Витрина
Журналов

Романы №7

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Романы №7

О героях моих романов

Бренд: Романы

Автор: toto

Дата издания: 05.08.2018

"Дом у реки", мелодрама, триллер, мистика. Автор - Владимир Загородников

Ему вдруг стало интересно, что же она хочет сказать ему, если так сильно дёргается, «мычит» и «скулит». Так или иначе, он всегда давал жертве высказаться, прежде чем совершить своё ужасное дело. Это, по-видимому, его заводило, возбуждало. Он подошёл к ней и поцеловал её в лоб. Жертва почувствовала, что пробудила в палаче интерес. И, глядя на него, показывала глазами на свой рот. - Понял. Не дурак. Просишь снять скотч, чтобы сказать последнее слово, как в суде, - ухмыльнулся он. – Что ж, послушаем, что ты пропоёшь мне. Правда, вот присяжных нет. Он резко сдёрнул скотч с её рта. Девушка вскрикнула от боли и начала глубоко дышать. - Говори, шлюха, - улыбаясь, приказал он. – И заинтересуй меня. Но если скажешь какую-нибудь чушь, засажу тебе в горло… Говори! - Ты что, придурок, думаешь, испугал меня? Или твой ржавый хлам на столике произвёл на меня ужасающее впечатление? А может быть, ты, осёл, полагаешь, что кровь на столе, на котором ты делаешь свои шакальи дела, заставила мою кровь стынуть в жилах? Ошибаешься, козёл английский! - Это мне нравится. Так круто со мной ещё не говорили. Обычно просят пощады. А ты… Сдохнуть не боишься? - Все сдохнем, идиот. Так задумано… - Задумано? Кем же? – перебил жертву маньяк. - Слушай, мудак, у тебя сейчас обострение – это я понимаю. А вообще, ты обычный нормальный парень, да? Судя по голосу, думаю, тебе не больше тридцати пяти, ублюдок. - Гони, гони… Скоро запоёшь по-другому, - прошептал он ей на ухо. – Оскорбляй. Это мне даже нравится. - Хочешь изнасиловать меня, потом расчленить моё распрекрасное тело: руки – в один мешок, ноги – в другой, голову – в третий и так далее… - А ты смелая, сучка, - произнёс палач и сжал губы. - И то, и другое – правда, - резко оборвала она маньяка, удивив его своим вступлением. - Так ты проститутка что ли? - Нет, идиот! Дай мне сказать, пока ты не накачал себя любимым крепким пивом. Я разбираюсь в пиве. После этого решишь, как поступить со мной. Я смерти не боюсь. - Слушаю. Говори. Но ты мне должна… - Ничего не должна. С чего ты взял? Послушай, если хочешь – изнасилуй меня. Я не буду сопротивляться. Меня уже насиловали два раза. Первый раз – в детстве… Второй раз – один урод в такси. - Вот как? Ты смотри, - удивился палач, глядя на жертву, которая вызывала в нём всё больший интерес. - Да, придурок. Девушек насилуют, только большинство из них молчит. Понимаешь, о чём я? - Нет. Как можно быть изнасилованной и не заявить в полицию? - Ты точно идиот с рождения. Поэтому и не сечёшь. Девушки и девочки молчат, не заявляют, так как боятся суда, огласки. Иначе кто их замуж возьмёт? Вы же все хотите чистеньких, в которых ещё никто не нырял. Во всём мире так. Бывают исключения. Некоторые заявляют после долгого молчания. Если разоблачают политиков и им светит хороший куш. Ну, это не для твоего ума. Но потом… - она хотела сказать, что остальные при первой же возможности мстят насильникам любыми способами, но, поняв, что в данный момент такое откровение может сыграть против неё, промолчала. - Политиков? – повторил он и подошёл к другому краю стола и стал смотреть на её раздвинутые ноги – красивые длинные ноги. Он приподнял подол её платья до бёдер и наслаждался тем, на что смотрел. - У тебя красивые ноги. Белая нежная кожа. А ты хотела поджарить её на солнце. Он провёл руками по её ногам – медленно, закрыв от удовольствия глаза. Затем положил ладонь правой руки на… и произнёс тихим голосом: - Тут тепло. В этом месте… у тебя хорошо. О! Как тепло… Бельё кружевное, красивое. Девушка сморщилась. Набравшись сил, она продолжила: - Хочешь, я всё сделаю сама? Ты ведь – маньяк. Секса настоящего не пробовал, это уж точно. Девочки-то больше отбивались от тебя, не осыпали тебя ласками, как лепестками роз. Какое же это удовольствие? Или ты имел их в бессознательном положении, когда они, вырубленные, лежали перед тобой, словно резиновые куклы? И то, и другое – не божественное наслаждение, а животное. Ты, судя по всему, до сих пор не знаешь, бедняга, на что способна женщина в постели. - О! Это так необычно, - произнёс палач, убирая руку… - Ты не чувствовал нежного поцелуя, твоё тело не ласкали руки женщины, настоящей женщины. А женские руки и губы могут такое… Между ног у нас – рай. Девушка почувствовала, что мужчина слушает её внимательно. Женщины – божественные создания. Стоит лишь посмотреть на картины великих венецианских мастеров, запечатлевших их божественность на своих полотнах, и сразу становится ясно: женщины – лучшее, что создал Бог. И они, разумеется, чувствуют, когда их слова достигают сердца, души, ума… Она рассказывала ему минут десять о настоящей любви, о чувствах, которых он не знал и никогда не ощущал. Сквозь маску она заметила слезу. И тут же поняла: надо продолжать в том же духе. И она продолжала: - Хочешь изнасиловать меня? Насилуй. Я не против, раз уж попалась. Но только не убивай. Мне нужно отомстить одному ублюдку. - Хуже меня? Он хуже, чем я? - В любом случае.

Анонс следующего выпуска

Через пять дней.