Витрина
Журналов

ОТРАВЛЕННОЕ СЕРДЦЕ №1

Комментарии
5

категория журнала | Литература

ОТРАВЛЕННОЕ СЕРДЦЕ  №1

АКТ I

Бренд: ОТРАВЛЕННОЕ СЕРДЦЕ

Автор: Август

Дата издания: 08.02.2017

Акт I

"Верь или нет - тебе решать, Но я обязан рассказать. Там, в чаще леса, в глубине, Живет лесной народ во тьме. Они не люди и не звери, Скорей запри свои все двери, Ведь в небе полная луна, Путь освещает им она. Скрываясь в зарослях теней, Ведет охоту на людей, Лесной народ, и в эту ночь, Поймав, тебя утащит прочь, В свою обитель, в сердце тьмы, И там навеки сгинешь ты. Я был обязан рассказать, Верь или нет - тебе решать."

 Тишину ночного леса разорвал грохот выстрела. Отражаясь от стволов деревьев, он привел в движение неспешную жизнь лесных обитателей. Шумно хлопая крыльями, с ветки сорвался желтоглазый филин, и исчез в ночном мраке, спасаясь от неестественных и пугающих звуков. Огненно-рыжая лисица, вначале пригнувшись и застыв как изваяние, затем ринулась прочь от этого неожиданного расколовшего тишину грома. Но не успел грохот выстрела стихнуть, как за ним последовал второй, и практически сразу третий.

 Вглубь зимнего леса бежали двое – невысокая женщина с копной растрепанных, угольно черных волос, и ребенок, мальчик на вид не старше десяти лет. Оба они были напуганы и бежали что есть сил, то и дело оглядываясь назад. Белое покрывало снега укрывало землю, и пушистые его хлопья бесшумно падали с неба, но и женщина и мальчик были одеты достаточно легко. На нем синие джины, поношенные белые кеды и темно-красная кофта с капюшоном. А на ней бесформенная серая юбка и черный свитер. Тяжело пробираясь по сугробам они продолжали свой бег, несмотря на заметную усталость, сложный путь сквозь бурелом и лютый зимний мороз.

 В оранжевых всполохах пожара позади них уже виднелись силуэты преследователей. С десяток крепких мужчин с охотничьими ружьями в руках бежали следом. То и дело кто-то из них останавливался и, вскинув ружье, разрывал ночь оглушительным выстрелом. Чаще всего стреляли они наугад, так как, не смотря на свое явное преимущество и быстрое сокращение дистанции, преследователи были еще слишком далеко, чтобы разглядеть беглецов. И двое продолжали бежать от всепоглощающего пламени, лишившего их дома и близких, и от жестоких людей, желающих им только смерти и ничего более. Оба они знали, что любая остановка, любое промедление сулит им смерть, и никаких вариантов кроме бегства в чащу этого зимнего леса у них не оставалось. Те, кто шли за ними по пятам не собираются договариваться и не станут ничего обсуждать.

 Очередной выстрел разорвал ночь и ближайшее к беглецам дерево вдруг выбросило в них сноп щепок. От испуга женщина вскрикнула и осела в снег. Позади слышались голоса преследователей.

- Окружайте! – командовал басистыймужской голос.

- Не теряйте след! – вторил ему другой.

- Им не уйти! – кричал третий.

- Я, кажется, вижу их! – вслед за этим возгласом прозвучал очередной выстрел, но пуля ушла далеко в сторону.

- По следам! – гремел бас командира –Идите по их следам!

- Мама – проговорил мальчик, опускаясь на колени рядом с женщиной – Они близко.

- Да… да… - тяжело дыша закивала женщина, чьи зеленые глаза были наполнены страхом и слезами – Бежим.

 Пересилив себя, она вновь поднялась на ноги и пара продолжила свой бег сквозь ночь. 

 Свет фонарей преследователей то и дело мелькал у них над головой и скользил по стволам деревьев. Один из них вдруг остановился на спине женщины.

- Вот они – прозвучал крик, сорвавшийся на хрип.

 Мальчик тут же прыгнул в сторону, скрываясь за толстым стволом дерева. Женщина оказалась не столь проворна. Прогремел выстрел и она упала лицом в снег.

- Мама! – закричал мальчик, бросаясь к ней.

- Нет – захрипела женщина и резко оттолкнула его рукой, возвращая в укрытие.

- Я попал! – раздался хриплый крик – Я попал в нее! Сюда, скорее!

- Мама – по раскрасневшимся от мороза и бега щекам мальчика покатились крупные слезы, но он больше не пытался выбраться из-за ствола и подойти к женщине – Вставай. Они близко.

- Тебе нужно бежать – просипела она не поднимаясь – Беги.

- Мама…

- Беги… - ее сиплый голос переходил в шепот – Прошу тебя… Беги…

 Лучи фонарей сходились к одной точке. Преследователи были всего в нескольких метрах.

- Пожалуйста – плакал мальчик – Мама, пожалуйста, вставай.

Она вытянула руку в его сторону, как бы стараясь дотянуться до сына, но расстояние не позволяло ей сделать этого.

- Я люблю тебя… Убегай… Я… Я найду тебя. Обещаю.

 Совсем рядом, с треском продираясь сквозь ветки, в их сторону бежали безжалостные охотники. Они будут здесь меньше чем через минуту. Понимая это, мальчик бросил последний взгляд на свою мать. Он любил ее больше жизни, он хотел чтобы она поднялась, хотел чтобы продолжила свой бег. Но оба понимали, что это уже невозможно. И он бросился прочь. Он побежал что есть сил. Побежал ради нее. Не разбирая ни дороги ни направления, он продолжил их бегство уже в одиночестве, не обращая внимания на сбивчивое дыхание, на горящие огнем легкие, на боль в правом боку и мелкие царапины, оставленные ветвями деревьев, беспощадно хлещущими его по лицу и рукам. Он должен был бежать прочь ради нее, ради матери, и ради всех, кто остался позади, всех кто сгинул в пожаре за его спиной. Он должен был выжить. Тогда еще мальчик не понимал зачем, не понимал какой смысл был оставаться в живых ему одному. Он просто бежал, подчиняясь самому древнему из всех инстинктов. Бежал в глубину леса, к спасению, к которому вела его мать.

 Несколько мужских силуэтов обступили женщину. Она попыталась подняться. Снег под ней стал красным от крови, сочившейся из сквозной раны на животе. Кровь пропитала ее свитер и юбку. Резкая боль прервала эти усилия, и женщина снова упал лицом в снег. Сил больше не было ни на бег, ни даже на то, чтобы встретить свою смерть достойно.

- Мария – проговорил басистый голос –Неужели ты думала, что сможешь сбежать от нас?

 Она не попыталась повернуться на голос, ей и так было знакомо лицо говорившего, его густые рыжие бакенбарды и массивная, выдающаяся вперед нижняя челюсть, его внимательные кари глаза и широкий лоб. Он всегда напоминал ей римского легионера, или какого-то героя эпосов далекой древности. Огромный, суровый как сама смерть, этот человек родился на пару тысяч лет позже своей эпохи – так думала Мария, каждый раз вздрагивая от его прикосновений.

- Где твой сын, Мария? – проговорил он, обходя женщину спереди и опускаясь на корточки – Где этот щенок?!   

- Ты его… - она закашлялась и сплюнула в снег сгусток бурой крови – Тебе его никогда не найти.

- Серьезно? – он схватил женщину за ворот свитера и притянул к себе, так чтобы их лица оказались совсем близко – Ты правда веришь, что этот выродок, эта ошибка природы сможет сбежать от меня? Ты всегда была дурой.

- Лес защитит его – проговорила женщина. Она смотрела в лицо этому грозному и опасному человеку и впервые за все время, что знала его, не испытывала ужаса. Смерть, раскрывшая над ней свои черные крылья, лишала женщину всяческого страха. И криво усмехнувшись, она плюнула ему в лицо кровью смешанной со слюной.

 Но мужчина не пришел в ярость от этого поступка. Он рассмеялся. Не весело, нет. Он гоготал словно гигантский ворон, пророчащий беду. А затем он резко притянул женщину к себе и прильнул к ее губам. У Марии уже не было сил сопротивляться этому смертельному поцелую. Затем он отпустил женщину, и та снова рухнула в снег, оставив на губах мужчины кровавый след.

- Найдите парня – скомандовал он, столпившемся вокруг охотникам – Он не должен уйти.

- Тут следы, уводят в сторону –проговорил один из них.

- Так вперед! Чего встали?!

 После того как вся группа ринулась по следам мальчика, мужчина набрав в ладонь снега и вытерев им лицо поднялся. Женщина у его ног хрипло дышала. Ее смерть была лишь вопросом нескольких минут, но он все равно приставил ружье к ее виску.

- Ты была такой красивой, Мария. В какой-то момент я даже думал, что действительно влюбился в тебя. Жаль, что все кончилось так.

 С этими словами он нажал на спусковой крючок и, озарив ближайшие стволы деревьев яркой вспышкой, прогремел выстрел.

 Когда по лесу прокатился этот выстрел мальчик все еще бежал, но силы уже оставляли его, холод сковывал ноги, а рвущая душу боль утраты становилась все сильнее, ведь какое-то неподдающееся осознанию глубинное чувство подсказало ему, что именно этот выстрел убил его мать, именно в эту секунду ее не стало. И за этим откровением последовало ясное и четкое осознание того, что он уже никогда не увидит эту добрую женщину, подарившую ему жизнь и так страстно и яростно оберегающую ее до своего последнего вздоха. Сегодняшняя ночь изменила все в жизни ребенка, не так уж давно пришедшего на это свет, и еще не готового к подобным испытаниям. Боль иглой пронизывала его сердце, комом стояла в горле, сдавила грудь и перекрыла дыхание. И бег постепенно перешел на быстрый шаг, а в сознании все ширилось отчаяние. «Лес защитит тебя» - слышал он слова матери, произнесенные задолго до этой ночи – «Не бойся леса». Он никогда не понимал, что это значит, а мать не трудилась объяснять. Она лишь просила его верить, и он верил, всегда верил ей. Но сейчас, по колено в снегу, замерзший, уставший, потерянный, он уже не мог ни во что поверить. Лес не спас его мать, не спас других. За спиной снова замелькали лучи фонарей, снова зазвучали голоса преследователей. Вот только он начал понимать, что ему не удастся скрыться от них и что он больше не хочет и не может никуда бежать.

 Впереди показалась небольшая поляна, озаренная лунным светом, льющимся с чистого неба и покрывающим мир серебром. Каждый шаг ребенка становился все медленнее, пока он окончательно не остановился где-то в центре этой прогалины, со всех сторон окруженной черной стеной леса. Бежать дальше он не видел смысла и силы окончательно оставили его тело. Он стоял, пытаясь отдышаться и унять дрожь в теле, вызванную не столько холодом сколько страхом. А затем он поднял глаза на лес впереди себя. На укутанную темнотой чащу, состоящую преимущественно из вечно зеленых елей, нависающих над ним своими лохматыми лапами. Ему хотелось выкрикнуть проклятие этому холодному и безразличному лесу. Что есть сил ему хотелось проклясть его за все те надежды его матери, которые так и не оправдались, за все то безразличие, с которым деревья взирали на его боль. Он собирался закричать, но никак не мог отдышаться, чтобы набрать в грудь больше воздуха. И скользя глазами по стволам деревьев, он вдруг заметил что-то. Что-то неестественное. Какую-то тень, привлекшую его взор. И приглядевшись, мальчик увидел как там, в темноте вдруг зажглись две красные точки. Это были не огни, хоть и походили на два тлеющих уголька. То были глаза. Он сразу понял это. Понял потому, что ощущал всем нутром, как эти красные точки всматриваются в него, изучают и оценивают. И хоть за ними царила темнота, он знал, что там кто-то есть. Кто-то кому принадлежат эти глаза, сидит там, среди ветвей и смотрит на него, словно сама чаща леса вдруг ожила, заинтересовалась его присутствием и решила взглянуть на этого одинокого и заблудившегося мальчика. А он, как завороженный, скованный страхом вглядывался в нее. Но вот еще две точки зажглись рядом. Другие две появились высоко на деревьях. И еще, и еще, и еще. Их было больше десяти, может даже больше двадцати. И они обступили мальчика не только спереди, но и с боков, и сверху тоже. Там, среди деревьев шевелились тени. Он видел существ, не людей, но и не зверей. Он не мог рассмотреть их, но отчетливо понимал, что ни с чем подобным раньше не сталкивался. Они скрывались там, в темноте леса, и смотрели на него. Все кроваво красные глаза, словно окна из самой преисподней, взирали только на него одного, пристально и не отводя взгляда в сторону. И от этих взглядов его пробила еще большая дрожь. Ледяной ужас шевельнулся в груди. Ноги подкосились,и мальчик опустился на колени. Усталость полностью завладела им. Он больше не мог ни бежать, ни даже стоять на ногах. Но оторвать взгляд от этих внимательно изучающих его душу огоньков он тоже не мог.

 Наконец один из этих существ двинулся вперед. Он, она или оно, ступал бесшумно, снег не скрипел под его поступью, и не треснула ни одна ветка. Существо застыло на самой границе мрака. Еще шаг, нет даже полшага, и оно окажется в свете луны, его можно будет разглядеть. Но он больше не двинулся. Огромная тень нависла над мальчиком, и из темноты к нему протянулась когтистая лапа. Он хотел закричать, а затем отшатнуться и ринуться прочь, но страх и усталость приковали его к месту. Однако лапа, не звериная, так как имела пять хватательных пальцев, и не человеческая, так как была покрыта густой черной шерстью и увенчана острыми черными когтями, тянулась из темноты не чтобы схватить его. То была рука помощи. И мальчик понял это, когда она остановилась всего в нескольких сантиметрах от его лица, повернутая ладонью вверх. Нечто из леса предлагало ему защиту и спасение. Нечто темное, страшное, живущее где-то в глухой чащобе, но не враждебное, во всяком случае, не сейчас и не к нему.  

 За спиной раздались голоса преследователей, вырвавшие мальчика из одного кошмарного сна и тут же погрузившие в другой, где он был загнанной жертвой. Он обернулся и увидел в лесу позади бегущих людей, охотников с ружьями и фонарями идущих по его следу. Они были совсем близко. Лучи фонарей уже скользили по ближайшим деревьям. Вот-вот кто-то разглядит впереди поляну и ребенка на ней, и тогда этому человеку не составит труда вскинуть ружье и выстрелить, навсегда оборвав его жизнь.

 Мальчик вновь обернулся к тем, кто предлагал ему помощь. Со спины надвигалась смерть, но что впереди? Кто они, эти загадочные существа, вышедшие из леса? Что они такое?

 «Лес защитит тебя» - услышал он слова матери, сквозь время долетающего до него, эхом звучащие в голове. И он снова поверил. Поверил ей и не только ей. Он поверил темноте, что протянула ему когтистую лапу помощи. Он поднял руку и вложил ее в огромную ладонь. И в следующий миг его рванули вперед, увлекая в ночной мрак.

 Через несколько секунд на поляне появились люди. Освещая темноту лучами фонарей, они недоуменно столпились над местом, где обрывался след беглеца.

- Ну что там? – из леса вышел старший –Вы нашли его?

- Нет – покачал головой один из охотников – тут след заканчивается.

 Высокий мужчина подошел к месту где сидел мальчик и некоторое время всматривался в следы на снегу. На его лица читалось глубокое разочарование.

- Он словно исчез – проговорил один.

- Исчез, как же – прохрипел второй – Небось, это ложный след. Вернемся чуть назад и найдем настоящий. Он не мог далеко уйти. Погнали парни.

- Нет! – скомандовал старший –Возвращаемся.

- Но как же…?

- Вот так – огрызнулся он – Я сказал, возвращаемся. Погоня окончена.

 Никто не стал с ним спорить. Уставшие от долгого преследования люди медленно побрели в обратную сторону, тихо переговариваясь между собой. И только их главарь остался стоять на поляне. Он смотрел на черные массивные ели перед собой¸ и на абсолютный мрак, царящий между ними. Он словно старался разглядеть что-то в этом мраке, уловить какое-то движение или неясную тень. Ему было бы этого вполне достаточно для подтверждения своих мрачных предположений. Но ночной лес был пуст и безмолвен, и ни один из его жителей не выдал своего присутствия.  

 В итоге мужчина с досадой сплюнул в сторону и, бросив еще один взгляд в сторону ночного леса, развернулся и пошел прочь. Он знал, что на этом все не кончится. Он так старался избежать именно такого исхода, а теперь… Что будет теперь? Он не мог сказать наверняка, но точно знал, что все случившееся этой ночью бумерангом возвратиться к нему спустя годы. Ну ничего, он будет к этому готов.

 С этими мыслями мужчина углубился обратно в лес. На залитой лунным сиянием поляне не осталось ни одного живого существа. И лишь бесшумно падающий с черных небес снег укрывал следы пребывания здесь людей, полностью скрывая от мира все свидетельства ночного происшествия.