крутом спуске. После спуска открылся вид с рекой и куполами. Громкая связь заговорила:
- Девчонки. Смотрите, мы въехали в Любытино. Тут сама княжна Ольга поставила острог. С правой стороны старинное здание. Настя аккуратно, тут менты.
Девчонки снова начали хвалить ребят. Я с ними согласна, если бы не эти ребята, даже страшно представить где бы мы были. Я озвучила идею, только что возникшую в голове:
- Светлана, можно будет к твоей бабушке пригласить ребят. Покормим их, а то как-то неудобно. Они ради нас такой крюк сделали.
- У бабушки двухэтажный дом. Я думаю, если захотят остаться, то проблем не будет. Вчера отцу рассказала про ребят. Думаю, что он бабушке уже доклад сделал.
Так мы с божьей помощью и помощью ребят добрались к обеду до Светкиной бабушки. Ребята приняли приглашение бабушки остаться на ночь в доме. На вечер решили постряпать домашние пельмени. Пока ребята помогали бабушки затопить баньку, мы с девчонками настряпали пельмени. После бани сели за большой стол, где посреди стояла огромная чаша варенных пельменей. Бабушка достала настойки на каких-то травах. Мы поморщились. На что бабушка заявила:
- Вы, как хотите, а я выпью рюмочку. Это лучше, чем магазинная.
Она налила рюмочку, выпила. Мы принялись за пельмени. Наверное, что бы нам не было скучно она начала рассказ:
- Вы кушайте детки. Сегодня же святки начались. Теперь до самого крещения можно гадать. Раньше знаете, как гадали? Девки, чтобы узнать выйдет ли замуж в этом году, выходили на улицу и бросали валенок через дом. Если перекинет валенок, то выйдет замуж. А ребята прятались, ловили валенки и пока девка не поцелует, не отдавали. А еще, что бы узнать богатый будет жених или нищий делали так: девки шли в баню, в окно показывали обнаженную попу. Если голой рукой проведут – бедный будет, а если лохматой рукой, то богатый.
- Бабушка, нужно было до бани рассказать. Девчонки уже помылись. – Со смехом сказал Семен.
- Бабушка хватит, всякую ерунду рассказывать. – Смутилась Светлана.
- Бабушка. В то время тоже весело жили. – Не унимался Семен.
- Весело сынок. Собирались вечерами: песни пели, шутили, танцевали, гадали. Сегодня собираемся у меня, а завтра у тебя, так пока всю деревню не обойдешь.
- А, что давайте погадаем. – предложил Семен.
- Ну, давайте погадаем. Сейчас кольцо обручальное достану. Пойдемте в комнату, там зеркало большое стоит. – Повела бабушка нас в дельную комнату.
Она налила воды в стакан, опустила кольцо на дно, зажгла свечи. Все это устройство поставила возле зеркала. Девчонок заставила одеть ночные рубашки и распустить волосы, а ребятам достала дедовы кальсоны. Когда мы все собрались в комнате, оглядели всех, из нас вырвался смех. Бабушка поднесла палец к губам, прошептала:
- Не получится. Посерьезней. Вы же серьезное дело решили сделать, значит серьезно нужно подходить.
Она так говорила серьезно, ответственно, что мы уже не могли держаться от смеха. Держась за животы, выскочили из комнаты. Бабушка последовала за нами, приговаривая:
- Вот, что мне с вами делать? Ворожить они собрались. Разве так ворожат? Я-то думала, что молодость с вами встречу, а вы мне весь кайф обломали. Пойду рюмочку пропущу.
Мы просмеялись, решили успокоится и настроится на гадание. Позвали бабушку. Подойдя к нам скомандовала:
- Так тихо. Вы думаете это смешно? Нет это не смешно- это страшно. Значит так: заходим, первый садиться перед зеркалом смотрит в стакан, а остальные стоят. Выше пояса выпускать нельзя- задушит. Кто первый?
Все прижались к стене. Бабушка испытывающее смотрела на нашу кучу полуголых молодых людей. Нам вдруг стало всем жутко. Тишина затянулась. Тогда бабушка уже под выпитым голосом спросила:
- Не хотите же сказать, что счастье пришло ко мне. Если я разденусь … Ну, я не знаю!
- Я буду первым. – Сказал Сергей.
Мы зашли в комнату, встали возле двери. Сергей подошел к зеркалу, сел на табурет. Он стал вглядываться в стакан. Я увидела прозрачный дымок, поднимающейся из стакана, который приобретал образ меня. Я рухнула на пол. Очнулась от холодной воды на лице. Бабушка вылила на меня стакан с водой. В комнате горит свет. Меня приподняли, поставили на ноги.
- Что с тобой Настя? – спросил Сергей.
- Мне показалось, что я видела себя, - промолвила я.
- О, свадьбе быть. Серега наворожил себе Настю! – Закричал Семен.
- Пойдемте пить чай, - предложила бабушка.
В чем были - полуголые, так и пошли пить чай. За столом бабушка рассказала историю:
- А, что вы думаете? Это все правда. Я так своего деда наворожила. Война была. Мы с бабами собрались ворожить. Вижу идет с чемоданом ко мне. Как видела, так и пришел с чемоданом. А подруга моя Нюра на мужа гадала. Увидела убитым. Потом похоронку получила. А вы где останавливались на ночь?
- В деревни между Малой Вишерой и Любытино. – Сказал Игорь.
- Там в лесах сражения были страшные. Говорят, что до сих пор ходят в дверь стучатся. – шепотом сказала бабушка.
- Кто ходит? – Удивилась Ирина.
- Как кто? Они – солдаты. – Тихо промолвила бабушка.
В дверь постучали. Все затихли. Бабушка посмотрела на нас, прошептала:
- Вот и к нам пришли!
Она поковыляла к двери, открыла крючок. Тихо с кем-то разговаривала. Вернулась взяла булку хлеба и отнесла к незнакомцу. Мы не проронили ни слова, пока не вернулась бабушка.
- Вот ходят просят. Между миров застряли. – Оглядывая нас испытывающим взглядом тихо говорит она.
- Между каких миров? – поинтересовалась я.
- Ну как же: между тем и этим! – ответила бабушка, показывая пальцем с начала в потолок, а потом в пол.
- Да, чушь какая. Нет там никого. Вот я пойду посмотрю следы. Там должны остаться следы. – бодро соскочил с табурета Семен и направился к двери.
В то время, когда он взялся за крючок. Что бы открыть дверь, бабушка крикнула:
- Хендэ-Хох!
Семен присел. Все засмеялись.
- Пойдемте спать. - предложила Светлана.
Утром все проснулись от запаха стряпни. Деревянный дом дышит, свежим воздухом дышится внутри стен. Быстро все оделись и пришли в кухню. На столе стоят тазы со стряпней. В огромной сковороде блины, сложенные вчетверо. Светлана предложила:
- Что встали, садитесь кушайте.
Позавтракав, ребята уехали в Иверский монастырь. Дом, как-то опустел. Вчера было весело, а сегодня стало грустно от расставания.
- Настя, а ты телефон у Сергея взяла? – спросила Ирина.
- Нет. Я ему свой дала. Решила, если судьба, пусть сам позвонит. – с тоской ответила я.
- А, я обменялась с Игорем. – Похвасталась Ирина.
- Только я одна дура, ни у кого ничего не взяла и никому ничего не дала. А так хотелось! – Светлана загадочно улыбнулась.
Вечером бабушка натопила баню. Вместе с нами пошла, чтобы нас «напарить досыта». Потом мы долго пили, чай с травой. В доме тепло, уютно по-домашнему. Уезжать совсем не хочется, но город зовет. На следующий день мы уехали в город. У меня странное чувство от поездки на святки к бабушке Светланы. Конечно, эту поездку не забуду, хотя она не похожа на египетские пляжи. Тут чувства исходят из глубины души, из наших родных кодов. Они раскрываются, делая нас такими, какими мы есть на самом деле.
Через неделю позвонил Сергей, а через три месяца сыграли свадьбу. Это были мои судьбоносные святки.