Витрина
Журналов

Пандемия №1

Комментарии
1

категория журнала | Литература

Начало

Начало

Бренд: Пандемия

Автор: Саша Рубанов

Дата издания: 14.02.2017

Description

Пандемия  — эпидемия, характеризующаяся распространением инфекционного заболевания на территории всей страны, территорию сопредельных государств, а иногда и многих стран мира .

Текстовый блок

Этот день должен был сложиться иначе…


Глава семьи Бенеров ещё вчера ждал 20 августа с нетерпением,полностью уверенный в том, что наконец-то он получил заветный билет в лучшуюжизнь для своей семьи. Два дня назад, за завтраком, он восторженно объявилсвоей жене и сыну, что получил новую работу в известной компании, занимающейсянаучными исследованиями. Это значило, что наконец-то они покидают этузаброшенную дыру под названием Остал. Этот город с каждым годом сгнивал вбезработице, тем самым усугубляя и без того высокий уровень преступности. В тотдень за завтраком малыш Осфальд впервые за долгое время видел искреннюю улыбкуна лице своего отца. Мистер Бенер был счастлив, что наконец-то он сможетподарить своим любимым уверенность в завтрашнем дне. Он восторженно ходил покухне, всё чаще целуя жену и обнимая своего малыша. Никто из них не мог иподумать, что этим планом не суждено было сбыться уже никогда.


19 августа, шесть часов вечера.


Миссис Бенер проводила свои последние дни в этом доме, каквсегда, на кухне, готовя ужин для всего семейства. Фрэнк Бенер проверял вещи,которые были уже упакованы, следя за тем, чтобы ничего не забыть. Он дотащилпоследние две сумки к двери, как вдруг за окном послышался детский крик, вкотором он узнал голос Осфальда. Фрэнк незамедлительно открыл дверь и увидел,как его мальчик с заплаканными глазами бежал, сломя голову, к их дому. Осфальдтолкнул отца внутрь и принялся закрывать дверь на все замки и защёлки, послечего он побежал к себе в комнату, не обращая никакого внимания на вопросы отца,и спрятался под одеялом, пытаясь укрыться от чего-то страшного. Спустя какое-товремя всё семейство Бенеров было в комнате Осфальда. Мальчик непрерывно плакали ничего не говорил. Его мать обнимала его, пытаясь успокоить, нежно гладяОсфальда по голове. А отец всё это время обрабатывал рваную рану на рукемалыша. Наконец, он перевязал её и с тревогой посмотрел на сына, который отшока всё сильнее прижимался к матери.


– Ему нужно в больницу. Не знаю, кто его укусил, но вполневозможно, что это был какой-нибудь бешеный пёс, – сказал Фрэнк, обращаясь ксвоей жене.


– А до завтра это не подождёт? Ты же видишь, как он напуган.Отвезём его в больницу утром. Боюсь, с переездом придётся немного повременить.


– Да, ты права. Пойду позвоню новому боссу и скажу, что мынемного задержимся.



20 августа, восемь часов утра.


Фрэнк поглощал свой омлет, почти не обращая внимания напередачу, которая шла по телевизору. Неожиданно программа прервалась, и дикторобъявил об экстренных новостях. Фрэнк нехотя поднял свою голову и стал вслушиватьсяв слова женщины, которая монотонным голосом, без эмоций рассказывала о вспышкебезумия, захлестнувшей города. С её слов, толпы людей по непонятной причинестали нападать на мирных граждан. Полиция делает всё возможное для того, чтобыпривести всё в порядок, и рекомендует запастись едой и питьём на две недели, непокидать свои дома без весомых на то причин.


– Мир сошел с ума, ничего нового, – сказал Фрэнк и, наконец,выключил телевизор.


Он вышел во двор. Всё было как всегда, в этом районе никогданичего не происходило. У зелёного дома он заметил соседа, сорокавосьмилетнегополицейского, спешившего к своему автомобилю. Фрэнк махнул ему, приветствуястарину Курта.


– Что, служба? – спросил Фрэнк.


– Да. Поступил вызов о беспорядке в нашей городской больнице.Сказали, что пациенты с ума сошли, нападают на медперсонал, – спокойно ответилКурт.


– Я как раз туда собирался, – озадачено сказал Фрэнк.


– Нее, друг. Судя по тому, что мне передали по рации, тамтебе явно не помогут. А что случилось? – заинтересовался Курт.


– Да Осфальда какой-то пёс покусал, ничего страшного.


– Давай я пришлю кого-нибудь, а ты лучше оставайся со своейсемьёй. Слышал, что по телику говорили? Запастись провизией и не разгуливать почём зря.


– Да, точно. Удачи, Курт, – сказал Фрэнк.


Офицер помахал на прощание и стремительно направился всторону городской больницы с включёнными маячками. Фрэнк ещё немного постоял на своёмгазоне, попивая чашку ароматного кофе, и направился к себе в дом. Неожиданно онуслышал крик своей жены на верхнем этаже.


– Фрэнк, быстрее иди сюда!!! – горланила она.


Он зашёл в комнату Осфальда, из которой доносился громкийголос его жены. Она с ужасом смотрела на мужа, указывая на мальчика, которыйбыл весь в поту. Фрэнк положил руку на лоб Осфальда и ощутил жар, исходящий отего сына.



20 августа, семь часов вечера.


– Ну, как он? – спросил Фрэнк.


– Ему всё хуже. Жаропонижающие, которые я ему дала, черезпять минут вместе с рвотой оказались на его кровати. Ты уверен, что нам нельзяв больницу?


– Да, уверен. Старина Курт не болтал бы, не имея никакихоснований. Он обещал кого-нибудь привести, чтобы нам помочь. Нужно простонемного подождать. Побудь пока с Осфальдом, ты ему нужна.


– Ладно, – сказала мисс Бенер, и направилась вверх полестнице.


Фрэнк не знал, что делать, не имел понятия, куда податься.Из гостиной всё чаще доносились громкие слова из телевизора. Заболевание,вирус, конец света, Пандемия, кара Господня. Предположений было много, ночёткого ответа на то, что происходит, не было ни у кого. Фрэнк достал свойтелефон и набрал номер, но дозвониться так и не смог, линия была перегружена, ион швырнул свой мобильный, от которого не было никакого прока. Он подошёл кокну. Из центра города уже второй час доносились глухие выстрелы. Фрэнк посмотрелна соседние дома, во многих из которых горел свет. Не многие покинули своижилища, не испугавшись того, что этот хаос может оказаться уже совсем рядом.Фрэнк снова оказался у телевизора и принялся щёлкать канал за каналом, пытаясьнайти ответы. Но ничего, такое ощущение, что это было уже повсюду, и лишьразрасталось с каждой минутой. И никто не был готов сказать, куда бежать отэтого и как бороться.



20 августа, десять часов вечера.


– Фрэнк!!! – в истерике заголосила миссис Бенер.


Он стремительно поднялся наверх и увидел, как его женаобнимает своего сына.


– Он не дышит, Фрэнк, сделай что-нибудь!


Он подошёл к своему сыну, который всё ещё был горячим, ипроверил его пульс. Пульса не было, сердце Осфальда остановилось.

В этот миг всё вокруг будто потеряло смысл. Доносящиесявыстрелы из окна не казались уже такими опасными. Крик жены с каждой секундойотдалялся и уходил на второй план. В голове появлялись мысли, собирающиесяснежным комом. «Надо было ехать в больницу. Чего я ждал? Это ведь был простоукус. Этот день должен был сложиться иначе. Во всём виноват лишь я.» Его женаистерично кричала и била Фрэнка по лицу. Но он словно испарился и ничего неслышал. Его глаза непрерывно смотрели на лицо мальчика. И не было ничеговокруг, лишь Осфальд, его тело и пустота.

Наконец Фрэнк пришёл в себя. Он обнял жену, которая всёкричала, что их мальчика надо спасти. Нужно что-то делать.


– Нет, его не вернуть. Наш малыш мёртв, – металлическимголосом произнёс Фрэнк.


– Я не верю! – закричала его жена, и принялась лелеятьсвоего сына.


Фрэнк не мог находиться посреди этого безумия и вышел прочь.Он направился к бару и в один миг опустошил полбутылки виски прямо из горлышка,надеясь, что этим ему удастся унять боль. Но нет, становилось лишь хуже. Оншвырнул бутылку в стену и упал на пол, вопя от безысходности. Он уставился впотолок и начал вспоминать, как они с сынишкой ездили на карнавал. Как онвпервые сказал слово папа. Как Фрэнк обещал ему совсем недавно, что всё у нихналадится. И всё в один миг стало пустым, не имея никого значения. Фрэнк закрылглаза, надеясь никогда не проснуться. Но душераздирающие крики жены помоглиочнуться, и Фрэнк, сломя голову, побежал к ней. Он зашёл в комнату, где на полулежала его жена, истекающая кровью.


– Фрэнк, он жив, – улыбалась миссис Бенер, и всё повторялаэти слова.


Глава семьи Бенеров поднял свою голову и увидел, как его сынмедленно направлялся прямо к нему. Глаза Осфальда были совершенно пустыми,словно душа покинула их, оставив за собой лишь отблеск смерти. Всё лицо было в крови, а из ртавываливались куски кровавой плоти.

Фрэнк в ужасе смотрел на сына, и его рука потянулась ксветильнику, что был совсем рядом на столе. Мальчик подходил всё ближе, а Фрэнкне знал, что ему делать. Одна его часть видела какого-то монстра, а другая –своего маленького сынишку. Ужас сменился радостью, и Фрэнк отпустил светильник,который разбился о пол.


– Осфальд мы поможем тебе, слышишь, мальчик, не бойся, всёбудет хорошо.


Малыш подходил всё ближе и, наконец, Фрэнк обнял своего сына,который был жив. Снова перед ним появились моменты из жизни его сына.


– Слышишь, сынок, у нас всё наладится, – прошептал Фрэнк наухо своему малышу.


Спустя мгновение Фрэнк ощутил жгучую боль на своей шее и неотпускал Осфальда до самого конца, словно не ощущая, как мальчик всё яростнее вгрызался в шею, пожирая Фрэнка. Пожирая своего отца.