Витрина
Журналов

Современник №10

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Современник №10

О людях живущих рядом с нами

Бренд: Современник

Автор: Ольга Черникина

Дата издания: 25.10.2017

Сынишка подрастает. В этом году станет первоклассником. К началу учебного года Аркадий обещал нас забрать в столицу. Я продолжаю работать в администрации. Сашу решила оставить у мамы, что бы перед школой отдохнул. Да и мне проще, не нужно бежать с работы. В рабочие дни не готовлю, хватает обеда в буфете. Что бы чувствовать себя не одиноко в пустой квартире -включаю телевизор. В новостях каждый день шоу: Ельцина скинули в мешке с моста, затем он разорвал партбилет, отпуск розничных цен. Все это на фоне конфликтов в Карабахе, Приднестровье, Абхазии. Бастуют шахтеры, врачи, учителя по причине невыдачи заработной платы. Во время войны не было случаев невыдачи заработной платы. В эфир «кидаются» красивые слова: справедливость, каждому по квартире. США после десятилетий холодной войны подружилась с Ельциным. Выразили желание помочь в приватизации заводов и фабрик. Непонятно откуда появились наркоманы, проститутки, бандиты. Ученые уезжают из страны. Ночью сон не приходит. Муж перестал звонить. Понять бы едим мы или нет в Москву. Лучше запишу ребенка в школу в своем городе, а там будет видно. В выходной приехала к маме. Она посмотрела на меня, покачала головой:
- Нина, ты совсем себя довела. Посмотри на себя, совсем похудела. Новости есть от Аркадия?
- Нет. Не знаю. Что делать.
- Не хотела тебе говорить. Соседка наша видела его в Москве. Шел с красивой женщиной, в машину садились.
- Мама, мало ли с кем он по работе может ездить. Он не такой. Он вообще очень порядочный.
- Тише ты, у нас бабушка заболела. Врача вызывала, плохо совсем. Не хочу, чтобы она наш разговор слышала. Расстраиваться будет.
- Мама, ты тоже не переживай. Все будет хорошо.
Я обняла ее за плечи. Она похлопала меня по рукам.
- Да, знаешь у нас на втором этаже семья переехала прошлой осенью. Вот у них сын чего-то там надышался, спасти не успели. Ему то всего четырнадцать лет было. Страшно за Сашу.
- Мы же его правильно воспитываем ,такого не будет. Слышала чеки приватизационные будут раздавать. Нужно куда-то вложить.
- Раздадут – вложим. Хоть на старость лет разбогатеем. Ты если Сашеньку собираешься в школу отправлять, нужно ко школе купить необходимое.
- Да, на следующий выходной пойдем за покупками, какая разница в какую школу пойдет. Все равно нужно будет покупать.
- Нина, а ты знаешь Катерину, со мной работала? Она замужем за латышом была. Оказывается, развелись по национальному принципу. Он ей сказал, что русские враги. Жили, детей вырастили, а теперь национальность не та. Что делается?
- Что-то в лучшее не верится. Кажется, не давно и в голову не могло прийти, что такое может быть.
В августе раздали приватизационные чеки, каждый на десять тысяч рублей. Я получила на себя и на сына. Приехал Аркадий. Он кардинально отличается от Аркадия, который недавно был со мной. Привез подарки, продукты, деньги. Предложил присесть меня на против, сказал:
- Нам нужно поговорить. Ты только не расстраивайся.
Я почувствовала не ладное, он продолжал:
- Понимаешь, жизнь очень сложна и не однозначна. У меня появилась другая женщина. Пока я не собираюсь узаконить наши отношения, поэтому ради Сашки у нас пока семья. Только ради Сашки.
У меня комок подошел к горлу. Он стоял там и не давал мне говорить. Он с самодовольным видом продолжил говорить:
- Я тебя ни в чем не обвиняю, но ты стала не той девочкой, которую я полюбил. Сейчас жизнь другая и возможности другие, но я просто хочу жить.
У меня только вырвалось:
- Это не справедливо.
- А ты все в той жизни живешь. Справедливо, не справедливо. Кому теперь это нужно. Теперь деньги должны быть, а не твоя никому не нужная справедливость. Детский сад. Ты телевизор смотришь? Ну вот.
Он вышел. Я его больше не видела. Сыну и маме решила пока не говорить. Нужно обменять приватизационные чеки. Через знакомых в администрации вложила чеки в инвестиционные фонды. Сынишка отправился в школу. У меня появилась ниточка к жизни, ради чего должна жить. Боль от разрыва с мужем не утихает. Не знаю куда себя деть в выходной, только что бы не думать о его предательстве. Осенью передали по телевидению, что Ельцин запретил КПСС. Сейчас предательство в моде. Цены растут в геометрической прогрессии. Не хватает на питание. А тут еще денежные реформы одна за другой. Сначала обменивали пятидесяти и сто рублевые купюры, а сейчас обмен купюр на новые банковские, только с ограничением суммы обмена. Я хотела обменять, но обменяла не всю сумму, которая у меня была. Мама вообще не смогла обменять, потому что срок был три дня, а в сберкассу не пробиться. В общем деньги у нас с ней пропали. Горе одно не приходит. Умерла бабушка. Что бы похоронить собирали в долг по всем соседям. Администрация помогла с местом под могилу. Утро четвертого октября встретило новостью: Ельцин подписал указ о введении войск в Москву. Так произошло ГКЧП. От советского периода ни осталось ни чего. Аркадий может и прав? Нужно приспосабливаться к тем реалиям, которые нас окружают. После смерти бабушки больше нахожусь у мамы. Пришлось рассказать маме о Аркадии, скрывать уже невозможно. Мама попыталась успокоить:
- Ты знаешь, наверное, к лучшему. Я его всегда не долюбливала. А ты все: «Он не такой, он не такой». Все они одинаковые. Ты еще молодая, найдешь себе.
- Кому я нужна? У меня ребенок. Только думаю, как бы его поднять. Выучить нужно. А тут еще сокращения. Меня, наверное, сократят. Итак, держали за счет Аркадия. На завод звонила, там тоже сокращения идут. Распродают оборудование. Теперь все не выгодно. Зарплату задерживают. Люди из города уезжают, кто куда может. А кто остается, тот спивается.
- Ой, Нина, совсем забыла. Помнишь Марину с тремя детьми, с тобой работала?
- Хорошо помню. Она меня, как-то отсчитала.
- Ой, Нина, прости ее. Умерла она. Покончила с жизнью. Вместе с детьми нашли. Ее сократили, работы нет, детей кормить не чем. Вот так и получилось.
У меня хлынули слезы. Видно сказалось напряжение, которое я сдерживала с момента ухода мужа. Мама, видя такое дело, махнула рукой, присела за стол и промолвила:
- Вот я дура, знала бы такое дело, не сказала бы тебе.
- Мама, ты тут не причем. Просто накопилось.
Меня сократили. Попыталась найти работу, но безуспешно. Завод, на котором я ранее работала, приватизировали. Затем провели сокращения. От завода осталось несколько станков, которые переустановили в один цех. Остальное оборудование продали, а что не продалось превратили в металлолом. Люди остались выброшенные на улице. Участились самоубийства. В стране убийства финансистов, бизнесменов, губернаторов вошло в порядок вещей. А тут пришел «черный вторник». Курс доллара вырос сразу в шесть раз. У меня ни счетов в банках, ни сбережений нет, вот только за похороны еще не рассчитались. Брали то в рублях, но с некоторых пор все стали пересчитывать долги в валюту. Осталось то немного, но где их взять, если я не работаю. Решили с мамой продать квартиру, чтобы расплатиться с долгами. Только стоимость квартиры упала до стоимости шубы. Продали за столько, за сколько смогли. Для нас это стало большой победой, потому что квартиры не продавались. А тут сын пришел весь в слезах, побитый.
- Что случилось? - бросилась я к нему.
- Что? Что? А ты почему не сказала, что папка от нас ушел. Наврала. Все говорила, что у него дела. Где он?
- Сыночек, так получилось. Я не хотела тебя расстраивать. Папа он хороший, только так получилось. Я правда не знаю, где он есть.
- Снова обманываешь. Это ты плохая, если папка от тебя ушел.
Он ушел с свою комнату. Я слышу, как он плачет. Подошла мама:
- Ничего дочка, он поплачет не много, а вырастит сам разберется. А ты бы подумала, как тебе его дальше растит. Мужчина нужен в доме. Подумай.
Я и сама это понимаю. Нужен мужчина мне и сыну, особенно в наше тяжелое время. На декабрь назначены выборы. Может еще все изменится? Но новости говорили о том, что будет еще хуже. Наступило время тотальной распродажи фабрик и заводов, даже стратегических. Все заводы живут по одному сценарию: назначается куратор из США по приватизации, приватизируется, все сокращается и потом закрывается. Я понимаю, что ждать не чего. В новогоднюю ночь пошла на центральную площадь. Услышала:
- Нина! Нинка! Это ты что ли?
- Привет, Ксюша. Поздравляю с праздником.
- Ты одна? Присоединяйся к нам. Давай, хотя бы ненадолго. Не переживай, мы тебя проводим.
Вот так я встретила свою палочку-выручалочку. Моя бывшая одноклассница, как оказалось приехала в город еще летом. Открыла свой учебный комбинат. Она меня пригласила на работу в качестве преподавателя по металлообработке. У меня появились, хоть не большие, но все же денежные средства. Телевизор смотрю меньше, не когда, работаю. Вот нашему народу достался вечно пьяный президент. А тут восемьсот миллионов отправили в Чечню. Денежные средства не дошли, а он руками развел и говорит: «Не знаю куда они делись?» Вот уж счастье нам привалило! Он не только не знает куда делись отправленные деньги, но и куда в стране делись деньги. На помощь пришел ВМФ. Теперь, когда-то самостоятельная огромная страна, взяла в долг под большие проценты у бывших врагов. Дожились! До руководились!
Ксенья часто приглашает в гости. У нее собираются сотрудники, знакомые. Смотрим фильмы по видеоплееру, пьем кофе. Я почти отошла от развода с мужем. Только иногда ночью реву в подушку, что бы мама не слышала. Сегодня вечером будем смотреть фильм Невзорова «Чистилище». Когда Ксюша сказала название, я подумала, что фильм о церкви. Фильм оказывается о Чечне. У меня от фильма «снесло крышу». Я не могу успокоиться уже дня четыре. Только представлю своего Сашку в этой мясорубке, хочется убежать куда глядят глаза. Вот только была страна, без таких проблем. Проблемы были, но не такие же. Такие проблемы даже в страшном сне не могли присниться. Очередная денежная реформа. Меняются купюры на новые из расчета тысяча рублей к одному. Сколько можно. Когда ни будь будем жить нормально? Верится с трудом. Заработную плату задерживают по-прежнему. Шахтеры вышли на Транссиб. По всей стране идут задержки заработной платы бюджетникам, а уже приватизированным предприятиям вообще не выплачивают. МВФ дает кредит за кредитом, как будто хочет купить Россию с потрохами. При все этом выступает, вернувшейся в страну Солженицын. Перезахоранивают останки Николая второго с его близкими. История, как будто перемешалась. Верха стараются урвать, а в низу выжить. Раньше в учебнике по истории была картинка, когда буржуй держит земной шар в руках, а бедняк одной ногой стоит на своем кусочке земли. Сейчас точно такая ситуация, или так мне кажется. Лихорадка страны, отражается на семейных отношениях. Семьи разваливаются, многие спиваются от безысходности. Мою семью постигло очередное горе. Убежал сын из дома. Пришла в милицию написала заявление. С помощью моих учащихся распространили фото. Пришел следователь, все расспросил, пообещал найти. За что мне такое горе? Через четыре дня нашли его в Москве. Говорит, что поехал к отцу. Мама напомнила:
- Помнишь я тебе говорила, найди мужчину. Ребенку отец нужен.
- Мама, где я его найду? Где он валяется?
- Никуда не ходишь, конечно где ты его найдешь. Объявление осталось только повесить.
Пришел следователь, узнать, как у нас дела. Поговорил с Сашей, пообещал ему найти отца. Смотрю мальчик успокоился. Стал встречаться с милиционером. Мама говорит:
- Ну и хорошо. Мужчина хороший. Плохому не научит. Ты бы ему тортик испекла бы. За Сашкой приглядывает.
- Мам, да не удобно.
Примерно через неделю после работы, зайдя домой, увидела в гостях того самого следователя.
- Добрый день, Нина. Меня пригласил Саша. Сейчас в Москве целая серия терактов. Так что вовремя нашли Вашего Сашку.
Он обнял Сашку за плечи, а тот прислонился к сильному плечу. Мама права – сыну нужен мужчина.
- Давайте пить чай.
Мы попили чай, он ушел. На следующий день он встретил меня после работы. Так мы стали встречаться до момента, пока он не сказал мне:
- Нина, а у нас в Чечне знаете, как свадьбы играют?
- Вы из Чечни?
- Да, я чеченец.
- Прошу Вас, уйдите? - выпалила я.
- ВЫ не заметили, что я чеченец? Вы националистка?
- Нет, я не националистка. Я видела фильм,- я не договорила.
- Невзорова? Не все такие. И в фильме не все правда. Я конечно уйду. Я думал, что ты другая.
- У меня Сашка. А если бы с Сашкой так?
Из комнаты вышел Саша:
- Дядя Руслан, а Вы завтра придете?
Руслан смотрел на меня. Я ответила:
- Дядя Руслан завтра придет вечером на чаепитие.
- Тортик с меня,- ответил Руслан.
Мама подошла ко мне, обняла и сказала одно слово:
- Молодец!
Приближался новый девяносто девятый год. С которым уйдет очередная эпоха страны с его потрясениями. Жизнь продолжается. Какой она будет?