Витрина
Журналов

Современник №20

Комментарии
0

категория журнала | Жизнь

Современник №20

О людях живущих рядом с нами

Бренд: Современник

Автор: Ольга Черникина

Дата издания: 22.11.2017

Со времени войны прошло чуть более тридцати лет. Еще раны не зажили, а в стране полным ходом идет строительство, открываются новые месторождения, полки в магазинах ломятся от товаров. Товары качественные: натуральные молочные продукты, мясо, шоколад, отрезы ткани из шерсти, льна, ситца, бархата, панбархата. Может не все гладко, но есть возможность развиваться. От предприятий и совхозов молодых людей направляют на учебу с выплатой стипендии. Сейчас не учиться только ленивый. А в стране все не хватает кадров с высшим образованием, и не только. Институты, техникумы, училища не успевают готовить кадры за темпами строительства новых городов. Молодые люди едут на стройку за «длинным рублем». Оксану направили в один из таких городов после автомобильного техникума. Ее взяли диспетчером в автобазу, обслуживающую строительство. Автобазы, как таковой еще не было. Вернее, на бумаге и площадка под строительство была. Получили новые грузовые автомобили МАЗы, КрАЗы. Автомобили работают круглосуточно. Общество строит светлое будущее для себя и своих детей. Диспетчера путевые листы выписывают в кабине. Городской Оксане трудно привыкнуть к бытовым условиям. Бытовые условия – это место в вагончике без туалета и водопровода. Не даром говорят: «Человек такое животное, что привыкает ко всему». Через некоторое время Оксана уже не замечала бытовых трудностей. Не даром говорят: «Человек такое животное, что привыкает ко всему». В городе появились двухэтажные щитовые дома и дороги. Построили новое здание конторы, где как положено есть диспетчерская. Теперь Оксана работает главным диспетчером. Работы много, и она пропадает на работе с семи утра до девятнадцати вечера. Водители все прибывают и прибывают. Устраиваются в основном только что мобилизованные солдаты. Подходя к диспетчерскому окну, каждый старается обратить на себя внимание:
- Оксана, какое у тебя платье красивое. Ты в нем такая загадочная.
- Алексей, лучше покажи удостоверение и сдай путевой лист.
- Сначала скажи, чем вечером занимаешься?
Тут водители в очереди начинают цыкать:
- Ну хватит там в любви объяснятся, а то на линию не успеем.
Алексей отшучивается:
- Да. ладно летчик, иди бери путевку.
Заходит начальник эксплуатации:
- Оксана, почему выпуск медленно идет? Поторопитесь. Все объекты закрыты?
В диспетчерской появляется начальник колонны с сообщением:
- ОТК не выпустили 19-31 на завод, нужно заменить. Оксана, перепиши Иванычу путевку с карьера на завод.
Подходит в возрасте Иваныч белорусских кровей. Молча подает путевку. Ждет пока Оксана перепишет маршрут, а затем с обиженным видом просит:
- Оксана, завтра поставь меня на технологию.
Оксана молча кивает.
Заканчивается выпуск. Оксана спрашивает у сменного диспетчера:
- Люда, а ты не знаешь почему Николая летчиком зовут?
- Он начальником аэропорта был где-то на Севере. Авария была. Вот после этого он посидел, устроился к нам водителем. А ты видела, как на тебя Олег смотрел?
- Люда, да не нравится он мне. Выпиши путевку на цементовоз, они сегодня в командировку едут.
- Они уже подходили, пошли машину готовить. Представляешь я в прошлую ночную смену поехала снимать машину на технологию. Подъехала к Мазу Виктора, стучусь в дверь. Он открывает полуголый, а там мастерица сидит. Путевку молча подал, даже не возмущался. А сам недавно женился.
- Рейсы зарабатывает. Говорил мне, что супруга в положении. Ладно пойду, шеф вызывает.
К окну подходят водители автобусов, работающих на обслуживании предприятия. На предприятии они считаются «белой костью». Олег из далека начинает:
- Людмила, а что с нашей Валентиной? Говорят, у них любовь с Мишкой. Вот я, когда жил в Ялте, друг рассказывал. Служил он на корабле. В увольнительной были в городе. Идут две красивые девахи идут. Говорят, им: «Пойдемте в кино, потом подарки купим вам». Одна сразу отказалась ушла, а другая согласилась. Сводили они ее в кино, шмоток купили, на корабль привели. Она посидела и говорит: «Мальчики спасибо, я пошла». Они ей дескать куда пошла. Так ее полгода катали в машинном отделении, пока офицеры не заметили. Ну, вместо учения в порт отправили.
- Олег, иди ты со своей пошлостью! Мне некогда, работать нужно.
Оксана зашла в кабинет, расстроенная. Сходу сообщила:
- У нас ЧП. Алексей с Гришкой разбились. Гриша погиб. Начальник колонны просит ведомости подписать – собрать на похороны. Он с Москвы, отправят туда.
- Да, что случилось. Вот только путевки взяли.
- В карьере ходки рвали. Лобовое столкновение.
Оксана готовит ведомости. В тяжелые жизненные ситуации сотрудника, предприятие собирала денежные средства по подписанной ведомости. Это не большая часть помощи от коллектива, основная часть выделяется с предприятия.
В коридоре послышался шум. Пожилая женщина, работающая таксировщиком Екатерина, ругается с водителем:
- Не пропущу тебе эту путевку. У тебя техническая скорость 36, а я могу только 30.
- Как, ты не пропустишь? Я эти рейсы сделал. А топливо куда дену? Ты же неправильно считаешь. Там экскаватор большой, а ты норму берешь на маленький. Ты смотри, что у меня в ттн написано.
- Ой, прости, я сразу внимания не обратила.
Оксана, успокаивает водителя:
- Не расстраивайся! Ну, ошиблась. В возрасте же.
- Оксана, да сколько можно. Она же на этом месте не первый год. Сегодня прихожу, напарник оставил кузов не зачищенным. Пришлось все утро долбить. Солярку не слил. Пока слил за него. Опоздал на объект. Там скандал. Тут скандал. Посчитать не может. Ладно, проехали. Слышал Мишка погиб.
- Да, подпиши ведомость.
- Совсем молодой. Только с армии. Он даже домой не поехал, сразу сюда. Вот теперь подарок родителям.
День подходит к завершению. Оксана бросает дежурному водителю:
- Олег, подвези до дому.
Тот спешит к автобусу. Ей до дому минут десять езды. Но по морозу пешком идти не хочется.
Следующий день похож на предыдущий. Сменяются дни, диспетчера, водители.
Весной, природа оживает, как говорит таксировщица Екатерина «щепка на щепку лезет». В молодом коллективе, то и дело возникают симпатии. Где симпатии, там и сплетни. Руководство пытается бороться с этим явлением своим способом. Молодой начальник эксплуатации, еврей не большого роста, каждое утро напоминает диспетчерам:
- Смотрите мне, а то красный фонарь повешу на диспетчерскую.
Он говорит так громко, что бы слышали водители. За чаем, девчата смеются над его словами:
- Фонарь! Тут головы не поднять. Вон Нинка в коридоре с Анатолием поговорила насчет сервиза, у него жена на базе работает. Этот подумал, что она шуры-муры завела с ним. Уволил в этот же день.
Оксана подхватывает:
- Диспетчерская – лицо предприятия, поэтому пусть наши водители с мастерицами крутят. Мы чистенькие будем.
Все смеются. В диспетчерскую заходит инженер по БДД Терентий вместе с начальником Борисом. Борис дает распоряжение:
- Выпишите ему путевку на УАЗ и направите дежурный автобус и техническую помощь к мосту. У нас ДТП с цементовозом. Бочка не полная была, Сергея придавило. Он спал на спальнике. Наверное, даже не почувствовал.

Каждое сообщение о гибели водителя режет сердце Оксаны. Мысли крутятся в голове: «Она никогда не выйдет замуж за водителя. Уж очень опасная эта профессия – водитель». Еще не так давно, буквально зимой она так же отправляла в дальнюю командировку Владимира. Он замерз, но пытался спастись от мороза- сжег колеса. Автомобиль остался цел. Нашли водители, проезжавшие мимо. С тех пор в командировку отправляют по два водителя. От мыслей отвлекает звонок из военкомата:
- «Звезда 1». Кто принял?
- Главный диспетчер Скворцова Оксана.
- Ну в общем нам нужен бортовой автомобиль в аэропорт под «груз 200» в течении получаса.
- Поняла.
Положив трубку, она звонит на завод, перенаправляя бортовой автомобиль в военкомат.
За невыполнение команды с военкомата можно лишится не только места, но и свободы. В завершении рабочего дня появляется сотрудник ОБХС. Этот высокий широкоплечий мужчина в кожаном на меху пальто иногда появляется в диспетчерской, и задает не очень приятные вопросы о вышестоящих начальниках. Оксана отвечает уверенно. Стараясь не то, чтобы защитить начальство, но просто не хочет быть посредником в вопросах не «для ее ума».
Время идет. За ней ухаживает комсорг предприятия. Жизнь течет интересно. Каждый день новые события. Через год она вышла замуж. Им выделили квартиру. Строительство обслуживают несколько автобаз. Она осталась верна своей, тем более знает всех водителей. За время работы познакомилась с директорами магазинов. Она давала им транспорт для вывоза мусора, а они продукты флягами, ящиками, мешками. Из другого магазина ей давали полотенца, обувь – все что поступало в магазин. Они завозили весь товар в диспетчерскую и там делили между всем отделом, не забывая своего начальника. Жизнь течет в нужном русле, и это нравиться Оксане. Каждое утро после выпуска заходит в кабинет инженер отдела Раиса, женщина в возрасте, напоминающая старуху шапокляк. Под видом контроля работы отдела обходила все отделы с новостями о жизни предприятия, города, страны. Она начинает свой разговор всегда одинаково:
- А, мой мне вчера сумочку подарил. С японцами встречался. Вы знаете, они от мороза на эти самые места одевают специальные мешочки, что бы не замерзли. А куртки у них с подогревом. Одну моему подарили. А еще они с дозиметрами ходят. А вы слышали, оказывается наш еврей любовницу имеет. Да, она к нему каждый день в обед на машине подъезжает. Оказывается, Людка, старший с другой автобазы, забеременела от начальника управления. Жена в отпуск уехала, а он заболел. Так она к нему поехала, повезла бульон. А Валя развелась. Оставила своих детей, пошла к нашему водителю. Ее теперь «кукушкой» зовут.
Что правда, а что вымысел никто не задавался вопросом. Постояла, поболтала и ушла. Подошел водитель, его сегодня вызвали вне плана. Он с удивлением заметил:
- О, Оксана, смотрю кольцо на руке. Вышла замуж?
- Ну, даешь Заир! Почти год скоро.
- Лучше бы ты учиться дальше пошла.
- Зачем? Сам иди поучись.
- А у меня два высших.
- А, что ты тут делаешь?
- Тут больше платят. Я, что один такой? Он у Василия высшее медицинское, У Дениса высшее техническое. Процентов двадцать имеют высшее образование.
- Ну хватит болтать, меня шеф вызывает.
Оксана вернулась от начальника, сразу обратилась к диспетчеру:
- Галина Ивановна, шеф просит вашего мужа отправить в командировку. Ему нужен надежный человек. Он же у вас с сегодняшнего дня в отпуске. Он говорит, что заплатит ему дополнительно.
- Да, пусть съездит. Все равно пока дома сидит. Я еще работаю на этой недели. На следующей недели к дочери поедим.
Оксана подняла трубку, сообщила: «Он согласен».
Через два дня сообщили, что муж Галины Ивановны попал в ДТП. При столкновении с другим автомобилем его подбросило. Он приземлился на переключатель скоростей, который вошел в задний проход. Спасти его не удалось. Что бы замять дело, Галине Ивановне выплатили N-ную сумму и оставили на работе, пока сама не пожелает покинуть родную автобазу. Водители, после данного случая, не возлюбили диспетчера. Даже пытались путевые листы получать через других диспетчеров.
Время идет, идут года. Стареют водители. Однажды с ОТК сообщили:
- Олег заехал, что-то с ним не так. Скорую надо вызвать. Он говорить не может.
Врач скорой поставил диагноз – инсульт. Начальник возмущался: «Как он ехал? Себя чуть не угробил и людей мог бы угробить! Не мог остановиться?». Оксана заступилась: «Вы, знаете он ответственный. Хотел пригнать автобус на базу».
В коридоре громкий разговор водителя «налива» с начальником колонны:
- Василич, найди место мне в теплом боксе. Сейчас Новый год, как я потом топливо сдавать буду?
- Володь, успокойся. Где я тебе найду. Места нет. Вот после праздника придешь, загоним в бокс часа на четыре, оно оттает.
- Да, что б оно растаяло понадобиться больше суток. Я за недостачу не отвечаю.
Подключается начальник эксплуатации:
- На новый год выпуска не будет. Техничку поставьте на прогрев, а налив загоните в бокс. Владимир, рано утром, что бы выгнал автомобиль из бокса.
К диспетчерской подходит Николай, обслуживающий контору. Машет в сторону водителя «налива»:
- Уговорил! Вот так деньги потом рекой текут. Оксана, а ты что сегодня сидишь?
- Набойка от туфли отлетела. Туфли дорогие, вот сижу – берегу.
- Снимай. Давай сюда, сейчас сделаю.
Через час он приносит туфли. Теперь на дорогих японских туфлях металлические набойки.
В диспетчерскую заходит молодой начальник колонны. Он только что закончил институт. В автобазу попал по направлению. Александр приехал с молодой женой. Она работает в, обслуживающей организации мастером. Водители, часто над ним подтрунивают - «жена переспала сов семи водителями». Он делает вид, что ничего не происходит.
- Оксана, Понамарев от язвы дома умер. Жена сообщила. Нужно на карьер другого ставить. Вот действительно болезни водителей: язва, геморрой, радикулит.
Видно, что он тяжело переносит утрату любимого водителя.
Время движется вперед. В стране назрели перемены. Коллектив обсуждает предстоящие перемены. Основная масса коллектива против разного рода приватизаций, но руководству хочется «урвать кусок и желательно пожирнее». Да, кто там будет спрашивать коллектив, когда сверху дан приказ. После приватизации в течении полугода от двухтысячного коллектива остается восемьдесят водителей и десяток человек от руководства. Автомобили распроданы. Небольшая часть раскуплена водителями. Самым первым автомобиль купил молдаванин. Водители недоумевали:
- Зачем тебе? Работа нужна под автомобили. Топливо самому покупать.
Он быстро нашел нишу. Тем временем с маленьким коллективом, но работа сохраняется. Как-то в диспетчерскую зашла финансист:
- У нас, что все автомобили работают в одну смену?
- Давно уже, работы же нет. Для этих автомобилей не можем перевозки найти. Транспорт оставили специфический – никому не нужен.
- А, я считаю третий месяц в убытках. Содержать такую базу с таким количеством невыгодно.
Оксана в слове «невыгодно» почувствовала угрозу.
- Как не выгодно?
- Так! Нужно избавляться от основных фондов. Тарифы старые, их еще не меняли. Зарплату выдавать не чем.
С задержкой, но заработную плату выдают. А вот тратить ее не на что. В магазинах пустые полки, как будто «Мамай прошел». Такое все видели в документальных фильмах о загнивающем капитализме. Забастовки идут по всей стране. Люди не додумывают. Куда все делось? Вот только жили спокойно, с планами на будущее. Отпуска планировали на десять лет вперед. Общество нашло виновного: «Виноват меченый. Как он пришел, так стало все рушится.»
Любовь к своему предприятию теплит надежды на его восстановление. Водители работают, как «проклятые». Думают, что от их работы, что-то зависит. Всем кажется: «Вот-вот, еще немного – все будет как прежде». Бывшие водители иногда заезжают в диспетчерскую, интересуются насчет улучшения. Однажды заехал молдаванин. С самодовольным видом начал разговор с Оксаной:
- Привет! Ну, как у вас дела?
- У нас «как сажа бела», а у тебя? У нас говорят невыгодно.
- Мне-то проще. Я поехал договорился. Сколько заработал все мое. Ни тебе пережога, ни тарифов, ни простоев.
- Но, если у тебя все хорошо, что же ты коробку конфет не привез?
- А, теперь рыночные отношения. Я теперь от вас не завишу.
- Ну вот и иди от сюда.
Оксане стало неприятно от разговора.
С рейса вернулся Петр. Он ездил на лесоделяну за лесом. Оксана заметила серое уставшее лицо.
- Петь, что случилось? Устал?
- Устал-то, устал. С третьей базы водителя на моих глазах напопалам. При погрузке трос сорвался и его разрезало. Надо уходить. Не будет тут толка.
Он двинулся шаткой походкой к выходу. На предприятии тишина, как будто все вымерли. Только иногда появляются водители что бы получить путевой лист. В разгар разрухи руководство страны выпустила закон о безопасности дорожного движения. Оксана возмущается: «Зарплату не дают, перевозок нет, предприятий не осталось, но закон есть». Теперь нужно получать лицензии на перевозку. Оксана приехала в транспортную инспекцию. Ее встретила красивая высокая женщина. Она взяла документы на лицензирование и предложила заполнить опросный лист:
- Надо заполнить и написать предложение по улучшению организации перевозок.
Оксана, не задумываясь написала, о необходимости введения единых тарифов на перевозку.
У Татьяны Васильевны округлились глаза, посыпались брызги изо рта:
- Как ты такое можешь предлагать. Вон мой работает: туда груз привез, обратно рыбу. Единые тарифы, а что он заработает?
- Я написала свое предложение, нам нужно выжить, у нас водителям зарплату давать нечем.
- Ищите работу.
- Так легко сказать, где ее искать если все стоит в стране? Вы где своему нашли?
- Я договорилась. Если не можете, закрывайте предприятие.
- Как закрывать, там же водители.
Системе невозможно ни чего доказать, и бороться с ней бесполезно. Ситуация становится еще хуже. Перестали выплачивать заработную плату. Теперь работают ради работы. Начальник сдает свободные боксы частникам, но все полученные средства идут в один карман. Перестали складываться на похороны, уходящим скоропостижно водителям. Не с чего, выжить бы или хотя бы доехать до работы. Появляется Алексей, когда-то попавший в ДТП на предприятии. Он с возмущением подъезжает к кабинету начальника:
- Я на этом предприятии остался без ног. Платили, платили пенсию. Что сейчас случилось? Почему я должен в суд подавать? А, документы где? Конторы уже нет.
Начальник выходит из кабинета:
- Уже нет автобазы, у нас сейчас другое предприятие. Мы не можем тебе ничем помочь.
Слезы покатились по щекам измотанного от болезни Алексея. Он повернулся и выехал из здания. Вот и Александр с бортового идет. Он обслуживает магазин, вывозит мусор, просроченные продукты. Александр несет ящик с соком.
- Оксана бери, он еще хороший.
- Что бы я без тебя делала? Наверное, давно уже с голода умерла.
- Ни чего, Оксана, выживем. А ты слышала нашего Володьку с налива убили. Деньги хотели насчет выживания- семья с завода вместе с детьми…
Он показал рукой крест, вдохнул, шаркая по полу направился к выходу.
Оксана поняла, так жить нельзя. Теперь к ней пришло прозрение – лучше не будет, а если будет, то не скоро. Она с семьей переехала к родителям. Тут она устроилась без проблем на работу. Рыночные отношения отражаются во всех областях. Оксана дала свое определение «рыночным отношениям». Она считает, что это «закон хищника – можешь съешь, не съел- съедят тебя». Для нее это чуждо, но нужно привыкать. Она проверила, ранее выписанные путевые листы. Пришла в шок. Они были выписаны на неделю. Поинтересовалась:
- Разве водители, работают сутками? Так же нельзя.
Директору не понравился ее интерес:
- Они так работают, а получают наличкой. Пусть будет так, чтобы не путаться.
Оксана ничего не поняла, пока не заметила, что директор увольняет водителей почти каждый день и набирает новых. Уволенные водители подходят к директору за расчетом, а он им отдает только десять процентов от заработка. Офис охраняется, сильно не по возмущаешься –охрана выставит, да еще полицию вызовут. Оксана подумала: «Вот это эксплуатация! Рабам такого не снилось.» Необходимость лицензироваться приводит режим в соответствие. Приезжие водители возмущаются: «Мы приехали заработать, зачем нам выходные?». Иногда самым надежным разрешают отработать сутки. Водители уходят. На место приходят те, кто хочет работать по нормальному графику и понимает, что рвачество до добра не доведет. Складывается надежный коллектив. Оксана вспоминает, как пришел юный дагестанский мальчик Рустам. Она приехала на стоянку на легковом автомобиле с водителем. Рустам подошел к водителю и с акцентом пытался объяснить, что ему нужна работа. Когда водитель перенаправлял вопрос, показывая на Оксану, он говорил: «Она же женщина, ничего не понимает. Уборщицей работает?». Для Оксаны, каждый водитель, как новая открытая книга.
Оксана довольна работой, за многие безденежные годы, она получает заработную плату. Водители пытаются заработать, «моча» ходки. Однажды в выходной ей сообщили, что водитель разбился на КамАЗе. Въехал в ограждение моста. Оксана выехала в больницу, сидела гладила по голове, причитая: «Только живи». Он выжил, уволился и уехал домой. Оксану вдохновляла перспектива – тут были объемы перевозок. Коммерческий директор заключил договор на перевозку песка. Водителей в первый же день остановило ГИБДД за перегруз на ось. Получается автомобили должны ходить пустые, даже полупустой автомобиль попадает на штрафы. Да, рыночная экономика – для разорения. Предприятие ужимается, считает расходы по каждой перевозке. Оксана выполняет работу за восемь человек. При увольнении очередного сотрудника, она брала работу. Ей доплачивали за это несколько рублей, но она наверняка знала, что у нее есть работа. Как-то ее вызвал директор. Он предложил поговорить насчет организации работы водителей:
- Нам нужно будет отправить водителей в командировку на пароме. Мы тут посчитали – заработную плату на пароме платить же не будем? Они же не за рулем.
- А если Вас отправить с Москвы до Владивостока на поезде. Дорога займет полмесяца. Вам то же зарплату не платить?
- Это же водители! Пусть тогда сидят без работы, нам не выгодно их посылать. Мы наймем сторонний транспорт.
Оксана помнит, как однажды наняли сторонний транспорт, а груз не доехал. Потом искали «козла отпущения». Оксана подумала: «Жизнь не научила!». А сама добавила:
- У частников то же проблемы. Водитель приезжал, рассказывал. Взял автомобиль в кредит, а перевозок нет. Нашел к нам, а теперь без топлива, без денег будет искать обратный груз. Любому частнику нужен будет попутный груз, либо будет стоять пока не найдет попутный груз. Им то же не выгодно.
Водители ждали новостей от Оксаны. Ей их порадовать не чем. Тогда она договорилась с финансовым директором о снижении себестоимости перевозки за счет заработной платы водителей. Водители согласились и поехали. Оксана думала: «Пусть зарплата чуть ни же, но это лучше, чем без работы.». Однажды в пятницу вечером водитель сообщил: «У меня, что-то с двигателем. Что мне делать? Автомобиль с грузом. Но замерзать я не намерен». Все руководство сказало: «Пусть стоит до утра, завтра придумаем.». Она хорошо помнит замершего водителя с родной автобазы, сейчас она этого не допустит. Оксана поднимает водителей, договаривается о сцепки и отправляет на свой риск помощь. Руководство утром не позвонило, и никогда не интересовалось спасением водителя. Оксана не понимает одного: «Почему издаются законы, не облегчающие водительскую судьбу, а наоборот уничтожающие профессию - водитель». Вот так с законом о «Платоне». Прошло почти тридцать лет после принятия направления «лучшей жизни», но количество грузовых автомобилей на дорогах не увеличивается. Не выдерживают, уходят с профессионалов, а приходят мальчики «рыночных отношений». Которые, совершая маневр не смотрят в зеркала или мчатся по дорогам со скоростью света. На дороге нет уважения, поэтому проблемы с безопасностью. Ни один закон не спасет жизнь. Если за рулем ханжа.