Витрина
Журналов

Пластиковый кокон №17

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Пластиковый кокон №17

Неслучайная гостья. 18/23

Бренд: Пластиковый кокон

Автор: Кира Миндль

Дата издания: 27.11.2018

Неслучайная гостья. 18/23.

Судьба – это, кажется, самое вульгарное слово из всех, которое мне приходилось слышать. Нэлли сидела в кафе напротив своего парня, неожиданно возникшего после одной ночи. И думала о том, сколько романтичной ерунды находится в головах молодых особ. И как удачно писатели и режиссеры используют это слово, чтобы повышать свои рейтинги. Ведь за каждым счастливым концом прячется будущая бытовуха и притирка характеров. А за первой сладостной ночью… А что же прячется за ней?
Лев был прав. Романтика рассеялась и началась жизнь. А что в жизни? Девушка слушала эти завывания о любви не больше месяца, а они успели ей до смерти надоесть. Быть может потому, что любовь это что-то большее, чем просто один судьбоносный взгляд?
Он постоянно о чем-то говорил, а она более терпела, чем ждала с нетерпением. Многие его мысли казались ей незрелыми, даже детскими. И из-за этого философские размышления, которые периодически накатывали на него, казались глупостью и банальщиной. В то время, как он продолжал смотреть на нее своими ироничными глазами в поисках одобрения, это слово долбило её по голове. «Банально» - скандировали все тараканы в её голове.
Наверное, это, действительно, была её глупость. Ведь она столкнулась именно с тем самым «героем», которого жаждет любая девушка, и потому так долго терпела его рядом с собой. Но внутренне чутье говорило ей, что она не продержится дольше. Было ли между ними хоть что-то кроме его красивых слов? Были ли там что-то больше, чем судьба, хоть что-то, что можно было бы хотя бы отдаленно назвать любовью?
Нэлли озадаченно вздохнула и произнесла то, что слишком долго держала на языке:
- Давай расстанемся?
- Ты устала? Хочешь домой? Я сейчас попрошу счет. – Нэлли наблюдала за тем, как он неуверенно шарит глазами по кружке. Было сложно выдавить из себя первые слова, но второй раз… Хотя она знала, что объяснить ему будет непросто.
- Ты не понял. Давай расстанемся… насовсем.
Костик поднял на нее свои ошарашенные глаза:
- Но все ведь было хорошо… Я сделал что-то не так?
- Дело не в этом. Ты хороший парень. Но… - говорить было сложно. Ей было жаль его… но кроме жалости больше ничего и не было.
- Мне кажется – продолжила она – что ты все это придумал… понимаешь, любовь – это больше, чем просто судьба. И я все больше и больше убеждаюсь, что кроме одной ночи… Больше ничего нет… Вместе навсегда – это не наша история. Понимаешь?
Костик слепыми глазами смотрел на нее:
- Ты…влюбилась в кого-то?
Эл разочарованно отвела глаза. И почему мужчины считают, что женщины обязательно уходят к кому-то:
- В том то и дело, что нет, – она оглушила его серьезным взглядом. Магия исчезла, понимаешь? – голос приобрел жестокость. Ей больше не было его жаль. Потому что если сейчас она его пожалеет, то это может остаться для него надежной. А это не нужно ни ей, ни ему…
- Понимаю… - тихим шепотом он опустил свои глаза в кружку.
В этот момент к ним подошел официант. Слегка бледный, он отдал счет и удалился за мобильным терминалом. Нэлли печально смотрела ему вслед.
- Как думаешь, он мечтает о чем-то большем, чем просто работа официанта?
- Что? – Костик посмотрел на нее непонимающим взглядом.
- Нда… Мне нужно идти. Занятия… - шастая глазами за официантом, она нервно ерзала на своем стуле и с радостью оплатила счет и мгновенно удалилась, оставив бывшего «суженого» наедине со своей судьбой.
Перед её глазами мелькали люди. Обычные прохожие, которые спешили по своим делам. «Они такие обычные. Но такие увлеченные этой обыденностью. И почему мне этого недостаточно… Этих будней, наполненных учебой и работой? Почему мне не достаточно просто создать семью с оравой ребятишек? Почему я не могу просто сидеть в пыльном офисе и волноваться из-за зарплаты? Ведь быть такой так просто и так спокойно» - именно с этими мыслями она завистливо бродила по лицам прохожих.
Они казались, ей сравнительно довольными тем, что у них есть. Да, они не претендовали на великие свершения и бурную жизнь. Но это неудовлетворенность собственной жизнью? Разве не она уничтожает миллионы счастливых минут? Сейчас она могла бы наслаждаться молодостью, но вместо этого она только и думает, что о гребаном смысле, о том, чтобы она могла совершить. Думает… Но, как и полагается, боится совершить. И потому кроме страха и неудовлетворенности ничего более не остается. Неужели эти люди не ощущают этого? Неужели это сидит только в ней?
Так неожиданно она оказалась у своего почтового ящика. Не осознанно, она полезла в темную щель, не ожидая там найти ничего интересного, кроме сложенной газеты. Однако там было что-то еще. У нее в руках оказался белый конверт со знакомым именем.
Пробежав глазами по лестничной клетке, она ощутила прилив вины. И о чем думает Максим, что отправляет ей эти приглашения на выставку. Да, еще и два. «Он мазохист?» - этот вопрос крутился у нее на языке. Сколько раз своими мыслями она возвращалась к этому парню. Её поступку нет оправдания, но и он просто испарился. Разве после той нежности она не заслуживает хотя бы сообщения с предупреждением? Но она все равно виновата, хотя бы перед собой. Потому что иногда, вечерами, позволяет себе жалеть. Жалеть о том, что она сказала тогда. Жалеет о том, что могло бы быть. И только один вопрос останавливает Нелли каждый раз: «А что могло бы быть? И с чего я взяла, что могло бы быть лучше?»
Но информацию о выставке она все равно посмотрела, тем более что имя художника было на слуху.
Эдаурд Слаковски. Забавное имя. Так она вышла на самые знаменитые его работы. Они приходятся на период двадцатилетней давности. Именно эти произведения сделали ему имя и авторитет. Правда, было достаточно статей о возможном воровстве, но никто не предъявил права на эти картины и потому ядовитым писакам пришлось признать талант художника, который со временем уже не показывал себя в том же блеске, но был не менее красноречив.
Нэлли лениво пробежала по современной экспозиции. Она называлась «Прошлое в сером». Черно белые краски не уменьшали эмоциональной яркости воспоминаний художника. В работах было все, чтобы привлечь достаточно внимания, но только одна работа запомнилась Нелли. Она сразу узнала миниатюрную женщину с кошачьими глазами и решила, что непременно должна побывать там.
Найти партнера оказалось не так уж и сложно. На следующий день, около 8 часов вечера на её пороге возник Лев. Его кошачьи глаза довольно блестели, а в руках была бутылка виски и черный пакет:
- Что ты здесь делаешь?
- Пришел тебя наказать! – уже на кухне, разбавляя виски колой, заключил Лев.
- Любопытно. А за что?
- А ты как думаешь? – на этих словах бокал повис в воздухе прямо у нее перед носом.
Эл устало вздохнуло. Все оказалось очевидным:
- Так ты уже в курсе. Ты же с самого начала знал, чем все это закончится. – и девушка приняла от него ледяной стакан.
- Знал. – он слегка пригубил своего напитка, как будто в подтверждении этой мысли твердо поставил его на стол. – Но неужели нельзя было подождать, пока он сам в тебе не разочаруется?
Эл почему-то это очень сильно рассмешило. Задыхаясь, она протянула:
- А это возможно? – и продолжила смеяться. – Сложно разочаровать человека, который даже не пытается тебя узнать.
Все это время она терпела фантазии Костика на её счет и все пыталась понять, понимает ли он вообще, что между ними происходит. Но все больше осознавала, что чтобы она ему ни сказала, в его голове остался придуманный им самим образ, еще с той первой ночи. Она был для него судьбой, но за все это время он почему-то даже не узнал, что любит эта судьба. Ему казалось, что у них непременно должны быть общие интересы и что бы он ни сделал, Эл это непременно понравится.
Все их свидания говорил только Константин, а девушка просто терпела. Иногда парнишка обращался к ней с какими-то вопросами, но все его положение выражало только стремление к одобрению. И получив его, Костик радостный продолжал сыпать какой-то информацией и своими умными мыслями. А их ведь было двое.
Лев сразу смекнул о чем говорит новая подруга. Он видел нежность, с которой она относится к его другу, но в то же время четко знал, что этот союз невозможен. Еще во время первого её выхода он увидел свободолюбие и вызов, которые, несмотря на то, что она их сдерживала, все равно руководили её поступками. Каждое её движение твердило: «Принимай меня». Костик же со своей вечной идеализацией засовывал каждого в определенную роль и тем самым ограничивал любое действие человека. И если многие относились к этому с должным снисхождением, то Нелли, будучи его девушкой, просто не смогла бы терпеть это долго. Когда её терпение кончится – это было лишь вопросом времени.
- Честно признать, я удивлен.
Они вдвоем, уже изрядно охмелевшие, сидели на балконе. Лев пускал клубы дыма в просветы между голыми замерзшими деревьями. Была глубокая ночь, именно в такое время нужно обязательно сказать другому что-то до неприличия близкое, чтобы он уже никогда не смог тебя оставить, либо, чтобы человек исчез в ту же минуту, не выдержав чрезмерной откровенности, насовсем.
- Я тоже – Лев удивленно на нее посмотрел. - Из-за этой мнимой судьбы я обидела хорошего парня. Но это не оправдывает того, что он исчез тогда. Хотя кто его знает, что у него случилось. В любом случае, я купилась на эту фантазию и снова осталась одна. У вас есть мудрое высказывание для меня, сенсей – она обратила свои печальные глаза на парня, в них пробежало озорство.
- Есть только еще виски – он поднял бутылку и его глаза превратились в совсем узкие щели, через которые виднелись два голубеньких дешевых камешка. Эл ответила ответным жестом рукой со своим бокалом. Послышался характерный звук удара жидкости о стеклянные стенки.
Так они пили до утра.
С тех пор он заходил к Эл каждые выходные. Они смотрели фильмы, говорили до самого рассвета и вместе наблюдали, как первые лучи солнца касаются земли. Иногда он хватал её в охапку и тащил на свой концерт, где они зависали до самого утра или на улицу, где они просто шатались по ночному Новосибирску, абсолютно трезвые и в основном молчаливые.
Со Львом Нелли было хорошо до неприличия. Их дружба стала естественным побочным продуктом их прошлой неприязни и творческого соперничества. На выходных друзья забывали о причинах не любить друг друга, чтобы потом, в студии, подкалывать друг друга с прежним энтузиазмом.
Конечно, сначала художница не понимала, зачем он приходит, ведь девушка его никогда не звала. У парня, несмотря на его отстраненное отношение к людям было довольно и друзей и фанаток. И тут столько внимания. И все для нее. Но вскоре, наблюдая за ним в естественных условиях, Эл осознала, что назвать этих людей друзьями будет непозволительной роскошью. Так уж выходит, что найти человека, способного на исключительное слушание не так уж и легко. А Нелли, имея в своем арсенале этот уникальный навык, идеально подходила на эту роль. Роль того самого друга, с которым можно пить на балконе и не переживать, что вам не так уже и весело вместе.
Сначала это было достаточно некомфортно для нее. Лев и Константин были лучшими друзьями. И мало того, что она рассталась с одним из них, так еще по сути постепенно вымещала Константина с места подле его друга. Только после нескольких массовых встреч девушка осознала, что это самое место все это время было пустым. А именно на отношения двух друзей её появление никак не повлияло.
Парни познакомились на концерте. Гитарист группы Костика значительно опаздывал, и если бы не какой-то парень из толпы, то он так и не представил бы публике, которая уже негодовала из-за задержки, свою новую песню.
Лев прошел через толпу и очутился на сцене. За спиной у него был чехол, из которого он легких заботливым движением достал свой инструмент. Константин, у которого уже порядком лопались нервы, стоило ему увидеть равнодушные голубые глаза парня, сразу успокоился. А когда тот представился в микрофон и начал играть, то зашелся неописуемым восторгом. После этого он буквально вцепился в нового знакомого. Где бы они ни были, Костик назывался лучшим другом Льва, а тот просто это не оспаривал. Так они и стали в романтичных представлениях Константина друзьями на веки вечные. После в компании появилась Алсу, а теперь очередь дошла и до Нелли. Правда, она нарушила добрую традицию не расстраивать романтичного юношу, но от этого среди остальных обрела гораздо больше уважения.
Но Костик продолжал обиженно поглядывать на нее из-под черных бровей, и это порядком беспокоило новую участницу этого сборища и создавало дополнительное напряжение.
Окончательно отпустить это у Нелли получилось только через несколько месяцев после разрыва.
Март вступил в свои права и мучил жителей влажным холодом. Было как раз то противное время, когда ни один нормальный человек не имеет ни малейшего понятия, как одеться по погоде.
И именно в этом месяце компашка друзей решила попробовать такое развлечение как прыжки с веревкой. Выбор друзей пал на 30-ти метровую высоту и, несмотря на то, что Эл знала и большую высоту, она все равно потащилась вместе с ними.
Место было пустынное и заброшенное. Было полно гаражей и незаконченных построек. Хотя этим грешили все окраины Новосибирска. Как и множество городов России основная прелесть приходилась на центральные районы, а остальные были будто брошены на произвол судьбы жителями, которые только уныло кряхтели, перебираясь по вымученным тропкам к своим домам.
Среди этих заброшенных зданий расположилось вполне открытое место, где на верху должны были быть протянуты тросы. Еще на подходе, перелезая через кирпичную стену, Эл услышала характерные крики и улыбнулась. На нее накатил собственный опыт. Когда она еще жила в родном городе, то по случайному стечению обстоятельств оказалась на джампинге, так его называли с более профессиональной точки зрения.
Первый прыжок пришелся на такую же высоту и ощущения были настолько яркими, что, очевидно, она позволила прицепить себя на веревку еще несколько десятков раз. Если бы не резкий переезд, она бы и продолжала в том же духе. Все это время ей не хватало этих коротких полетов. Они восполняли все то безумие, на котором она поставила крест. Свобода вперемешку со страхом окутывали её тело на короткие секунды, и сквозь захваченное ветром дыхание каждый раз вырывался страшный крик. Душа её ревела от злости, обиды и прочего хлама, которым временами как будто невзначай одаривают нас другие люди. После таких сеансов можно неделями ходить с хорошим настроением, что Эл и делала.
Но она не стала говорить ребятам, что уже пробовала на вкус адреналин в этой потрепанной упаковке. И лишь улыбалась на все их реакции. Алсу взволновано лепетала и совсем не могла остановиться. Галя нервно улыбалась, стараясь всем своим видом показать своему парню, что она ничуть не боится и ждет это с огромным восторгом. Иван не сильно верил своей спутнице и не отпускал её от себя ни на шаг. Ему это идея очень не нравилась, и он лишь периодически вздыхал, с беспокойством заглядывая Гале в глаза. Он все еще надеялся, что она передумает и откажется прыгать и тогда и он сможет отказать себе в этом мнимом удовольствии. И только Лев казался абсолютно спокойным. Но Нелли знала насколько искусен он в изображении равнодушия, и не оставляла надежды разглядеть в нем хоть какое-то чувство. Костика на горизонте не было, но для Нелли это было даже лучше.
Очередной прыгающий полетел вниз с воплями и матами. Иван вздрогнул от этого и не выдержал:
- Ты уверена, что хочешь? – его глаза указали на небольшую деревянную дощечку на самом верху и с мольбой посмотрели на элегантные ямочки.
Девушка улыбнулась пуще прежнего, хотя её грудь начала изрядно колыхаться из-за учащенного дыхания:
- Конечно, хочу.
Иван тяжело вздохнул. Нелли стало жаль парня, она даже позавидовала такому трепетному отношению:
- Я знаю, что это вряд ли тебя успокоит. Но могу по личному опыту сказать, в первый раз прыгать не так страшно. Плюс высота небольшая. Да и у ребят обычно большой опыт – они все рассчитывают и проверяют. Так что все будет хорошо.
Вся компания вопросительно посмотрела на Эл.
- У меня странное ощущение будто я чего-то не знаю. – и тут Нелли впервые заметила на его лице легкую нервную складочку и победоносно улыбнулась:
- В любом случае, чем больше прыгаешь, тем страшнее. Так что мое положение хуже, чем ваше.
- И сколько раз ты прыгала? – взволнованно спросила Алсу
- Я не считала. Хотя летом я прыгала почти каждые выходные, когда была еще в родном городе. Даже один раз в кромешной темноте. Сколько матов там было.
- Не знал, что ты такая опытная… – язвительно отозвался на это Лев
- Опытная? Ха. В джампинг идут не для опыта, а от скуки. Это скорее детская забава. Плюс - есть возможность показать, какой ты смелый. – Эл особенно внимательно посмотрела на Льва, который все больше и больше покрывался испариной от холодного мартовского солнца. - Хотя…если честно…большой смелости чтобы сделать шаг в пропасть с веревкой на поясе не нужно. Глупости – определенно, но не смелости. Это становится понятно, когда сталкиваешься с реальными трудностями. Так что опыт тут не причем. Мне просто слишком скучно по жизни и я это признаю.
Лев на это лишь усмехнулся, а Эл направилась надевать обвязку.
На высоте 30-ти метров было не так спокойно, как на 100. Не было шикарного вида, да и ветер уж больно противно обдувал лицо. Эл ощущала, как бешено колотится её сердце и как вибрируют кончики её пальцев. Она жадно впивалась глазами в небольшое недостроенное здание, именно в ту сторону нужно было прыгнуть, и с нетерпением ждала отсчета. «Раз» послышалось где-то позади, из-за чего по всему телу проскочил небольшой побудительный импульс. Мышцы ног слегка сократились, но Эл удержала свое тело на месте. «Два, Три!» - тело абсолютно машинально подалось вперед. Эл вскинула руки в небо и ощутила ветер, который на считанные секунды подхватил её тело. Но ветер оказался слаб, чтобы унести её далеко-далеко отсюда, и через мгновение знакомый испуг сковал ее тело, дыхание захватило. Знакомая земля оказалась перед ее глазами. Вопль…….. Дикий и, как и всегда безумный. И лишь натяжение троса, который резко дернул захваченное ветрами тело и дернул грудную клетку вверх, прервал его, чтобы позволить вырваться уже другому более свободному крику. Легкие стоны облегчения сопровождали девушку до самой земли.
Внизу Эл уже сияла своей улыбкой и радостно смеялась. Её расширенные зрачки, которые от возбуждения не могли долго удерживать внимание, живо прошлись по друзьям. Иван стал еще обеспокоеннее смотреть на Галю, которая стояла совсем разрумяненная и вместе с Алсу смотрела на девушку с явным восхищением.
Когда Эл приблизилась к компании наиболее странным ей показался Лев. Пока подруги наперебой спрашивали её об ощущениях, она то дело встречала на себе непостоянный встревоженный взгляд. Голубые глаза пламенно блестели, но стоило ей поймать их интерес, как они мгновенно исчезали где-то на горизонте за ее спиной, чтобы снова обжигать её глаза, губы и шею.
- А ты почему еще не в обвязке? – направила свой вопрос прямо в сторону Льва, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу с его стороны – я думала, ты следующий.
Лев впился в нее прямым взглядом и облизнул высохшие губы:
- Боюсь, меня опередили – Прозрачные волосы метнулись в сторону вышки, около которой стоял Костик. Инструктор застегивал ему шлем, пока длинноногая блондинка журчала ему на ухо. Эл вопросительно посмотрела на друзей:
- У него новая девушка. Миленькая, как считаешь? – Лев продолжал также смотреть Нелли прямо в глаза, но голос его слегка вздрогнул. Стало очевидно – он переживал.
Эл эта новость нисколько не взволновала, но она продолжила изучать блондинку, чтобы хоть как-то отвлечься. Новенькая особа действительно была миленькая. Только вот на своих высоких каблуках, как будто слегка не к месту. Да и дорогая короткая шубка была не для заброшенных гаражей. Эл это слегка озадачило, девушка не была плохой, скорее в ней было мало того, что могло заинтриговать Костика.
- Она и, правда, миленькая. – Подхватила Алсу, чтобы размять наступившую тишину. Жаль только, что выбрал он ее, скорее, чтобы забыться, чем от большой любви. Светочка уже давно ему глазки строит.
Длинные ресницы Эл слегка вздрогнули. Она почувствовала, что стала для парня той самой первой неудачной попыткой на счастье. Той попыткой, которая навсегда остается в памяти и особенно сильно ранит сердце.
- Но знаешь… Мне кажется, это уже успех. До этого он вообще по сторонам не смотрел. Все восклицал о большой любви. А сейчас гуляет с земным созданием - Алсу скорчила смешную мордашку – глаза её удивленно расширились, губы надулись, брови возвысились над ситуацией в показном удивлении. – И пусть сейчас ему больно. И он никогда не поймет, что это пошло ему на пользу. Но это определенно станет для него уроком.
Странный обессиленный вопль послышался с небес и разнесся до самого ада. Ребята увидели Костика уже на земле. Бледный и молчаливый он позволил снять с себя обвязку и трясущимися руками снял шлем. Если бы не бывшая девушка, которая, как выяснилось, слишком хорошо владела собой на высоте, он бы так и не смог заставить себя прыгнуть. И как назло, наверху, еще будучи на дощечке, он посмотрел вниз. Дальше все было, как в бреду. Он стоял наверху очень долго и буквально уговаривал на этот шаг, а когда сделал его, то так и не смог ощутить его прелести.
Костик ничего не ответил и лишь тяжело вздохнул на расспросы Алсу. Это поставило точку в метаниях Ивана. Он строго настрого запретил Гале прыгать и отказался сам.
- Мне плевать, как я выгляжу. Можешь даже назвать меня трусом. Но я не хочу даже думать о том, что ты полезешь наверх. – Он твердо стоял на ногах, и Галя поняла, что никакая её мягкость не поможет. Девушка очень сильно расстроилась и залилась слезами. Еще долго он успокаивал её и целовал, чтобы она хоть немного пришла в себя. И пусть горечь её никак не могла выйти до конца, в тайне, где-то в глубине её души сидело сладостное чувство гордости и удовольствия. Уже позже она будет рассказывать своим подругам об этом случае с гневной мордочкой, по сути, хвастая той заботой, которой удостоилась только она.
Лев, как и положено гордому животному, пропустил даму вперед и стал последним среди всех смельчаков в компании.
Алсу прыгнула легко. Она, как ей и посоветовали, не смотрела вниз и ринулась в пропасть на счет «три». Уже медленно покачиваясь в воздухе, не имея ни малейшего понятия о том, что с ней только что произошло, азиаточка начала весело смеяться. Улыбка не сходила с её лица до самого вечера, а патетические восторги бесконечной лавиной сходили на Галечку, которая уже не просто печалилась. Пышечка изрядно бесилась из-за «мнимого» удовольствия, ведь судьба обделила её им.
Но все, включая Эл, с нетерпением ждали, когда на высоте окажется Лев. Каждый в тайне надеялся увидеть, как на слишком спокойном лице появятся следы страха. Но друг не исполнил их нелепое желание. Более того, Лев не издал ни звука, а землю встретил с радостной улыбкой.
- Говоришь, значит, чем больше прыгаешь, тем страшнее? – Его глаза теперь отражали языки костра, ритмично подрагивающие по велению ветра, они освещали весеннюю ночь и отдавали свое благостное тепло.
Легкое потрескивание дров успокаивало, даже убаюкивало присутствующих. После эмоционально насыщенного дня обязательно наступает покой. И команда организаторов после прекрасного времяпровождения предложила встретить его у костра.
Галя молча переносила свое горе в объятиях Ивана, которому пришлось разрешить своей даме больше алкоголя, чем обычно. Алсу продолжала проверять на выносливость свои связки в компании двух бородатых парней. Одному из них она приглянулась еще на высоте, где он находился на протяжении всего дня и был сейчас не прочь отдохнуть под переливы высокого голоска. Костик неугомонно целовался с новой подружкой, в перерывах поглядывая на бывшую. Но как бы громко ни постанывала Светочка от его прикосновений, Эл продолжала растворяться в теплом пламени и вдыхать аромат ночного воздуха. Лев сидел рядом и также отдыхал после выброса адреналина. Конечно, когда взбирался наверх, он ощущал, как дрожат его руку, но стоило оказаться на самой дощечке, как чувство покоя захватило все его тело уютным трепетом. Почти невесомое предвкушение – когда ты толком не знаешь, что тебя ожидает, но жаждешь, на самом краю отступает. Сделать шаг оказалось действительно очень просто. Но хватит ли смелости на второй? Ведь неопределенность исчезает и остается страх, волнующий и легкий, но страх. Конечно, Лев хотел узнать это. И так как рядом с ним сидел человек, и этот человек знал ответ, то он немедленно хотел получить его.
Но Нелли ответила лишь понимающим взглядом и продолжила наслаждаться своим покоем.
Покой. Мертвый покой. Это первый прыжок разгоняет кровь, а все последующие лишь растворяют тело… И остается душа. Обезличенная. Как ночь, растворив день в закате, она становится всем и ничем одновременно. Всем для одинокого странника, который по её же вине перестает видеть ясно и может полагаться теперь только на чувство. Именно ночь отдает разумного слепца на суд всеми силами им отвергаемого сердца и учит верить.
Слепой покой. Но ты впервые можешь так четко видеть. Так четко видеть этих беспокойных людей, которые при свете дня кажутся не такими уж и родными. Но желтое потрескивающее пламя создает гораздо больше тепла. И само солнце приклонилось перед ним и уступило место на земле.
Именно это тепло, пробивающееся сквозь тьму ночи, учит любить. Без условий и причин, в поисках которых люди готовы выворачивать друг другу души и ранить неподходящие мысли, внешность, работу, забывая, что за всем этим стоит человек. Уязвимый человек, который так хочет любви и так боится об этом сказать. И пусть вначале он желал этого тепла, но вскоре в поисках безопасности изучил условия этой игры и принял их. У него тоже появились требования к людям и право… неизвестно кто решает, что может вручать это право… но отвергаемый решает, что теперь тоже может ранить другого. И игра продолжается. Жестокая игра с мнимым выигрышем.
И только здесь, около костра в ночной глуши, все останавливается. Огонь как будто прижигает раны, притом с хорошей анестезией. И теперь чувство любви обращается к замершей душе и ласкает взгляд чарующей мечтой. И все люди кажутся близкими и совершенными. И даже их беспокойство и взволнованные разговоры не разрушают эту идиллию. Так рождается связь даже между самыми незнакомыми людьми. Так разворачивается в этом мире любовь.
Эл расслабленно слегка откинулась назад и еще раз нежно провела глазами по присутствующим.
- Завтра рано вставать. Мне пора идти – обратилась девушка ко Льву.
Оy молча кивнул и достал телефон, чтобы вызвать такси.:
- Ты будешь сильно сопротивляться, если я попрошу переночевать сегодня у тебя?
Это не было редким явлением и для Эл было не новостью, что ему гораздо удобнее ехать на работу от нее, чем из собственной квартиры. Она уже успела оценить сладость от своего легкого сопротивления и приготовилась его оказать, как мимо нее вихрем пронесся знакомый силуэт.
Он с силой схватил Льва за грудки и заревел диким зверем:
- Я так и знал!!! Как давно вы вместе? Конечно, разве могла она оставить меня, если только не ТЫ!!! – Костик тряс лучшего друга, как безумный, глаза его грозно блестели в бушующем пламени, а руки вцепились намертво в свою жертву. И, несмотря на то, что Лев был значительно выше и крупнее своего друга, он никак не мог пошевелиться. Зрелище, представшее перед ним, обнажило в романтичном кролике кровожадного зверя, считанные секунды и его клыки окажутся в шее уже бывшего друга. Всех присутствующих это напугало не меньше. Галя вцепилась в Ванечку и умоляла его не вмешиваться. Два парня, отработавшие на высоте весь день и явно уставшие, сейчас приободрились, почувствовав жаренное, и кинулись отдирать отвергнутого. Алсу скомкано улыбалась, ей было явно неудобно перед Светочкой, которая сильно сжав свой ротик, тупилась под ноги.
И только Эл не растеряла своего покоя, нет – вошла в него с новой силой. Разносившийся на километры крик не смог достигнуть её и лишь озадаченно отскочил от сморщенных перепонок. Но он был не одинок, все звуки, как и реакции ребят, замедлились и постепенно стихали. Эл стояла как вкопанная и наблюдала, как бородатые парни пытаются отодрать коренастого мальчугана от напряженного Льва. Страх сменился твердым осознанием, оно пульсировало в венах и сжало челюсти в немом усилии. Нелли не захотела смотреть, как Лев с легкостью высвобождается из цепких обвинений, просто знала, что все это скоро закончится.
А тени взбудораженного пламени танцевали, словно маленькие костлявые ребятишки. У них были квадратные головки и впадины вместо глаз и рта. Нелли еще подумала, что они вероятно вместо того, чтобы надеть маски, сняли их вместе со своей кожей, абсолютно не стыдясь своей наготы.
Звуки вернулись лишь вместе с тихими всхлипами и завываниями. Костик, примкнув к земле, тихо плакал.
«Интересно, - подумала девушка, - о чем он плачет, о несбывшейся мечте о вечной любви или потерянной фантазии истинной дружбы».
Но парень плакал о себе. Обида глубоко засела в нем и не отпускала. Она растягивала день на темное время суток. А дни казались ему тяжелыми и медлительными. Они висели на его шее своим активным движением и чужим счастьем. И, кажется, что вовлекаясь в эту деятельность, он должен был забывать. Но нет… Он помнил. Перебирал в голове очертания извивающейся в его объятиях девушки, которые он мог лишь ощутить в ночной темноте. Он пытался их отогнать и улыбался, словно натягивал струны на свою гитару, чтобы поразить всех своим мастерством, но в то же время знал, что не сможет сыграть и пары аккордов. По наивности он решил, что другой девушке будет достаточно, но разве может отдушина заменить «подлинное» счастье. Еще большей пыткой было для него делать вид, что все хорошо рядом с ней. Костик продолжал видеть её сияющие глаза, которые теперь светили Льву, и сгорал от ревности. Когда они успели стать так близки? Эти вопросы полностью уничтожали ночи, и из-за недосыпа он все тяжелее скрывал эти чувства. И все они теперь показались на свет в своем уродливом обличии, чтобы позволить человеку воплотить себя целиком в своем истинном страдании.
И душа, еще недавно переполненная, вскоре опустеет.

Анонс следующего выпуска

писать дальше или не писать. вот, в чем вопрос...