Витрина
Журналов

Призрачная Песнь №26

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Наша жизнь не театр, она кино, А конкретно твоя – лишь дешёвый трэш. Свет в глаза, а вокруг до сих пор темно,  Метишь в оба конца, попадаешь меж. В это время в пустом кинозале бог Развалился один в темноте, орет Неуклюже кидая попкорн мимо рта: "Не ходи, идиот, Не спускайся туда!" Но ты снова шагаешь за этот порог. Ноги, руки ломают ступени ко дну, А ленивый маньяк не придёт добить.  Видишь, этот подвал до сих пор открыт,  В рюкзаке завалялся последний бинт. За экраном едва: «Поднимайся, ну!» И наушники глушат в тебе инстинкт. Сквозняком разнесется по залу гниль, И опять сигарета прожжёт экран. А конвейер твоих однотипных картин  Разольется по стокам далеких стран, Потеряв по дороге всего один Самый длинный и самый унылый фильм.
***
Мы разными для жизни рождены,  Пути одних легки, других - тернисты, Светлы душой, туманны иль темны.  Но помни, всюду, где ни окажись ты Как воздух вездесущ, гуляет Жнец,  По адресам он мечется устало. Одни считают, встреча с ним – конец,  Другие верят – это лишь начало. И будь ты хоть богат, хоть нищим будь,  Злым, добрым, симпатягой иль уродом –  Не разбирает Жнец, прост его путь –  Он возвращает взятое природе. В науку веришь или в чудеса,  Под потолком или под небесами Отпустит душу острая коса,  Оставив горстку лишь воспоминаний. Закончатся песочные часы,  Сосуд которых не взвести обратно. Стряхнет Жнец отражение с косы,  Земле тебя предав, до мертвых жадной. Лишь кости там останутся, да прах,  Что старым был иль юным, не имеет Значенья для Жнеца. В его глазах  Лишь список, что мгновеньем все длиннее. И сколько б ни твердили эту быль,  Доселе не понять наивным людям –  Мы для Жнеца лишь будущая гниль.  Мы все равны перед его орудьем.
© Copyright: Anta Mortifer, 2018