Витрина
Журналов

Селена: Жизнь после №26

Комментарии
0
Все это время он молчал, сидел за столом, снова приняв ту самую позу, и слушал наши с Гансом разговоры.
- Кто она? – спросил его Ганс.
- Надя… - тихо ответил Ричард.
Его лицо резко стало злым. Казалось, он представлял в своей голове картинки, как убивает и расчленяет её... Я вспомнила, как увидела их вместе впервые, и в моей груди снова возникла режущая боль, которая резко скрутила меня пополам. Немного согнувшись над столом, я оперлась ладонями, что бы скрыть это.
- Селена,- обратился ко мне Ганс, - Ты говорила, что видела Надю, когда Ричард пропал.
- Да, перед тем, как оглушила меня электрическим током, она стояла надомной и смеялась.
Ричард резко подорвался с кресла, часто задышал, и отвернулся от нас. Ганс как-то грустно посмотрел на него, растерянно почесав затылок рукой, а потом, прочистив горло, сказал:
- Кхм… Ладно, мы еще будем обсуждать это. Собираемся все в зале для переговоров. Пойду, скажу остальным…
Он загреб папки и бумаги, сунул все подмышку, прижав локтем. Спрятав руки в карманы, дядя вышел из кабинета, оставив нас наедине. Ричард стал в свою привычную позу. С широко расставленными ногами он смотрел в окно, и скрестил руки на груди. Я подошла к креслу, присела поудобней, и смотрела на него, в ожидании его слов. Он глубоко вдохнул, приложив кулак к подбородку, и начал говорить:
- В тот вечер, после того, как парни оттащили меня от Виктора, я пошел домой. Думал, что ты там. Хотел обсудить с тобой происшедшее. Увидев, что тебя нет дома, я пошел искать тебя по территории. Встретив Томаса у ворот, я услышал, что нашли лужу твоей крови…
Ричард замолчал, и мимовольно слегка повернул голову назад и взглянул на дверь.
- Мне Ганс рассказывал, как все было… - ответила я, поняв, что Ричард не знал, что можно говорить мне дальше, а что нет.
Он взглянул на меня, его глаза налились кровью. Было видно, что ему нелегко говорить об этом.
- Когда я повалился спиной на землю, в тот момент, я хотел, что бы хоть одна пуля все-таки попала мне в сердце…
Голос Ричарда дрожал. Периодически, он нервно сжимал и разжимал кулак у подбородка. Его боль чувствовалась даже на расстоянии. Поднявшись с кресла, я подошла к нему сзади. Запустив руки вокруг его талии, я остановила движение его ладони. Нежно сжав своей ладонью его кулак, я прислонилась лбом к его спине. Уткнувшись носом между лопатками, я крепко обняла его, и через время ощутила, как его тело расслабилось, мышцы перестали дрожать и немного смягчились. Затем он продолжил говорить уже более спокойно:
- Я каждый вечер ходил в лес искать тебя, Селена… Твое тело не нашли, а я надеялся, что ты жива. Ночи я проводил там, обходя всю территорию вокруг. И не было ни одной, когда бы я не молился… 
Он повернулся ко мне лицом, взглянул мне в глаза. Взгляд был пронзителен, будто заглядывал в самое сердце. Снова тяжело задышал. Его плечи с каждым глубоким вдохом заметно поднимались вверх. Тело его было напряжено, будто скала выросла передо мной, и ее ничем не рушить.
- Я умолял их, что бы они вернули мне тебя. И они меня услышали…
Я подняла руку, и нежно коснулась его лица. Лишь тогда я заметила шрам на его щеке, оставленный мной в тот день, когда я приехала сюда. Накатывались слезы, но я старалась сдерживать их. Мне было больно смотреть на него, когда он расстроен. Эта история, несомненно, затронула его сердце. Эти слова были своего рода признанием… Раскаяньем о том, что произошло с нами.
Ричард положил руки мне на талию, бережно сжав пальцами, будто пытался удержать:
- Мне не передать тебе, как я корю себя за это…
- Ты меня любил? – я перебила его речь.
Я хотела узнать, любил ли он меня все это время. Любил ли, ждал ли? Когда появилась в его жизни эта Надя, которой он пытался заменить меня.
Ричард помахал головой в стороны, будто хотел опровергнуть наглую ложь:
- Даже не сомневайся в этом. Всегда…
Последнее слово он сказал шепотом, и почти мне в рот, когда приблизился к моим губам, и страстно впился, жадно целуя меня. Руками он гладил мою спину, затем переключился на ягодицы. Нетерпеливо и быстро исследовал мое тело, будто впервые касался. Приподняв за бедра, он усадил меня на свой письменный стол. Ягодицами я мимовольно сожмакала его бумаги, часть упала на пол с громким шелестом, а вся канцелярия звонко рассыпалась по поверхности стола.
Его поцелуи в шею сводили меня с ума. Кратко вздыхая, я буквально задыхалась. Ричард резко раздвинул мои колени и силой прижался своим пахом к моему. Его грудь вздымалась от возбуждения, и я своими затвердевшими сосками через ткань одежды чувствовала вибрацию от его легкого рычания. Он нагло вторгался своим языком в мой рот, от чего я слегка прикусила его. Это возбуждало его все больше:
- Я сейчас трахну тебя на этом столе…
Он грубой силой прижимал меня к столу, что мне не хватало своей силы опираться руками, и падала спиной на поверхность. Я откинула голову назад, дав ему полную свободу и власть надо мной. Мои распущенные волосы рассыпались на его документах, а тело выгнулось мостом от возбуждения. У его ширинки вздулся большой бугор, что давил мне в лобок каждый раз, когда он толкал меня. Он грубо потирался им, дав мне прочувствовать его размер и твердость желания. С каждым грубым движением стол с громким скрипом двигался к стене, создавая грохот в кабинете. Своими большими ладонями Ричард сжимал мою грудь, пробовал ее на вкус, расстегнув верхние пуговицы моей рубашки и отодвинув чашечки бюстгальтера вниз. Холод прошелся по моим соскам, когда на них осталась его слюна, после того, как он отстранился, что бы снять с меня джинсы. Изнемогая от желания, я приподняла его футболку, оголив живот. Выпучив когти, я страстно провела ими по его кубикам, сводя этим его с ума. Протянула руки к его поясу, что бы наконец освободить его, и придаться искушению:
- А двери ты закрыл? – спросила я между дикими поцелуями и облизыванием.
Не успел он ответить, как в дверь постучали.
 Ричард мгновенно вспылил. С раздраженным рыком он крикнул:
- Что?!
За дверью прозвучал голос Томаса:
- Кх-кх! Я дико прошу прощения, но уже все собрались!
Я разочарованно вздохнула: «Опять нас прервали все на том же месте…». Ричард со злостью стукнул кулаками о стол по бокам от меня:
- Да черт тебя побери, Томас!
Ничего не ответив, он пошагал обратно в зал для заседаний. Ричард замер в этой позе. Опиравшись руками о стол по бокам от меня, он посмотрел на меня и прищурил глаза:
- Ничего, я все равно скоро доберусь до тебя.
От его слов меня накрыла довольная улыбка. Я сделала хитрое лицо, взяла двумя пальцами его за подбородок и медленно, сексуально облизала влажным языком его губы:
- Обязательно, милый…
- Р-р-р! – прозвучал раздраженный звериный рык, - Не драконь меня!
Он резко отстранился от меня и подошел к креслу. Тот лежал, перевернут на полу от наших страстных движений. Ричард поднял его, и стал собирать все бумаги, которые разлетелись по всему кабинету. Спрыгнув на пол, я наклонилась и стала помогать ему. В тишине я слышала его раздраженно частое дыхание, но я была так же расстроена, что нас прервали.
- Я искал, чем отвлечься, что бы заглушить ту боль от потери, которая не давала мне по ночам уснуть, - Ричард нарушил тишину, - И, примерно, через месяц в городе я встретил Надю в баре. Она сразу же повисла у меня на шее, а я решил этим воспользоваться. Она сказала,  что узнала о нас, и имела дела с такими как мы…
Я относилась к его словам спокойно, ведь понимала, о чем он говорил. Ричард закончил рассказ, когда уже все бумаги были собраны в кучу, а канцелярия расставлена на места. Полностью успокоившись и остыв, мы вместе пошли в зал переговоров.