Витрина
Журналов

Поэзия - личная драма №2

Комментарии
3

категория журнала | Литература

Поэзия - личная драма №2

короткие миниатюры

Бренд: Поэзия - личная драма

Автор: toto

Дата издания: 22.02.2018

Владимир Загородников
Энни, или сон во сне
(пересказ)" Неужели ж всё, что мне жизнь даёт, - лишь сон во сне?" Эдгар А. По (пер. Брюсова)... Я этой ночью был в припадке, а может, в сильной лихорадке метался, мучился во сне, наверное, кричал, взывал о помощи во сне. Мне вновь приснился страшный Сон: собралась стая адских псов вокруг меня, а я в лесу. У этой стаи – числом в сто – глаза огнём горят, пылают, их пасти пламя источают, подходят ближе, ближе, ближе – кольцо вокруг меня сжимают. Рычат, бросаются, пугают; я в лихорадке весь дрожу, кричу, о помощи молю. И вот они меня кусают, и вклочья кожу разрывают, рвут тело, руки - всё кусают… вдруг жуткий вой раздался рядом, и стая псов затихла разом. И разбежавшись по кустам затихла, затаилась там. Вот появился зверь, держа в зубах скулящего большого пса. Подбросил вверх и проглотил… От страха я лишился сил. Проснулся я от стука в дверь. Нет, не открою – это зверь! За мною прибежал и рвётся, ему убить меня неймется, чтоб душу взять и выпить кровь, как пса, подкинуть и сожрать… Не оставлял меня тот сон. Я глубоко вздохнул и успокоился, поняв, что это просто сон. Я подошёл к окну и вспомнил, что часов до четырёх утра не мог закончить пару строф, но лист, лежащий на столе, исписан был… Красивый почерк, но это же не мой! Я помню, сколько правил строчек, менял слова и на полях записывал заметки, что нужно удалить, стараясь образ сделать ясным, чтоб Люди поняли, что я их призываю к наслажденьям в этой жизни, и она так скоротечна, так сложна… И помню, что стихотворенье я не закончил и лёг спать… Но что я вижу: на листе законченное, цельное творенье! Чьих рук?.. Кто ж дописал ? Я прочитал его и замер. От слов меня бросало в жар, от строф готов был я кричать - такая в них кипела страсть, что дух захватывало разом, а сердце билось где-то рядом! Нет! Я такого не писал! Не я всё это описал: какой-то дух рукой водил,.. но чьей? Да кто ж? Быть Может, дьявол тут с чертями спорил на словах? А может быть, со мной? Послание оставил? Моя фамилия, и час, и день… Всё убеждало здесь меня, что эта рукопись – моя. И снова стук. Теперь сильней! Но я боялся открыть дверь. И всё старался поскорей от сна очнуться и прийти в себя, и улыбнуться, всё забыв. Ведь это ж только сон! Ещё раз прочитал творенье и разом в ужас впал, и снова страх меня сковал, холодный пот с меня стекал – так по стеклу стекают капли, когда холодный ливень льёт… А в двери кто-то бьёт и бьёт! Кто ж хочет помутить мой разум? Кто хочет сердце мне заставить поверить в то , что эти строки я написал в бреду? Я не пойму?.. Ответа нет. Но как поверить? Как проверить, что эта рукопись моя? И хоть чудовищна она, но всё ж закончено творенье. Ужасны мысли, фабула сильна, слова все правильно сложились, всё на местах,.. – в которых страсть открыла пасть и ждёт... Но как проверить? Как поверить?.. Я острый нож взял и творенье и со всего размаха полосонул стихотворенье – я вены ему вскрыл! И хлынула чужая кровь на руки, скатерть и на стол… И я проснулся, и, вздохнув, увидел мне знакомые предметы: картины, книги, силуэты… Ни стука в дверь , ни страха. Всё кончилось. Я встал и подошёл к окну. Увидел девушку одну, в руке она букет держала рождественских цветов, а снег всё шёл и шёл… Но тут я вспомнил, что уже один раз просыпался! Так что же это – сон во сне иль Эдгар По явился мне из детства моего, чьи жуткие рассказы читала на ночь мне дежурная детсада, чтоб запугать меня, чтоб я быстрей заснул. Вот дура! Кто ж детям на ночь По читает? О, Боже! Стихотворение всё то же лежало на столе моём. И кровь на нём чья-то застыла, и я – остолбенел! И снова стук. Сильней, сильней!.. Я подошёл и открыл дверь – со злостью, в ярости, с отчаяньем… «Ты что, поэт? Ведь это я. Не узнаёшь меня? Я ж Энн твоя!» Она с улыбкой входит в дом и с ужасом глядит на стол. «Чья это кровь? Ты не один? Ответь мне, милый, что за вид? Иди умойся. Ты не болен? Опять всю ночь писал, строчил. И снова ужасы тебя во сне всю ночь одолевали. Ну что? Узнал меня? Я – Энн!» …Я принял душ, пришёл в себя вернулся в комнату, и… Энн с удивлением читала ту рукопись, что на столе лежала. Затем платок цветной достала и, вытерев слезу, сказала: «Как я тебя люблю! И ты ведь, правда? Раз написал ты этой ночью такие строки в честь мою, и я сильней тебя люблю теперь. И эти вот божественные Строфы любовью наполняют грудь мою и биться сердце заставляют, цветами душу наполняют… Вне всякого сомненья, что это лучшее стихотворенье, которое читала я с тех пор, как юною была девчонкой. Я - польщена! Поверь, не знала, что ты так любишь волосы мои, так почетаешь губы, бездонные глаза и руки… Но что важней всего – ты любишь сына моего…» Что скажешь здесь? От чувств таких и слов пропала речь. Слова на языке застыли… Я ничего не понимал, что в моей комнате творится. Мы с Энн поцеловались и повалились на кровать. Устал я ночью воевать… И разом Энн вернула мне в кровати разум, который ночью Дьявол взял для дьявольских своих забав… Но одного понять я не могу, ведь мы читали с ней одно творенье! Но Энн читала о любви, а я о ужасах и человеческом злодействе… И снова кто-то постучал…

Анонс следующего выпуска

Через три дня