Витрина
Журналов

Современник №23

Комментарии
0

категория журнала | Жизнь

Современник №23

О людях живущих рядом с нами

Бренд: Современник

Автор: Ольга Черникина

Дата издания: 24.11.2017

Я иду из школы с прекрасным настроением. Сегодня я получил пятерку по физике. А самое главное, что произошло в моей жизни – Ирина взяла меня за руку. На перемене я стоял около соей парты, а она передавала учебник от Мишки. Учебник упал на пол, она быстро наклонилась за ним, поднимаясь сначала грудью задела за кисть руки, а затем взяла мою руку вложить учебник. Я стоял, как вкопанный. Она спросила: «Ты чего замер Вовочка?». Я через кофточку почувствовал насколько мягкая ее грудь, а теплые нежные руки лишь добавили жару в лицо. Почему природа сделала их такими нежными и красивыми? Меня радует яркое весеннее солнце, теплый ветерок и мысль о Ирине. Мама, наверное, приготовила котлеты, сейчас будет кормить: «Вовочка кушай, тебе нужно кушать. Вот уже какой большой, в восьмом классе уже». Надоело, всегда как с маленьким. О возле подъезда стоят «менты», что им нужно? Я подошел к подъезду, поднялся на третий этаж. У нас открыта дверь в квартиру. Слышу мамин плачь, что случилось? Я вбежал. В комнате много «ментов». Они открывают ящики, шкафы. Я сел рядом с мамой. Она молча обняла меня. Мы так и сидели, пока в квартире не образовался полный погром. Потом они ушли. Мама сказала: «Отца арестовали, пока не знаю точно из-за чего. Мне кажется его подставили.» Она снова заплакала, а я ушел в свою комнату. Сейчас я ничем не могу ей помочь. Как узнать, что случилось? Как мы сейчас будем жить? Мама до сих пор ни где не работала. Я в этот день так и не покушал. Утром, когда я встал, мама спала. Я тихо вышел из квартиры. Мысли заняты только отцом. Я не понимаю, что могло случиться? Я зашел в класс. При виде меня в классе установилась тишина. Кто-то прямо смотрел мне в глаза, а кто-то просто бросал взгляды. Николай, который сидел с пятого класса со мной, пересел к Мишке. В класс зашла учительница по географии Людмила Сергеевна. Попросила, что бы я прошел в кабинет к директору. Я первый раз иду в этот кабинет. Я постучался в дверь, зашел. В кабинете находится директор и завуч. Директор сказала:
- Проходи Вова, присаживайся.
Я не понимаю, что происходит, но чувствую, что ожидается. что-то не приятное. Директор продолжила:
- Вова, мы приглашали маму в школу, но она не согласилась прийти.
- У нас в семье неприятность, - заступился я за маму.
- Ну, вот и хорошо, что ты в курсе. Мы хотели бы предложить, что бы ты со следующего года поменял в школу. Ты же сам понимаешь и тебе будет легче и нам. До окончания учебного года осталось две недели, ты у нас отличник, поэтому мы можем тебя освободить от занятий. Не переживай, ведомости из-за этого хуже не будут. Мы просто понимаем, что тебе будет сейчас не легко. В июне придете с мамой, заберете документы. За это время найдете другую школу. Хорошо, договорились?
Я молча вышел из кабинета. Секунду постоял у кабинета, оттуда слышались голоса директрисы и завуча. Я не то что поражен, я в шоке. При этом все знают то, чего не знаю я. Ну все, мне тут не чего делать. Я в туалете дождался перемены. На перемене зашел в класс, забрал сумку и двинулся на улицу. Никто у меня не спросил, никто меня не остановил. Я должен выяснит причину перемен моей жизни. Войдя в квартиру , бросив сумку на пол, я закричал на мать :
- Объясни, что случилось? Ты в курсе, что меня выставили из школы? Со мной никто не разговаривает.
- Сынок, я не знала, как тебе все рассказать. Присядь. Я сейчас расскажу. Отца обвиняют в организации детской проституции. Его подставили, я это точно знаю. Все из-за бизнеса. Ты же не веришь, что отец виновен? Ты же знаешь, что он любит только нас.
Мне стало понятно отношение одноклассников и директрисы. Я действительно не верю во весь этот бред. Как жить дальше? Я спросил у матери:
- А, как мы будем жить? Что делать со школой. Меня теперь никуда не возьмут.
- Я думаю, что сейчас разберутся и отца выпустят.
Мы стали ждать суда. Прошло два месяца. Наступило время суда, но ожидания оказались напрасными. Отца осудили, хотя адвокат обещал, что его выпустят, потому что нет доказательств. Мне не хочется идти в школу. Я два месяца провел на балконе в ожидании суда. Сейчас уже нет смысла сидеть одному, да и порядком надоело быть одному. Мама пропадает в городе в поиске работы. Я вышел во двор. Около гаража сидят парни, пришедшие со службы из армии. Они распевают пиво и бренчат на гитаре. Я качаюсь на качелях. Один из парней позвал меня к себе. Я подошел:
- Парень, это твоего отца арестовали?
- Да. - Тихо ответил я.
- Ты не парся. Мало ли, что в жизни произошло. Только теперь на улице аккуратней будь. А теперь сбегай за пивом к Светке в ларек. Скажешь, что от Генки.
Я принес пиво. Поинтересовался:
- Почему мне на улице нужно быть осторожней?
Парни заржали. Тот, что играл на гитаре сказал:
- Отца за что посадили знаешь? Вот смотри, что бы это с тобой не случилось.
Я убежал домой. Достал старый рюкзак. Собрал некоторые вещи. Из копилки достал деньги, накопленные при отце. Разделил их поровну. Половину оставил матери и ушел из дома. Мне хочется убежать подальше из этого дома, от этого позора. Я иду по улице, не думая о своем будущем. Меня ведет вперед моя обида на отца и ненависть к происшедшему. По улице идут прохожие, торопятся после работы домой. Солнце скатывается за многоэтажки. Улицы постепенно опустели. Я направился в сторону дома. Мама, наверное, беспокоится. Ждет к ужину. Ко мне подошли бездомные парни старше меня. Самый высокий спросил:
- Ты, чего на нашей территории? Приехал к кому?
- Он из дома сбежал, - сказал рыжий парень. – Предки обидели, смотри, сейчас заплачет.
Они окружили меня. Их пять человек, а я один. Закричать? Кто услышит? Самый маленький потянул за рюкзак:
- Батя, а у него жрать есть?
- А мы его сейчас пощупаем. Сам отдашь или обыскивать будем?
Я снял рюкзак, протянул:
- Возьмите.
- Ну, пошли посмотрим. – сказал Батя.
Мы спустились под мост. Запах от зловоний ударил в нос. Присаживаясь на ящики, принесенные от магазина, Батя сказал рыжему парню:
- Чиполино, посмотри запасы.
Он кинул рюкзак ему в руки. Чиполино открыл рюкзак. Достал свитер, рубашку, футболку, положенные мной на кануне. Чиполино возмутился:
- Батя, а тут ни чего нет.
- Это хорошо. Нет ни чего поработаешь на нас. Будешь сидеть на улице просить помощь.
- Не буду, - захныкал я.
- Будешь! А теперь картон постели и ложись спать, Чиполино смотри, что б не сбежал.
Рано утром на меня одели старый бушлат, шапку-ушанку. Теперь я похож на старого деда, если прикрыть лицо. Мне очень хочется кушать. Я спросил у Бати:
- Я кушать хочу, у вас ни чего нет?
Пацаны заржали. Чиполино ответил:
- Вот заработаешь, тогда поешь. Хорошо работай, а то тебе может и не достанется.
Меня посадили у станции метро. Я сел на колени, шапку натянул на лицо, оставив маленькие щелочки, что бы можно было наблюдать за коробочкой с деньгами. Люди спешат на работу. Некоторые оставляют копейки. Мимо проходят два полицейских. Они должны меня заметить и отвести в полицию, отправить к маме. Я услышал голос полицейского:
- Посмотри, по-моему, новенький.
В ответ из-за спины раздался хриплый незнакомый голос:
- Как, всегда возьми. Мы закон знаем. Это наш.
- Он обученный? Знает, что говорить, если дяди с тетями придут? - спросил голос полицейского.
- Спрашиваете. Ну все парни. Пока. - Ответил все тот же хриплый голос.
Я просидел до захода солнца. Мне стыдно было встать. Я даже отписался. Весь день я думал о матери, об отце. Вечером за мной пришли. Забрали коробочку с деньгами. Ноги затекли. Я попытался встать, но оказалось совсем непросто. Когда я наконец-то встал, у меня закружилась голова. Мы добрались до моста, спустились под него. Мне дали бутерброд с колбасой. После употребления пищи, я сразу заснул. Через две недели мы перебрались в подвал жилого дома. Я смело ходил на работу. Теперь я понял, что свобода действий – это самое лучшее, что может быть. С ребятами я подружился, и стал одним из них: свободный, счастливый, независимый. Ребята сюда попали не случайно. У каждого за спиной перенесенная боль. Каждый тщательно скрывает ее. У Чиполино родители алкаши. Он пришел сюда, спасаясь от побоев родителей и от голода. Недавно узнал, что мать умерла от алкоголя. Батя сбежал из детского дома. Он никогда не видел своих родителей. Самый маленький потерялся. Он помнит, что он с родителями возвращался с моря. Еще помнит, что долго их искал, но так и не нашел. Он очень хочет учиться. Я его научил читать и писать. Рассказываю ему, что сам знаю. Малый мечтает выучиться и найти своих родителей. Два оставшиеся парня – абсолютная противоположность. Один, сынок очень богатых и влиятельных родителей, пришел искать любовь родителей. Я сначала очень удивился, а потом понял его. Он рассказывает: «Они всегда говорят о деньгах и о вещах. Их интересует только мнение таких же богатых. Я им не нужен. Ни разу со мной ни поговорили, как следует». Пятого парня нашли, умирающего от наркотиков, возле канала. Еще бы немного и он утонул бы. Пацаны рассказывают, что ели оттащили от берега. Он не хочет возвращаться домой, там родители такие же. Вот так прошло полгода. Перед Новым Годом я приходил к своему дому. В окне горел свет, но наряженной елки было не видно. Я посидел на качелях, посмотрел на святящиеся окна. Хотелось очень увидеть мать. Даже хотел зайти, но в таком виде не решился. Правильно Батя говорит, что дороги к нормальной жизни не существует, либо она очень извилистая. У Чиполино умер отец. Мы переехали в квартиру Чиполино. Родители Чиполино догадались квартиру переписать на него еще в раннем детстве. Батя с наркоманом уехал в деревню за Урал. Мы прибрались в квартире, помылись в ванне за многие месяцы. Сынок богатейших родителей, которого звали Леонид, сказал:
- Ребята, а мне сейчас так хочется домой. В ванне помылись, домом запахло. Но за столько времени они даже не попытались меня найти. Не хочу о них говорить.
- А я уже дома, Мне не верится, - продолжил Чиполино.
- А я к своему дому подходил, смотрел в окна. Мать так и не увидел. - Грустно сказал я.
- А мне не куда идти, хотя бы посмотреть. - Сказал малой.
В комнате образовалась тяжелая тишина. Каждый думал о своем. Малый нарушил тишину:
- А как вы думаете, богатые могли бы меня усыновить?
- Конечно могли! Ты теперь умный: читать, писать, считать умеешь. Вон даже Ленькины родители могут усыновить. - Уверенно сказал Чиполино.
Ленька подпрыгнул на диване, вернее на том, что от него осталось и заорал:
- У меня идея. Идея у меня, пацаны. Я с малым пойду домой.
- Зачем? Я с тобой не пойду. - возразил малой.
- Мы пойдем к родителям. Если они меня любят – возьмут нас вместе. А места у нас хватит. Знаешь, какой у меня дом. - Радостно говорит Леонид.
- Не пойду. Они тебя возьмут, а меня прогонят. Куда я пойду. – упирается малой.
- Мы пойдем вместе. Если малого прогонят – мы его заберем. - предложил Чиполино.
Настал день, значимый не только для Леонида.
Мы подошли к воротам коттеджного поселка. Охранник хотел прогнать нас, но Леонид назвал его по имени :
- Дядя Олег я Баннов Леонид.
Охранник внимательно всматривается в Леонида, затем покачал головой и резко рукой притянул пацана. Мы не поняли манипуляций охранника, хотели кинуться на него, если бы не увидели слезы в его глазах. Он позвонил родителям. Через пять минут родители забрали двух наших парней. Они приглашали нас к себе, но мы отказались. Вернувшись в город, я сообщил Чиполино:
- Ты знаешь, друг, я решил попробовать вернуться домой.
- Решил – возвращайся. Удачи тебе. Если, что приезжай.
Мы обнялись. Я уехал. Сегодня выходной. Мама наверняка приготовила пирог. Сердце бьется, готовое выскочить из моей вонючей курточки. Ноги подкашиваются. Мне страшно увидеть глаза и слезы матери. Страшно услышать: «Где гулял, туда иди. Ты мне не нужен такой вонючий». Вот подъезд. Третий этаж. Звонок в дверь. Кто-то тихо подходит к двери. Дверь открывается. Я стою, не решаясь сделать шаг. Мама рукой закрывает рот, потом кидается ко мне. Целует беспорядочно: в лоб, в глаза, в вонючею куртку. Я только шепчу:
- Мама, я же пахну. Мама, я вонючий.
- Сыночек родной. Ты дома. Я тебя люблю. У нас будет все хорошо.


Прошло много лет. Мы вчетвером встречаемся почти каждый год. Родители Леонида разыскали родителей малого. Малой теперь военный. Леонид выучился в Лондоне. Чиполино отслужил в армии, пошел работать на завод. Я закончил вечернюю школу, а затем вечерний институт на юриста. Отца освободили досрочно. Адвокат доказал его невиновность. Как бы сложилась моя жизнь, если бы я не прошел эту школу ? Наверное лучше , но были бы у меня такие друзья?