Витрина
Журналов

Романы №10

Комментарии
2

категория журнала | Литература

Романы №10

О героях моих романов

Бренд: Романы

Автор: toto

Дата издания: 19.10.2018

"Дом у реки", отрывок. Автор - Владимир Загородников
Кошмар в доме у реки
Максим после разговора с Кариной проспал три часа. Ему снова приснились девочки. Они протягивали к нему руки и хотели разорвать на нём одежду, но у них это не получалось. Тогда Лорна, чей портрет он видел в её спальной комнате, которая повстречалась (или привиделась) ему в лесу, сняла венок со своей головы и хотела надеть его на голову Максима… На этом сон всегда заканчивался. В половине шестого утра Максим встал с кровати, надел спортивный костюм и поднялся в кабинет. Включил настольную лампу, компьютер и стал работать – писать новую книгу. Ему хотелось дописать тринадцатую главу и завершить ею первую часть романа. Он проработал над ней до половины десятого утра. Почувствовав усталость, он сохранил текст, вышел из-за стола и подошёл к окну. Распахнув окно, он сделал глубокий вдох и вспомнил сон: «С какой стати он всё время мне снится? Какая в нём кроется причина или тайна?» - размышлял Максим. Думая о сне, он вспомнил о портрете Лорны и произнёс: «Написан профессионально. Но… Портрет Лиры, очевидно, тоже должен быть? Кстати, я не был в её спальной комнате – единственной комнате, в которую я ещё не входил». Он решил пойти в комнату Лиры и осмотреть её в надежде на то, что в ней, как и в комнате старшей сестры (старшей всего на час-два), он увидит на стене её портрет. Ему стало интересно. Максим подошёл к двери спальни Лиры. Ключа в двери не оказалось. Он вспомнил, что ключи находятся в комоде, в прихожей. Писатель спустился вниз и, взяв ключ, поднялся на второй этаж. Открыл ключом дверь и вошёл в комнату. Осмотрев её беглым взглядом, он понял: в комнате Лиры такая же мебель, как и в спальной комнате Лорны. И расставлена она была точно так же. Он повернулся и… застыл на месте. Увидев на кровати лежавшую лицом к окну девушку, волосы которой были раскиданы по подушке, на которую была надета наволочка из китайского шёлка, Максим, напуганный до смерти, попятился к двери. Ударившись о стену, он левой рукой пытался нащупать дверь. Нащупав косяк, он сделал два шага влево. Стоя в дверях спальной комнаты Лиры и глядя на неё, он почувствовал, как подкашиваются его ноги. Он прислонился к косяку двери и продолжал смотреть на девочку. Та спала сладким сном под лёгким покрывалом и не издавала ни единого звука. В это время в дом вошла Наталья. Она опоздала на работу и хотела извиниться перед Максимом, а также объяснить ему причину своего опоздания. Забыв о том, что писатель предупреждал её не шуметь, когда он работает, она крикнула: «Максим! Где Вы?» Ответа не последовало. Наталья направилась с двумя сумками в кухню. Выложив продукты на кухонный стол, она подумала: «Может быть, ещё спит? Писал всю ночь, бедненький, а я тут раскудахталась. Тихонечко подымусь на второй этаж и извинюсь за опоздание. Но, мне кажется, ему всё равно». Подойдя к двери кабинета, домработница тихо постучала. Максим не отозвался. Она постучала второй раз. Посильнее. Писатель не ответил. Приоткрыв осторожно дверь в кабинет, что запрещал ей делать Максим, Наталья, к своему удивлению, не увидела в нём писателя. «Хм! – проворчала она. – Что за фокус? Машина стоит у дома, кабинет пуст… На пирсе его тоже нет. Куда он провалился? Утонул что ли? Наталья решила поискать пропавшего писателя по дому. Спустилась вниз и осмотрела все комнаты. Выключила в них свет и подумала: «Зачем он каждую ночь зажигает во всех комнатах свет? Боится что ли?» Выключила уличное освещение и снова поднялась на второй этаж. Посмотрела в левом крыле дома. Все комнаты в этом крыле были закрыты, за исключением спальной комнаты Максима, в которой его также не было. «Может быть, он спал внизу, на диване? Посмотрю в правом крыле», - подумала Наталья и направилась в правое крыло, в котором находился и тренажёрный зал, часто посещаемый отцом девочек. Она прошла по коридору метров пять. В это время насмерть перепуганный Максим, думая о том, что он провёл эту ночь в доме не один, сделал два шага назад и оказался в коридоре. Наталья от неожиданного появления перед собой писателя, которого она ищет уже минут двадцать, громко вскрикнула: - Чёрт побери, Максим! Вы до смерти напугали меня. – Она присела на корточки, положив руки на грудь, и, закрыв глаза, стала глубоко дышать. Отдышавшись, она встала и, глядя на остолбеневшего писателя, который продолжал смотреть внутрь комнаты, спросила: - Что там в комнате? Не молчите! Говорите же. Максим продолжал смотреть на спящую девочку и не слышал голоса Натальи. Наталья впервые в жизни перепугалась по-настоящему. Она подумала, грешным делом, что с Максимом ночью произошло что-то ужасное, если он так напуган, что даже не видит и не слышит её. И она решила увидеть своими глазами то, отчего писателя так «заклинило». Она тихо подошла к Максиму и коснулась его плеча. Максим, испугавшись, вздрогнул. Не обращая внимания на домработницу, он исступленно продолжал смотреть на девочку. Ему показалось, что она пошевелилась и почесала плечо. Он отошёл от двери ещё на один шаг. Наталья, глядя на писателя, уже не сомневалась в том, что он не в порядке и чем-то насмерть перепуган. Она покачала головой, набралась храбрости, подошла к двери и заглянула в комнату. Увидев на кровати девочку, лежавшую лицом к окну, она машинально прикрыла ладонью рот, произнеся замогильным голосом: «Господи, помилуй. Никак воскресла!» Несколько минут она смотрела с широко открытыми от удивления глазами на девочку и о чём-то думала. Наконец она ладонями закрыла глаза и засмеялась. Наталья смеялась до слёз, поочерёдно переводя взгляд с Максима на девочку, с девочки – на Максима, пока писатель не пришёл в себя и не крикнул: - Наталья! Как Вы… Почему Вы смеётесь? Девочку разбудите. Каким образом она попала сюда? Что вообще происходит в этом логове? - Вы провели ночь в доме… и не заметили, что в нём есть ещё кто-то? – приняв серьёзный вид, спросила домработница и тут же продолжила: - Она моложе Вас… И, как видите, не повзрослела за одиннадцать лет с тех пор, как пропала или была убита вместе с сестрой. Такая же юная, весёлая… Судя по всему, она явилась с того света или из того… чтобы увидеть дом, побегать по комнатам, вспомнить прежнюю жизнь, отоспаться в своей спальне, а утром познакомиться с новым хозяином, которого, по неизвестным причинам, не задушила ночью. Наверное, она хотела до рассвета исчезнуть, как все призраки, но, видимо, проспала. Максим подумал, что с Натальей случился нервный припадок. Она продолжала смеяться и говорить страшные, кощунственные слова. Он испугался за неё, решив, что Наталья от увиденного, по-видимому, спятила. Наталья продолжала смеяться и нести всякий вздор: - Она играла Вам в полночь на рояле? Заваривала кофе? Лира восхитительно готовила кофе. Поверьте на слово. И всё время что-нибудь да выдумывала, чтобы напугать людей, проходивших мимо дома. И в это уверуйте. Ещё Лира любила спать до одиннадцати часов утра, за что её ругала мать – прекрасная, добрая, верующая в… женщина, - неугомонно продолжала домработница. – Смотрите! Она шевельнулась. Сейчас встанет. - «Верующая в…», - повторил писатель, вспомнив о своих выводах в отношении гибели девочек – о сатанистах и их жестокой расправе над девочками – приношении детей в жертву Сатане. Ему стало страшно. «А что, если Лира в образе призрака явилась, чтобы убить меня?» Мысли пробуждались одна ужаснее другой. «Мы ведь вместе провели всю ночь в доме – в этом доме-монстре. И, разумеется, Лира бродила по дому в ночной рубашке и смотрела на меня, спящего. Может, и Лорна в доме? Я ведь не заходил сегодня в её спальню. Господи, они ведь мне только снились, теперь всё происходит наяву…» Он ущипнул себя за руку. Пока Максим думал о девочках и о том, что они, явившиеся в образах призраков, могли его жестоко убить, Наталья продолжала смеяться и говорить: - Такой была выдумщицей… Максим! – глянув на писателя и поняв, что он её не слушает, а всецело отдан на растерзание своему воспалённому воображению о смерти, крикнула она и притопнула. Максим не отреагировал. Тогда она взяла его за плечи и сильно несколько раз тряхнула его, чтобы новый обитатель дома с призраками пришёл наконец в себя, и произнесла: «Что с Вами? Вы слушаете меня или как?» Максим не ответил. Он продолжал смотреть через плечо Натальи на девочку. Ему казалось, что она вот-вот проснётся, встанет, и он увидит ужасное лицо призрака с красными глазами, синим лицом и магическим взглядом. Наталья, заметив, что писатель не слушает её, а продолжает смотреть на девочку, громко произнесла: - Этот ужас затянулся, Вам не кажется? Смотрите! Она вошла в комнату. Остановилась, посмотрела на Максима, у которого глаза открылись ещё шире, излучая страх, подошла к кровати, на которой безмятежным сном почивала Лира, и одним движением правой руки стащила с девочки лёгкое покрывало. Лира не шевельнулась. Максим прислонился к стене и продолжал с ужасом смотреть на происходящее. Впервые за всю жизнь он почувствовал, как от страха у него тряслись коленки и кисти рук. Наталья продолжала смеяться, девочка в розовой пижамке – спать. - Смотрите дальше, товарищ писатель. Страшно, да? – продолжала потешаться домработница. – Смотрите же! Не пропустите! Она правой рукой взяла девочку за шею, сжала сильнее пальцы, словно хотела задушить Лиру, и резким движением руки подняла её, как пушинку, и поставила на кровать. Максим застыл. Наталья левой рукой вцепилась в волосы Лиры и сдёрнула их с её головы. Волосы оказались париком, приклеенным к голове манекена. - Это манекен Лиры, - продолжая смеяться, пояснила она. – Ма-не-кен! Я же Вам говорила: Лира была выдумщицей. Наталья бросила манекен в постель и, держа в руке парик, подошла к писателю, не верившему своим глазам в происходящее, и властно заявила: - Ну, хватит уже! Пошутили и будет. Максим, - махая париком перед его лицом, стараясь привести его в чувство, продолжала домработница. – Видите, это парик. А девочка – не призрак, а манекен. Наталья и пришедший в себя Максим, сидели в кухне и пили кофе. Домработница, отпив глоток, спросила: - Хотите, расскажу Вам одну историю? - И всё-таки замечательно, что баба Вера посоветовала мне взять на работу именно Вас. Теперь я понимаю её. - Я знаю, знаю, - гордо ответила Наталья. - Вы не умрёте от скромности… Штамп, конечно, но это так. Рассказывайте. - Это было зимой, под Рождество. Штамп, конечно, но это так, - улыбнулась Наталья, прочитавшая немало книг, в которых истории частенько начинались или под Рождество, или глубокой грозовой ночью. Заметив улыбку и удивление Максима, а вместе с ними и одобрение её словам, – «штамп, конечно, но это так», удачно применённые Натальей, и, к тому же, к месту, указывали на то, что с юмором у неё всё в порядке, она продолжила: - На дворе стоял мороз, градусов пятнадцать. Я работала по дому. Было воскресенье, у меня был выходной день. Муж уехал на «Ниве» на рыбалку. Он рыбачил в этих местах. Когда-то этот дом люди не обходили стороной, не боялись, а просто называли его… Ладно, это было уже после выстрелов в доме. Итак, я готовила обед. Сын ушёл в гости к другу. Накануне выпал снег, сантиметров тридцать. Вдруг заходит муж и садится на стул, ничего не говоря. «Господи! – воскликнула я. – Да на тебе лица нет, дорогой! Где ты его потерял?» - с тревогой в голосе спросила я. Но через минуту поняла: что-то случилось. Я испугалась и спросила: «Ты сбил человека? Или попал в аварию?» Спустя несколько минут, он стал говорить. Вот что он мне рассказал: «Я поехал на рыбалку. Это ты знаешь. Доехав до дома у реки, я оставил машину на дороге, недалеко от дома, и дальше пошёл пешком. Пришёл на своё место, расчехлил удочки, разбил лёд и стал рыбачить. Клевало плохо, я стал мёрзнуть и, порыбачив, вернее, просидев часа три, смотал удочки и пошёл к машине… Проходя мимо ворот дома, я вдруг услышал страшный крик. Кровь застыла в моих жилах. Я подошёл к воротам (собаки смотрели на меня и рычали) и стал смотреть на дом. Из него доносились ужасные крики… Вдруг я заметил на третьем этаже в окне девочку в ночной рубашке. Она стояла на подоконнике, смотрела вверх и что-то кричала, вытянув руки вперёд…» После этих слов я поняла: мне нужно одеваться и срочно ехать в дом. Пока муж рассказывал, я почти оделась. Он продолжал, глядя на меня: «И она сбросилась или спрыгнула вниз… Я даже слышал, как она шмякнулась… замертво. Я перепугался и побежал к машине от греха подальше. Короче, в этом доме, в котором ты работаешь, что-то случилось… Остановившись у машины, я обернулся и увидел другую девочку в окне. Мне показалось, что она столкнула первую девочку вниз. За что?..» «Не может быть! – крикнула я, одевая пуховик. – Ты позвонил в полицию?» – спросила я. Он ответил: «Нет. Я испугался. Поехал сразу домой…» - «Так звони участковому, чего ты ждёшь?» – крикнула я. Тогда у нас был другой участковый…» Максим слушал Наталью и представлял, как всё происходило. Наталья, вздохнув, продолжила рассказ: - Не помню, как я доехала до этого дома. Я знала, что девочки одни. Родители на Рождество уехали в Геленджик, к друзьям. Я пробежала по тропинке к дому и, открыв своим ключом входную дверь, вбежала в большую комнату и увидела: девочки сидят за роялем и, как ни в чём не бывало, что-то играют. Лорна оглянулась и, увидев меня встревоженной и удивлённой, спросила: «Натали! Что с Вами? Вы в порядке, надеюсь?» Лира встала и предложила мне горячий кофе. Я отказалась и спросила: «Что у вас произошло? Кого выбросили из окна? Или кто выпал из окна второго этажа?» Лорна поинтересовалась: кто мне рассказал эту ерунду? Я ей ответила. Лира закрыла ладонями рот, чтобы, как я теперь уже знаю, не засмеяться. Лорна, бросив взгляд на Лиру, проговорила: «Всё это твои глупые фантазии, сестрица. Так это был Ваш муж, Натали? Бедняга так испугался, что заскочил в машину и, виляя, умчался. Извините её… нас…» - обнимая меня и успокаивая, сказала Лира. «Больше так не поступайте, - предупредила я девочек и села на диван. – Не то я всё расскажу вашему папе». Отца они побаивались. Но стоило им остаться одним… тут же превращались в чертенят… Если честно, я скучаю по ним. Я вернулась домой и всё рассказала мужу, ожидавшему меня вместе с сыном. - Вот вам и Лира, манекен которой вверг меня в такой ужас, что у меня впервые задрожали коленки. И только благодаря Вам, Наталья, спасительница Вы моя, я вернулся в реальность… Да, а как же полиция? - Полиция приехала быстро. Как-никак - убийство. Я вышла из калитки и всё ребятам рассказала, на что один произнёс: «Ну и шуточки в этом доме. Говорят, во время войны в нём пытали партизан до смерти. Может, в нём до сих пор живут призраки?» Я убедила полицейских не рассказывать о «шутках» девочек их родителям. - Я так и не понял, кто же выпал из окна? Кого столкнули? - Лира нарядила манекен и предложила сестре разыграть ужасную трагедию: сбросить «девочку» вниз у кого-нибудь на глазах, чтобы посёлок вздрогнул… - Этим «у кого-нибудь на глазах» оказался Ваш муж. Представляю, что Вы пережили под Рождество. - Пережила, пережила… Ещё не такое бывало… Думаю, я заслужила сегодня награду. - Определённо. Если бы не Вы, я до сих пор стоял бы в коридоре с открытым от страха ртом и трясущимися коленями. Что Вам сыграть? Бетховена? Моцарта? Листа? Шопена?

Анонс следующего выпуска

Через пять дней.