Витрина
Журналов

Селена: Жизнь после №18

Комментарии
0

категория журнала | Я

Селена: Жизнь после №18

"Задумывались ли Вы, что происходит дальше, когда человек умирает? «Где мой свет?»

Бренд: Селена: Жизнь после

Автор: Sara

Дата издания: 14.05.2020

* * *
Взяв в руки пару мачете с полки, лежащие рядом с катаной, я внимательно оглядела их.
- Эти возьму, - я посмотрела на Томаса.
Тот поднял одну бровь вверх:
- Да ты изменилась, девочка…
С этими словами, он взял в руки кожаные ножны для них, прошитые крепежной строчкой, серого цвета, которые позволяют носить два клинка за спиной. Крепятся они крест-накрест, для удобного и быстрого вооружения.
Я, сразу же, одела на себя этот жилет и засунула туда клинки. Пройдя немного дальше, Томас взял в руки пистолет, поискал глазами глушитель, и навинчивал на ствол с особым выступом.
- Я по старинке…
Виктору он протянул такой же.
Собравшись в дорогу, мы втроем сели в джип, и отправились в город. Виктор был за рулем, Томас рядом, а я расположилась на заднем сидении. В руках Томаса планшет указывал нам дорогу к заброшенному хлебозаводу. Мои нервы были на пределе, чувствовалось дрожание в руках. Я нервно перебирала пальцами, смотрела в окно, а про себя молила, что бы найти его там, живого. Том протянул руку ко мне, в которой была маленькая коробочка:
- Возьми наушник.
Открыв коробку, я взяла маленький микро наушник и вставила себе в ухо.
- Если кто-то что-то заметит: посторонних, следы пребывания Ричарда, еще какие-то улики, то сразу сообщите, - продолжил он.
Проехав через весь город, свернув на грунтовую дорогу, мы въехали на заброшенную территорию через погнутые и нараспашку ворота из сетки рабицы. На бетонной дороге, в трещинах плин, трава выроста почти в мой рост. Рядом угрожающе торчала арматура, которая скрывалась среди высокой зелени.
- Давайте остановимся здесь, - сказала я, вглядываясь по сторонам через окна.
Виктор остановил машину, и мы вышли. Вокруг было тихо, лишь трава шумела, колыхая свои зеленые стебли от легкого ветра. Завод находился вдали от шумного города, среди заброшенных полей, так же заросших высокими бурьянами.
- Вы идите, - тихо сказал Виктор, - А я разверну машину к выезду.
Томас молча кивнул ему, и мы отправились вглубь. Кирпичное здание завода встретило нас своим облезшим фасадом, ржавые листы свисали со стен, предупреждая не подходить к нему близко. Старая, покрыта коррозией дверь была распахнута. Томас остановился у стены возле входа, развернулся ко мне и шепотом спросил:
- Готова?
Я кивнула ему.
- Тогда заходим. Держись рядом, вдруг чего.
Он еще раз заглянул внутрь, а затем быстро вошел, держа руку на кобуре. На мгновение я повернула голову назад и прислушалась, окинув взглядом территорию. Я послышала тихие шаги: «Это Виктор…».
Собравшись с мыслями, я вошла за облезший порог здания. От яркого освещения на улице, я на миг потеряла зрения, войдя в неосвещенное помещения. Через пару секунд мои глаза адаптировались к среде, и показался длинные коридор. Рядом была комната без двери и сломанный турникет. Томас тихо копошился  в столе охраны, осматривая каждый ящик. Через окно он посмотрел на меня, я указала ему пальцем дальше и кивнула. Он кивнул мне в ответ и продолжил осматривать поверхность стола и разбитые мониторы. Я бесшумно проскользнула в щель парапета и пошла дальше. Вокруг валялся мусор, пустые пластиковые бутылки, разбитое стекло, окровавленные шприцы, туалетная бумага с экскрементами…
Штукатурка со стен сыпалась на глазах от малейшего сквозняка. Пахло ужасно, слышались нотки грибка и плесени, пыли и резкий запах давней мочи. Из-за чуткого обоняния в моём носу резко закрутило, и подступила тошнота. За следующей открытой деревянной дверью показался туалет. Проходя мимо, я отвернула взгляд: мне было страшно даже заглядывать туда. Я осторожно переступала дохлых больших крыс, уже разлагающихся от сырости, которых медленно поедали личинки мух.
Я заглянула в следующую комнату, встретив на пути брошенные шкафчики под слоем пыли. В приоткрытых, на крючках, висели тряпки, рядом валялась обувь. На одном из них стояла пыльная  ваза с искусственными цветами. Было необычно видеть это украшение в заброшенном помещении: «Что-то прекрасное, среди этого говна…».
Прямо, я вышла к большому залу. Бетонный пол был усыпан грудой камней, кирпичей, мусора и пыли… Колоны почти разрушены, скоро будет не на чем держаться потолку, и второй этаж рухнет.
- Я ничего не нашел, - послышался голос Томаса, - Не вооружённым взглядом видимо следы присутствия людей: наркоманов, бездомных… Но Ричарда нет. Ни запаха, ни вещей…
Я тяжело вздохнула, оглядываясь по сторонам:
- Я тоже ничего не чувствую.
Мы вместе прошли дальше, в следующую дверь. Это был еще один коридор, а в конце показалась закрытая дверь с надписью «Elevator». Я нашла сбоку выключатель, и клацнула свет. В фонаре торчала разбитая лампочка, и освещать было нечем. Томас подошел к двери и стал разглядывать ее. Я стала на то место, где примерно находилась в своем сне. Осмотревшись, я помахала головой в стороны:
- Нет, это не то место.
- Уверенна? – он развернулся ко мне.
- Да… То помещение было намного больше этого, - я указала пальцем на лампу, - Свет освещал зеленым, а она была оранжевой. Дверь была шире, не такая ржавая, но надпись была на половину стерта.
Томас раздвинул руки в стороны, и еще раз посмотрел на дверь.
И еще… - я сжала два пальца на переносице и закрыла глаза, вспоминая сон, - Там было более влажно, сыро, везде лужи… А здесь не так.
- Что ж… - ответил Том, как вдруг дверь перед нами кто-то открыл.
- Ничего, - сказал Виктор, и выглянул к нам из элеватора.
- Виктор, твою мать… - выдохнул Томас, и мы немного расслабились.
Войдя туда, я увидела две массивные бетонные бочки, которые сыпались от времени; белое сооружение рядом, видимо, для разгрузки зерна; большая дыра в стене, выходящая на улицу, через которую и вошел Виктор.
- Я обошел вокруг. Из-за разных гнилых запахов сбивался пару раз… - сказал Виктор.
- У нас тоже ничего, - ответил Томас.