Витрина
Журналов

Осторожно! Заброшено №1

Комментарии
0
Сегодня я в гостях у Алика и Марты. И это необыкновенные люди.  
Почему? – спросите вы.  
Нет, вовсе не от того, что познакомились они в клубе для людей "Чье имя страннее".  
Просто они любят путешествовать. Ага, удивила! Многие любят путешествовать. Соглашусь, но моя знакомая парочка обожает посещать места давным-давно брошенные, проще говоря всяческие «заброшки».  
Я сама интересуюсь подобным, но и не горю огромным желанием лазить по сгнившим доскам, продираться через колючие заросли и натыкаться на ржавые железки. А вот этих двоих ничем, кажется, не напугаешь...  
Марта вытаскивает пачку фотографий. Недавняя поездка. Покинутая турбаза, где несколько десятков лет назад звучал весёлый детский смех, разводили костры, пели песни под гитару, где находили свое место первая дружба и первая любовь, первое предательство и первые взрослые обиды. Турбаза для отдыха детей и подростков.  
Теперь же, судя по фотографиям, это остатки небольших деревянных домиков, ныне зелёных от поработившего стены и крыши мха. С одной стороны, унылое, с другой – завораживающее место. В таких местах зачастую определенная атмосфера. Нечто печальное, нечто прекрасное, нечто манящее своей неизведанностью и мистицизмом.  
Но, если я всего лишь теоретик, то Алик и Марта – практики. Заброшенные храмы, больницы, городки, деревни и усадьбы – это все их жизнь, их реальность.  
Мы пьем ароматный кофе и рассматриваем снимки. Печальное зрелище: всё неживое и нежилое.  
Вот один покосившийся домик, рядом другой, пара разбитых размокших стульев, стол на улице, длинный, за которым на обед собиралась ребятня. Когда-то каждое лето там кипела жизнь. А ныне это кладбище чьей – то молодости и чьих – то надежд.  
Алик и Марта улыбаются на фотографиях. Вот Марта на крыльце одного из домиков, вот Алик показывает на высохший колодец, а вот они сидят на пледе, расстеленном на траве, и перекусывают. У них термос с чаем, тосты с джемом... Стоп!  
Я снова смотрю на странную фотографию. После сую её под нос Марте.  
– Ты же говорила, что вы ездили только вдвоем? – уточняю я.  
– Конечно! – кивает моя подруга. 
– А кто же вас снимал здесь? – спрашиваю я и чувствую, что мои руки начинают дрожать, а голос становится плаксивым.  
– Не знаю, если честно! – Марта вертит в руках глянцевый прямоугольник. – Алик, милый! – она показывает карточку супругу. – Нас мог кто – то сфотографировать? Там же никого не было!  
Алик тупо смотрит на снимок. Пожимает плечами.  
– Наверное, я таймер забыл отключить на камере. Он и сработал, – отвечает он.  
– Вечно ты всё забываешь! – Марта игриво пихает мужа плечом.  
Да, бывало, что мои друзья ссорились, но чаще только в шутку.  
– Почему бросили турбазу? – полюбопытствовала я.  
– Туда перестали привозить детей, – спокойно отвечает Марта.  
– Но почему? Место довольно неплохое. Было...  
– Да, – соглашается Марта. – Ходили легенды о ведьме...  
О, понеслось! Страшные истории от Марты! Я их просто обожала!  
– Ведьма заколдовала и увела на болота нескольких детей с турбазы. С тех пор их никто не видел.  
– Наверное, ведьма вас и щёлкнула?.. На память! – смеюсь я.  
Вслед за мной хохочут Марта и Алик. А спустя час я вызываю такси и собираюсь домой. Марта внезапно вспоминает о том, что фото мы не досмотрели и всовывает мне в сумку конверт с пачкой снимков. Я благодарю друзей за гостеприимство и покидаю их тихий уютный дом за чертой города.  
***  
Дома наливаю себе горячего чая с мятой и забираюсь под одеяло. Вспоминаю о фотографиях, что дала мне Марта. Не хочется смотреть на ночь глядя, но любопытство берет верх, и я лезу в сумку за конвертом. Перебираю снимки, сидя на кровати.  
Алик... Марта... То в одном, то в другом месте. В основном на улице. Одно из деревьев проросло прямо сквозь крыльцо. Да, природа очень быстро возвращает себе то, что, казалось, отдала человеку во временное пользование.  
Взгляд снова цепляется за странный снимок. Но он оказывается не единственным. Марта и Алик вместе смотрят в чащу леса, идут по тропинке, остановились и о чем–то говорят.  
Здесь сложно говорить о неисправностях камеры. За ними будто кто – то шпионил. И они этого не замечали. На тех снимках, где они вдвоем, ни один из них не смотрит в камеру, хотя обычно эти двое любят позировать. Странно... Неужели и впрямь это забавы болотной ведьмы?..  
Захожу в интернет и забиваю в поисковике "Турбаза "Огниво" (кажется, именно так она называлась).  
Я читаю сводку. Старую новостную сводку. На турбазе отдыха под названием "Огниво" в 80-х годах исчезли трое мальчишек. Отправились исследовать территорию, думали, что найдут древний клад, но в итоге нашли свою смерть.  
Турбазу окружали болота. В одном из них ребята и сгинули. Их тела так и не были найдены. Само собой, проводилось расследование. Поисковая операция не увенчалась успехом. Родители в срочном порядке забрали своих детей домой. А через месяц-полтора "Огниво" закрылось.  
Первое время там останавливались охотники, рыбаки или грибники. Место при этом обрастало слухами о болотной ведьме, ворующей детей.  
Я опускаю крышку ноутбука со слезами на глазах. Я не знаю этих детей и их родителей. Но я представляю, что этим людям пришлось пережить! Родители, убитые горем; воспитатели, отданные, скорее всего, под суд... И при чем здесь какая – то ведьма?! За детьми просто не уследили. Это халатность персонала.  
Беру телефон и пишу родителям, как сильно я их люблю. За суетой мы порой забываем сказать столь важную, но в тоже время столь очевидную фразу, своим близким. Теперь я думаю, что это нужно делать чаще.  
Фотографии, что так пугают меня теперь, убираю в ящик стола. Сама ложусь в постель. Сон беспокойный, и успокаиваюсь я лишь под утро. Буквально через час после того, как я погрузилась в царство Морфея, меня тревожит трель "любимого" будильника. Пора на работу.  
В офисе, конечно, куча дел. Отчётный период. Домой добираюсь только к десяти вечера, падаю на кровать лицом вниз и мгновенно вырубаюсь.  
На неделе мне не до фотографий. Ни Марта, ни Алик о себе не напоминали. Утром в пятницу я пишу Марте сообщение, что была жутко занята и привезу фотки в субботу, во второй половине дня.  
Какого же было мое удивление, когда сообщение, отправленное мной ещё утром, так и осталось непрочитанным... "Непрочитанным" оно оставалось и на следующий день.  
Вот тут я забеспокоилась. На странице ВК (а у моих друзей она была общая) дата посещения значилась тем днём, когда я была у них в гостях, то есть ещё неделю назад. Хотя Алик с Мартой были всегда активны в этом плане и постоянно выкладывали какие-то записи и фото.  
Набираю номер Марты. Абонент не доступен. Набираю Алика. Тот же электронный голос сообщает мне о недоступности владельца данного номера.  
Куда они могли пропасть? Неужели снова решили куда-то отправиться? Но слишком уж все внезапно. Так мои друзья не поступали никогда.  
Беспокойство мое нарастает с каждой минутой. Сделав ещё несколько безуспешных звонков и написав штук пять сообщений а-ля "все ли у вас, ребят, хорошо?", я решаю наведываться к ним на следующий же день.  
***  
Такси тормозит у остановки в небольшом коттеджном поселке. Иду к знакомому дому, который даже издали кажется нежилым. В пакете у меня бутыль вина и немного фруктов. Никогда не приезжала к друзьям с пустыми руками.  
Меня никто не встречает. Дверь почему-то открыта. Все вещи на своих местах. В раковине недомытая посуда. На полках пыль. Марта не терпела пыли...  
Обхожу оба этажа, но хозяев дома не видно. Зову их, шумлю... Никакого ответа. Присаживаюсь на диван в гостиной и достаю телефон. Пишу:  
"Если сейчас же не прекратите играть в прятки, я одна выпью все вино и скушаю все фрукты!"  
Это меня даже веселит. Откидываюсь на спинку дивана. Ответ не приходит. Вокруг меня тишина. Иду на кухню и наливаю стакан воды, но вода почему – то со вкусом болотной тины...  
Выплескиваю воду в раковину. Возвращаюсь в гостиную и снова приземляюсь на диван. Телефон по-прежнему молчит. Да и батарея садится.  
В нос внезапно ударяет запах тины. Начинает казаться, что сырая зелень, похожая на бесформенную тряпку, свисает с полок, с люстры, с потолка, стелется по полу... Диван будто начинает засасывать в себя, словно топь. Я вскрикиваю и просыпаюсь.  
Всё эта работа! Действительно, я сильно устала за неделю, вот и задремала в чужом доме. Тру глаза, осматриваюсь. Никакой тины, диван самый обычный, немного жёсткий. Только на журнальном столике злосчастная пачка фотографий.  
На пачке лежит конвертик. А вот его я как раз и не помню. Беру в руки и читаю надпись. Корявый детский почерк:  
"Прочти меня"  
Открываю конверт и достаю ещё одну фотографию. На ней за столом сидят трое мальчиков. И с ними... Марта и Алик... "Огниво"...  
Не может быть?! Они все же снова поехали туда? Ещё и детей прихватили. Только откуда они их взяли?  
Переворачиваю снимок и читаю. Снова все тот же корявый почерк и будто огрызком простого карандаша:  
"Теперь у нас есть папа и мама. Нам больше не одиноко!"  
Я слышу чьи-то шаги. На втором этаже. Хлопающие, тяжёлые шаги. Хватаю телефон и сумочку и выбегаю на улицу.  
Заскакиваю в очень вовремя подъехавший маленький автобус. Единственное, что я сейчас хочу – оказаться у себя дома!..  
***  
Моих друзей так и не нашли. Никаких зацепок. Ни одного очевидца. 
В полиции говорят, что поиски бессмысленны. Просто два взрослых человека решили попутешествовать.  
Только я знаю, что это их последнее путешествие. Но мне вряд ли кто-то поверит.  
И ещё: не стоит лезть туда, где тебе, возможно, будут не рады. Или наоборот, слишком рады...