Витрина
Журналов

Современник №29

Комментарии
6

категория журнала | Литература

Современник №29

О людях живущих рядом с нами

Бренд: Современник

Автор: Ольга Черникина

Дата издания: 22.12.2017

Я знакома с Денисом с начала учебного года. Он пришел в наш класс из гимназии центрального района. Мне сразу показался странным: на переменах читает книги, с ребятами не общается. Недельку ребята им еще интересовались, но затем перестали замечать. А он все читает и читает. Таких в школе не любят. Давно бы его поставили на место, если бы не его физические данные: высокий, накаченный. Вот это и кажется нам странным: физические данные не сочетаются с его увлечением книгами. Ближе к зимним каникулам увеличилась нагрузка в учебном процессе: уроки, репетиторы, кружки. Каждый готовится к вступлению в новую взрослую жизнь.
Дома меня напрягают родители с учебой:
- Таня, последний год учишься. На следующий год поступать, а ты все на улицу рвешься, как будто там медом намазано. О чем думаешь? Книги, когда последний раз читала? – заводится мама.
- Я хорошо учусь, почти лучше всех. Вам этого мало? – парирую я.
- Я рада, что учишься хорошо. Ты понимаешь, что все зависит от баллов? Если не поступишь, куда пойдешь? – не унимается мама.
- Это в наше время было много работы и возможностей. Не поступил, пошел работать. На следующий год можно поступить. А сейчас учеба платная, работы нет. – подхватывает разговор бабушка.
Я накидываю пуховик и выхожу из дома. Иду в школу раньше обычного. В школе у окна стоит Денис с книгой. От скуки подхожу к нему.
- Ты все читаешь? Не надоело читать? Что ты там находишь в этих книгах? – срываюсь я на него.
Он поднял глаза, меня бросило в дрожь. Оказывается, у него красивые глаза. В любопытном взгляде проглядывается ум. Он показывает книгу. Я прочла вслух: «Два капитана».
- Ты читала? - спросил Денис.
- Нет. Мне сейчас не до чтения. Родители гнабят с учебой. Достали уже. Можно подумать, что я не учусь. Бабушка еще: «У нас не так было»,- пожаловалась я.
- Ты же хорошо учишься. Родители просто переживают. Бабушка права, когда она жила было все бесплатно: учеба, поликлиники. Может не так хорошо жили, но все жили средне,- успокаивает меня Денис.
- А ты откуда знаешь? Ты там жил? – рассердилась я.
Подошли ребята. Все стали обсуждать предстоящую вечеринку в кафе, которое снял отец одноклассника в честь его дня рождения. Всем нравиться идея: день рождение одноклассника и Новогодний праздник в одном «бокале», тем более за чужой счет. Денис в нашем мероприятии не участвует, да ему и предлагать не стали. Подумали, что ему с нами не интересно, а нам с ним точно скучно будет. Собрали по тысячу рублей на подарок. Мальчишки решили купить в подарок новую приставку. На праздник мама купила мне красное платье.
Вот и закончилось первое полугодие последнего учебного школьного года. Выставлены оценки. Зря мама переживала за мою учебу: у меня очень хорошие оценки. Настроение приподнялось за последний месяц. Мне хочется петь и танцевать, тем более впереди две недели счастья. Я мечтаю, как буду спать до обеда, а бабушка будет готовить вкусные завтраки. На следующий день побежала в салон красоты. Прическа и маникюр еще не кому не помешали. С ребятами встретились возле аптеки. Все нарядные. Вместе пришли в кафе, где нас встретил Игорь и его родители. Мы переглянулись, неужто родители будут с нами? Игорь, заметя наше смущение, успокоил:
- Ребята, проходите. Не беспокойтесь родители сейчас уйдут. С нами останется только охранник отца.
Игорь передал родителям, врученную нами коробку, выпроводив их из кафе. Ребята быстро расположились и принялись за угощение. Заиграла музыка. Насытившись, все пошли танцевать. Ребята пили вино, выходили курить. Девчонки рассматривали платье, крутились друг перед другом. Вдруг в фойе кафе послышался шум. Я увидела нашу классную. Она явно перепугана и заплакана. Все окружили ее.
- Ребята,- начала она- у нас ЧП. Денис попал в аварию. Родители его погибли. Он в тяжелом состоянии в Центральной больнице. Я сегодня у него посижу. Не мог бы кто ни будь из вас сменить меня завтра? У меня семьи нет, но одна я не выдержу. Пока все не выяснится: может родные найдутся. В любом случае до рабочих дней нужно подождать.
Ребята стоят молча. Не кому не хочется провести каникулы у постели «странного» больного. Классная сникла.
- Никто не поможет?
- Я помогу, скажите, как завтра вас найти? – ответила я.
После ухода классной, ребята упрекнули:
- Танюша, ну ты даешь! - покачивая головой, сказал Игорь. - Оно тебе нужно?
Ребята загоготали:
- Вот дура!
- Думаешь, тебе Марья по русскому пятерку поставит?
- Может ты в него влюбилась?
Я села молча за стол. Честно говоря, мне самой не нравиться мое желание помогать в каникулы Денису, которого я совсем не знаю. А, как же Марья? Завтра схожу, а потом Марья пусть ищет другого. Ребята все танцевали, им не до меня. Я накинула пуховик и направилась домой.

К девяти часам приехала в больницу. Посетителей уже пропускали на территорию. Я нашла корпус, который указала мне классная. Сдала одежду, одела бахилы и поднялась на второй этаж. Быстро нашла нужную палату. Учительница стояла у окна, вытирая слезы. Я не ожидала от нее столько сентиментальности. Думала, что она не просто строгая, но и злая. Взгляд упал на кровать. Там лежал человек, в котором я с трудом узнала Дениса. Он спал. К нему подключены трубки, аппарат. Я спросила учительницу:
- А я смогу? Я не знаю, что нужно делать.
- Не переживай. Есть дежурные врачи. Пост рядом. Самое главное, чтобы вот тут не было ровной линии, она должна быть ломаная. Если он очнется сразу зови медсестру или врача. Туалет тут же.
Она ушла. Я осталась одна с Денисом. Подошла к окну. Там падают хлопья снега. «Надо же так устроена жизнь: люди умирают, болеют, а жизнь продолжается. Ничего не может ей помешать. Сменяются целые эпохи и поколения, а она продолжается. А нам кажется, что мы единственные и не заменимые.» - подумала я. Я представила сменяемость поколений во всем мире, основываясь на знаниях истории школьной программы. Мне стало страшно. «Миллиарды людей населяли землю и только единицам суждено остаться в истории.» - мысли не отпускают меня. Зашла медсестра.
- Скоро будет врач. Ты кто? – Спросила она.
- Я одноклассница. Классная попросила посидеть. Может кого ни будь потом найдет.
- Врачу скажешь, что сестра. Родным только можно, – предупреждающе сказала медсестра.
В это время вошел доктор. Он обратился к медсестре:
- Настенька, ну как у на больной?
- Аркадий Семенович, ему, по-моему, лучше. Он шептал, только я не разобрала.
- Это хорошо. Хорошо, - говорил врач, осматривая Дениса. - Воду не давать, только губы смачивать.
Врач вышел из палаты. Настенька обратилась ко мне:
- Слышала?
Я мотнула головой. В это время Денис открыл глаза. Медсестра смочила ему губы. Погладила его по волосам, сказав:
- Все хорошо. Тебе волноваться нельзя. Все хорошо.
Я села рядом с ним. Он удивленно посмотрел на меня. Я заговорила:
- Привет, Денис. Все будет хорошо. Врач так сказал.
Он тихо заговорил:
- Я видел сон. Я с родителями живем в другом городе. Родители работают на большом заводе. От завода им дали большую квартиру бесплатно. Она очень светлая. Родители от радости смеются, кружатся в танце. Мы беремся за руки идем в магазин. А там все дешево. Мама купила мне конфеты «Мишка на севере», а потом у меня заболел зуб. Мы пошли в больницу – там нас лечили бесплатно. А потом я вижу, как будто я взрослый. Я женился на тебе. У нас родилось двое детей. Нам тоже дали квартиру бесплатно. Детский садик детям дали. Все были счастливы. Сон такой светлый. Там было так хорошо и спокойно.
Он застонал. Я кинулась в коридор за медсестрой. Она посмотрела на приборы и вызвала врача. Дениса увезли в операционную. Его привезли вечером, когда пришла классная. Я не решилась ей сказать, что завтра не приду. Я решила для себя, что буду приходить во время каникул. Дома рассказала всем о Денисе, его трагедии и о сне, который он мне поведал. Бабушка радостно сказала:
- Это же он про мою молодость рассказал. У нас было вот так, как он тебе рассказал: светло, весело, бесплатно. А, что было не бесплатно было дешево.
- Мама, но Вы совсем. Он что в ваше время жил? Просто книг начитался. А может кто ни будь рассказывал. - Категорично заявил отец.
- Бедный мальчик. А как он попал в аварию? У него есть родные? - Запричитала мама.
- Я ничего не знаю. Я вообще не хотела идти. Весь класс отказался. Мне просто Марью стало жалко. - Сказала я, удаляясь из зала.
Мне самой надо разобраться в том, что произошло. Вечером позвонила классная. Она пригласила к телефону маму. Мама долго с ней разговаривала. А затем все взрослые, заперевшись на кухни, долго о чем-то разговаривали. Мне не интересны все их разговоры, потому что я думала о Денисе. Представила, как бы я ощущала себя, если бы осталась одна на всем белом свете. Мне стало жалко себя, я заплакала. Не заметила, как уснула. Проснулась от звонка будильника, поставленного на кануне. Я быстро оделась и убежала в больницу к Денису. Мне хочется поскорее узнать о его здоровье. В палате застала ту же картину, что на кануне. Марья у окна вытирает слезы, только сегодня они обильнее. Я подошла к ней, обняла за плечи. Она повернулась, поцеловала в волосы и сказала:
- Спасибо тебе Таня, что ты такая. Ты очень хорошая. И родителям спасибо, если даже у них не получиться.
Она вышла. Я осталась одна. Значит вчера Марья о чем-то просила родителей. Вечером спрошу. К обеду Денис проснулся. У него мутные глаза, но такие же красивые. Я присела рядом с ним. Он посмотрел на меня. Тихим, ели слышным, голосом сказал:
- Я видел сон, как я ушел в Армию. Я служил вместе с Игорем. Его там убили, а я ему помочь не смог. Потом я пришел со службы. Кругом нищета, работы нет. Люди торгуют на рынке. Многие умирают с голода. Танки стреляют в центре города. Кругом разруха: дома разрушены, поля заросли травой. Я ищу работу и не могу найти. Мне так плохо. Я не знаю, что делать. А внутри боль и злость. Я хочу все изменить, но не могу.
Я погладила его по руке.
- У тебя все будет хорошо. Ты веришь мне? – спросила я.
Он мотнул головой. Я помочила чайной ложечкой губы. Он закрыл глаза. Послышалось сопение. «Пусть спит. Говорят, что когда человек спит, то к нему приходят силы»,- подумала я. До прихода Марии Сергеевны Денис не проснулся. Вечером поинтересовалась у родителей о разговоре с Марьей. Они промолчали, а бабушка выдала секрет:
- Твоим родителям больше всех нужно. Вчера твоя классная позвонила, попросила помощи для этого парня. Ну, к которому ты бегаешь в больницу. Ему оказывается еще одну операцию делать нужно, только теперь платно. Ни родителей, ни родных – где деньги брать? Учительница предлагает попросить у родителей учеников школы. Она видите ли сама попросить не может – закон дескать есть такой. А у нас праздник.
- Мама, как Вам не стыдно? Просто время такое – выходные. Что ни будь придумаем. – Сказал Отец.
- Придумаем! Знаешь, что он придумал? – обратилась бабушка ко мне. – Твой отец хочет деньги, которые на машину копил отдать на операцию. Он, что тебе сын?
- Мама! Все я решил. Завтра же пойду в больницу, поговорю с врачом. Узнаю все подробно. Парня нужно спасать. – отрезал отец.
Меня распирает гордость за отца, что он у меня такой добрый, решительный. И совсем не жадный. Мне жаль Дениса, но я лично могу ему помочь только своим посещением в больнице.
Из своей комнаты позвонила одноклассникам. После празднования в кафе они не интересовались судьбой Дениса. Я рассказала одноклассникам про Марью, про тяжелое состояние Дениса, про финансовую нужду для операции. Все ахали и охали, но никто не предложил помощи посидеть рядом с ним или поговорить с родителями о финансовой помощи.
Утром я убежала в больницу. Меня встретила радостная Мария Сергеевна. Только я открыла дверь палаты, она взяла меня за руку:
- Представляешь, он поел. Я ему бульон сварила. Теперь будет все хорошо.
Она улыбается. У меня на душе повеселело. Я предупредила ее:
- Отец сегодня собирается к врачу. Хочет все точно узнать.
- У него получилось найти деньги на операцию? Как он нашел?
- Нет. Он хочет узнать сколько точно будет стоить операция и если хватит, то отдаст свои сбережения. – С гордостью за отца ответила я.
- А я узнала, что они поехали на похороны к бабушке. А тут такое произошло. Выходные не вовремя. Я всех родителей обзвонила, и только твои согласились помочь. Ладно, я пойду.
Учительница ушла. За эти дни она осунулась. А мы всегда думали, что она нас не любит. Наверное, только в горе познается настоящий человек, хотя от этого очень грустно. Проводив Марию Сергеевну до выхода отделения, я вернулась в палату. Денис лежал с открытыми глазами. Я присела к нему на кровать. Поинтересовалась:
- Мы тебя разбудили? Извини.
- Все хорошо, – ответил Денис. – Я видел сон. Видел нас взрослыми. Мы шли по дороге, а потом она разветвляется. Если мы пойдем по левой дороге, то будем жить, как в первом сне: светло и счастливо. Если мы пойдем по правой дороге, то у нас не всегда будет работа. Когда у нас будет работа мы будем покупать одежду и ездить в отпуск, а когда не будет, то у нас даже кушать не будет. Наши дети не получат образование, а когда будут болеть у нас не будет денег их лечить.
- А если прямо пойдем? – спросила я.
- Если прямо пойдем, то война будет. А мы с тобой вместе не будем, - вздохнул с болью Денис.
Ему еще больно говорить. Он крепится. В дверь вошел отец.
- Ну, здравствуй герой. Я отец этой барышни. Таня, ты еще не знаешь, а он герой. Врач сейчас рассказал, как он вытаскивал родителей из машины. Крепись, тебе предстоит еще одна, но совсем небольшая операция. Все будет хорошо. Операция оплачена. У тебя в Америке, кто-то из родных есть?
- Отец. Мама с отчимом живет,- ответил Денис.
- Завтра он прилетает. Крепись малыш. – Отец вышел из палаты.
- Хороший у тебя отец. Давай после операции определимся по какой дороге пойдем. Ты пойдешь со мной?
Я кивнула головой.

Денис до конца января находился в больнице. Он закончил школу вместе с нами с золотой медалью. После выпускного он улетел к отцу в Америку, оставив память о последнем нашем танце на выпускном.