Витрина
Журналов

Поговорим о любви №2

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Поговорим о любви №2

Поговорим о любви

Бренд: Поговорим о любви

Автор: K0T-SKAZO4NIK

Дата издания: 13.05.2020

ЗАГОВОРЕННОЕ ОЗЕРО
Ночь уже подходила к концу и горизонт немного посветлел и стал вырисовывать темные, рваные тени дальнего леса. Воздух совсем остыл и от вчерашней вечерней духоты не осталось и следа. Первые птицы перекликались своими голосами и их трель становилась все смелее и увереннее. Темное небо над головой было еще заполнено звездами, которые с каждой минутой становились все бледнее и бледнее. Они исчезали, одна за одной, растворяясь в светлеющем небосводе. Яркая луна вообще скрылась за ближней дубравой, словно поняла, что ее свет уже не понадобится. Она ярко светила нам и отбрасывала причудливые тени от одиноких деревьев, часовыми, стоявшими по всей опушке, смотрясь в озеро и любуясь своею красотой. Сено, в котором мы пригрелись и провели эту короткую летнюю ночь, пахло сладковатой карамелью и тонким ароматом луговых трав.
Стало заметно прохладнее.  Из луговых трав выполз белый туман, который становился все плотнее. Вскоре дальний лес утонул в белой мгле, да и дубрава начала таять прямо на глазах и исчезать, словно меняющийся кадр сказочного кинофильм. Вскоре вокруг нас образовалась сплошная белая пелена. На какое-то мгновенье стало тихо-тихо и эта тишина давила на уши…
- У меня нос замерз! – шепотом прошептала мне Алена, прижимаясь ко мне. – Согрей меня!
Я обнял свою подругу, прижимая к себе, почувствовал ее нежное теплое тело и поцеловал ее в холодный носик:
- Может,  домой пойдем, а то уже утро? – предложил я. - Да и прохладно уже!
Алена зашуршала сеном, поднимаясь в белом молоке тумана:
- Ты смотри, какой туман поднялся! Мы дорогу-то найдем?
Я поднялся с нагретого сена и меня, тут же, обдало прохладой, словно на меня вылили тазик холодной воды:
- Дорога в деревню там! – уверенно показал я рукой куда-то в сторону. - До нее дойдем, а там не заблудимся.
Где-то послышался крик петуха:
- Или на звук пойдем… - пошутил я. - Петухи нам помогут!
Откуда-то донеслось мычание коровы, просящейся на утреннюю дойку:
- Или коровы… - засмеялась Алена и тут же передернулась. – Бррр, холодно!
Я положил руку на плечо Алены и мы тихонько тронулись по направлению к проселочной дороге. Сделав несколько шагов, я оглянулся – стог сена исчез в белом молоке. Хотя, стало совсем светло, перед собой было видно не далее полутора метра. Мы осторожно ступали по мокрой траве, боясь провалиться в какую ни будь яму или споткнуться о какой-то сучек.  Ничего не было видно, кроме густого тумана и так было непривычно идти без всяких ориентиров, что мы даже не говорили и нам казалось, что мы слышим биение наших сердец. То ли мы медленно шли, то ли достаточно долго, но дороги все не было…
- Ну, где твоя дорога? – спросила Алена.
- Сам не знаю! Должна, уже, где-то быть здесь! – не понимая, почему мы еще не вышли на дорогу, ответил я.
- Сусанин… - ответила Алена и тут же трава кончилась и мы почувствовали укатанную поверхность дороги.
Было такое чувство, будто ты моряк, который после шторма и борьбы с волнами наконец-то выбрался на берег. Я готов был расцеловать нашу спасительницу, эту дорогу, ведущую к деревне. И как нас угораздило так далеко уйти от дома? Вспомнил: мы вечером пошли на дальнее озеро. Пока купались в теплой воде не заметили, как наступила ночь, так и решили провести ее в стогу сена. Да еще я, с дуру, предложил Алене искупаться нагишом и она как не странно согласилась. Мы барахтались в теплом озере, целуя и лаская друг друга… Мы с Аленой давно любим друг друга, только до свадьбы еще дело не дошло, но это - только был вопрос времени.
Мы шагали по дороге, а мысли о проведенной ночи так и крутились в моей голове.
Я этой ночью впервые овладел Аленой и это было - волшебно! Мы нежно целовали друг друга на теплом песке и в конце концов мы уже не смогли устоять перед магией секса…
Я был на седьмом небе от счастья! Надеюсь и она тоже…
Из моих мыслей вывела меня Алена:
- Чего молчишь? Так и будем молча идти?
- Я думаю о нас с тобой и о том, что случилось ночью…
Алена остановилась и преградила мне дорогу:
- Что? Что-то было не так? – она взглянула в мои глаза и я почувствовал в ее взгляде какое-то настороженное волнение. – Я так и знала, не надо было тебе разрешать делать это со мною…
- Да, нет же! Аленка, все было хорошо и я благодарен тебе за эту волшебную ночь! – я постарался оправдаться перед ней, но чувствовал себя как нашкодивший пацан. – Я до сих пор думаю об этом… Поэтому и молчал. Прости!
- И все? – она продолжала сверлить меня взглядом. – Хорошо и благодарен?...
Я прижал ее к себе и впился в нее губами, почувствовав аромат земляники на ее губах, которую она собирала по пути и отправляла себе в рот:
- Я люблю тебя, Аленка! И теперь никто и никогда нас на разлучит! – я снова поцеловал ее, но не так страстно, а нежно, ощутив мягкость и шелк ее губ. – Будешь моей женой?
- Это ты мне делаешь предложение? – она вырвалась из моих объятий. – Я это себе представляла как-то по-другому…
- В смысле? – переспросил я и обняв ее за плечи пошел по дороге к деревне…
- Ну, там, типа кольца, соответствующая романтичная обстановка, цветы, шампанское… - Алена перечисляла все это, делая акцент на каждом шаге. – А тут на тебе – дорога среди леса, туман и никакой романтики…
- Будет тебе романтика! Вот только сообщим эту новость твоим родным…
- Нет уж! Ты сначала колечко подари! – засмеялась она. – А то ведь спросят, где доказательства вашей любви?
- Согласен! Ты – права! Все сделаю, как надо, командир!
- То-то, рядовой! – Аленка толкнула меня локтем в бок.
Туман поредел и впереди стали просматриваться избы деревни. Петухи перекликались звонкими голосами и со всех сторон слышалось мычание коров. Деревня просыпалась.
На горизонте показалось солнце, багрянцем осветив края облаков. Оно величаво поднималось над землею, предвещая жаркий день…
- И где, молодежь, вас носило всю ночь? – меся на столе тесто, спросила баба Матрена, у которой мы остановились на постой. – Проголодались небось? Проходите сейчас пирогов напеку…
Мы послушно прошли в теплую избу и без сил плюхнулись на лавку под образами. Как-то сразу от тепла потянуло в сон, но нас тут же вывел из сонного дурмана голос хозяйки:
- Ой, батюшки святый! Ну-ка скидайте свою мокрую одежку! – вытирая о передник руки и качая головой, запричитала Матрена. – Не хватало вам еще простудиться!
- Да мы сейчас пойдем к себе и переоденемся! – вставая с лавки.
- Одежку принесите сюда и бросьте в корзину, я все равно пойду стирать и баньку вам заодно истоплю… - задвинув противень с пирогами в печь, добавила – только давайте не усните там! Пироги ужо на подходе… Минут через пять готовы будут, горяченькие откушаете…
Мы удалились в свою комнату и переоделись в сухое. Мокрую одежду Алена, скомкала и как сказала баба Матрена бросила в корзину, где были уже какие-то бабушкины вещи.
- Ну что, любезные мои, проголодались? Вот вам с пылу с жару пирожки… - она достала противень с румяными душистыми пирогами, напоминающими по своим размерам скорее лапти, высыпала их на рушник, заботливо постеленный прямо на столе. – Кушайте на здоровичко!
- Ничего себе пирожки? – удивилась Алена. - Не пирожки, а лапти какие-то! Разве такой съешь?
- Ты, мила моя, не глазами мерий, а бери пирог,  да в рот клади! Еще мало покажется! – Матрена отправила очередной поддон в русскую печь. – Ну, а теперь расскажите, где всю ночь кувыркалися?
Я даже поперхнулся от ее слов, а Аленка ухватила двумя руками «лапоть» уперлась в стол взглядом и раскрасневшись, надкусила ароматный пирог с щавелем…
- Небось,  на дальнее озеро ходили? – не дав нам прийти в себя, продолжала баба Матрена. – У нас все туда влюбленные ходют… Потому, как озеро то не простое, а заговоренное!
Матрена встрепенулась:
- Ой, батюшки, а молочка-то, молочка позабыла вам предложить! Вот голова дырявая совсем стала! – Матрена взяла крынку с печи, зачерпнула из ведра парного молока и обтерев крынку рушником, поставила ее на стол. – Нынче «Нюрка» сладкое молоко дает – дождей много было и трава сочная и вкусная. И молочко такое же - душистое и сладкое.
Матрена поставила на стол большие глиняные кружки:
- А то в прошлом годе, засуха была и «Нюрка» моя одну лебеду жрала, так молоко горчило прям, но все равно пили, что ж тут поделаешь,  ежели она непутевая такая. – Матрена села напротив нас и взяла пирог. – Да вы не стесняйтесь! Вон молочка налейте и еще пирожки берите!
- Спасибо,  баба Матрена, пироги царские! Одним можно наесться! – разливая молоко по кружкам ответил я. – А почему озеро заговоренное?
- А, интересно? – баба Матрена прищурилась и немного наклонила голову. – Слушайте!
- Давненько это было, еще до царя батюшки, до басурманов окаянных, которые набеги делали на Русь православную, в том озере русалки водилися. Раньше их много было - не счесть, да и сейчас можно встретить.  Но они пугливые очень и прячутся от людей. Но когда приходит пора любви они выходят из озера в окрестных деревнях – женихов себе ищут! А как всем известно, что все русалки любвиобильные очень и любовь та чудодейственной энергией наполнена. Все вокруг озера того, просто намагничено той энергией…  Но русалки тоже – бабы и им хочется простого женского счастья и опять же деток им хотелось нарожать… Так вот они и стали по одной из озера выходить, чешую рыбью и хвосты сбросят и в деревни наши пацанов наших в себя влюбляют. Влюбят в себя самого красивого парня на деревне и замуж за него выходят, деток потом родют… А детки у всех, у них, ой, красивые получалися – все голубоглазые, с вьющимися волосьями. Да и теперь можно встретить в наших краях русалок племя, они все голубоглазые и кудри у всех белые или черные, но обязательно вьющиеся, как водоросли…
Мы невольно, как по команде, посмотрели вместе с Аленой в глаза Бабы Матрены…
- Нет, я не из рода русалок! – опередила наше любопытство Матрена. – Но муж  мой красавец был, я его вперед русалок усмотрела. И любовь у нас с ним была ох, какая крепкая, но не дал нам Бог деточек – война проклятущая забрала моего Митяя…
Голос Матрены дрогнул и наступила тишина… Она оглянулась и посмотрела на стену, где висела пожелтевшая фотография молодого еще,  улыбающегося солдата с задорным чубом, выбивающимся из-под фуражки… Видно было как Матрена украдкой смахнула слезы краем платка и вздохнула.  Она повернулась к нам и разглаживая скатерть рукой, продолжила:
- Простите меня детки! Вот одна всю жизнь живу, а его забыть не могу! А все из-за того, что мы тоже с ним в том озере купались и ночь любви там провели. Так издревле, и повелось,  кто в озере том искупается и ночь там проведет со своей любимой, то непременно овладеют друг другом… - Баба Матрена снова прищурилась. – И по вашим счастливым лицам я вижу, что вы ночь провели у озера, и купались в нем и любовь у вас была…
- Ой, баба Матрена… - Алена раскраснелась и застеснялась, да и мне стало как-то неловко.
- Ничего, дело ваше молодое и теперича, озером волшебным венчанное! – баба Матрена посмотрела на образа и перекрестилась. – Теперь ребятушки ваша любовь по гроб жизни будет крепкая и нерушимая! И никто вас теперича не разлучит!
Я почувствовал, как Алена взяла мою руку и понял, что все то, о чем нам рассказывала баба Матрена, непременно сбудется…