Витрина
Журналов

Синяя пчела №1

Комментарии
2

категория журнала | Культура

Синяя пчела №1

Первый номер студенческого журнала факультета теории и истории искусств СПбГАИЖСА.

Бренд: Синяя пчела

Автор: podlipentceva

Дата издания: 04.12.2017

Главные события месяца

Празднование 260-летия со дня основания Академии художеств

Международная научная конференция "Академия художеств в прошлом и настоящем"
Международная научная конференция «Академия художеств в прошлом и настоящем», посвященная 260-летию Санкт-Петербургской Академии художеств, проходила в конференц-зале нашей Академии в рамках IV Санкт-Петербургского культурного форума. На три дня Академия превратилась в площадку для международного сотрудничества Институтов изобразительных искусств стран Европы и Азии. Со своими докладами выступили представители ВУЗов  Японии, Италии, Греции, Шотландии, Литвы, Дании, Франции, Австрии, Испании, Нидерланд, Польши, в основном, рассказывая про свои учебные заведения и структуру образования. Конференц-зал и столовая Академии стали площадкой для заключений новых договоров о сотрудничестве. Выступления наших соотечественников помогли углубиться в вопросы, связанные с историей Академии, её выпускниками и их работами. Несмотря на временные рамки, обозначенные в теме конференции: «прошлое и настоящее», наметились планы на будущее.
Дарья Нахимова, 2 курс ФТИИ
Межвузовская студенческая конференция к 260-летию со дня основания Академии художеств
21 ноября в Художественно-информационном центре успешно прошла межвузовская студенческая конференция, посвящённая юбилею Академии художеств! От лица редакторского состава журнала хотелось бы ещё раз выразить благодарность преподавателям, благодаря поддержке которых удалось организовать эту встречу, и, разумеется, всем выступившим на ней учащимся из различных художественных и гуманитарных вузов нашего города. Очень радует, что наше молодое поколение заинтересовано в научных исследованиях и обмене опытом.  Надеемся, что прошедшая конференция была далеко не последней, и в будущем общими усилиями мы сможем организовать регулярные мероприятия, призванные сплотить творческих молодых людей, интересующихся искусством во всех его проявлениях, и наладить тесные связи и сотрудничество между различными высшими учебными заведениями Петербурга, фундамент чему уже был заложен на нашей встрече! Ниже читатели смогут ознакомиться с тезисами некоторых из представленных на конференции работ.

Ксения Подлипенцева, 3 курс ФТИИ
Знакомство с художником Евгением Барским: жизнь и творчество выпускника Академии
Кто такой искусствовед? Для меня это человек «проводник» в бескрайний мир искусства, в котором неподготовленный человек может попросту заблудиться. Человек «сайт знакомств», который помогает современному художнику найти своего зрителя. Человек «пиар-менеджер», который может так рассказать или написать о творческой личности, что слушатель или читатель заинтересуется ее работами.  А ведь этот отклик так необходим художнику при жизни. Почему Пушкин оставил такое большое наследие? Потому что чувствовал, что его творчество нужно современникам, писать для потомков может далеко не каждый.
Итак, знакомьтесь, человек-образ. Человек-энергия. Человек-Художник. Евгений Савельевич Барский как вулкан с собственных полотен. Его работы больше, чем пейзажи. Это своего рода живописные саги о мироздании, художник «не копирует природу, а изображает ее так, как видит именно он». А видит он ее частью огромной Вселенной. Отсюда и особые масштабность и глубина, присущие его работам, которые ждут вас в Русском музее, музее современного искусства «Эрарта», в музее Ахматовой.
Евгений Барский вырос в творческой семье. Три его старших брата, два из них -философы, а третий – поэт, оказали достаточное влияние на мировоззрение младшего. «Мазал с четырех лет. Видел краски –сразу их уничтожал. Школьные тетради были похожи на одну большую кляксу, - признается художник». Первую полноценную работу написал в четырнадцать лет, до этого нигде не учился рисованию, «просто взял и накрасил, и этой картиной закончил свое детство».
Эта первая по-детски наивная и трогательная работа стала его пропуском в любую художественную школу. «О, самородок!» - вылетало с уст любого педагога любого рисовального кружка. Но в школе у будущего живописца даже была двойка по рисованию. За натюрморт, который казался слишком скучным и неинтересным Евгению. Да и в художественных школах юноша не задерживался дольше, чем на одно занятие.  «Смысл рисовать все те же кувшин и яблоко?»
В Академию художеств Евгений Барский поступил лишь со второй попытки. Сразу после окончания училища имени Серова ему это сделать не удалось, но молодой амбициозный художник не отчаивается. Вторая попытка увенчалась успехом: все экзамены на «отлично». Поначалу Евгений Барский попал в мастерскую Мыльникова, но вскоре понял, что в душе он не монументалист, а живописец. А вот с Евсеем Евсеевичем Моисеенко студент сразу нашел общий язык. Оба убеждены в том, что нужно не копировать природу, а изображать ее такой, какой она видится именно тебе. А главное, писать лишь то, что сам пережил. Когда Барский полностью погрузился в написание диплома, он ежедневно приносил Моисеенко одну или несколько работ, заставив ими всю мастерскую. «Ну, куда мы будем эти паруса вешать?» -лишь подшучивал Евсей Евсеевич и хвалил студента за его увлеченность делом. А иногда и заступался за юного художника. Один педагог посоветовал Барскому не изображать девушку в красных брюках, ведь тогда, в советское время, было не принято такое носить. Моисеенко же категорически запретил что-либо менять в работе, считал, что молодому художнику удалось поймать «жизнь», то, что действительно цепляет глаз зрителя.
Именно в Академии Барский встретил свою будущую жену. Все четыре года он проходил с Мариной за ручку. Моисеенко часто выделял работы девушки, отмечал, что ее картины будто светятся, и этим выделяются среди остальных. Вокруг Евгения и Марины собралась компания молодых и безумно увлеченных своим делом людей. Студенты-живописцы буквально жили в Академии: писали друг друга, давали друг другу советы, часами засиживались в библиотеке.
После окончания Академии Евгений Барский много путешествует. Венеция, Неаполь, Япония. Но именно Камчатские вулканы станут главным источником вдохновения художника. Именно в образе вулкана художник сумеет воплотить энергию самой природы. На Камчатке Евгений Барский найдет и хорошего друга который ему часто будет говорить: «Что на Камчатке, что в Петербурге – ты везде один».
Заканчиваю любимым стихотворением Евгения Савельевича Барского, его своеобразным девизом. Быть может, станет и вашим.
Твори с зари и до зари,
И не щади сердечных тканей,
Глазами, памятью, руками
Картину эту сотвори.
Ее законченную будто
Поставь к стене и в добрый путь!
Потом, быть может, три минуты
Ее посмотрит кто-нибудь.
 
Варвара Заборцева, 1 курс ФТИИ

«Тайная комната»: группа и музей Савинского
В конце XIX начале XX в работе рисовальных школ, а также художественных учебных заведений преобладал консерватизм, свойственный образованию в целом. Школа начала заметно отставать от потребностей времени.
Знаменитый педагог и основатель впоследствии школы рисования - П. П. Чистяков считал, что Академия художеств конца XIX века нуждается в реформе и новых методах работы с воспитанниками для чего необходимо усовершенствовать методику преподавания рисунка, живописи и композиции.
Многогранная деятельность Чистякова стала тем важным и необходимым явлением, в котором сохранилась почти прервавшаяся нить  преемственности между творчеством А. А. Иванова и искусством рубежа XIX и XX вв.                                                                                                                                        
Одним из учеников Чистякова, который воспринял его систему рисования в полной мере, был Савинский. Василий Евменьевич Савинский учился в Академии художеств с 1875 по 1882 год. Брал уроки у Чистякова, который считал Савинского одним из лучших своих учеников. Василий Евменьевич закончил Академию художеств с Большой Золотой медалью и, впоследствии, стал профессором и преподавателем Академии художеств.
До сегодняшнего дня не существует специального исследования специалистов, посвящённого педагогическому наследию замечательного живописца и рисовальщика Василия Евменьевича Савинского и его продолжателей. Именно Савинский продолжил традиции школы Чистякова, которая, впоследствии, была названа школой Чистякова-Савинского. Василий Евменьевич добивался от учеников глубокого изучения натуры, строгого анализа формы, дисциплины рисунка и точной передачи природных цветовых отношений. Учениками В.Е. Савинского были известные русские художники, которые вошли в золотую коллекцию российского искусства XX века: И.И. Бродский, А.А. Рылов, И.Г. Дроздов, М.Г. Манизер, Вл.А. Серов, ПА. Шиллинговский, Ю.М. Непринцев и многие другие.
В 1918 году, когда началось выселение академических семей из жилого флигеля при Академии Художеств, дочь Василия Евменьевича Татьяна Васильевна нашла четырёхкомнатную квартиру на Большом проспекте Васильевского острова, которая и стала той «связующей нитью», благодаря которой традиции школы Чистякова-Савинского сохранились по сей день. Позже, в 30-х годах, после уплотнения, семья стала занимать две комнаты. Савинский продолжал работать и, также, вести активную общественную деятельность. В его квартире проходили заседания «инициативной группы», которая организовала кружок им. Чистякова, существовавший с 1926 по 1932 год. В него входили Нестеров, Карпов, Баруздина, А.П. Чистякова (дочь Чистякова).  После смерти Савинского в 1937, его дочь Татьяна Васильевна взяла на себя задачу сохранить духовное наследие своего отца. Татьяна Васильевна сама давала уроки графики, поддерживая тем самым школу, начатую Чистяковым и развитую Савинским. Татьяна Васильевна считала, что учиться рисовать надо на натуре. Главный принцип Татьяны Васильевны гласил: «Если ты рисуешь (или пишешь) ради результата, ради успеха, то ты не любишь искусство, ты любишь себя в искусстве».
У Татьяны Васильевны учились многие выдающиеся художники и педагоги, такие как Борис Рапопорт, Ирина Балакова и другие. Одной из учениц Татьяны Васильевны была Нина Моисеевна Клейн, ставшая впоследствии известным художником-миниатюристом.
После смерти Татьяны Васильевны была создана общественная организация, которой перешла эта комната, и задачей которой стало сохранение наследия Василия Евменьевича и Татьяны Васильевны. Возглавила организацию Ирина Васильевна Балакова, ученица Татьяны Васильевны.
Мне посчастливилось пообщаться с Ириной Васильевной Балаковой, которая на сегодняшний день является хранительницей музея.
Она рассказала об их работе по сохранению комнаты Савинских и создании мемориального музея. После смерти дочери Савинского, все его работы были переданы в Русский Музей, где находятся по настоящее время. Ирина Васильевна сделала копии этих работ, чтобы сохранить внешний облик комнаты. Сейчас эти копии висят на местах оригиналов, как это было при жизни Василия Евменьевича. Судьба музея не всегда была благополучной. Через 5 лет после смерти Татьяны Васильевны, комнату пытались отобрать соседи по коммунальной квартире. Только благодаря вмешательству районной администрации и милиции удалось отстоять музей. После этого был сделан отдельный вход в музей. Ирина Васильевна вместе с Ниной Моисеевной своими силами провели ремонт, полностью сохранив интерьер комнаты.
В настоящее время комната продолжает жить и собирать вокруг себя многих интересных людей. Здесь проходят занятия живописью и рисунком, которые ведёт Ирина Балакова. В музее тщательно сохраняют традиции семьи Савинских: проходят святочные гадания, начавшиеся ещё при Татьяне Васильевне, обязательные собрания в дни, связанные с Татьяной Васильевной и Василием Евменьевичем.
Мне посчастливилось попасть на святочное гадание, и я знаю, что и сейчас туда приходят многие молодые художники, работники музеев, студенты Академии Художеств и другие «люди искусства».  Очень хочется, чтобы так оставалось ещё очень долго.
Первая послевоенная выставка в Академии Художеств в 1949 году была выставка работ Василия Евменьевича Савинского. В 1988 году, в год смерти Татьяны Васильевны, состоялась вторая выставка картин Василия Евменьевича.
Хранительница музея, Ирина Васильевна Балакова вспоминает и о выставках учеников Татьяны Васильевны. Проходила в несколько этапов. Сначала каждый из учеников составлял дома свою «персональную выставку»  и приглашал «комиссию» во главе с Татьяной Васильевной, а после этого составлялась общая экспозиция. Такие выставки проходили с 1970 по 1978 годы.
Выставки, связанные с именем Савинских проходят и сейчас.
14 апреля 2009 года в «Художественном информационном центре» Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина состоялось торжественное открытие выставки Василия Евменьевича Савинского, повествующей о творческом пути мастера, на которой были представлены интересные биографические материалы из семейного архива Савинских.
Также не забываются и имена учеников Татьяны Васильевны Савинской.
В сентябре 2013 года в Академии Художеств прошла выставка «В русле традиции. Ученики Т.В. Савинской: Зинаида Караченцева, Виктор Кириллов, Борис Рапопорт».
Таким образом развитие русского изобразительного искусства в конце XIX начале XX века трудно представить себе без методики преподавания рисунка и живописи П.П. Чистякова и В.Е. Савинского, которые стали основателями новой художественной школы. 
Основные направление школы П.П. Чистякова - В.Е. Савинского заключались в проявлении таких сторон искусства, как:
·        Взаимоотношение натуры и искусства
·        Взаимоотношения художника с действительностью
·        Психология творчества и восприятия
Можно считать, что школа Чистякова-Савинского легла в основу академической изобразительной школы XX века, на которой воспиталось большое количество современных художников.
В результате исследования установлено, что в настоящее время в Петербурге существует известный узкому кругу специалистов музей-квартира Савинского, названной в настоящей работе «тайной комнатой». Этот музей, созданный продолжателями и учениками, стал «непрерывающейся нитью», благодаря которой школа Чистякова-Савинского жива и по сей день.
И сегодня основы школы Чистякова-Савинского используются при обучении рисунку в Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина
На мой взгляд, музей-квартира Савинского заслуживает статуса государственного музея и должен быть открыт для широкой публики.
Ксения Подлипенцева, 3 курс ФТИИ
Ленинградская архитектурно-реставрационная мастерская
1.       Послевоенный Ленинград: уничтожено 5 млн м2 жилой площади, пострадало ок. 200 историко-архитектурных памятников. Постановление государственного комитета обороны СССР «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и городского хозяйства г. Ленинграда в 1944 г.» от 29.03.1944. К 1947 г. Ленинград восстановил свой довоенный облик.
2.       ЛАРМ и методика комплексного восстановления архитектурных памятников XVIII-XIX вв: Ленинградская архитектурно-реставрационная мастерская была создана 1.07.1945 г. по Решению Ленгорисполкома № 141 от 19.03.1945 г. Основной принцип – научная реставрация. Методическая основа всего реставрационного процесса, основанного на глубоком и всестороннем изучении памятника и направленного на сохранение присущих только ему уникальных особенностей.
3.       Первый состав – выпускники Института им. И.Е.Репина, И.Н. Бенуа – реставратор: М.М. Плотников, Е.В. Казанская, А.Э. Гессен, И.Н. Бенуа. Биография И.Н.Бенуа. Восстановление Кикиных палат (поиск первозданного вида, применение новых технологий) и реставрация Дворца Коттеджа в парке Александрия (поиск старых материалов, записки реставратора).
4.       Ленпроектреставрация: Открытое акционерное общество «Санкт-Петербургский проектный институт реставрации памятников истории и культуры "Ленпроектреставрация"». Направление деятельности института: научная деятельность, проектная деятельность, инжиниринг, государственная историко-культурная экспертиза, сметное нормирование, финансово-технический надзор, образовательный центр.
Дарья Нахимова, 2 курс ФТИИ

Домовая церковь св. Екатерины Академии художеств: история и убранство
Церковь святой великомученицы Екатерины в Академии художеств оказалась первой в стране из возрожденных в 90-е годы храмов при высших учебных заведениях. Юридически приход был открыт 10 июня 1991 г., а 10 ноября того же года совершилась первая Божественная  литургия. В Академии художеств Церковь святой великомученицы является органичной частью исторического здания Академии, построенного в Санкт-Петербурге архитекторами А Ф. Кокориновым и Ж.-Б. Валлен-Деламoтом в стиле раннего классицизма. Строительство Академии началось с торжественной закладки церкви при участии императрицы Екатерины II в 1765. Богослужение совершили митрополит Новгородский Дмитрий (Сеченов) и архиепископ Гавриил (Кременцкий).
Последний период жизни академической церкви печален и во многом схож с судьбами других храмов России. Правда Декрет о ликвидации церковного имущества» (2 янв. 1922) и соответствующая инструкция, подписанная Н.Трошкой, заведовавшей Музейным отделом, не привели к уничтожению церкви. Специальная комиссия при участии К. К. Романова, А. Ф. Шварца, Г И. Котова, М.Т Преображенского и др. подтвердила художественно-историческую значимость церкви, но рекомендовала передать ее под охрану государства. Церковная  жизнь прекратилась значительно раньше. Не помогли многочисленные обращения учеников, служащих и профессуры, предлагавших взять церковь на свое обеспечение и организовавших сбор средств на ее содержание. Церковные службы возобновились лишь в 1991 году.
Убранство церкви появилось не сразу. Многое было создано руками профессоров и учеников Академии художеств.
В 1802 г. предписывается профессорам «при задании впредь задач ученикам стараться обращать труды их к таким предметам, которые могли бы послужить к украшению церкви». По замыслу К. Тона была создана классицистическая архитектурная «оболочка».
10 августа 1835 года император Николай I утвердил эскизы В. И. Демут-Малиновского и С. И. Гальберга. Им было приказано «приступать к производству скульптурных работ». К счастью, вся их работа сохранилась. Демут-Малиновский выполнил четыре фигуры евангелистов, расположенные на карнизах, у основания свода, а еще двенадцать рельефов по периметру, между пилястрами. Каждый рельеф изображает библейскую историю. Впервые идея тематического цикла скульптур была предложена И.П. Мартосом и развита его учениками.  Так появилась новая церковная традиция, получившая благословление духовенства, вехами на пути которой были скульптурные композиции Троицкого собора Александро-Невской Лавры, Казанского и Исаакиевского соборов.
Росписи плафона и конхи, иконы в иконостасе были выполнены уже к 1836 известными художниками, профессорами Академии художеств – П.В. Басиным, В.К. Шебуевым, Ф.А. Бруни, Ф.П. Брюлловым, А.Е. Егоровым, А.Г. Варнеком. Позднее, в 1850-60-е гг. храм регулярно пополнялся иконами. Некоторые из них являлись оригиналами, по которым создавались мозаики для Исаакиевского собора, в том числе работы Т.А. Неффа, А.Е. Бейдемана и др.
Современное убранство храма создано в византийском и древнерусском стиле.
В 1990-х гг. Александр Стальнов выполнил исконны современного иконостаса, запрестольный образ спасителя, а так же образа пристенных хоругвей и несколько других икон. Стальнов – известный петербургский иконописец. Среди тех, кто начал работать под его руководством – Иван Гойдзь. С 1995 года он исполнил ряд икон для церкви.  В том числе, пять из шести настенных икон: «Св. прав. Иоанн Кронштадтский» (1995), «Св. блж. Ксения Петербургская» (1995), «Св. блгв. вел. кн. Александр Невский» (1996), «Свт. Игнатий Брянчанинов» (1997) «Сщмч. Иоанн Кочуров» (1997). А.Карагина написала два варианта Киккской иконы Божей Матери, «Сошествие во ад» и «Распятие с предстоящими». Ей близка чувственная сторона образов греческого письма, глубина их переживаний, особая красота. Первая мозаики создана по картонам ученика вице-президента РАХ А.А. Мыльникова  Ярослава Штеренберга. Это мозаичный образ апостола евангелиста Луки.
В наши дни примером продолжения традиции привлечения академистов к оформлению интерьера церкви св. Екатерины могут послужить работы выпускника класса профессора Е. Горевого Андрея Гордеева. На западной стене храма установлены три его рельефа: в нишах «Сретение» и «Вход в Иерусалим», а над дверью – «Успение Богоматери».
Так образом, строгость архитектурных форм классицизма удивительно гармонирует с достижениями культуры Древней Руси и Византии.
Материал собран на основе книги кандидата искусствоведения Н.С. Кутейниковой «Домовая церковь св. Екатерины в академии художеств».
 Алия Зейнутдинова, Владислава Межинская, 2 курс ФТИИ

Первые выпускницы Академии Художеств
Когда мне предложили сделать доклад о выпускнике Академии художеств, первое, что я сделал – открыл в Википедии категорию «Выпускники Императорской Академии художеств», чтобы найти там интересную историю. В категории было 569 персоналий, среди которых – наиболее прославленные имена русских живописцев, архитекторов и деятелей других искусств. Однако, еще меньше, чем имен, известных среднему школьнику, там было женских имен. Я лично насчитал четыре. Возможно, их больше, и я просчитался, просматривая 569 имен, но всё же почти уверен, что их было не больше десяти.
Конечно, подобная нерепрезентативность прежде всего связана с тем, что с момента основания академии до того момента, как прошел первый набор, в котором официально были женщины, прошло 133 года.
Я не буду долго говорить о женском образовании в мире и в России в XIX веке, о том, как Екатерина II делала первые шаги к тендерному равенству в образовании и как супруга Павла I Мария Федоровна сводила эту линию на нет, снова отделяя женское образование в отдельную структуру с выраженной сословностью, тогда как в мужском образовании границы сословий стирались – факт в том, что к концу XIX века вопрос о принятии женщин в высшие учебные заведения наравне с мужчинами, а не в отдельные учреждения, назрел и стал чрезвычайно актуален.
Первый совместный набор мужчин и женщин в Академию произошел в 1890 году, но важно отметить, что на курсах женщины стали появляться раньше – в качестве вольнослушаетелей. Отдельным личностям, как, например, Софье Васильевне Сухово-Кобылиной, удавалось достичь многого – она, например, известна как первая женщина, удостоившаяся золотой медали Академии – в 1854 году. Как художник Софья Васильевна состоялась в жанре пейзажа и в поздний период портрета. В Риме, куда она переехала в 1857 году, ее дом стал центром для русских живописцев, своеобразным салоном. Об успехе художницы свидетельствует то, что почти все 174 произведения, представленные на выставке после ее смерти, были распроданы, и теперь находятся в частных и музейных собраниях, в том числе в Третьяковской галерее.
Случай Кобылиной, обучавшийся в Академии в середине века, к сожалению, был всего лишь исключением, так как попасть в Академию ей помогло то, что благодаря знатности и богатству ее семья могла себе позволить нанять таких учителей, как Егор Егорович Мейер, который и ходатайствовал впоследствии о ее приеме в академию.
Для Елизаветы Михайловны Мартыновой из семьи врача путь в Академию по конкурсу открылся только в 1890 году. Мартынова с детства мечтала о карьере профессиональной художницы. И хотя она одной из первых женщин закончила Академию со свидетельством на право преподавания, к сожалению, ее большим планам не удалось сбыться, так как чуть более чем в тридцать лет она умерла от туберкулеза. До нас не дошло картин, которые точно принадлежали ее кисти, но дошли достаточно известные картины, на которых она изображена, как «Дама в голубом» Сомова, который учился с ней в Академии.
Параллельно с Мартыновой в Академии училась Анна Петровна Остроумова-Лебедева, которая оставила воспоминания об этом периоде своей жизни, благодаря которым мы можем почувствовать атмосферу в Академии в те годы. Она вспоминает о том, как Репин приветствовал присутствие женщин в Академии и отмечал их достижения, и в целом коллектив и студенты поддерживали и подбадривали студенток, которые чувствовали робость в совершенно новой для себя обстановке. После окончания Академии Остроумова-Лебедева стала одним из заметных членов группы "Мир искусства», будучи одним из самых важных представителей искусства гравюры того времени.
Свою профессиональную деятельность художница ставила превыше всего, и когда встал вопрос о замужестве с будущим академиком Лебедевым, она боялась, что это станет препятствием профессиональной деятельности. К счастью, Лебедев был готов к равному браку, и Анна Петровна продолжила заниматься гравюрами. Интересно, что когда художница высказала желание зарабатывать, продавая свои работы, отец стал ее останавливать, говоря: «Ну, Ася, не надо, не бери денег». Остроумова не согласилась, заявив, что, если не продавать работы, её работы будут нести «любительский характер». Известен также случай, когда в 1916 году встал вопрос о присвоении Остроумовой звания академика, многие действующие академики сомневались в фактической юридической возможности присвоения этого звания женщине. Решение было практически принято, но финальное заседание не состоялось из-за революционных событий 1917 года.
Опыт этих женщин, выбравших трудный путь образования и карьеры, вдохновляет нас и сегодня – выбирать путь, который подходит нашим убеждениям, а не ожиданиям общества.
Михаил Антоненко, 2 курс факультета свободных искусств и наук СПбГУ

Анонс следующего выпуска

Следующий выпуск журнала выйдет в первой половине июля