Витрина
Журналов

Синяя пчела №2

Комментарии
2

категория журнала | Культура

Синяя пчела №2

Второй номер студенческого журнала факультета теории и истории искусств СПбГАИЖСА.

Бренд: Синяя пчела

Автор: podlipentceva

Дата издания: 08.01.2018

Посвящение Рыцарю

О выставке работ Альберта Серафимовича Чаркина "Рыцарь искусства"

7 декабря 2017 года в Научно-исследовательском музея при Российской Академии художеств состоялось торжественное открытие выставки «Рыцарь искусства», посвящённой творчеству Альберта Серафимовича Чаркина.
В этом небольшом рассуждении я хотела бы отойти от описательных формальностей и биографических заметок, благо выставка сопровождалась прекрасными, достаточно полно освещающими этот аспект, текстами, и я не скажу лучше. Вместо этого, пользуясь тем, что текст этот пишется для свободного студенческого издания, позволю себе вольность порассуждать над тем, что задевает моё любопытство или пресловутое внутреннее чувство прекрасного, ощущение настоящего искусства.
Прежде всего, почему «Рыцарь»? Именно так, с большой буквы, утверждающе монолитно открывает это слово наше знакомство с выставкой. Признаюсь, я питаю некоторую слабость к названиям, ведь они, при внимательном выборе автором и не менее внимательном изучении зрителем могут сходу настроить нас на нужную волну, подсказать, с какой точки зрения лучше взглянуть на имеющуюся действительность. Очевидно, я не одинока в своих убеждениях, так как основное издание, приуроченное к выставке, также открывается своеобразным объяснением названия. Этим небольшим отрывком, уместившимся в один абзац, задаётся тон всего последующего повествования – с первого предложения отмечается тяга Альберта Серафимовича Чаркина к победе. Непрерывное восходящее движение, увлекающее за собой и окружающих близких по духу людей, характерно для настоящего мастера своего дела. Человек, работающий с такой самоотдачей и упорством, выходит за рамки бытового понятия «профессия» и вступает в таинственное пространство призвания – множество раз описанное, но так и не объяснённое. Безусловно, всё это верно для творчества Чаркина. И всё же, титул, озаглавливающий ретроспективу этого творчества так и остаётся, на мой взгляд, не до конца объяснённым.
«Рыцарь искусства» - кто даёт это гордое звание и, что, пожалуй, важнее, кому? Чтоб получить его, по моему скромному мнению, недостаточно стремления к победе, внутреннего горения и тяги к искусству. И всё же оно не смотрится пустой метафорой рядом с именем прославленного скульптора. Быть может, дело не столько в самой победе, сколько в том, во имя чего она совершается. И рыцаря делает рыцарем победа во имя не красоты даже, а того мистического прекрасного - идеала, в современности уже практически сросшегося с романтизированным понятием рыцарства. Не спорю, это удивительное явление может встречаться в самых разных областях, но, по моему глубокому убеждению, в наш скоростной век только искусство в состоянии в полной мере ухватить эту вечно ускользающую субстанцию.
Что ж, возможно, этот небольшой очерк может показаться уходящим в какую-то излишнюю метафизику, вместо конкретного разбора объёмов и пластик, но я берусь утверждать, что Рыцарь искусства, пожалуй, высшая похвала творцу, и обойти вниманием этот момент мне не представляется возможным. Так или иначе, вряд ли кто-либо решится оспорить, что Альберт Серафимович Чаркин носит этот титул по праву.
Фото с открытия выставки
Ксения Подлипенцева, 3 курс ФТИИ

Анонс следующего выпуска

Следующий выпуск журнала выйдет в первой половине июля