Витрина
Журналов

Селена: Жизнь после №21

Комментарии
0

категория журнала | Я

Селена: Жизнь после №21

"Задумывались ли Вы, что происходит дальше, когда человек умирает? «Где мой свет?»

Бренд: Селена: Жизнь после

Автор: Sara

Дата издания: 18.05.2020

Он стал позади меня, широко расставив ноги, и держал двумя руками бутылку перед собой. На его лице была легкая ухмылка. Видимо, только ему нравилось то, что я делаю, а остальные были просто не против.
Когда на пол упал уже третий ноготь, я устало выдохнула.
- Слушай, - я нагнулась к нему, - У тебя еще пять пальцев на другой руке. Есть еще и ноги…
Футболка и штаны мужчины уже промокли полностью от его потовыделений, но я до сих пор не слышала его рассказа. Ганс сел обратно на стул и принял расслабляющую позу:
- Та давайте его просто убьем да закопаем…
- Действительно, - сказал Пол, и подошел к стулу, - Он все равно бесполезен.
- Мда… - выдохнул Томас и завалился рядом с Полом, - Скорее всего он ничего не знает. Время только теряем.
- Давайте, пусть она его прикончить, - сказал Виктор, вальяжно приземлившись рядом с Томасом, - У нее это красиво получается. Я в восторге.
Я стояла и смотрела на него, пытаясь прочесть:
- Эти люди возомнили себе слишком многое, будто они выше Бога.
- Говоришь, «эти люди»? – вдруг раздался хриплый голос блондина. 
Все подскочили на ноги, я наклонила голову в бок. Он улыбнулся и продолжил:
- Ты же сама недавно была еще человеком. Уже возомнила себя могучим существом, курица? Забыла уже, как быть обычной смертной?
- Кому-то было мало, Селена… - сказал Пол.
- Не путай жалкого человечишку с нормальными людьми, - ответила мужчине я, - Настоящий человек живет по совести, заводит семью, рожает детей, воспитывает их по человеческим понятиям. А не стремиться превзойти самого Бога своими поступками и изобретениями. Люди стали настолько слепы, что не видят, что все, что не происходить плохое – это их же вина. Убивают, травят друг друга ради денег и власти, и обвиняют в этом своих же.
Я подошла к правой руке мужчины и подковырнула ноготь на указательном пальце. Медленно, выкручивая в разные стороны ногтевую пластину, я стала выворачивать ее наверх. Мужчина кричал, извивался, прыгал на стуле от боли. Дойдя до середины, я остановилась, дав насладиться ему дольше этой пульсирующей болью.
- Я повторяю вопрос… - продолжила я, - Где Ричард Доминго?
Мужчина улыбнулся, а затем стал заливаться смехом.
- Да он псих… - произнес Томас.
Я положила щипцы на стол, и взяла бутылку из рук Виктора. Открутив крышку, я подошла к блондину:
- Где Доминго?! – громко крикнула я.
Мужчина резко сменил лицо, хмуро уставившись на меня. Я вытаращила на него глаза и вздернула подбородок:
- Доминго, где?
В ответ я не услышала ничего. Тогда, немного наклонившись вперед, протянула бутылку ближе к пальцам, я стала понемногу вливать уксус прямо на свежие раны.
- А-а-а-а-а! А-а-а-хрхг! – мужчина стал захлебываться собственной слюной.
Вдруг он медленно поклонил голову в сторону и потерял сознание.
- Ну твою ж мать… - произнес Виктор, раздвинув руки в стороны.
К нему подошел Томас и нащупал пульс на шее:
- Он жив.
Я закрутила крышку бутылки и осмотрела его:
- Нужно дать ему отдохнуть. На сегодня все.
- Думаешь? – неуверенно спросил Ганс.
- Если он стал терять сознание, большего мы от него не добьемся. Завтра начнем заново.
Я попрощалась со всеми и вышла на улицу. Наступил вечер и солнце село. Ветер поутих, дул свежий воздух. Мне хотелось немного отдышаться на свежем воздухе после того, что было на протяжении двух часов. Я решилась пройтись дальше по территории и вышла к той поляне. Было холодно, светлячков не видно, я остановилась посреди поляны, потянулась, подняв руки вверх, и вдохнула чистый воздух полной грудью.
- Если ты полезешь ко мне целоваться, я тебе врежу по морде… - сказала я, развернувшись назад.
Ко мне подходил Виктор, подняв руки капитулируя:
- Понял, не дурак.
Он поравнялся со мной, засунув руки в карманы, и так же глубоко вдохнул.
- Знаешь, - сказал он, - А ты стала все больше похожа на Ричарда.
- Чем это? – спросила я, смотря вдаль, в звездное небо.
- Ты стала более рассудительной, молчаливой. Как и он, много думаешь, мало говоришь. Поступки твои иногда пугают. Но, мне нравится твой почерк…
Я лишь улыбнулась в ответ. Виктор вытянул из кармана брюк пачку сигарет, открыл ее и протянул мне. Я взяла одну, и затиснула между губ. Он протянул руку и клацнул зажигалку, а потом повторил все это себе.
- Он все расскажет, - добавил Виктор.

* * *

- Алло?
- Привет, Лиам.
- Привет, дорогая.
- Мы поймали одного, я думаю, что он знает где Ричард.
- Это хорошие новости. Он уже все рассказал?
- Еще нет. Молчит. Я пытаюсь разговорить его.
- Ты же помнишь, чему я тебя учил.
- Помню… Как там у нас дела? Не сможешь приехать помочь?
- М-м… Я приеду к тебе послезавтра. Здесь осталось еще одно дело.
- Ладно, жду, - вздохнула я.
- Давай, обнимаю тебя… - ответил он и положил трубку.
Я сидела на краю кровати, положив локти на колени, и нервно теребя телефон в руке. Ночь снова выдалась бессонной, и уже в шесть утра я была одета и наготове. Внутри у меня таилась надежда на то, что сегодня он расколется, и мы узнаем где они держат его.
В подвальном помещении уже сидел Томас и Ганс. У второго в руке была чашка с кофе.
- У кого-то тоже была бессонная ночь? – спросила я, глядя на дядю.
- Ай… Гребанные отчеты… - тихонько возмутился он.
- А я выспался просто отлично, - сказал Виктор, довольно потянув руки вверх, войдя в комнату.
- Я просто поражаюсь тебе, - ответил ему Томас, махая головой в стороны.
- Я не очень то и сентиментален, - ответил ему Виктор, - Нужна информация – надо получить. Ты сам должен понимать, что дороже: жизнь или знания, которыми ты владеешь.
Открылась дверь, и зашел Пол, тянув за собой бедолагу. Усадив его на стул, он снова привязал его ремнями. Тот был измучан, видимо, не спал всю ночь из-за ноющих ран. Мокрый, грязный, он уже не был такой невозмутимый, а на лице показался страх. Томас подошел к нему и сел на корточки:
- Ты как, расскажешь всё?
Блондин опустил глаза и промолчал, со страхом уставившись в пол.
- Ну что ж… - продолжил Томас, - Это твой выбор.
Он встал на ноги, медленно отошел к стене и молча кивнул мне.
- И так, на чем мы остановились? – я подошла к столу, где оставила ту пластиковую бутылку с жидкостью, и открутила крышку.
Его раны покрылись коркой и множеством водяных пузырей, не вооружённым глазом было видно химический ожег. Увидев приближающуюся меня, мужчина снова вытаращил глаза и стал кричать:
- Нет нет нет! – махал он головой в стороны, - Прошу нет!
Я остановилась… Стало жаль его: «Жестоко… Я ведь не такой была? Эти все события превращают меня в зверя. Нет. Это все из-за любви к нему!».
Виктор обратился к нему:
- Выбирай: или ты все рассказываешь, или это не закончится никогда.
- Я все скажу! Только прекратите это! – со слезами на глазах твердил блондин.
- Говори.
- Да! Он у нас! Жив!
С этими словами, из моей груди упал тяжеленный груз, который не давал мне жить все эти дни. Я глубоко выдохнула, пошатнулась, сделав несколько шагов назад. Из моих рук выпала бутылка, и уксус брызгами разлетелся в разные стороны. Ганс сразу же подошел ко мне, взяв меня под руку. Я громко сглотнула ком, образовавшийся в моем горле:
- Говори.
Мужчина нервно заглядывал в глаза каждому, и стал рассказывать:
- Морской зерновой терминал! Там! Там его держат!
- Кто держит?! – крикнул Виктор, взяв парня за воротник, и затряс.
- Они! Они брат и сестра! Совсем тронулись на голову с этими существами! Они… Они хотят, что бы у них родился ребенок! Из ваших!
- Что?- спросил Томас, - Они хотят ребенка от существа?
- Да! – крикнул тот, - На самом деле они вместе, и каждый раз, когда она беременела, ребенок умирал. А тех, кто рождались уродцами – убивали сами.
- И теперь они хотят ребенка от Доминго? – спросил его Пол.
- Да. Они держат его в коме, хотят искусственно оплодотворить ее.
- Совсем с ума сошли… - тихо, рядом со мной, произнес Ганс.
- Где? – спросила я.
- Торговый порт.
- Что с охраной? – спросил Виктор.
- Есть черный вход. Там, обычно, стоит один охранник. На каждом этаже, так же, по одному. Он лежит на третьем этаже второго корпуса административного здания. Туда никого не пускают из рабочих, только своих.
- Какие есть лазейки? – спросил Томас.
- Я не знаю, - ответил тот и получил удар в глаз от Виктора.
- Говори!
- Да не знаю я, клянусь! Мне приказали следить за вами и сбивать со следа!
- Тогда ты нам больше не нужен, - произнес Виктор, и, не успев я моргнуть, как тот одним движением правой руки вверх, распорол мужчине сонную артерию.
Кровь медленно стекала по его руке вниз, образовав большую бордовую лужу. Блондин застыл с ужасом на лице, затем медленно стал закрывать глаза. Он будто бы засыпал, сидя на стуле, пока не послышалась тишина в его груди.
- Пойдем, - сказал Ганс, и потянул меня под руку в свой кабинет.
«Он жив. Теперь я знаю, где он. Я вытащу его оттуда» - мысли крутились в моей голове. Я сидела вместе с дядей в его кабинете со стаканом воды в руке, и уставилась в стену напротив. Открылась дверь и вошли остальные.
- Теперь нужно придумать, как вытащить его оттуда, - сказал Виктор, опирая руки о письменный стол Ганса. Он нахмурился, был слегка взволнован, что было совсем необычно для всегда спокойного и невозмутимо-насмешливого Виктора.
- Ну, - ответил Томас, - Два варианта: либо сделать разгром, с пулями и взрывами, силой забрать его у них; либо же тихо, без шума, незаметно выкрасть.
- Я больше склоняюсь ко второму варианту, - сказал Ганс, - Давайте тихо проберемся, заберем нашего, и уйдем так, что бы они и не сразу спохватились. Это даст нам время слинять подальше.
- Торговый порт, морской терминал… С этой стороны два причала, с другой - три элеватора, - Том указывал пальцем на разложенную на столе карту, - Административное здание в стороне. Лучше всего войти туда днем, когда все на работе. Ты, Селена, сможешь там затеряться, среди медработниц. Если они держат его в коме, значит, есть для этого оборудование, палаты, и люди, знающие в совершенстве основы медицины.
- Скорее всего, там пропускная система, - добавил Пол - Должны же они следить за теми, кто работает в таком деле… Нужно достать пропуск женщины, которая с утра будет отправляться на работу.
- Так что… Прости Селена, - добавил Том,- Тебе придется пойти туда одной. Твоя задача войти, забрать Ричарда, и выбраться. Мы будем сразу ждать тебя у черного выхода. Охрану берем на себя.
Составив план на следующее утро, все разошлись отдохнуть перед тяжелым делом. Ночь снова выдалась бессонной. С мешками на глазах я надела строгий наряд: белую рубашку, узкую серую юбку и черные тапки:  «Медработники ведь не бегают на каблуках целый день по больнице». Связав волосы в низкий хвост и накинув белый халат, я посмотрелась в зеркало, и нацепила на глаза большие круглые очки, с линзами толщиной в палец.
«Какой ужас…» - подумала я, глядя в зеркало.
Уже у ворот меня ждали. Мужчины стояли у черного буса, проверяя свое снаряжение:
- Так, нож, веревка…. – бормочет Том.
- Быстрее, - говорю я, - Нужно быть вовремя со всеми.
Мы сели в микроавтобус и отправились к морскому порту.
Оставив машину в стороне, мы обошли с задней стороны административного здания. Рядом была парковка, все работники спешили к началу смены. Обычные рабочие шли ко входу первого корпуса, а небольшое количество  направлялись ко второму.
Выглянув из-за угла, мы с Томасом искали женщину, похожую на меня, и которую можно было заманить к нам. Но, как за зло, в основном были мужчины, а если и проходила женщина, то она вливалась в поток. Прошла одна волна рабочих, затем следующая…