Витрина
Журналов

Селена: "Моя история" №17

Комментарии
0

категория журнала | Я

Селена: "Моя история"  №17

Мистический фантастический роман о девушке, с которой произошла невероятная история. Меняется жизнь, меняется все.

Бренд: Селена: "Моя история"

Автор: Sara

Дата издания: 05.04.2020

- Они сейчас все слышат?
Мужчина развернулся, и с грозным лицом посмотрел на меня.
- Что? Кто?
- Не прикидывайся дурочкой, - он сделала пару шагов вперед, - Или ты не прочь сейчас со мной трахнуться?
Он прищурил глаза, ожидая моего ответа. Я молча попятилась назад. Мое тело было напряжено, а руки сжаты в кулак, приготовившись к бою. Он посмотрел на мои руки и затем на меня. С невозмутимым лицом сказал:
- Ричард что, совсем из ума выжил тебя сюда посылать?
- Я не понимаю о чем ты.
- Расслабься, - он выпрямился, взял со стола бокал и налил туда ярко коричневой жидкости. Протянул мне, со словами:
- Бренди. 
Я помедлила, но, потом, осторожно взяла бокал. Он налил так же себе, и чокнулся со мной. Делая глоток, он не отрывал от меня взгляда. Я, в свою очередь, побоялась пить.
- Если бы я хотел тебя убить, я бы сделал это более искусно, чем подсыпать яд в алкоголь.
Я посмотрела на него: «Он не станет говорить дальше, пока я не выпью…». Одним махом я глотнула все содержимое стакана. Взяв из моих рук пустой стакан,  мужчина поставил его на стол, и стал приближаться ко мне.
- Нет, - мимо вольно вырвалось из моих губ.
Он подошел ко мне слишком близко, но не дотронулся даже пальцем, а сложил свои руки за спину. Закрыв глаза, он глубоко вдохнул мой запах. Задержав дыхание, громко выдохнул, и затем сказал:
- Мда… Я его понимаю…
Он прищурился, внимательно всматриваясь мне в глаза:
- Рискованно было. Чья идея?
- Я не понимаю…
Он перебил меня:
- На тебе его запах. Да, ты попыталась смыть… Но я знаю его слишком хорошо, что бы смочь услышать расплывчатый запах своего...
Он умолк, осмотрев мое лицо.
- Тебя зовут Виктор, правильно?
Он молча наклонился, выставив руку перед собой, как актер театра после спектакля.
- А ты, верно, Селена?
Я ничего не ответила.
- В прочем… Сейчас, ты выходишь с этой комнаты, сразу на право, до конца коридора. Там запасной выход. Он открыт. Ричарду привет.
Он отвернулся от меня, наливая себе в стакан еще бренди.
- А как ты объяснишь мою пропажу? – напоследок, я решила его спросить.
Он слегка повернул голову в бок, посмотрев вниз:
- А никак. Они знают, что я тебя трахнул, и сейчас ты должна лежать трупом на кровати.
С испугом я выбежала из комнаты, в ту сторону, куда сказал он. Открыв дверь, я прислонилась спиной к стене. Медленно скользя по ней все дальше от двери, думая о том, что он может преследовать меня. Вдруг мой рот закрывает большая мужская рука. Я дернулась, и было слышно лишь мычание.
- Тихо-тихо, девочка…
Развернувшись, я увидела Пола. Не передать словами, какое было облегчение. Он прислонил палец к своим губам:
- Ш-ш-ш… Давай за мной.
Он рукой обхватил меня за плечи, оглядываясь по сторонам.  Свернув за угол, к нам подъехал черный фургон. Открылась дверь, Пол подсадил меня, и запрыгнул за мной.
* * *
Всю дорогу домой, мы ехали молча. Пол лишь раз спросил меня в порядке ли я. Я махнула головой, мол, все хорошо, а в душе меня разрывало от злости.
Когда машина остановилась, рядом остановился и лимузин, в котором сидели Ганс, Ричард, Томас, Пауль и Сэмюель. Выходя из фургона, я со злостью затопала к ним:
- Кто этот Виктор!?
Ричард был злой как черт. Томас был явно озадачен. Ганс ответил:
- Давайте все вместе пройдем в мой кабинет и поговорим!
Ричард приблизился ко мне, пытаясь скрыть свою злость, что получалось очень плохо, обнял меня за плечи, и мы все вместе направились в кабинет дяди. Когда мы все вошли, устроились, где кому удобно. Ричард наматывал шаги туда-сюда по кабинету. Томас, Пол, Ганс сели на стулья. Я стояла в углу, пытаясь перевести дыхание от злости.
- Так… - сказала я, - У меня один сейчас вопрос: все получилось?
- Да, - ответил Ганс, - Ты молодец. Самое главное мы узнали.
- Отлично, - сказала я, - Тогда, ответьте мне, пожалуйста…
Я посмотрела сначала на Ричарда, потом на Томаса:
- Кто этот Виктор?!
Мои слова были громкими, почти кричащими. В кабинете повисла тишина. Я смотрела то на Пола, то на Ричарда, Томаса, Ганса, и все молчали. Затем Ричард остановился, и тихо сказал:
- Он - наш брат.
- Да сколько у вас братьев, черт побери?! – я скривилась от злости.
- Нас трое, - ответил Томас.
- И что с этим братом не так? – спросила я.
Томас продолжил:
- Давно, Виктор ушел из нашей семьи.  Поссорился с отцом: их взгляды на жизнь различались. Он хотел открыться людям, что было против всех наших правил. Ему хотелось жить с людьми, не скрывая того, кто мы есть. У него была девушка – человек. Он ее очень любил, и рассказал о нас. В то время не было договоров о неразглашении… Она начала рассказывать всем, кому нужно и кому не нужно о нашей тайне. Нашему отцу, в то время, королю пришлось убить ее, так как своим языком, она создавала нам много проблем. Нас тогда начали ловить по одиночку и убивать. Когда это произошло, Виктор был убитый горем. Он понимал, что этого было не избежать, и винил себя за это. Одной прекрасной ночью он исчез, и оставил нам записку, мол, не ищите меня, я хочу жить своей жизнью, жалею о случившемся…
Ричард застыл на меня, уставившись в одну точку, Пол и Ганс внимательно слушали рассказ Томаса. Он продолжил:
- Периодически он присылал нам письма. Говорил что у него все хорошо, не стоит его искать и переживать. Последнее письмо он прислал пятнадцать лет назад. В нем он написал, что хочет помочь людям стать такими как мы. Тем, кто этого желал. Эта идея пришла ему в голову еще тогда, когда он встречался с человеческой девушкой. Он хотел сделать ее такой же, и чтобы ничего не мешало им быть вместе.
Томас замолчал. Я рухнула на стул, пытаясь переварить все сказанное:
- Охренеть…
Я посмотрела на Ричарда, он стоял, смотря в одну точку так же неподвижно.
- Ребята, - сказала я, - Давайте отдыхать… Поговорим завтра об этом. Я устала.
- Конечно, - ответил Ганс.
Все начали освобождать кабинет, вдруг дядя окликнул меня:
- Селена, можно тебя на пять минут?
- Я подожду тебя снаружи, - сказал Ричард.
 Я махнула ему головой, соглашаясь, и осталась в кабинете.
- Что дядя?
- Слушай, -  он приблизился ко мне и обнял, - Я переживал за тебя.
Я обхватила его за талию, как это бывало прежде, и глянула ему в глаза:
- Все обошлось, Ганс. Я же у тебя сильная.
- О, само собой… Я тут хотел тебе сказать.
- Ну?
- Завтра ведь у Ричарда день рождения…
Я отстранилась от него, глядя ему в лицо:
- Серьезно? Ах черт! Я ведь даже не интересовалась этим!
Я ударила себя ладошкой по лбу, скривившись от неприятной ситуации. Затем потерла свое уставшее лицо:
- Что я за человек такой, что не поинтересовался даже, когда день рождение у любимого…
Естественно, это был риторический вопрос вслух, ответ на который я и сама знала.
- Ганс, спасибо тебе, что напомнил.
- Кто твой любимый дядя? – спросил он меня, хитро улыбаясь.
- Ты, -  я мило улыбнулась ему, и положила голову на грудь, - Ганс, женись уже, наконец. Ощеслив хоть одну женщину в этом мире.
- Кхм… Что скрывать то… Мне тут нравится одна девушка.
Я отстранилась от него, округлив глаза от услышанного:
- Что? Ты серьезно?
- Вполне.
- Ну наконец-то! – крикнула я.
- Да тише ты, ни то сейчас Ричард вбежит в кабинет…
- Дядя, я люблю его, очень.
- Да я уже понял… Что мне с вами делать? Я вижу, как он смотрит на тебя. Я знаю его давно, и ни разу не видел, что бы он так же смотрел на кого-то. Когда ты с ним, я спокоен за тебя.
- Спасибо Ганс,  люблю тебя.
- И я тебя люблю.