Витрина
Журналов

Одержимость №2

Комментарии
0

категория журнала | Литература

ГЛАВА 3. ИГРАЯ РОЛИ
Это какое-то помешательство. Я не помню когда закончился день и началась ночь.
Мы прерывались лишь на несколько минут, чтоб перевести дух. А потом по новой. Не знаю, может это алкоголь так подействовал… или же что-то еще. Но под конец, у меня все жутко болело. Если сказать грубо, то: он затрахал меня.
Когда Итан наконец отрубился, я как и в прошлый раз сбежала. Про себя решив, что это точно в последний раз. Нет, правда, пора прекращать. Иначе, ни чем хорошим это не закончится. Да что со мной такое? С каких это пор, я не могу отказать мужчине?
Но теперь точно все. Нужно взять себя в руки и начать контролировать свои действия. И что бы он ни делал, что бы ни говорил — нельзя поддаваться.
Добравшись до отеля, в котором остановилась: первым делом, зайдя в номер — прошла в ванную. Прохладные струи воды, освежали мою разгоряченную кожу и постепенно приводили разум в порядок.
Я убрала мокрые волосы со лба назад и, бросила взгляд на зеркало, что висело на противоположной стене. Это ведь не я… ни когда себя так не вела… Так что же со мной случилось? Совершенно распоясалась.
Вылезла из душевой кабинки и завернувшись в полотенце, вышла из ванной. Пройдя к постели, плюхнуась на нее и почти сразу отрубилась.
Этой ночью, я не видела снов. И если честно, даже не заметила, как она пролетела. Телефон зазвонил, когда на часах не было еще и восьми утра.
— Слушаю, — ответила, не открывая глаз, повернувшись на бок.
— Елена? — Прозвучал женский голос из динамика телефона. — Вы сможете подъехать к девяти часам? Сегодня мы планируем отснять несколько сцен. Так как один из актеров через два месяца будет задействован в другом проекте, мы решили первыми отснять все сцены с ним.
— Да, хорошо, — согласилась я. — Подъеду.
Звонок разъединился. Чтож, выходит пора вставать. Потерев глаза пальцами, я взглянула на часы. Времени на сборы почти нет. А ведь еще надо добраться до места.
Но, как бы то ни было, я успела вовремя. Хотя, даже представления не имела, что буду делать. Ведь я не только не имела опыта в актерском мастерстве. Я в глаза не видела сценарий.
Почти у самого входа, меня встретила кастинг-директор. Она, вручила мне планшет. — Не было времени распечатать. Мы перевели реплики из пары сцен. Прочти, попытайся запомнить. Но… если что, можешь импровизировать… Можешь своими словами, если забудешь реплики. Все равно озвучку будем позже…
— Эй, Деби? — Перебил ее окликнув, продюсер. — Время поджимает, — он указал на свои наручные часы.
— Да, да, — зачастила она. — Мы на грим, — женщина потянула меня за собой, в гримерку.
Здесь были две молодые девушки: костюмер и гример.
— Вот, — указала им на меня, кастинг-директор: Деби. — Передаю в ваши руки. И давайте по-быстрее, — после чего, удалилась.
А эти две засуетились во круг меня, словно назойливые мухи, кружа над банкой варенья.
Я не видела своего отражения, пока они создавали из меня, нужного персонажа. Лишь могла читать переведенный текст. И из всего прочтенного, я поняла, что моя героиня — полная противоположность мне. И как я должна сыграть такую?
Когда наконец они закончили, то развернули меня к зеркалу. Из отражения, на меня, словно другой человек смотрел. Грим и правда творит чудеса. Легкий макияж, прическа того времени и платье — изумрудно зеленое, расшитое узорами из золотой нити. И оно прекрасно скрывало мою непрезентабельную фигуру. Хотя в этом корсете, я едва могла дышать.
Собравшись с духом, я вышла из гримерки. Боже! И как только женщины тех времен, ходили в таких платьях?
— Быстрее, быстрее! — Поторопил меня, торопливо прошедший мимо, режиссер.
Сделав еще пару неуверенных шагов, я замерла словно в оцепенении. Там, на съемочной площадке был Николас Бауэрман.
Ну нет, — метнулось в моей голове. Быть такого не может. Хотя… наверное, именно потому, что они снимаются в одном фильме… Итан и Николас сидели тогда в клубе… Но, я ведь не могла знать. Да и кто сказал, что я вообще могу ему понравиться? Мое замешательство, прервал он.
Николас, в пару размашистых шагов, преодолел расстояние до меня и протянув руку, произнес. — Думаю, перед началом съемки, нам следует познакомиться. Я Николас… но прошу, зови меня Ник.
Несколько минут, я сконфуженно смотрела на его протянутую ладонь. Но, наконец осознав, чего от меня хотят: сжала ее в своей, ответив. — Елена.
Его ладонь… мягкая и теплая. И я, совершенно не хотела ее выпускать.
— Ну что, начинаем? — Громкий голос режиссера Питера, отвлек меня от мыслей, выдернув в реальность. И я, выпустила руку Николаса из своей.
Нас расставили по местам. Оператор — постановщик, давал последние наставления. А следом и режиссер дал команду к съемке.
Какие же эмоции я испытала в этот миг! И все разом! Они обрушились как шквал или же налетели подобно буре…
Хорошо, что профессиональный грим отлично справлялся со своей задачей и не было видно моего раскрасневшегося лица. Мой голос, будто куда-то пропал. А слова… разве можно все разом забыть? Язык заплетался, руки задрожали и ноги стали подкашиваться. Дыхание перехватило так, что казалось, будто я задыхаюсь.
Думала, что все — это конец. Полный провал. Но как ни странно, Николас — являющийся профессионалом своего дела, взял все в свои руки. Он помог мне.
Его выразительный голос — подействовал расслабляюще. Его манера игры помогла мне выйти из ступора и включиться в действие. И даже сама атмосфера, что возникла на площадке — придавала сил и уверенности.
Когда объявили часовой перерыв, я направилась в самый укромный уголок, чтоб прилечь. Стресс, плюс ноги адски гудели и еще все тело ныло из-за корсета. Я нашла не большую скамью и устроилась на ней, согнувшись в три погибели, на мгновение закрыла глаза. Но, мое единение было не долгим. — Не очень удобное место.
Я распахнула глаза. Надо мной стоял Николас Бауэрман, держа в руках стаканчик кофе. — Устала? — Поинтересовался он.
— Ноги гудят. Да и этот жуткий корсет, — призналась я, сев на скамье. Николас присел рядом и протянул мне свое кофе.
— Нет, не нужно…
— Я его не пил, — произнес он, взглянув на меня из-под бровей. — Если ты брезгуешь и…
— Дело не в этом.
— А в чем же? Не пьешь кофе?
— Почему же, — чуть улыбнулась я. — Просто, это ваше и…
— Давай на «ты»? Просто когда обращаешься ко мне на «вы»… я себя жутким стариком ощущаю, — тоже улыбнулся он.
— Ну, это определенно не так.
— Точно? — Хохотнул он.
Невольно я засмеялась.
— Знаешь, — продолжил он. — Твое лицо мне кажется знакомым… Где я мог тебя видеть?
— Это маловероятно, — солгала я. — То, что мы могли видеться. — Решила, что не стоит посвящать его в мои приключения. — Я вообще случайно попала на кастинг. И, — шумно выдохнув, провела ладонями по волосам. — Это… если честно, это все…
— Тяжело? — Понял Николас.
Задумавшись на некоторое время и закусив губу, я прокрутила все это у себя в голове а потом ответила. — Странно… И невероятно. Как это вообще возможно? Я ведь не актриса, — украдкой на него посмотрев.
— И все же, ты не плохо справляешься.
— Думаешь?
Он кивнул.
— Наверное… Я все еще не могу поверить в реальность происходящего.
— От чего же?
— Сколько времени я словно в закрытую дверь билась. Ни чего не получалось. А тут раз и сразу главная роль. Разве такое бывает?
— Как видишь, бывает, — улыбнулся Николас. — Ну а что у тебя не получалось, могу узнать?
— Не могла добиться контракта от издательства. Двадцать написанных книг и просто висят в интернет магазинах… раз в месяц или в три, кто-нибудь да купит одну штуку. Вот и все.
— Так ты писатель? — Приподнял одну бровь Николас.
— Типа того, — поджала губы я. — Бедный писатель и, ни кому не известный художник.
— И художник? — Изумился он. — Так значит, творчество у тебя в крови. А ты боишься, что нет опыта в актерском деле… Раз пишешь книги — фантазия работает. Так что и тут все получиться.
Я вновь взглянула на его. — Надеюсь на это.
— Сейчас, мы будем снимать сцены с моим участием. И в тех из них, где будешь задействована ты, — протянул Николас. — Я помогу тебе, чем смогу.
— Я не хочу докучать…
— Ни каких проблем. Честно, мне это не в тягость, — заверил меня он. — На площадке, нужно помогать друг другу. Разве нет?
Я не вольно улыбнулась. Кто бы мог подумать, что он такой отзывчивый и понимающий…
Он медленно поднялся со скамьи, выпрямившись в полный рост. — Я оставлю тебя. Не буду мешать отдыхать.
— Да ни чего.
Он чуть улыбнулся. Этой его полу улыбкой, за которую я бы все отдала. И которая всегда отражалась искорками в уголках его голубых глаз…
Боже! — Метнулось в моей голове. Он не хочет докучать. А я хочу чтоб ты докучал мне, всю жизнь! Это он… тот самый актер из моих мыслей, фантазий… моя мечта. И первое впечатление — он, ни чуть не разочаровал.
Я смотрела на его удаляющуюся фигуру, сверля спину Николаса взглядом. Кто бы что ни говорил — он идеален. Высокий, темноволосый, с впалыми голубыми глазами… которые так и заманивали окунуться в свой омут с головой. Томный, выразительный голос, заставлял мурашки пробегать по телу. А пронзительный взгляд, казалось мог заглянуть в саму душу.
По сюжету, что мы снимали. Моя героиня была влюблена в его персонажа… так что, думаю это мне не составит труда. Просто покажу настоящие эмоции. И не важно, что другой персонаж, тот что является братом играющего Николасом, встанет между нашими героями. Главное — это те минуты хронометража, что нам предстоят. И пусть, мы будем лишь роли играть. Я наслажусь этим сполна.
Перерыв закончился и пора вновь возвращаться на площадку. Фильм снимали не в хронологическом порядке. И сейчас, нам предстояло сыграть сцену первого поцелуя наших персонажей: Виктории и Роберта.
И как же это происходит? Черт! Почему ни кто не просветил меня, как это нужно делать во время съемки кино? Нервно переминаясь с ноги на ногу, заламывая пальцы рук, я пыталась сосредоточиться.
Видимо моя нервозность была заметна невооруженным взглядом, потому как, подступив ко мне, Николас прошептал. — Волнуешься?
— Что? — Сперва не расслышала я. Но, додумав добавила. — Что так заметно?
— Не волнуйся. Доверься мне. Хорошо?
Я неуверенно и сдавленно кивнула, разгладив ладонями подол платья.
— Я начну, — продолжил он. — А ты просто повторяй.
Лишь он один… и его голос. Казалось, здесь больше ни кого не было. Я даже не услышала о начале съемки сцены. Так и стояла на месте, пока не осознала что Николас начал играть.
Действие разворачивалось посреди декораций имитирующих гостиную старинного поместья. Мы стояли возле большого камина.
— Не уж-то вы не в праве решать с кем свяжите свою жизнь? — Николас произнес свою реплику, сделав шаг ко мне на встречу.
— Я не могу бежать, — слова моей реплики, внезапно слетели с языка. — Я здесь точно в плену. Ох, если бы только знала, ради чего меня отправляют сюда! Джонатан, ваш брат… он посещал нашу страну на своем корабле и они познакомились с моим отцом. Они за ранее все с ним оговорили.
— Но как же ваше желание? — Встряхнул он руками, до этого держав их сцепленными в замок. — Как же то, что желает сердце?
— Ах, Роберт, — произнесла я, с придыханием. Смотря на него глазами полными надежды. — Но, что я могу?
Он в два шага подступил ко мне и взял мои руки в свои. — О, мисс Виктория. Прошу, бежим вместе.
— Бежать?
— Да! Только мы. Здесь, на севере страны живет мой друг. Он, поможет нам и, мы уплывем на корабле. Туда, где нас точно ни кто не найдет. — Николас играл очень правдоподобно. И то, как он это делал, заставляло на некоторое время забыться и поверить в реальность происходящего. В то, что мы на самом деле перенеслись в то время.
— Я не хочу, что бы из-за этого…
— Виктория, поверьте мне, — вторил он. — Все будет хорошо. Там, нас не найдут.
По сценарию, я чуть отступила и медленно отвернулась, прижав правую ладонь к груди. Николас приблизился ко мне, круто развернул к себе и бережно взял мое лицо в ладони. Наши взгляды встретились.
Черт! Конечно же я понимала, что это роль… что только игра. Но, этот его взгляд… Ох, я бы за него мир перевернула!
И да, я знала, что сейчас должно было произойти. Ведь это, прописано в сценарии. Но, для меня этот момент очень важен.
Николас перевел свой взгляд на мои губы и мое сердце забилось словно птичка в клетке. Тук, тук — будто отсчитывало секунды до этого мгновения. Еще миг и вот, он настал.
Его губы коснулись моих. Мягкий и нежный поцелуй, ни чем не отличался от обычного. Разве что, он не дал волю языку. Николас слегка покусывал мои губы. Его руки, скользили по моим волосам.
Не передать словами, что я испытала в этот момент! Но, еще мгновение… лишь только миг, в котором я готова была раствориться и… голос режиссера все прервал. — Снято!
Николас отстранился от меня отступив на шаг и обернувшись на камеры, осведомился. — Ну как?
— С первого дубля, — откликнулся режиссер. — Отлично. Переходим к следующей сцене. На подготовку тридцать минут.
— Ну вот, — Николас взглянул на меня. — Вот видишь, все получилось.
Я чуть улыбнувшись, кивнула. Смотрела лишь на него. Что бы запомнить каждую черточку, каждую мимическую морщинку, каждый жест и взгляд.
Странно, но видимо выражение: запретный плод сладок и правда мой девиз по жизни. Меня всегда привлекали недоступные парни, или мужчины. Но, стоило только добиться желаемого… узнать по-лучше и мой интерес пропадал.
В следующей сцене, я не была задействована. Там играл другой актер. Который уже прибыл на площадку и сверлил нас взглядом несколько минут.
Не знаю, что он там заметил, но возможно у меня все по лицу читалось. Ведь смотрела на Николаса глазами, полными восхищения.
Ну и кто там говорил, что мечты — это лишь мечты? Я очень часто фантазировала как могла бы произойти наша с ним встреча… И вот, это произошло.
Николас протянул мне разжатую ладонь. — До скорой встречи.
— Да, — сдавлено кивнула я, пожимая ее.
К нам подошла кастинг — директор Деби, в сопровождении темнокожего мужчины среднего роста. — Это наш сценарист, — представила его, она.
— Чарли Финч, — кивнул он и протянул мне довольно увесистую кипу бумаг. — Вот. Я распечатал твои переведенные реплики.
— Спасибо, — я взяла переведенный сценарий и не вольно бросила взгляд в сторону Николаса. Который общался с Итаном Джонсоном.
— Чтож, — подытожила Деби. — На завтра у вас нет съемки. Посвятите этот день ознакомлению со сценарием.
— Да. Конечно, — кивнула я, в который раз посмотрев на Николаса с Итаном. Джонсон тоже взглянул на меня и клянусь, взгляд мне его ох как не понравился. Уж не знаю почему, но от него у меня по спине пробежал холодок.
Неуверенно попятившись назад, я потихоньку покинула съемочную площадку. Ух, не знаю… смогу ли сниматься в сценах с Итаном…
Черт! Сама ведь все это допустила. И кто меня просил? Как так получилось, что я увязла по уши в этом… даже слов подобрать не могу, что бы описать все, что чувствую.
Добравшись до отеля, и заперевшись в номере я наверное с час просто неподвижно лежала на кровати, смотря в потолок. В голове, творился настоящий хаос.
Я ненавидела, раздражала, стыдила и успокаивала сама себя. И причем одновременно.
Ну подумаешь пренебрегла принципами разок… что с того-то? Но, как бы не пыталась — убедить саму себя не получалось. Мучаясь и терзаясь, я не заметила как уснула. Не знаю сколько продлился мой сон, но разбудил меня настойчивый стук в дверь.
Шумно выдохнув, резко села на постели. За окном уже наступили сумерки. Ну и кто это может быть? — Метнулось в моей голове.
Медленно поднявшись, почти бесшумно подступила к двери. Тот, кто был с той стороны, не прекращал стучать.
— Елена? — Наконец раздался голос. — На ресепшене мне сказали, что ты в номере. Открой дверь.
Разумеется я узнала кому принадлежал этот голос. Но, мне совершенно не хотелось сейчас его видеть. Поэтому, просто затаившись за дверью, стала ждать когда он уйдет.
Но, не тут-то было! Итан не желал уступать. — Елена? Ты слышишь меня?
Я не собиралась ему отвечать. Возможно, если не подам ни каких признаков присутствия то, он уйдет. Нужно будет придумать что солгать, когда он спросит встретившись на съемочной площадке, где я была.
Стук в дверь наконец-то прекратился, но теперь зазвонил мой телефон. Вот черт! Он еще и номер мой разнюхал. Ну просто превосходно!
На цыпочках пробравшись в ванную и осторожно закрыв за собой дверь я ответила на звонок. — Да?
— Елена, это Итан. Я у твоей двери. Уже минут 30 стучу. Ты не слышишь?
— Что? — Я попыталась сделать сонный голос и для большей убедительности, как бы зевнула. — Я спала…
— Я так стучал, что тут весь этаж в коридор вышел…
— Когда я сплю, хоть война пусть начнется — не проснусь.
— Но сейчас-то ты уже проснулась. Может, откроешь мне дверь? Просто уже не удобно тут стоять.
— Да. Ладно, — я разъединила звонок. Чтож, придется впустить его. Дерьмо! — Ругаясь про себя, нехотя прошла к двери и распахнула ее.
Итан возвышался в дверном проеме как непреодолимая скала. Он убрал свой телефон в карман. — Привет.
— Ага, — я чуть отступила в сторону, давая возможность ему пройти в номер. — Что-то случилось?
— Случилось? — Переспросил он.
— Чем вызван твой визит?
— Увидел тебя сегодня и решил, что приглашу на ужин.
— Боюсь, мне придется отказаться.
— Причина?
— Больше не ем после шести.
— Хорошо. Можем просто выпить кофе…
— Кофе на ночь?
— Чай?
— Я не думаю, что нам стоит…
— От чего же?
Шумно выдохнув, собралась с мыслями и заговорила в пол голоса. — Я ведь тогда на полном серьезе говорила, что нам нужно это все прекратить… Не следует мешать работу и личную жизнь.
— Можно и совместить. Разве нет? — Итан сцепил пальцы в замок, держа руки за спиной. — Ты свободна, я тоже. Ты мне нравишься… Ну, если только я тебе не нравлюсь… — добавил он взглянув на меня из-под бровей. — Или… может дело в ком-то другом?
— Что? Нет! — Тут же возразила я.
— Звучит так, словно наоборот, — подметил Итан.
— С чего бы я стала врать?
— Вот и я думаю… с чего бы? — Итан смотрел на меня словно прожигающим взглядом. — Хотя, если я тебе не нравлюсь, то зачем тогда позволила овладеть собой…
Я не вольно улыбнулась. — Овладеть… где слово-то такое откопал?
Итан тоже улыбнулся. — Ну так что, может все-таки прогуляемся?
Я словно разрывалась на части. Одна половина твердила соглашаться, а другая — отказаться. Противоречия, сомнения, смятения… и как же мне разобраться в собственных чувствах?
Его небесно голубые глаза озарились от легкой улыбки. А светлые волосы отражали в себе блики от теплого света лампы.
— Просто прогуляемся? — Уточнила я.
— Разумеется, — мило улыбнулся он и жестом руки попросил меня к выходу.
Прихватив с кресла джинсовую парку, я вышла в коридор. Итан захлопнул за нами дверь и держась на шаг позади, двинулся за мной. Спустившись на лифте и минув фойе, вышли на улицу.
Хоть еще и был вечер, но из-за довольно пасмурной погоды днем, сейчас стоял довольно глубокий сумрак. Но, это отнюдь не мешало городу жить полной жизнью.
Покрытые мраком улочки Лондона, светились огнями и мерцали неоновыми вывесками. Жизнь просто кипела. Прохладный воздух заставил слегка поежиться и посильнее укутаться в свою парку.
— Замерзла? — Заметил Итан и хотел было снять с себя коженку. Но, я мигом это пресекла. — Не нужно.
Он удивленно приподнял бровь.
— Мы же не на свидании, — пояснила я. — Так что, не нужно таких жестов.
— Но, так и друзья поступают, — подметил он.
— Друзья? Мы определенно не друзья. Знакомы-то всего ни чего.
— И все же, — поджал губы Итан. — Мы не просто знакомые… И знаешь, то что ты вот так решила отстраниться… Я воспринимаю, как вызов. Теперь я не отступлю.
— И что это значит? — Прищурила глаза я.
— То, что буду добиваться твоей взаимности… всеми силами и любыми способами, — решительно ответил он. — И знаешь, я всегда добиваюсь желаемого.
Странно, но то как он это произнес. С какой интонацией… заставило задуматься на сколько процентов он жестокий человек. Неужто невозможность получить то, что хочется раскроет его темную сторону? Что если, Итан Джонсон не такой милый каким кажется?
Что если, весь его образ, лишь имидж? Лишь маска… роль…
В таком случае мне следует как-то по мягче от него отстраниться. В первую очередь нужно сменить отель и попросить на студии чтоб не разглашали новый адрес. Ведь если он вновь узнает, то точно не даст покоя.