Витрина
Журналов

Пластиковый кокон №11

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Пластиковый кокон №11

Неслучайная гостья. 11 глава

Бренд: Пластиковый кокон

Автор: Кира Миндль

Дата издания: 27.11.2018

Неслучайная гостья. 11 глава из 23.

- Что скажешь об этом всем? – Эл внимательно смотрела в экран своего ноутбука. Оттуда на нее смотрела любимая мордочка её подружки. Короткие толстые локоны свисали по бокам и делали круглое личико еще более широким. Небольшие умные глаза смотрели всегда спокойно и очень дружелюбно. Вера всегда была гораздо собраннее своей подруги. И хоть Эл любила её безумно, как единственного человека, с которым могла быть чуть откровеннее, чем с остальными, но все же знала, что за этой собранностью скрывается что-то еще. Даже явное уважение и доверие по отношение к этому крохотному существу не меняло вечной настороженности Нелли. Невиданным туманом были окутаны все мысли этой коротконожки, неизвестность которых несколько пугала. Верочка была из тех людей, которых Эл никак не могла предсказать и часто просто понять её жизненных устремлений. Для нее, по сути, ее лучшая подруга была той самой загадкой, решение которой казалось вот-вот должно появиться прямо перед тобой, но за считанные секунды оно ускользает и оставляет человека растерянного и неудовлетворенного.
С Верой они общались слишком долго, чуть ли не с первого класса, хотя подлинную близость обрели только после истории с Ником. Именно она в тот момент пила с ней в баре и слушала излияния влюбленной обезоруженной девушки. Ежедневно они обсуждали запретные вылазки и обе все больше убеждались, что не идти было лучшим решением. Или Вера просто успокаивала подругу, внушая ей, что полностью с ней согласна. Ведь иногда нам не нужно подлинное мнение, а просто чье-то слепое соучастие. И Верочка дала его.
С того дня все выходные она проводила совсем в другой компании. Это уже был чисто женский коллектив с легким чаепитием и минимумом риска. Но Нелли не расстраивалась, даже адреналин может в какой-то момент стать приторно сладким, по крайней мере, иногда особенно темными вечерами она успокаивала себя именно этим.
- Это звучит, как сюжет третьесортного мистического детектива. Смотри осторожнее, чтобы у тебя из-под подушки маньяк-убийца не выскочил – Верочка явно поддразнивала Эл после всех этих преувеличенных, как ей казалось, и несколько надуманных мыслей, бережно переданных из уст в другие близкие уста.
- Разве в таких сюжетах маньяки выскакивают из-под подушки – передразнила Эл Верочку
- Конечно! – напыщенно Верочка округлила свой ротик. – А потом они дышат тебе в трубку.
- Никто и никуда мне дышать не будет. Кроме странных снов и масок больше ничего нет.
- ММММ. – Верочка слегка склонила свои темные локоны и улыбнулась. – Ты всегда была слишком впечатлительной. Я не спорю, это история с кладбищем немного пугает. Хотя ты сама туда зачем-то пошла. Но я думаю, что ты просто устала. Сама же сказала, что болела. Плюс ты постоянно говоришь, про свои вещие сны. Так что ничего такого.
- Но это не вещие сны… Это целые истории, которые крутятся в моей голове, а потом я встречаю персонажей этих историй и выясняется, что это было на самом деле, а их нет в живых.
Верочка слегка задумалась:
- Но ты ведь не знаешь точно, как все было на самом деле? И что ты будешь с этим делать, даже если все это реально?
Эл недовольно уставилась в окно. Мороз уже начинал вырисовывать какие-то известные только ему символы. Что она собирается с этим делать? Как будто с этим вообще можно что-то сделать?
- Просто наблюдать и быть готовой ко всему. Ты же знаешь, если я услышу звук в темной комнате, то я просто дождусь утра. Это трусливо, но корчить из себя смелую, а потом мертвую – не по мне. – Эл уверенно оскалилась. – В любом случае, «от судьбы не уйдешь». – эта чужеродная фраза непринужденно сорвалась с её губ и пронзила голову неприятным воспоминанием с поезда, но в ту же секунду исчезла.
- Твоя честность временами поражает. Но я рада этому. По крайней мере, такими темпами ты точно приедешь домой, если, конечно, не встретишь здесь мужчину своей мечты – Верочка довольно усмехнулась. Быть настолько открытыми и вот так посмеиваться друг над другом – разве что-то может быть лучше.
Но Эл лишь смутилась в ответ. Она вспомнила о новом знакомом и сейчас размышляла о том, стоит ли об этом рассказывать, ведь еще толком ничего не произошло.
Верочка, почуяв романтические настроения, которые так долго не наблюдала в всегда холодноватой девице, решила немедленно это выяснить:
- Таааак. Рассказывай.
Эл смутилась еще больше, даже несколько скукожилась на своем стуле:
- Да, что там рассказывать, ничего особенного.
И тут и вылезло на свет и про неожиданную встречу, и рисунок на столе и то, что во время болезни о ней кто-то позаботился.
Верочка слушала внимательно, с явным удовольствием наблюдала, как её подруга разрумянивается и все больше расцветает перед ней. У нее в этом отношении все было гораздо проще. Слишком спокойная, шатенка, гораздо легче заводила новых знакомых и за последние полгода сменила трех молодых людей. Что не могло не поражать Эл, но в то же время слегка ее расстраивало. Ей казалось, что все это попахивает скорее отчаянием и отсутствием глубокой сердечной привязанности. Все эти связи успешно проходили конфетно-букетный период, но на этом и заканчивались. И не найдя опоры в партнере после сексуального контакта, Верочка с новой силой бросалась в новые отношения. Однажды, после очередного конца, Вера сообщила лучшей подруге о том, что берет паузу, но не прошло и месяца, как выяснилось, что она уже гуляет с новым пареньком.
Скорости этой Эл отчасти даже завидовала: так легко перечеркивать прошлое, дано не каждому. В глубине души она догадывалась, что подруга также, возможно, жалеет и её. Так легко кинуться на новый нож после прошлой раны у Нелли не получалось. Чтобы хоть немного себя отпустить ей потребовалось четыре года, не говоря уже о том, что на подобные знакомства она все еще смотрит с явным подозрением.
И сейчас, впервые за все это время, рассказывая о новой возможной привязанности, Эл ощущала себя неуютно и втайне боялась, что этим рассказом для нее все и закончится.
***
Он попросил её надеть что-нибудь вечернее. Но ничего вечернего в её гардеробе не водилось, кроме белой прозрачной блузки и обтягивающей юбки. А этот нелепый пуховик и огромные зимние сапоги! Любая бы сказала, насколько «гармонично» смотрелся бы её образ, если бы она напялила все это. Так что девушка, вместо неудобной юбки надела брюки и теперь чувствовала себя простушкой среди этой толпы элитных девиц. Однако, на её сопровождающего это, кажется, не произвело негативного впечатления. И его глаза неустанно наблюдали за слегка зажатой спутницей. Когда же принесли меню, и Нелли смогла внимательно рассмотреть «миленькие» цены, её буквально парализовало.
Она озадаченно посмотрела на Макса. Мысль, что она не поест нормально, серой тучей скользнула по её глазам.
- Ты что-нибудь выбрала? – лучики его ясных глаз пронзили все её тело.
На заднем фоне заиграла скрипка, и хоть классическая музыка доставляла Нелли особенное удовольствие, но это музыка… Весь ресторан продувался пафосом и наигранностью. Еще раз, оценивающе окинув все это, чужое ей, она почувствовала, что немедленно хочет убраться отсюда.
- И как можно скорее – пробурчала она, выскользнула из-за стола и направилась к выходу. Выточенный официант, который стоял над столиком, с жалостью посмотрел на озадаченного постояльца. Но тот совсем не расстроился, и лишь сладкая улыбка проскользнула в лучиках его глаз:
- Кажется, моей спутнице ваша еда не пришлась по вкусу.
Максим еле как за ней поспевал. Эл заметила, что он преследует её словно гепард, которой не упускает свою жертву, и просто вела его в нужном направлении.
В итоге они оказались за столиком уютного одинокого бара. Немного влажного теплого воздуха, бармен – хипстер, несколько вариантов тяжелой выпивки с сэндвичами. Здесь напряжение с девушки мгновенно спало: она почувствовала себя на своей территории. Его же солидность, даже в этих обычных стенах, не пропала, а еще более заиграла в полутьме туманных ламп. Он умел петь дифирамбы так, чтобы не срывать голос. А придуманное им же самим чувство юмора, несмотря на легкую угловатость, казалось вполне уместным. Но больше всего ей понравился его смех. Смеялся он просто замечательно – раскатисто, как будто в замедленной съемке, и каждый раз эти звуки приятной волной прокатывались по её ушам.
Эти звуки такой же приятной вибрацией прокатывались по уже темным улицам. Где-то на горизонте изливалось бордовым, забытое всеми, солнце.
«Как же красиво» - задумчиво Нелли смотрела на последние блики уходящего дня. Спокойствие, навеваемое этим закатом, окутало их защитной пеленой от возможной неловкости из-за накатившего молчания. Красивая мужская рука слегка коснулась женской, и попыталась укрыть её в своих объятиях. Но Нелли резко остановилась, и маневр сошел на нет.
Она стояла как вкопанная. Её остановил свист. Но не резкий и пронизывающий тонкой стрелой, а тонкий, словно невидимый он скользил по улицам вместе с легким вечерним ветерком. Теплое дыхание вечера согревало её душу, а легкий звук, словно старая флейта решила в последний раз порадовать слушателей, слегка тревожил своим угасанием. Она не могла пройти мимо – ей нужно было знать источник. И вместо того, чтобы ответить на вопросы беспокоящегося друга, она подвинула указательный пальчик к бледным губам. И будто на цыпочках, лишь бы не нарушить это течение жизни, направилась к источнику.
На лавке в свете фонаря рядом с аптекой сидел юноша. «Эти черты?» - сквозь туман своего не очень хорошего зрения Нелли пыталась разглядеть в нём то, что указало бы, где она его уже видела. Она подошла совсем вплотную к этому парню. И когда его лицо стало совсем ясным для её взора, то в памяти всплыло воспоминание. Это было не её воспоминание. Так говорила Сола…
***
Струйка воздуха из его губ нежной мелодией разливалась по осенним листьям и водной глади осенних луж. Свинцовые капли дробью покрывали ярко желтый зонт, под которым они спрятались от дождя. Но даже этот яркий желтый казался блеклым по сравнению с её умиротворенным лицом. Сола сидела под зонтом, очень близко к Александру. Одной рукой он держал зонт, а другой нежно прижимал её спутанные и влажные волосы. Она не приходила в океанариум месяц. Поэтому когда любимая аквариумная рыбка пришла несколько часов назад, и выяснилось, что её любимое место на ремонте, Александр потащил девушку прогуляться в его любимый парк.
Сола нежно смотрела на круги на воде и периодически поглядывала на пасмурное теплое небо. Так они просидели в тишине довольно долго и вдруг она спокойно сказала:
- Я пришла попрощаться с тобой.
Александр от неприятной неожиданности убрал руку и несколько обрывистыми словами:
- Ты… уезжаешь?
Её губы сложились неуверенной складочкой:
- Можно и так сказать – она повернулась к нему и ласково заглянула прямо ему в глаза – Ты столько времени поддерживал меня. Я только недавно, действительно, это поняла. Что все это время я приходила в океанариум, и там было так спокойно, и все это… из-за тебя. Спасибо тебе огромное.
- Ты так говоришь…как будто прощаешься навсегда. – эти слова утонули где-то в медных лужах, в глазах что-то защипало. - Неужели ты не приедешь даже повидаться со мной? Куда ты едешь? Я бы мог приехать к тебе. – кидал он вопросы к её ногам. С надеждой и мольбой Саша посмотрел на Солу. «Почему ты покидаешь меня?» - читалась в отголосках карих глаз.
- Нет. Я не вернусь. И ты не сможешь приехать туда. По крайней мере, не в этой жизни.
- Куда же ты едешь?
Неловкая пауза задержалась у её губ.
- Я еду…к папе. – он прочел на её губах эти слова.
- О чем ты говоришь? – Саша не смог полностью осознать смысл этих слов.
- Я скоро умру.
Где-то на другой стороне его жизни произошел страшный разлом – из огромной впадины вырвалось наружу отчаяние:
- Нет. Это не может произойти! Пожалуйста! Ты не можешь умереть! Я же так люблю тебя. Прошу! Скажи, что это все не всерьез!
Но девушка лишь с еще большей нежностью посмотрела на Александра.
Желтое солнце свалилось со своего олимпа в грязь мерзкой осени. Он вцепился в неё со всей своей кипящей жаждой. «Не бросай меня» - читала она в этом. И если бы он знал, что у него есть шанс держать её на земле еще хотя бы несколько десятком лет, он бы продолжал сжимать руки. Но этот взгляд… Все было решено. Он чувствовал, что уже потерял её навсегда.
Свинцовые капли продолжали прожигать кожи двух людей, которые отчаянно старались напиться друг другом. У них не было времени. У них больше ничего не было кроме друг друга этой ночью. Её ледяные губы и горячее бледное тело. Он сжимал её первый и последний раз. А она лишь повторяла:
- Я тоже. Слышишь. Я тоже.
На утро Александр проснулся в своей одинокой кровати. Мечта растворилась, не успев даже задержаться в его доме на больше чем мгновение.
Он достал бутылку когда-то давно подаренного виски, который он никогда не собирался пить. Долго он смотрел на темную жидкость. Водил пальцем по прохладному стеклу и оценивал возможное забытье. А потом резко ткнул её в твердый бок – стеклянный сосуд кинулся на пол и заполнил своими осколками все пространство маленькой кухоньки. Парень даже не вздрогнул: «Как будто это может спасти мое сердце?» Осторожно он вышел из кухни, тепло оделся и пошел в единственное место, которое могло его раньше спасти. Там, среди пыли и ругани рабочих, он написал заявление на увольнение и навсегда попрощался со своей хрупкой рыбкой. Ей было так тесно в своем аквариуме, но дышать вне его стен она тоже не могла.
Через неделю Александр прочитал в какой-то газете о девушке, которая разбилась в автокатастрофе, и об её удачно выжившей матери…
***
Горячая крупная ладонь сжала её поледеневшие пальцы, что заставило Эл очнуться от того видения, которое предстало перед её глазами. Второй рукой она вытерла выступившие слезы и спокойно убрала руку из цепких объятий:
- Все хорошо. – кивнула она Максиму. И уже обратилась к задумчивому парню:
- Как тебя зовут?
Дуновение замерло, и молодой человек с грустной улыбкой произнес:
- Саша – это имя упало где-то в глубине её души.
Немного поколебавшись, Нелли, хоть это и казалось странным, выдавила из себя:
- Эл. Я знала Солу. Мне очень жаль.
Его лицо исказилось болью и удивлением. Этого было достаточно. Она положила те же ледяные пальцы ему на плечо. Перед Максимом предстало зрелище, на которое он явно не рассчитывал этим вечером. Черная макушка уперлась ей в живот, тело дергалось в еле различимых конвульсиях. Так Максим прождал около десяти минут, пока слезы незнакомца не высохли и он ни смог снова показать миру свои карие глаза.
Больше эти двое ничего не сказали друг друга. А всю дорогу до дома Нелли ерзала глазами где-то у себя под ногами. Кажется, она даже не заметила, что Макс её провожает. И только когда она чуть не уперлась головой в подъездную дверь, то поняла, что этот человек все еще рядом с ней.
Чувство неловкости захватило Эл. Эта встреча выбила её романтичный настрой. Снова сновидения прыснули своей реальностью ей в глаза, откуда закапала кровь.
Две руки упали на её плечи, её глаза встретились с другими, очень похожими, но более сильными и уверенными:
- Я не знаю, что произошло. Но все хорошо… - он нежно взял её оголенные ледяные руки и приблизил их к своим губам, чтобы согреть их горячим дыханием. Эл очутилась в странном приятном оцепенении. Она видела, как Макс теплым паром покрывает замерзшие участки и слегка растирает их пальцами. Все это время он лукаво поглядывал на нее из-под черных ресниц и чему-то радовался. Нелли, завороженная этим действием, даже не успела отреагировать, когда её руки оказались в огромных карманах его куртки и легки поцелуй коснулся её губ. Это было настолько легкое, почти невесомое прикосновение, что девушке даже нельзя было упрекнуть парня в распущенности. Но такой мысли в тот момент и не могло возникнуть, Нелли обдало внутренним жаром, глаза её пламенно заблестели. Никогда еще ей не приходилось испытывать подобного удовольствия.

Анонс следующего выпуска

писать дальше или не писать. вот, в чем вопрос...