Витрина
Журналов

Селена: Жизнь после №16

Комментарии
0

категория журнала | Я

Селена: Жизнь после №16

"Задумывались ли Вы, что происходит дальше, когда человек умирает? «Где мой свет?»

Бренд: Селена: Жизнь после

Автор: Sara

Дата издания: 07.05.2020

* * *
Прошло уже тридцать два дня с момента пропажи Ричарда. Все эти дни я пересчитываю каждый вечер. Каждый вечер я подхожу к окну, смотрю в звездное небо со словами: «Еще один день…». Все поиски потерпели фиаско. Все попытки напасть на след похитителей - тоже.
На видео с камер в тот день не было ничего. На джипе были сняты номера, мало ли у кого такая машина… На другом был момент, как джип делает разворот на трассе со свистом, и направляется в сторону города. У въезда в Форокс она показалась, а затем исчезла со всех камер наблюдения.
Каждый день я пересматривала видео того дня, и видео с камер каждого нового дня. Сидела в кабинете у Ричарда, мне приносили записи. Гора чашек из под кофе падала на пол, а глаза мои лезли на лоб. «Я что-то упустила…» - этими мыслями я мотивировала себя, сидела допоздна в кабинете, а иногда и засыпала прямо за столом перед экраном. Из-за нервов и нежелания есть, я заметно поубавила в весе. Руки дрожали, кружилась голова…
- Нужно что-то поесть, ни то я не смогу его найти, - я тихонько прошептала себе.
Взяв в столовой пару сэндвичей, я пошла к воротам. У фонтана я села на землю, оперевшись спиной о край бассейна, и смотрела в открытые ворота вдаль, в лес. Бесстрастно кусая свой сэндвич, я лениво, без энтузиазма жевала его, уставившись уставшими, полузакрытыми глазами между открытыми половинами въезда на территорию.
«Где же ты?» - этот вопрос не выходил у меня с головы, - «Дай мне хоть какой-нибудь знак! Прошу, Ричард!».
Я положила свою еду на пакет, закрыла глаза, и сосредоточилась на своих ощущениях: «Услышь меня, Ричард! Прошу! Дай мне хоть один! Хоть маленький знак, что ты жив! Где тебя искать?! Скажи мне! Просто скажи, и я услышу тебя! Где ты, мой любимый?!»
- Уже холодно…
Я открыла глаза. Рядом со мной  на землю сел Томас:
- Тебе нужно отдохнуть.
Я смотрела вперед с безразличным выражением лица. Томас громко и глубоко вздохнул.
- Мы найдем его. Я верю в это.
Он смотрел туда, куда устремила свой взгляд я.
- Что-то здесь не так… - снова сказала я, и помахала головой в стороны.
- Мы прочесываем лес вокруг территории каждый день, но, пока, никакой зацепки.
- Как это может быть? Такого ведь не бывает, - я повернула голову и посмотрела на него.
Но Томас ничего не ответил, лишь смотрел вперед.
Фонари освещали ворота, пока не подошел охранник и не закрыл их. Со скрипом соединились две половины, и проход в лес стал недоступен.
- Уже поздно, - сказал Томас, - Пойдем, я проведу тебя.
Он встал на ноги, собрал пакет с моей едой и протянул мне руку. Я послушно протянула руку ему в ответ, и он потянул меня на себя.
Все эти дни я жила в нашей старой квартире, где все напоминало о Ричарде, будто он и не исчезал. Войдя в спальню, я распахнула окно, впустив в помещение свежий воздух. Став у окна, я скрестила руки на груди и тихо заговорила:
- Ты всегда наблюдал за мной, был рядом. А я не могу сейчас этого сделать. Почему?
С моих глаз медленно покатились слезы.
- Я так люблю тебя… Не хочу терять тебя. Не хочу!
Прохладный ветер слушал меня, отвечая мне легким свистом. Яблоня у окна слушала меня, отвечая мне шорохом своих листьев в ночи. Но только Ричард не слышал моих слов… Да и жив ли?..
Прошло еще шестнадцать дней… Все стало еще хуже…
 Лиам уехал домой, забрав с собой наших ребят, но обещал еще приехать помочь. Дела Уго ведь не ждут, а я не в состоянии ни о чем больше думать, как о поисках. Бессонные ночи давали о себе знать. У меня проявлялась агрессия к окружающим, я стала избегать общения со всеми. Мне не нравилось слышать от них то, что не получается ничего узнать о его местонахождении. Мне нужен был результат! Сутками напролет, я ходила в лес к тому месту, где нас подстрелили, осматривала его снова и снова. Проклятые дожди будто специально мешали мне, смывая следы на земле. Идя по хорошо запомнившейся дороге к автомагистрали, я руками разгребала землю, осматривала обочину, где стояла машина, нюхала асфальт,  лизала его, пробуя на вкус… Уже всякими абсурдными способами я пыталась найти хоть что-то… И каждый день начинала все сначала.
Бесконечные сборы в большом зале за круглым столом, обсуждения о дальнейших поступках…
- Мы это все уже пробовали… - Виктор обессилено хлопнул ладонями о колени, и взялся за голову, откинувшись на спинку стула спиной и задрав голову вверх.
- Мы каждый день выезжаем в город, как собаки обнюхиваем улицы, в надежде учуять запах Доминго, - сказал Томас, устало потерев лоб ладонью.
Я встала и подошла к столу, на котором была расстелена большая карта нашего штата. Она была вся изрисована черным маркером. Каждое место, проверенное нами, мы отмечали им, пока не осталось чистого места на карте.
- Может он уже в другом штате? – спросил всех Ганс, - Или, уже в другой стране…
- Тогда, будем просить помощи у наших заграничных друзей, - ответил ему Томас.
Не выдержав напряжения, я громко стукнула ладонями по карте:
- Где же ты, твою мать?!
От неожиданности и громкого стука все обернулись, а кто-то даже подпрыгнул. Но никто не отреагировал на это. Все старались не трогать меня, с пониманием относиться ко мне.
Я стояла, наклонившись над столом, смотрела в карту. Черные пятна плыли у меня перед глазами, и я поняла, что, не поспав, я не смогу дальше ничего предпринять. Молча, я вышла из кабинета и отправилась домой.
Завалившись на нашу кровать, я поползла на сторону, где всегда спал Ричард. Казалось, на простыни еще остался его сладковатый запах. Я уткнулась лицом в постель и завыла, будто волк на луну. Мне было все равно, слышит кто-то, или нет… Слезы оставили на постели мокрые следы. Обессилена, я не заметила, как отключилась.
Мне снился странный сон… Я иду по темному, сырому коридору, хромаю. Вижу только одним глазом, руки скованы железными кандалами, а на шее до крови натирал железный ошейник. Металлический привкус во рту…
Меня заводят в холодное, сырое помещение, и толкают на бетонный пол. Но я устояла на ногах, и села на холодную бетонную плитку. Лампа светила зеленым, что раздражало зрачок моего целого глаза. Стояла тишина…
- Девочка моя…
Я услышала этот заветный голос, за которым так яростно скорбела.
- Прости меня, родная, что подвел тебя…
Я затаила дыхание, в надежде еще раз услышать его.
- Я так люблю тебя… И любил, с момента твоего рождения.
Мой взгляд устремился вперед. В дальней стороне показалась железная, ржавая дверь, с почти стертой надписью: «…ator».
- Я так старался уберечь тебя, но, не уберёг от себя… Простишь ли ты, узнав, что меня не стало?
Вдруг, я резко стала улетать обратно через темный коридор.
- Нет! Нет!!! Вернись!!!
- Селена!
- Вернись обратно!!!
- Селена очнись! – грубый мужской голос кричал все громче и громче, пока не оказался рядом.
 Вокруг было темно, от испуга я махнула кулаком наугад.
- Ай! Твою ж мать! Какого хрена ты дерешься?!
Сильные мужские руки схватили меня за запястья и прижали к кровати. Я открыла глаза, показался белый потолок, а посреди него голова Виктора. Он смотрел на меня нахмурено, и закрыл один глаз опухшим веком.
- Что… Что ты здесь делаешь? – испугано спросила я.
Он медленно отпустил мои руки и присел рядом:
- Да ты так орала, что за квартал тебя было слышно.
Я осталась лежать неподвижно и смотреть на него в недоумении:
- А как ты оказался здесь?
- Через окно, - он кивнул в сторону распахнутого настежь окна, - Ты закрыла дверь на ключ.
- Виктор, - я посмотрела на него глазами испуганного ребенка, полных надежд на лучшее, - Я слышала его!
- Кого?
- Его! Ричарда!
Я стала кричать в недоумении и трясти Виктора за плечи.
- Ричарда! Я слышала Ричарда!
Виктор попытался силой опустить мои руки вниз и приобнял меня:
- Тише-тише… Тебе нужно отдохнуть…
Он гладил меня по голове, а я смотрела в окно из-за его плеча на звездное небо. Слезы снова покатились с глаз, но мое лицо ни капли не скривилось. «Наконец, хоть что-то дало мне надежду на то, что я скоро найду его…» - подумала я, когда моя голова сильно закружилась, и я снова упала без сознания.