Витрина
Журналов

ОКУНЬ №3

Комментарии
2

Письмо от "принца на белом коне"

В данном выпуске мы публикуем рассказ некоего Е.Пучкова, в котором он выдаёт себя за того самого "принца на белом коне", о котором мечтают все тп. Рассказ в стиле реализм, к прочтению обязателен.

Хочешь верь, хочешь не верь, но я – твой принц на белом коне. Да, тот самый, о котором ты всегда мечтала. Твой и только твой. Ты искала меня на улицах, в метро, на концертах, в клубах, на пляжах… Возможно, в поисках ты обошла весь мир, живя одной лишь мечтой. Ты не раз ошибалась и хотела бросить всё, ты была готова отдать сердце людям, которые притворялись мной, но судьба… да, судьбой всё предопределено. В конце концов, ты нашла меня. И я такой, о каком ты всегда мечтала. На белом коне – Мерседесе последней модели, и с красным Феррари в гараже – для тебя. 

Но возможно я огорчу тебя, сказав, что я итальянец. И немножко француз, однако корни моей родословной тянутся из России, от какого-то дворянского рода. И это забавно, потому что вдобавок ко всему я родился в Америке. Ха! Ты смеёшься, я уверен, ты смеёшься, читая это письмо. И я надеюсь, что не огорчил тебя этим – я такой, как есть. 

Да, поэтому я и приехал в Россию. Я захотел вернуться к корням (об этом я ещё расскажу, но чуть позже). 

Я не знал, что встречу тебя. Я лишь знал, что эта непонятная тоска, этот душевный кризис могут разрешиться лишь тогда, когда я вернусь в Россию: к берёзам, золотым куполам, к настоящей свободе, о которой мы, европейцы, на самом деле только мечтаем. 

Я не знал, что встречу тебя. Я получил больше, чем хотел. 

Хочешь верь, хочешь не верь, но я не только бизнесмен, как ты мечтала. Ещё я художник. Я учился в одной маленькой мастерской во Флоренции, возле Палаццо Строцци. Да, мне приходилось срисовывать с натуры (говорю сразу, чтобы ты не ревновала), но ни с одной из натурщиц у меня не было секса. Ни интрижки, ни поцелуя… просто я другой, верный. Теперь же (ты думаешь), когда ты нашла меня, всё будет иначе. Будет только одна натурщица.

Я более чем уверен, что ты захочешь сделать портрет с морем на заднем плане. Я уже представляю: как в фильме «Титаник», где Джек рисовал обнажённую Роуз на диване, только в нашем случае портрет будет цветным, и в нём будут палуба яхты и вид итальянского города Ливорно. Кстати, яхту я назвал твоим именем – совершенно случайно. Просто пришло в голову, настоящая судьба. Она тебе понравится, когда ты её увидишь. Белый корпус, красное дерево, круглый руль-колесо, как на старых кораблях. И приносящая удачу. Моя судьба. Как и ты. 
Я уже предвижу нашу свадьбу. Как ты и мечтала: мы поедем на яхте на Гавайи, и нас поженят туземцы. Стоя на мокром берегу, в белых и лёгких, как марля, одеждах, с венками из розовых цветов на шеях мы дадим клятву вечной любви. Единственными свидетелями будут местные жители, и об этой свадьбе мы не скажем никому, совсем никому, – это же тайна. Наш медовый месяц мы проведём там же, на Гавайях, в маленькой хижине: будем лежать на пляже, заниматься любовью в море, есть кокосы и фрукты, любоваться закатом и засыпать, обнимая друг друга и считая звёзды. Как ты и мечтала.

Ты должна меня простить, но мы поженимся два раза. Успокойся, мы не будем разводиться и ссориться. Второй раз – официально, со всеми гостями и почестями. В большой белой церкви в Париже. Ты будешь в белой-белой фате, которую понесут мальчик и девочка в костюмах фермеров, а я – в чёрном костюме, белой рубашке, белом галстуке-бабочке и с белой-белой розой на нагрудном кармане. Справа будут сидеть гости с моей стороны (их будет немного, только самые верные друзья и родственники (принц Гарри будет, не переживай)), а слева – твои (столько, сколько захочешь). Твой отец подведёт тебя к алтарю и передаст в мои руки. Мы обменяемся кольцами, и священник задаст нам один и тот же вопрос: «Берёшь ли ты в супруги?».

Мы будем жить на любом континенте или острове земного шара, на котором ты захочешь. В Беверли хилз у меня есть трёхэтажный дом с верандой, рядом с домом Джей Зи и Бейонсе, которые будут заходить к нам в гости, если ты захочешь. Можем поселиться и в загородном доме с бассейном, возле Вашингтона. Это дом моего дяди – он работает в Сенате и он законченный холостяк, так что дом ему всё равно не нужен. А можем уехать на мой остров в Галапагосах, где нас никто не потревожит. Как и в медовый месяц: среди пальм, на белом песке, в синем-синем море или в доме мы будем заниматься любовью. Есть дом и в Австралии, и в Африке, есть даже пентхаус в Сан-Паулу в Бразилии и маленький остров с виноградниками недалеко от Флоренции. Пентхаус есть и в Нью-Йорке, с видом на городской парк, и он расположен так высоко, что по ночам, кроме ветра, ничего не слышно. Правда, я там устроил маленькую голубятню на балконе – специально вывел белых голубок, которые в ней живут; такие красавицы. А можем махнуть на всё рукой и уехать на какую-нибудь ферму в штате Аризона. Представь, как мы, уже пожилые, сидим на веранде в креслах-качалках и любуемся закатом. Ужинаем под яблонями за столом с белой-белой скатертью. А по вечерам сидим возле камина и нянчимся с внуками, которые ползают по нам, как белки по ёлке. 

Ты ведь мечтала об этом, правда?

Дом в Африке мне подарил друг из Оксфорда. Он сын короля, и нам с ним разрешено охотиться на львов. Дом… ну как, дом… особнячок с 40 комнатами, два акра огороженной территории с садом и ещё двадцать акров международного заповедника. Король очень добрый – это он подарил мне ту львиную шкуру, что лежит в гостиной, и два белых бивня, которые я повесил над камином. И – ты не поверишь! – он даже не каннибал. 

Кстати, может так получиться, что я второй на очереди в короли Нидерладов. Я пытался разобраться в семейном древе, но до сих пор не могу понять, каким боком у меня появляется такое право. Ты же не возражаешь быть королевой? М! Слышала о принцессе Кейт, жене Уильяма? Уверен, когда вы познакомитесь, она тебе понравится. Когда Уилл увидел её, я стоял рядом и подтолкнул его. Я сказал: «Парень, эта девушка – настоящее сокровище». А он стеснялся с ней познакомиться, представляешь?! Как видишь, мне пришлось немножко побыть сводником, но я этим горжусь. 

Уильям и Гарри… не могу сказать, что мы росли вместе. Отец ездил в Лондон по работе и брал меня с собой, но так как всё время рядом с ним я быть не мог, меня оставляли в королевском доме играть с мальчишками. На пару месяцев и пару раз в год. Мы друзья детства. Королева Елизавета рассказывала нам историю семьи, и, наверное, именно она побудила меня поступить в Оксфорд. 

Когда я закончил Оксфорд, я уже считал себя мужчиной и думал, что могу сделать всё, что угодно. Как же я ошибался! Я поехал в Японию в качестве дипломата и пару месяцев проработал в Американском посольстве, после чего перебрался в администрацию как политический консультант. Я говорю это, чтобы ты не удивлялась, откуда у меня татуировка на ноге. Япония… это совершенно другой мир! Токио – вторая столица моды, между прочим! Здесь голливудские звёзды снимаются в рекламе алкоголя и мебели, здесь популярны караоке-кафе и никто никогда не спит больше четырёх часов в сутки. Однажды мою жизнь спас якудза – местный мафиози – и у нас завязались деловые отношения. Кстати, он пригласил меня на Золотую неделю в следующем году – думаю, ты захочешь поехать со мной. Нарядишься в красное-красное кимоно, окружишь себя десятком служанок и будешь наблюдать со мной за цветением сакуры. Люди будут глядеть на нас с завистью и думать: «Это настоящая любовь!». 

Моя жизнь была насыщенной. И, наверное, оттого пресыщенной. 

Однажды, как какой-нибудь байронический герой, я упёрся в невидимую стену и понял, что не могу иметь чего-то действительно важного. Я во всём разочаровался; всё, что я имел, потеряло всякий смысл и значимость. Душой я выпал на обочину жизни и понял, что больше никогда не смогу вернуться. Я заболел, впал в депрессию, забросил бизнес, пытался убежать, но бежать было некуда… От себя не убежишь. 

Как и у каждого живого человека, у меня есть свой скелет в шкафу. На левом запястье, под ремешком ролексов, я прячу два шрама-линии. Я пытался себя убить. Но судьба – не получилось. 

В рамках реабилитации родные отвезли меня в Тропики. Некоторые остались там со мной, для поддержки, потому что… я всё ещё был на грани. Я много времени проводил один, думал, что со мной и что происходит. Моё состояние продолжало ухудшаться, депрессия не отступала и в конечном итоге переросла в тот самый непонятный крик, который я слышал и который позвал меня в Россию! В одну из ночей мне приснился сон о снежной стране, где, несмотря на невзгоды, люди здравствуют и находят счастье. Они дружат с природой, и природа их защищает. В тот момент, под звёздным небом на пляже, в месте, которое всем кажется Раем, я увидел… истинный, человеческий Рай. 

И вот я в России. Приехал в поисках чуда. Нашёл его. И ты нашла меня. 

Я – тот, о ком ты всегда мечтала. Кого ты ждала и надеялась однажды встретить. Молила Бога, чтобы я появился в твоей жизни. 

Теперь я перед тобой. Из плоти и крови. Живой и здоровый. Почти счастливый. 

Но я огорчу тебя, милая. 

Возможно, тебе будет больно это услышать, но я голубой. Я люблю в жопу, и на девушек у меня не стоит. Меня просто выворачивает от уродливости женских грудей, и я тащусь от орального секса. Мы никогда не поженимся и никогда не будем вместе, как ты ни проси и ни моли Бога. Я и твой голубой друг Эдик, мы встречались за твоей спиной. Я лгал тебе, чтобы быть с ним. И сегодня утром, когда ты читаешь это письмо, мы летим на моём самолёте в Марсель венчаться по разрешению президента Олланда. В белой церкви, с моими белыми голубками из Нью-Йорка… 

Хотя… нет. Ты же мечтала о детях – можешь стать суррогатной матерью. На 9 месяцев мы обеспечим тебя домиком рядом с прислугой и здоровой едой. Никаких поездок за город и звонков родителям – тебе нельзя волноваться, а то родишь какое-нибудь безногое! Если так, то можешь оставить эту зверюшку себе. Чек за предоставление жилья мы тебе пришлём по адресу. 

Я никогда не любил тебя. Но я тот, о ком ты всегда мечтала, согласись. И послушай, милая, ты что, ебанулась? Ты думала, что достойна меня? 
Милая, спустись на землю и найди себе простого мужика.