Витрина
Журналов

Не Булгаков №3

Комментарии
1

Категория:Литература

Бренд:Не Булгаков

Название выпуска:Рассказы №3

Автор:НеБулгаков

Full Image

Поздно вечером Екатерина Станиславовна вошла в лифт своей многоэтажки. В ее усталых руках были пакеты с едой, купленной в ближайшем супермаркете. Зайдя в лифт, она уже было хотела поставить пакеты и отправиться наверх, как вдруг услышала голос соседки Любы:

- Придержите лифт!

Екатерина Станиславовна сунула ногу между задвигающимися дверьми лифта и те стали открываться обратно. В следующею секунду появилась соседка:

- Ой, Катичка, спасибо большое. На улице ливень и ветер, ужасно просто.

- Пожалуйста, - ответила Екатерина, - а ты чего сегодня так поздно?

Люба нажала на восьмой этаж и стала эмоционально рассказывать:

- Ой, ты знаешь, так запыхалась сегодня. Мой младший, Антоша, заболел, пришлось сбегать в аптеку, потом в магазин, потом в косметический, я там такую класную пудру нашла. 

- Господи, передай Антоше, пусть поправляется, - ответила Екатерина вежливо, как и любая приличная женщина, которая не любит свою соседку. 

- Передам, спасибо. А твои домашние как?

- Все хорошо. Ну, вот завтра муж в командировку едет, вот пришлось скупиться, что бы ему наготовить.

Вдруг наступила неловкая пауза, длинною в один этаж, но ее прервала Екатерина:

- Про Сашу все еще ничего не известно?

- Нет. Прошло уже около восемнадцати дней после того, как его в последний раз видели. Ну ладно, я пошла, удачи, - сказала Люба и выскочила из лифта. 

- Удачи, - ответила Екатерина и нажала на девятый этаж. Когда лифт остановился, Екатерина вдруг вспомнила, что забыла забрать почту, и с досадным выражением лица, нажала на первый этаж. Как только двери закрылись, Екатерина Станиславовна опустила пакеты, характерно выдохнула и закатила глаза. Она тут же вспомнила Сашу – приятного молодого человека с третьего этажа, который не раз помогал Екатерине нести сумки. Ему было лет двадцать, он очень часто ходил с угнетенным видом, но продолжал быть вежливым. Он исчез восемнадцать дней назад, и это очень взбудоражило весь дом, но его так и не нашли. Екатерина думала о нем пару раз за то время, но вспомнила, почему то именно сейчас, в лифте. 

Выйдя на первом этаже, Екатерина поспешно стала перебирать почту, так как оставила пакеты в лифте. Покончив с этим делом, она зашла в лифт и услышала неприятный скрежет. Тоненький раздражающий и вызывающий мурашки по всему тело звук, Екатерина спихнула на кота где-то в подъезде. Как только Екатерина нажала на кнопку девятого этажа и облокотилась на стену, ей показалось, что лифт как будто тянет вниз. Легкие толчки доносились до обаяния Екатерины этажа до третьего, а после резко прекратились. «Опять лифт ломается, да что же это такое, не дай Бог тут застрять». Скрежет вдруг опять повторился, но на этот раз он был громче, настойчивее. На этот раз дело не обошлось «мурашками» по спине. Екатерине стало жутко. Жутко до боли в ногах. Откуда коту взяться в лифте? По ее спине пробежал холод. Лифт легонько покачнулся, скрежет снова повторился. На этот раз продолговатый, он принес сразу за собою непонятное чувство сырости. Вдруг лифт остановился. По телу Кати стал пробираться страх. Свет выключился, все звуки ушли. Катя слышала биение своего собственного сердца, слышала свое тяжелое дыхание. Она почувствовала, как стала снова беззащитной, слабой девочкой, которая в детстве боялась лифтов. Ничего не происходило, но от этого становилось только страшнее. Вдруг лифт дернулся вниз. И еще раз. Сильнее. Еще сильнее. За рывками последовал скрежет, тонкий, противный, холодный, теперь он звучал громко, не просто где-то, а он заполнял собой пространство, звенел в ушах у Кати, проникая в глубину ее сознания. За скрежетом вернулся запах сырости, и холод склепа. Лифт перестал быть лифтом, для Екатерины Станиславовны теперь это могила. Страх сковал ее тело, сковал ей руки и ноги, она застыла с гримасой ужаса, опираясь на стенку и почти не дыша. Скрежет стал рваться снизу, как будто хотел прорвать пол и стать еще громче. Сердце рвалось наружу, Екатерина Станиславовна начала видеть силуэт в темноте, и ей показалось, что сердце вырвалось, когда треснуло зеркало в лифте, и она закричала что есть силы. Она закричала с такой силой, что разбудила бы мертвых, и кричала бы так дальше, если бы первый раз в жизни не упала в обморок…

Возле подъезда номер 9 в 21:44 стояла бригада лифтеров и машина скорой помощи. На носилках из подъезда выносили Екатерину Станиславовну в обмороке, возле которой бегал взволнованный муж. Возле входа в подъезд стояло трое лифтеров, о чем-то приглушённо разговаривая. Из отрывков было понятно, что один из них, очень бледный, не хотел, что-то рассказывать. Его глаза бегали, руки дрожали, а его напарники все еще давили на него:

- Да не гони, рассказывай давай уже, что ты там такого видел, мы же слышали как ты полицию вызывал.

Парень громко вздохнул, и смотря в пол, стал рассказывать:

- Ну, в общем, провозился я минуты две в той шахте, пытаясь понять, почему лифт остановился. В шахте ужасно воняло, не то сыростью, не то гнилью, но все вроде бы было чисто. Как я сказал, в шахте все было в порядке, поэтому я должен был выходить и идти наверх, но почему то я решил взглянуть вверх. Лучше бы я этого не делал. Сначала вижу, бледное отражение света, тусклое, но заметное. Я взял фонарик, подсветил туда. Какое-то время не понимал, что видят мои глаза, но вдруг понял. Лучше бы не понимал. Там, под самым дном, весел и медленно колыхался скелет. Все как в хороррах, на скелете мясо, одежда, волосы. Явно очень давно тут весит. Тут вдруг лифт дёргаться, начинает ехать вниз. У меня душа в пятки ушла. А скелет медленно качается, поворачивается в мою сторону. Господи, кто-то повесился на днище лифта, и телепается тут столько времени. И он медленно, под звуки лифта, поворачивается в мою сторону. Я отошел в сторону, лифт остановился на первом этаже. Скелет, прямо передо мною. Страшно, не то слово. Но хуже всего, смотрю я на веревку, на днище, к чему он себя привязал? А там – царапины. Свежие…