Витрина
Журналов

Постапокалиптика №5

Комментарии
0

Категория:Литература

Бренд:Постапокалиптика

Название выпуска:Рассказы формата Пост-апп

Автор:Nplozky

Часть 2. «Лесник»
                                           
 
... Не всё должно подчиняется законам Зоны. Если ты начнёшь жить, как она хочет, то превратишься в урода – такого же угрюмого трупа, какие ходят здесь сотнями. А если будешь ей сопротивляться, то останешься человеком. И пускай конец настигнет тебя здесь, и пускай с пулей в груди от подонков-фанатиков, зато ты останешься человеком навсегда. Но это будет твой выбор...
                                                        /Душа/
Анотация
            Серьезная катастрофа произошла на мирной земле. Тяжелые тучи сгустились над нашими героями. Трудные испытания выпадут на их нелегкую судьбу. В месте, где недавно ещё светило ласковое солнышко, появились неведомые твари, и злобные люди. Страшные аномалии разрывают этот мир, здесь даже глоток воздуха может быть смертельным. Природа, кажется сама, восстала против человечества. Тысячи смертельных ловушек она уготовила тому, кто ступит на ее территорию. Зона-вот это место, политое кровью, потом и слезами человечества. Только самые смелые люди могут жить там, только воистину герои могут погибать, там отдавая свои бессмертные души на благо всего святого.
«Лесник» - рассказ из трилогии «Хроники Души». Мне хотелось бы рассказать историю человека, не сломленного бедой. Я хотел в этом рассказе открыть душу читателю. Показать, что есть проблемы, с которыми необходимо бороться сообща, и проблемы которые надо решать в одиночку. От чего нам необходимо отгораживаться, и что нужно принимать близко к сердцу. В общем, это история о жизни и смерти!
 
Глава 1.
            Владимир Ильич сидел в своем кабинете, и угрюмо размешивал ложкой сахар в стакане с чаем.
- С Наташей поругался вчера вечером, психанул, уехал на работу. – Говорил про себя директор «Южного отделения Мозырского нефтеперерабатывающего завода», Лесник Владимир Ильич.
- А у меня ещё план горит. – Лесник встал из-за стола и вышел в коридор.
            Со стен смотрели фотографии людей, передовики, аппаратчики, директора и простые рабочие, в общем, строители светлого будущего. Картинки рассказывали историю завода, и судьбы его руководителей.
Он остановился у плаката с надписью « …14 декабря 1980 года на Мозырском НПЗ была введена в строй действующих установка по производству жидких парафинов Парекс-1 …».
- Вот и все, три строчки про наше отделение, да и то спустя шесть лет после открытия нашей установки жидких парафинов, скорее всего ее, закроют. Производство стало не рентабельным, план не выполняем, то смежники виноваты, то железная дорога подводит. А Зубовский требует, давай, план! – Беспокойные мысли лезли в голову.
Вроде бы выходной день, надо дома быть со своей семьей, женой, Наташей. Но он ехать домой, никак не мог. После вчерашнего скандала обидно было, да и стыдно. - Вроде бы все было хорошо, собирались в кино, нет, надо было мне ляпнуть, «работа, план горит! …» Наташа не выдержала, в слезы, «…уйду к другому…». А я, слез терпеть не могу, да и так надоело все! Уходи, говорю. Сам ушел. Уехал в «Нефтяники» Надрался как свинья, один в кабинете. Хорошо, что соседи ничего не видели, начнутся опять разговоры.- Пытался оправдаться перед самим собой Владимир Ильич.
В кабинете затрезвонил телефон, разорвав тишину коридоров пустующего здания. Звонил Зубовский, директор головного НПЗ. Лесник не сразу понял, что происходит, Зубовский сначала похвалил Лесника, что в такое тяжелое время директор находится на работе, как и положено. Потом говорил, что приедут люди, ликвидаторы, необходимо разместить их на базе, спрашивал, сколько человек сегодня на смене, и требовал договориться о поставках продовольствия. Потом что-то про военных, и автотранспорт.
- Что происходит, Анатолий Степанович, война? – спросил Лесник.
 - Какая война? – ответил Зубовский, - ты, что ничего не знаешь? Реактор у вас на атомной станции взорвался! ЧАЭС далеко от вас будет?
- Километров тридцать, по прямой. – Сказал Лесник слегка поникшим, чуть с хрипотцой от «вчерашнего» голосом, и положил трубку.
-Там же люди!
-Наташа! Лесник схватил трубку и стал набирать домашний номер. Короткие гудки, значит занято. Может быть, она сама мне звонит? – он положил трубку на аппарат, и в этот момент телефон зазвонил. Лесник от неожиданности вздрогнул. На проводе был министр. Опять указания, распоряжения, требования, сроки и угрозы…
Лесник швырнул трубку на стол и, выйдя из своего кабинета, спустился по лестнице на улицу. Ярко светило солнце, было тепло, приятно, весна наступила вовремя. Ничего не могло предвещать беды. Зелень, появившаяся на деревьях, ласково покрывала бетонные заборы, трубы, серые здания, в приятный, спокойный цвет. Указывая на то, что все же природа делает свое дело, скрывая весеннюю серость под своим покровом. 
Подошел начальник смены Дронов. Доложив производственную обстановку, спросил. – Ильич, ты ничего ночью не слышал? Что- то грохнуло в районе Припяти, зарево на все небо.
- Ты зарево сам видел? – спросил Лесник, - или рассказал кто?
- Сам не видел, дежурный оператор сказал, у него окно выходит в ту сторону как раз.
- Авария Петрович на ЧАЭС, сейчас сам министр звонил, посылают ликвидаторов, у нас, наверное, базироваться будут. Больше ничего не знаю, так что бери людей, и выносите все лишнее из АБК, освобождайте кабинеты на первом этаже. Отдел сбыта  бухгалтерию потеснит. А снабжение к кадрам переберется. В правом крыле буфет надо расширить, столовая будет. Там перегородки деревянные сломаете, столы, и лавки из подвала тащите.
Выдав распоряжения, он снова поднялся в свой кабинет. Ещё пару раз пытался дозвониться до жены, но телефон так и был постоянно занят.
- Обижается, трубку специально сняла, что бы я, не дозвонился, ну да ладно, не хочет не надо, как перестанет дуться, сама позвонит. А может быть ушла к тому, другому? Да к какому другому? нет у неё никого. – И немного помолчав, он мысленно добавил:
-Нет, я знаю её, дома она, успокоится, позвонит. А у него и так дел невпроворот.
- Ну а может быть, просто пора нам друг от друга отдохнуть. Совсем нервными стали, о чем не поговоришь, сразу истерика. Поживет одна недельку, успокоится.- Решил директор, у него сейчас государственные проблемы, министр звонит через каждые полчаса, некогда мне Наташиными обидами заниматься.
И дернул меня черт! Напомнить, что детей нет у нас по Наташкиной вине. Ну, говорили ей сразу, езжай на курорт отдохни, полечись. Вон, в Евпатории отличный курорт, ванны всякие, лечебный сон, да и воздух морской очень полезен. И путевка то есть! А что здесь? Целыми днями одно и то же. Работа – дом, дом – работа. И никакого просветления нет. Так нет, без тебя говорит, не поеду, и все тут.
Глава 2.
Хотя город – спутник Славутич и находился достаточно далеко от Припяти, все же Лесник решил, что как приедет служебная машина, он съездит домой, и проверит все ли в порядке. Все же какие-то волнения были на душе, неспокойно было, мысли нехорошие лезли в голову. 
            Вырваться, выпала возможность только через неделю. Все это время Лесник принимал ликвидаторов и военных. Размещал их на своей территории. Пришлось из небольшого производственного фельдшерского пункта сделать неплохую больницу на двадцать коек. Производство парафина было остановлено, Нефтяники занимались ликвидацией крупнейшей техногенной катастрофы.
            И вот где то через неделю этого кошмара, позвонили со станции Янов, пришли вагоны, надо разгружать. Требуется доверенность. Так ничего не отдают. Лесник взял доверенность и поехал на Янов.
И только сейчас он заметил, что окружающий мир стал меняться. Сейчас можно сказать лето, но было постоянно пасмурно, солнца неделю не было видно, моросил мелкий дождик. Вся зелень, вылезшая на деревьях и кустах, как будто вмиг скукожилась, и засохла. Трава стала вялая, пожухлая. Было такое впечатление, что вместо лета, сразу же наступила осень. Асфальтные дороги превратились под натиском колес БТРов, и гусениц тяжелых тракторов в кривые разбитые «тропы». Служебная Волга только успевала подпрыгивать на ухабах, и уворачиваться от глубоких ям.
- Саша! – сказал он водителю служебной Волги, - давай ко мне заскочим, хоть переоденусь да помоюсь, неделю дома не был. Водитель послушно свернул к Славутичу. Водитель Саша, а точнее Александр Николаевич, был с одного года с Лесником, поэтому он всегда разговаривал с ним как с ровней. Лесник уважал Сашу, машина всегда чистая, исправная. Саша не курил, разговаривал мало, но когда говорил всегда по делу, как говорится в точку. В общем, работу свою знал и любил, да и придраться было не к чему. В свободное от работы время, Саша занимался тем, что привозил из командировок разный дефицитный товар, и потом продавал его своим коллегам и знакомым. Сильно цену не ломил, поэтому Лесник на эту мелкую спекуляцию закрывал глаза. Да и собственно как было еще прожить в те не легкие времена?
Зайдя в подъезд и поднявшись на второй этаж своего дома, Лесник, немного потоптавшись перед входной дверью, достал ключи и открыл дверь. Из квартиры пахнуло до боли приятно и знакомо. Этот воздух хранил запахи всего того, что было, когда то очень близко. Запахи счастья и обид, смешались вместе с запахами скандалов, и примирений, они напоминали о чем-то очень близком, и родном, и теперь недосягаемом.
- Наташа! – крикнул он, - но в ответ никто не ответил. Быстро собрав свои вещи и захватив не промокающий черный плащ, Лесник, бросил  ключи на стол, и вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь.
- Ушла, ну ладно, уходи, а я как дурак волнуюсь, переживаю, а она давно уже уехала! – решил Владимир Ильич, и,  усевшись в машину, сказал водителю: - Саша, давай на Янов.
            Когда отъехали километров пять, Саша спросил: - Ильич, ты не заметил, в Славутиче нет людей?
- Как нет? – переспросил Лесник.
- Пока ты свои вещички собирал, я ни одного человека не заметил на улице. Да и по дороге кроме военных нам никто не попадался - ответил Саша.
Впереди замаячил блокпост, и радиационный контроль.
- А ну тормозни у военных, спросить надо, может быть всех, эвакуировали уже?
Машина остановилась у бетонной плиты перегораживающей дорогу до середины. Лесник вышел и подошел к военным, которые с настороженностью поглядывали в сторону Волги.
- Привет служивые! Кто старший у вас, мне поговорить надо. – Сказал Лесник, и достал из кармана пропуск, с красной полосой.
- Я старший, гвардии капитан Резник. - Из-за плиты показался военный, офицер метра два ростом, здоровый, широченный в плечах, сразу видно – десантник.
Лесник, показав пропуск, и спросил: - А что, Эвакуация уже началась? Ну, гражданских вывозят?
- Вчера первые автобусы проехали мимо нас, эвакуируют пока только из близлежащих районов Припяти. – Ответил капитан четко, командным, хорошо поставленным голосом.
Лесник, все же надеясь на лучшее, спросил: - А со Славутича эвакуировали, кого вы не знаете? 
- Вроде бы Славутич только завтра собирались вывозить, но много людей своим ходом покинули городок, кто на машинах, ну а кто пешком. Автобусов то нет, все в Припять согнали. А что случилось, пропал кто? – военный нахмурил брови.
- Пропал. – Ответил Лесник, и не спеша сел в машину, сначала немного подумал, потирая лоб, а потом махнул рукой: - Ладно, поехали.
- Не волнуйся так, Ильич, видишь, капитан говорит, выехали люди. И Наталья твоя, наверное, тоже на машине уехала, с соседями, или с друзьями. Ты не смотрел вещи её дома? – Спросил Саша, поглядывая на расстроенного шефа.
- Нет, не посмотрел я. – Хрипло ответил Лесник, - не сообразил, спешка все. Вроде туфлей ее не было в прихожей, и сумочки тоже.
- Вот видишь, - слегка улыбнулся Саша, - уехала она, а ты переживаешь, как выберется, позвонит, ну или письмо напишет.
После этих слов у Лесника слегка отлегло от души, но все же что-то подсказывало ему, что свою жену он больше ни когда не увидит…
Глава 3.
Много воды утекло с той поры. Оставленные человеком города превращались в свалки бетона и мусора. Все, что было нажито, приобретено, и построено человеком, медленно превращалось в радиоактивную пыль. Засохли деревья, поникли цветы, пожухла трава. И на этом оставленном и забытом Богом месте, распустились убийцы всего живого - аномалии. Казалось, что сама Земля, как большой, живой организм, начала истреблять животных и людей, попавших под её злобный кулак. Не хотела она больше нести на себе человечество, с его городами, заводами, и атомными станциями. Стряхнуть с себя этот хаос, очиститься, и начать жить заново, таково было ее стремление...
            …Уже вечерело, когда охранник с вышки помаячил фонариком. Лесник взял автомат и вышел во двор. Он подошел к наблюдательной вышке, к одной из тех, двух, что стояли у ворот и, подняв голову вверх, спросил: - Артамон, ну что там?
Землю уже коснулась темнота, но кроны деревьев ещё освещались тускло, еле  пробиваемым через слой облаков солнцем.
- Как он там, что то рассмотрел? – подумал Лесник, и крикнул ещё раз по громче: - Але, на вышке, что там видно?
- Вижу со стороны поселка, по дороге идут две тени, больше ничего пока рассмотреть не могу. – Крикнул охранник и опять припал к окулярам бинокля.
- Ты посмотри повнимательней, - продолжил Лесник, - может наши возвращаются?
- Не видно, далеко, да и темно уже, по виду двое идут, но как то странно, как зомбированные. – Ответил смотрящий, и стал настраивать прожектор.
- Ты прожектор не включай пока, пусть поближе подойдут, может и вправду зомби. – Сказал Лесник, и присел на небольшую бетонную плиту, торчавшую из земли, прямо у ворот.
- Да,- подумал он.
- За последнее время Зона сильно изменилась. После первого выброса, полезли из центра зоны всякие твари. То собаки совершенно без шкуры, фу, какая мерзость! то какие то свиньи размером с быка, а последнее время начали попадаться люди, а точнее то, что от них осталось. И вот эти выродки Зоны, бродят по ночам, а то и днем, и жрут все что найдут, кидаются на все живое. Смотришь, вроде скелет уже, а нет, туда же, так и норовит тебя укусить. Ты его палкой, он тебя своими обломками конечностей, ты его ножом, а ему хоть бы что. Пока из автомата очередь в башку не всадишь, не за что не успокоится. И видать ни радиация, ни выбросы эти чертовы им не помеха. Одно только радует, что сидят эти монстры тихонько в своих норах, и выскакивают, если учуют чего. Так что если очень тихо и, аккуратно идти, то никто тебя не тронет.
- Лесник, это люди! – крикнули с вышки.
- Как догадался? – спросил Лесник и передернул затвор автомата.
- Один упал, а второй его поднял и тащит на руках, кажись. – Ответил Артамон и, не спрашивая разрешения включил прожектор.
- Кажись! – повторил Лесник.
- А больше ничего не, видать? – он, оглянувшись по сторонам, махнул рукой двум сталкерам, вышедшим из подвала покурить. 
 
- Больше ничего. – ответил наблюдатель с вышки, и переставил пулемет на новый сектор обстрела.
Подбежавшие были братья Чижовы, по прозвищу Немой и Дюба, молодые пацаны, лет двадцати, бывшие военные, но после окончания срока службы, оставшиеся в Зоне.
Как то, беседуя с Дюбой, Лесник спрашивал, что, мол, остались то, неужели домой не хочется, родителей повидать и девушку? На что Дюба весело усмехнувшись, отвечал, что, мол, дома делать нечего, по жизни они с Немым осиротели ещё с детства, девушки их не ждут, а все друзья поразъехались в поисках лучшей жизни. Лесник внимательно выслушал слезливый рассказ о спившемся отце и умершей от горя матери, и понял, что им просто романтики захотелось. Поманила их легенда о каком-то непонятном то ли камне, или обломке скалы, то ли метеорите, что находится в самом центре зоны. Бывалые сталкеры рассказывали, что этот Монолит (так его называют) исполняет все желания, надо только прикоснуться к нему ладонью. Сам Лесник в эту «муть» не верил, и предпочитал жить по принципу, «лично увидел – тогда поверил».
Но большинство сталкеров все же верили в Монолит, и часто сколотив бригаду в пять, шесть человек, уходили к центру Зоны, в поисках этого загадочного явления. Правда назад, никто из них так и не вернулся. А возвращались, либо зомбированные, либо человекоподобные прыгающие как блохи твари. Сталкеры прозвали их Снорками, но это точно бывшие люди.
Лесник сам видел одного такого, с неделю назад. Тот прыгал на метров десять в длину, без разбега, и столько же в высоту. Поэтому пристрелить его оказалось крайне сложно. Но когда его все же «сбили». И содрали противогазную маску, оказалось, что это бывший сталкер Арнольд, ушедший ещё полгода назад «за лучшей жизнью». Так вот, пока его сбивали, он умудрился вырубить трех человек, и чуть не забил самого Лесника до смерти. Во время подбежали Дюба и Немой. 
Вот и сейчас Лесник обрадовался, что именно братья оказались рядом. Быстро вооружившись, все трое вышли за вороты базы «Нефтяники» и очень осторожно пошли на встречу еле бредущим теням.
Глава 4.
            Не доходя метров двадцать, Лесник крикнул: - Кто идёт? Идущие на встречу остановились, что то промычали в ответ, и грохнулись со всей силы прямо на изъеденный ветрами, непогодой и временем асфальт.
            Это были люди. Два сталкера. Действительно один тащил другого на руках, (ну и глазастый же Артамон). Помимо этого он еще тащил рюкзак, автомат Калашникова и снайперскую винтовку Драгунова, упакованную в мешковину, и обвязанную синей изолентой.
- Силен парень – сказал Лесник, и потом добавил: - Так, Немой, ты бери раненого, а ты Дюба, второго, и тащите их на базу. А я вещички принесу.
            Пока Док осматривал раненых, Лесник с братьями вышли на крыльцо. Немой пытался стереть с рукава кровяное пятно, а Дюба сел на лавочку и закурил. Лесник копаться в вещах гостей не стал, просто бросил рюкзак в угол, а винтовку распаковал и осмотрел. Совершенно новая СВД, с панкратическим прицелом, отличная вещь, хоть и морально устаревшая. Магазин пустой. Он отодвинул и понюхал затвор. И удивился, оружие в смазке, даже не стреляное.
Местный доктор по прозвищу Док вышел на крыльцо и глубоко вздохнув, подозвал Лесника.
- Монолитовцы они, один в сознание пришел, говорит, слепые псы на них напали недалеко от базы, тебя зовет – сказал он, кивая головой в сторону двери ведущей в палату.
Лесник слегка удивился, но в палату вошел.
Монолитовцы, отморозки, захватили атомную станцию, и делают там свои черные дела, куда только правительство смотрит. Да ещё, слухи про «Исполнитель желаний» распускают, заманивают к себе доверчивых сталкеров, ищущих в глухих местах, брошенных всеми счастья.
Сталкер сидел на кровати, абсолютно голый, только измазанный зеленкой, и с перебинтованными ногами. Когда Лесник вошел в комнату, он попытался привстать, но потом сел назад и, простонав, спросил: - ты Лесник?
- Я то, Лесник, а ты что за птица? У нас народу много ходит всякого, я тебя не знаю. – Сказал Лесник и присел на кушетку у противоположной стены.
- Меня Монах кличут, друга моего Поп зовут, мы бывшие Монолитовцы, из центра зоны вырвались. А к тебе нас отправил бармен, из бара «ШТИ», что в промзоне находится.
- Монах, Поп, ну прямо святая троица, или «двоица» вернее. Откуда я знаю, что ты не врешь? – Лесник говорил ровно, без эмоций, как будто бы ему приходилось допрашивать людей каждый день.
- Тамошний хозяин, Бубна, посылочку тебе прислал, и письмецо. – Прошептал сталкер, еле сдерживая боль. Потом немного поморщась добавил: - Записка в сумке, а подарок калибра 7.62.
В лежащей на полу в куче, небрежно брошенной, окровавленной одежды, действительно была набедренная сумка. Немного покопавшись в ней, среди всяких мелочей Лесник нашел конверт, на котором было, написало крупными буквами Нефтяники, Леснику.
Подчерк конечно Лесник узнал сразу, это был Саша его друг, бывший водитель, теперь он хозяин бара «Шти», и зовут его Бубна. Сразу после ликвидации аварии Саша остался там, и начал заниматься снабжением, потом оброс связями. Леснику было выгодно, что его человек открыл точку на подступах центра Зоны. Они регулярно поддерживали связь, и обменивались подарками. База Нефтянники, имела свои подъездные железнодорожные пути, по которым Леснику достаточно часто доставляли необходимый товар. Оружие, боеприпасы, продукты, все, что было нужно, привозил маневровый дизель по путям. Часть Лесник оставлял себе, а часть отправлял Бубне караванами дальше.
После второго взрыва реактора и начавшегося вслед за этим «Выброса», образовались аномалии, и тогда выяснилось, что вот эти вот аномалии не только зло, но и благо. Вокруг этих неизученных наукой порождений, постоянно попадались некие камни, симбиоз радиации, минералов  и гравитационного воздействия. Эти камни прозванные артефактами, обладали поистине удивительными свойствами. Они могли поднять на ноги тяжелобольного, они могли уменьшить вес носимого груза, позволяли видеть в темноте и даже не есть целый месяц. И вот эти артефакты оказались отличным платежным средством. Сталкеры в свою очередь меняли эти «подарки Зоны» на товар, а те уходили во внешний мир. Правда была опасность облучения, ведь все эти камни были радиоактивными, но видать заказчиков с той стороны, подобные проблемы нисколько не смущали. Деньги и товар потекли в Зону рекой, а каждый маломальский, уважающий себя сталкер, имел заначку в два – три артефакта, продажа которых могла обеспечить ему безбедную жизнь за пределами этого уголка «живой природы».
Бубна писал, что ему точно стало известно, что на Нефтяники готовится нападение. Вроде как то ли бандитам, то ли ещё кому удалось, каким то образом приручить несколько слепых псов. Они хотят устроить атаку мутантов на базу, ну а остальных сами добьют. Когда все это произойдет не известно, возможно, что сразу же после следующего выброса, и Бубна для усиления Нефтяников посылает двух парней, Попа и Монаха. Пишет, что доверять им можно как себе, хотя они и бывшие Монолитовцы.
- Да, - Лесник поморщился, - хороши помощники, собаки так порвали, что им самим сейчас помогать надо. Он еще раз внимательно прочитал письмо и, посмотрев на раненого, развернулся и вышел.
- Док, - сказал Лесник, - ты приглядывай за гостями, они пока у нас поживут.
Доктор кивнул в ответ и, протирая руки чистым вафельным полотенцем, ответил: - Охрану у дверей не ставь, что бы они мне не мешали.
- Вот и договорились.- Сказал Лесник посмотрев на братьев, весело подмигнул им и, забрав свой подарок, в виде снайперской винтовки весело зашагал в АБК.
Глава 5.
            До следующего выброса оставалась пара недель. На следующий день, ближе к вечеру, Лесник, собрав свое окружение, довел полученное сообщение от Саши Бубны и, развернув на столе карту местности, они стали все вместе ее изучать.
- Что бы сразу же после выброса напасть, надо иметь лежку, где то недалеко от базы, и такую что бы все там уместились, да собаки ещё. А я бы не хотел сидеть в одной яме вместе со слепым псом, даже и ручным – сказал Артамон и, ткнув пальцем в какие то квадратики на карте спросил: - А это что за деревня?
- Все верно поддержал его Михалыч. - Они прийти могут с любого брошенного поселка, отсидятся в подполе и сюда. Только с какого точно узнать бы, Нефтяники окружают три таких.
Пока все думали и гадали что делать, в разговор вмешался Монах. Так как он теперь тоже был боевая единица, Лесник решил Монаха позвать на собрание. Поп еще был слабоват, поэтому его не трогали.
- Разрешите? – сказал он и, не спеша, встав, постоянно ойкая от боли, прихрамывая, подошел к карте. – Вот здесь, в стороне от дороги мы видели с Попом строительный вагончик, и брошенный сарай, на карте я его у вас не вижу. Заходить мы туда не стали, но когда прошли этот бивак, на нас псы и набросились, причем сзади. Так может быть они там засели?
- А что, - поддержал его Лесник, - Михалыч, помнишь нашу промежуточную базу, недалеко от Славутича? Может действительно, там бандиты залегли? Место удобное, отличный подвал, и есть куда собак деть. А места тут не хоженые. Мы в этих подвалах в свое время добро прятали от мародеров, а сейчас там кто угодно мог заселиться. 
- Может быть! – сказал Борода и, ткнув пальцем в точку на карте, добавил: - а может из Красного, они прибежали, или из Буды. 
- Да, ты прав. – Сказал Лесник и, сев на стул стал внимательно разглядывать карту. Эти хутора тоже недалеко, Буда даже поближе будет.
Обсуждения продолжались всю ночь. Наутро, все уставшие, но довольные разошлись спать.
Всего на базе Нефтяники в данный момент находилось пятнадцать человек. Но из них двое, Монах и Поп, еще толком не восстановились, а трое были и вовсе чужими просто остались пожить, поправить здоровье, и дальше в Зону. Итого набиралось человек десять. То есть при хорошем раскладе они любую атаку на Нефтяники могли отбить.
-Ну не полк же на самом деле будет штурмовать? – думал Лесник, - как - ни будь, отобьемся.
И вот настал тот день! Прямо перед Выбросом в Нефтяники завалилась целая «банда» военных, человек десять. Они готовились к очередной вылазке, и завернули по дороге к центру Зоны. Решили переждать Выброс в Нефтяниках. Лесник объяснил старшему, что оставаться тут не безопасно, но он только усмехался и  весело шутил по этому поводу. К сталкерам на базе военные никаких претензий не имели, так как Нефтяники была официальная база ликвидаторов, и разрешение, и пропуск с красной полосой имел свою силу еще как минимум два года. «Военсталы», как они себя называли, отлавливали в Зоне всякую нечисть, типа дезертиров, и преступников, которые находятся в розыске. До остальных им особенно дела не было. Военсталы облюбовали себе самые удобные места в казарме, что находилась в подвале АБК и, отгородив веревкой свою территорию, закрыли ее от постороннего взора развешенными на веревках палатками. Вели себя они конечно цинично. Высокомерие так и рвалось на ружу у этих юнцов. Получив предварительную подготовку, они решили, что, Зона это место для легкой летней прогулки. А когда Немой попросил угостить его сигареткой, один из военсталов бросился на него с кулаками. Лесник с трудом смог разнять дерущихся. Командир группы капитан Бубнов сначала, что то очень громко выговаривал Леснику, стараясь перекричать задиру. А потом, когда Владимир Ильич взял капитана за руку и отвел в сторону, и жестом попросил его помолчать, они пообщались на едине. Бубнов успокоился, сел на металлическую сетку железной кровати и, замолчал. Лесник что то неторопливо рассказывал ему, и, расставаясь, они пожали друг другу руки. Вообще со стороны было интересно наблюдать как молодые, и прыткие спецназовцы хвастались друг перед другом своими подвигами и походами, но скорее всего ни один из них не был ещё в настоящей переделке.
Рассказывая друг другу с какой легкостью они добрались до Нефтянников, и как быстро они разогнали стаю слепых псов, попавшуюся им по дороге, эти мальчишки все больше напоминали павлинов которые по весне распускают перед самочками свои перья, что бы казаться красавцами. А ведь они и не знают, что настоящая Зона начинается там за забором базы Нефтяники, и все что они сегодня протопали, это путешествие которое может пройти и десятилетний мальчишка, пройти и не споткнуться.
            К вечеру появились первые признаки Выброса, небо покраснело, земля начала вздрагивать от монотонных и гулких ударов. Потряхивало как при небольшом землетрясении, ураганный ветер таил в себе страшную силу, тау-частицы, которые превращали все живое в бездумных уродов. Мощные разряды молний разрывали небо на рваные куски. Протяжный вой доносился со всех сторон. Это выла сама природа под тяжелым ударом рукотворной стихии. Разразился очередной выброс.
            Сталкеры готовились к обороне базы, а военные отсыпались, готовясь к очередной «прогулке».
            Лесник собрал всех своих бойцов. Поп к тому времени уже мог уверенно держаться на ногах, но Док предупредил его избегать резких движений, а то швы разойдутся. Монах чистил свой калаш, и весело присвистывал, когда удары грома раздавались совсем рядом, с треском оглушая всех в округе.
- Ну что, друзья мои! – лаконично начал Лесник, - наступает пора защищать свою базу. Военсталы нам, конечно, не помогут, они вообще только сами себе помогают, но хочу поблагодарить всех сталкеров кто решил с нами остаться и оборонять эту землю.
Это относилось к тем трем сталкерам одиночкам, которые все же надумали остаться и оборонять Нефтяники.
- Парни! Я никого не держу, если есть сомнения, что базу не отстоим, что последний наш оплот сдадим, лучше сразу уходите. Остальные помните, что биться будем до последнего патрона. Многие из нас погибнут, и останутся тут на вечно. Но выжившие всегда могут рассчитывать здесь на приют, я вам все последнее отдам, только удержите Нефтяники мужики!
С этими словами Лесник взял стоящую в углу СВД и положил ее на стол.
-Борода – крикнул он Михалычу, тащи патроны, и вооружи парней солидным оружием, пускай они свои пукалки приберегут на потом.
Борода медленно кивнул, и, взяв с собой Немого и Дюбу удалился. Спустя минут пять братья затащили в комнату тяжеленный ящик, и открыв его все ахнули. Оружие новенькое ещё в заводской смазке, пулемет РПК, автоматы АКМ, с оптикой и подствольными гранатометами, цинки с патронами, и даже ящик с гранатами. И таких ящиков было три.
Глава 6.
Светало. С последними вспышками Выброса, из казармы вышли две до зубов вооруженные группы. Военсталы во главе с капитаном Бубновым, и сталкеры во главе с Лесником.
Капитан Бубнов, или просто Бубен, внимательно осмотрел лесниковский отряд, присвистнул, и, вытащив из ящика, что стоял в углу пулемет ПК, ещё в смазке, поставил его на землю.
- Это в подмогу тебе Ильич, а так же плата за проживание и харчи. Патронов только три коробки могу оставить, сам понимаешь, пока самим нужны, и один сменный ствол.  Но как говориться, чем богаты, тем и рады.
- Бубнов пожал руку Леснику, и отряд военсталов медленно направился на восток, куда то ближе к центру Зоны, в поисках своих дезертиров.
Группа военных растворилась в утреннем сумраке. Оставшихся одних сталкеров окружала только тишина, да серость, пробивающаяся через густой туман утренних сумерек. Звуки в тумане не распространялись совсем, и порой казалось, что ты совсем оглох. Казалось, что в этой тишине уши плотно забиты тугими пробками, а звуки застревали в густом как молоко тумане, и терялись. Утренний туман хорошее подспорье атакующим, но и обороняющимся он тоже мог оказать небольшую помощь. Если эта молочно-серая жижа и скрывала людей, то в таком густом молоке ориентироваться в незнакомой обстановке врагу будет совсем не с руки.
Конечно, Лесник не был военным и не мог правильно оценить обстановку, поэтому на собрании высказывались все, подумав всем миром, приняли такое решение. На две имеющиеся вышки поставить пулеметчиков, двух снайперов посадить по крышам, а остальных парами раскидать на южное и восточное направление. Оставшиеся должны находиться пока в засаде и ожидать сигнала. Этот резерв придёт на помощь в самое нужное время, и на самом опасном участке.
Хорошо, что база еще в советские времена была обнесена высоким почти трех метровым забором. Огромные железные ворота закрывали проходы с двух сторон, а небольшая калитка в заборе была накрепко заварена сваркой, и завалена бетонными блоками. Нахрапом такую крепость было не взять. Немного подождав пока туман, развеется, бойцы разошлись по своим местам.
Лесник, забравшись на крышу АБК, внимательно изучил в оптику обстановку. Оказалось, что туман стелился по земле, и если территория базы уже полностью освободилась от этого утреннего киселя, то за забором все было белым бело.
Все заняли позиции и затихли.
Дело шло к полудню, а никакого штурма и в помине не было видно. Лесник спустился с крыши и монотонно прогуливался по периметру базы от одних ворот до других. Сталкеры Поп и Монах сидели на крыльце своей засады и о чем то оживленно беседовали с Дюбой и Немым, время от времени их беседа прерывалась громким смехом.
Вдруг с вышки раздался короткий свист. Лесник остановился и поднял голову. Артамон махнул рукой и указал направление, потом помолчал и развел руки в разные стороны. Сталкеры сидевшие на крыльце тут же подскочили и как по команде заняли свои позиции.
- Что видишь? – крикнул Лесник Артамону. Тот долго вглядывался в даль и сказал: - вижу группу, до трех человек, идут медленно, возможно зомбированные.
- Что? Опять зомби? Мы уже подобрали одних – сказал он и посмотрел на то место, где только что находились Поп и Монах.
- Ладно, смотри дальше. – Ответил он Артамону, и поднявшись по ступенькам зашел в вагончик где сидел в засаде «Резерв» в виде Попа и Монаха.
- Слушайте парни, - сказал Лесник, обращаясь к Монаху, - сходите, узнайте что там, может, кому помочь надо, ну а если зомби идут, там их уложите, нам такие гости не нужны.
- Добро – кивнул Монах и они с Попом, побросав свои рюкзаки, и перевесив калаши за спину, быстрым шагом пошли в указанном направлении. Со скрипом раскрылась одна створка металлических дверей, и сталкеры выглянув, и не заметив ничего подозрительного, вышли на рельсы и пошагали по путям, идущим вдоль асфальтной дороги.
- Все же рельсы находятся на возвышенности, насыпи – рассуждал про себя Монах, - значит и обзор отсюда будет лучше, а как дойдем до тупика, свернем на дорогу.
- Слышишь Поп? – посмотрев вдаль, сказал Монах, - Ты как думаешь, почему зомби ходят сами по себе, мозгов то у них нет?
- Да не знаю я – ответил сталкер и поежившись. От встречи с мертвецами он не ждал ничего хорошего: - Инстинкты у них остались, вот они и ходят, да что ты пристал, не знаю я, может радиация на них так действует, а может тут в Зоне вирус какой есть, я же не профессор и не изучал эту проблему! – ответил Поп и, покосившись на друга, добавил: - я думаю что не мертвые они вовсе, а так, претворяются.
Глава 7.
Шедшие по дороге оказались не зомби. Хотя с первого взгляда так могло показаться. Одежда разорвана, вся в крови, перебинтованные на скорую руку, по разбитой асфальтированной дороге хромали три бойца из отряда капитана Бубнова. Три «элитных военстала» возвращались из своей вылазки, в Зону ещё её не начав, и при том, побросав, где то свое оружие и амуницию. Да и самого капитана среди этих доходяг видно не было.
- Опачки! – воскликнул Монах, - это кого я вижу?
Троица остановилась и все три бойца попадали как кегли на выщербленный асфальт.
Конечно, дотащить всех троих до базы Поп и Монах не могли, да и оказать первую помощь, пожалуй, тоже, перевязочные пакеты остались в рюкзаках, и тех бинтов, что были в карманах, вряд ли хватило бы на то что бы хоть как то перевязать раны. Тогда Монах вышел на середину дороги, и стал активно размахивать руками. Он прекрасно понимал, что наблюдатели на вышках по любому заметят его знаки. Так оно и получилось, уже спустя несколько минут, по разбитой дороге, по которой когда то шли, поддерживая друг друга истекающие кровью Поп и Монах, теперь бежали другие люди, оказывать помощь таким же доходягам.
            - Пока им оказывали первую помощь, военные рассказали, что произошло, но многого было не ясно. Например, про каких демонов они говорили, якобы выскочивших прямо из-под земли? Почему никто не стрелял? Ведь на базе, наверное, точно услышали бы выстрелы, и пришли на помощь, ушли то военные недалеко. Еще военсталы говорили, что их на минуту парализовало. А когда они очнулись, оружия в руках уже не было, и вылезшие из под земли демоны напали на них и стали рвать. Как это могло приключиться? Из рассказанного военсталами бреда, Лесник понял одно, военные напоролись на тех, кто собрался идти на штурм базы Нефтянники, и ошибочно приняв военсталов за ополченцев, напали на них. Получается, нападавшие подгадили сами себе. – Во первых: Военные своих обычно не бросают, и за такое дерзкое нападение обязательно отомстят. Или вертушками тут все проутюжат, либо бомбочку какую скинут, да так что мало никому не покажется.
Во вторых: Следующий раз уже не десять человек придет, а сотня, и на броне.
В рассуждения Лесника вмешался Монах.
- Слушай Лесник, может мы сейчас с Попом метнемся туда, смотришь еще, кто ещё живой остался? Да и разведаем обстановку.
Лесник на секунду задумался и потом кивнул: - давайте, только снайперку возьмите, если вояки не врут, то она вам очень пригодиться.
- Да у нас же калаши с оптикой? Лесник, зачем нам это «весло»? – весело сказал Монах, и похлопал по спине Попа, который пытался разорвать штанину раненому военсталу, и это у него никак не получалось.
Собрав у всех подбежавших рожки с патронами (что бы не возвращаться за своими), и рассовав их по карманам разгрузки Монах и Поп, попрыгали, проверили ещё раз свое снаряжение, и все же взяв СВД Лесника быстрым шагом ушли.
Примерно через час Монах и Поп заподозрили, что то не ладное. Впереди был слышен лай собак, а на голову начало, что то давить. Что то незримой тяжестью легло на сталкеров. Шаги постепенно замедлялись, они начали зевать, да и идти уже никуда не хотелось. Лень распространялась по всему телу, ноги переставали слушаться, сделались ватными и, на душе было очень спокойно. Приближающийся лай собак, почему то нисколько не беспокоил, даже наоборот тихонько манил к себе. Совсем измученные сталкеры остановились у знака «Опасность, Радиация» и присев на корточки вяло стали обсуждать обстановку.
- Слушай Поп, я совсем ничего не вижу, так спать хочу, что еще минута и упаду прямо тут. Может, отдохнем маленько, как считаешь? – Монах сел и прислонив к дереву СВД, откинулся назад.
- Дай винтовку – сказал Поп, и медленно протягивая руку, уперся в ствол корявого дерева.
Глаза начали смыкаться, что то неясное, но очень знакомое появилось в голове, какой то до боли знакомый голос, но тут он вздрогнул, открыл глаза, и испуганно поднявшись сам взял винтовку за ствол и, встав отошел в сторону и посмотрел в прицел выискивая что то или кого то.
- Монах! Вставай, не спи. – сказал он через силу еле шевелящимися губами.
- Не спи! Худо будет, не проснемся. Слышишь брат? – и, пнув ногой сопящего Монаха, еще громче сказал, почти закричал: - не спи брат! Не проснешься, нельзя спать Монах, умрешь, слышишь?
На что друг только буркнул, что то не разборчиво и  безвольно опустил, уже было поднятую руку.
Поп потряс головой, как бы стряхивая с себя остатки дремы, еще раз посмотрел в оптический прицел винтовки. Маленькая фигурка в длинном балахоне стоя на пригорке, делала какие то пассы своими коротенькими ручками, чуть ниже пригорка несколько псов с лаем бросались на кучку военных в изодранных камуфляжах. Они были совершенно безоружные и, отбивались от собак, размахивая палками, а кто просто руками. Но движения военных были не уверенными и не четкими. Они то падали, то снова встав, пытались, куда-то идти. Слепые псы нападали на них только сзади, и просто кусали, отскочив затем в сторону. Со стороны, если бы не это существо на горе, все эти поползновения  напоминали какие то детские забавы. Вот только карлика Поп сразу узнал.
- Господин Крайзман! Ты все-таки жив сука! Или у вас там, в Монолите много таких уродцев. – Прошептал он, и, затаив дыхание выстрелил. Пуля попала точно в глаз, мутант закрутился на месте волчком, и повернулся точно по направлению к сталкерам. Ощетинившись собаки, завыли и сбились в кучку. Военных они больше не трогали, а задрав свои тупые носы к верху, жадно нюхали воздух. Вторая пуля угодила Крайзману куда то в тело, он вздрогнул и попятился назад, в тот момент когда Поп нажал на спусковой крючок в третий раз уродец поднял руки выставив их вперед, и пуля, летевшая в голову недомерку вдруг изменила свою траекторию, и с воем врезалась в землю, подняв в воздух небольшой комок дерна с сухой травой вперемешку. Четвертая и пятая пули повторили судьбу третей, врезавшись на громадной скорости в рыхлую землю. Крайзман неустанно шевелил своими лапками, разгоняя пули несущие смерть со скоростью превышающей скорость звука.  Такого от него Поп не ожидал, и когда последняя пуля улетела искать свою жертву, и не найдя ее, он бросил винтовку на землю и передернув затвор автомата, заправски, как настоящий спецназовец, пошел в атаку. Стая собак понеслась навстречу сталкеру, хищно щелкая зубами и вырывая комья земли из под облезлых лап.
Поп выцеливая Крайзмана в коллиматор автомата, понимал, что по большому счету собаки не причем. Вот была его первоочередная цель. Уродец сначала попятился назад, под натиском пуль, а потом, повернувшись, резко кинулся в сторону большого дерева, ища там спасения. Но споткнулся, обо что то и растянулся во весь свой маленький рост. Очередь калибра 7.62, с тупым звуком врезалась в лежащего, пересекая тело пополам, и ушла в сторону. Балахон потемнел, набухая от черной крови, и тело телепата Крайзмана замерло, перестав дергаться.
Собаки еще по инерции пробежав пяток метров остановились, и задрав морды к верху разбежались в разные стороны, теперь их никто не контролировал, а сами они не собирались нападать на людей, тем более что нападать то, по сути дела, было не на кого. Сталкер подойдя вплотную к уродцу прошептал: - Да ты когда ни-будь сдохнешь, или собираешься жить вечно? Не получив ответа он всадил оставшиеся патроны в безжизненное тело, и вытащив из кармана гранату, повторил: - Ты уже, когда  ни-будь, сдохнешь?  Гранату Поп, вытащив кольцо, положил под тело. Подарок тем, кто его будет искать, и, повернувшись, пошел посмотреть, что там с вояками.
Глава 8.
Пара военсталов была ещё жива. Поп помог им перетянуть раны. Капитан тоже был жив, хотя и серьезно ранен. Мало того что он был весь покусан собаками, так еще  и угодил ногой в аномалию. Зеленоватая жирная лужица, шипя, булькала, и переваривала капитанский ботинок. Нога оказалась цела, но ожоги были сильные.
В ходе этого короткого боя Поп совсем забыл про своего друга. Как он там жив или нет? Сталкер поднял капитана, и при помощи бойцов дотащил его до дерева, под которым безмятежно «дрых» Монах, обняв валяющуюся рядом винтовку.
- Монах! - Крикнул Поп, и пнул ногой по ботинку лежащего друга. Сталкер медленно открыл глаза, и испуганно посмотрев по сторонам, вскочил на ноги.
-Я спал что ли? – как то неразборчиво пробубнил он и, покосившись на раненых как бы извиняясь, развел руки в разные стороны.
-Ничего не помню, - испуганно сказал он,- шли, шли, и бах! Отрубило. Вообще ничего не помню! Воздух тут, что ли сонный, или газ какой?
- Какой газ! Господина Крайзмана помнишь? Это его проделки, - сказал Поп и опустился на одно колено, что бы поднять снайперскую винтовку.
- Ты же вроде грохнул его – не унимался Монах, – он что, выжил?
-Я думаю дружище, что у Монолита этих Крайзманов целая армия, где они сами прорваться не могут, посылают этих уродцев – телепатов. А тут у них тренировочная база, сидит этот господин Крайзман и натравливает собачек на всех проходящих, а что бы они сильно не рыпались, и не перестреляли всех вместе с самим Крайзманом, воздействует на психику людей, и усыпляет их. Вот и мы с тобой попали под раздачу, когда шли в Нефтяники.
- То, то я свалился сразу, глаза сами собой закрылись, представляешь? – возмущенно ответил Монах и почесал затылок.
- Ты понимаешь? – продолжал Поп, я сразу почувствовал, что, что-то не то. Спать захотелось, ну сил нет, а когда услышал в голове знакомый голос, понял, что без телепата тут никак не обошлось. Посмотрел вокруг, и точно смотрю, на бугорке Крайзман стоит, и руками разводит, я всадил в него всю обойму. – и задумавшись он добавил - Думаю я Монах, надо валить отсюда. Монолит недосчитается упыря своего, и пойдут искать.
-Так может, пока мы тут, разведку проведем, хоть будем знать, что нас ожидает, есть ли у Монолита еще один Крайзман, сколько их тут вообще?
- А я думаю, надо делать ноги. Ох и влипнем мы тут.
Было уже совсем темно, когда на базу завалилась толпа народа. Лесник выйдя во двор встречал пришедших и раздавал команды. Но когда прожектор осветил целиком всю толпу, он вздрогнул и опешил. Вместе с ранеными военсталами, через ворота базы зашли две слепые собаки. Правда они ещё были щенками, но все равно, вид угрюмых созданий с торчавшими во все стороны клыками, был грозный. Лесник только было собрался крикнуть кому нибудь поближе, что бы те пристрелили псов, когда его остановил Поп.
- Слушай лесник, мы тут тебе на подмогу двух щенков притащили. Пристрелить как то рука не поднялась, родители то их кто разбежался, а кто и издох. В общем ты их оставь, пускай периметр базы охраняют. Все, хоть какая то подмога.
- Да на что они мне сдались то? – не унимался Лесник, - ещё нам тут слепых псов не хватало, итак перегрызли половину всех бойцов, так теперь их ещё и домой пустить? Нет уж!
- Ты сам подумай; уснет дозорный, а тут придут ночью «бандюки», или скажем Монолитовцы, вот собачки то их и встретят. Хоть завоют или загавкают, все сигнал будет, а кормить их можно чем угодно, я им шоколадный батончик дал, так они сами за мной бежали, как за мамкой.
-Ладно – сказал Лесник, - пускай пока будут здесь, пристрелить мы их всегда успеем. Только на тросик стальной посадим, нечего им по всей базе бегать.
Вот так и появились на базе сталкеров Нефтяники два новых охранника, Лёлик и Болик…