Витрина
Журналов

Мой нежный зверь. №1

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Мой нежный зверь.  №1

Отправлена на рассмотрение. Авторское право защищено

Бренд: Мой нежный зверь.

Автор: Богдана Весна

Дата издания: 27.11.2018

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА 1. ПРОВАЛ
Легкий морозец и лучи зимнего солнца.
Белоснежное покрывало снега застилало высокие склоны лыжных трасс.
Ни когда прежде, я не бывала в таком месте.
Австрия, две третьей территории страны занимают Альпы, поэтому одно из главных достоинств, это горнолыжные курорты.
По их количеству и уровню сервиса, страна уверено занимает ведущие позиции в мире. В Австрии семьдесят один горнолыжный регион и восемьсот курортов, которые известны на весь мир. Четыре из них: ледники Капрун, Штубай, Питцталь, Туксер позволяют кататься круглый год, на остальных сезон продолжается с ноября — декабря до апреля — мая. Подготовлено более двадцати двух тысяч километров трасс, всех категорий сложности, как для профессионалов, так и для начинающих лыжников и сноубордистов. А также, шестнадцать тысяч километров беговой лыжни.
Из всего этого разнообразия, я выбрала Капрун. Трогательный, провинциальный городок, расположенный в двадцати минутах езды от подножия горы с ужасно сложным названием «Китцштайнхорн». Высота, которой три метра двести три сантиметра. Наверное, именно здесь многие находят то, зачем едут в Альпы — красоту, единство с природой, простор, гармонию и… домашнюю атмосферу.
Надо сказать, мне повезло с погодой — всю неделю на леднике светило солнце. Трассы здесь просто прекрасны и не разбиваются даже после обеда.
Конечно, я не впервые встала на лыжи, но среди всех отдыхающих, я выглядела неуклюжей, белой вороной.
Провела здесь целую неделю, а впереди еще целых две!
Сегодня, ранним утром, пока солнце ещё не взошло, я, воспользовавшись подъёмником, поднялась на гору.
Странно, ещё такая рань, а кто-то уже проложил трассу, по не хоженым местам. Обычно ни кто не знает, кто это делает. Этого неизвестного называют йети.
Уж не знаю, почему. Может от того, что его ни когда, ни кто не видел…
Но, разве нельзя было придумать другое прозвище?
Я ухмыльнулась сама себе. Закрепила на ногах доску для сноуборда и попыталась выпрямиться во весь рост.
Но, сразу, же рухнула на снег.
— Чёрт!
Я заметила, что из леса. Там, среди деревьев. Кто-то следил за мной. Я смогла разглядеть лишь не четкий силуэт.
Меня это жутко заинтересовало.
С чего бы кому-то следить за мной?
Быстро освободила свои ноги от доски и, прихватив её с собой, поспешила в сторону тех деревьев.
Тот, кто следил за мной, поспешил удалиться.
— Эй?! — Выкрикнула я, ему в след. — Постой!
Этот силуэт удалялся, причем очень быстро.
Просто с не человеческой скоростью.
Естественно, мне не по силам догнать его.
Я резко остановилась, чертыхнувшись про себя. Может, это просто мания преследования? С чего бы кому-то следить за мной? И, правда.
Я чуть поморщилась, отгоняя все эти мысли.
Вновь закрепила доску на своих ноги и не спеша, через раз падая, покатилась с горы.
Снег слепил мне глаза, нужно было надеть очки! Вечно я делаю всё наперекор!
Докатившись худо-бедно до конца спуска, я наконец-то могла освободить свои уставшие и гудящие от боли ноги, от этой «мучительницы» доски.
Я бросила её возле входа в кафе, а сама прошла внутрь заведения.
Нужно было погреться и дать ногам отдохнуть.
Купила чашку горячего «капучино» и пару сдобных булочек. Заняла свободное место, за столиком в дальнем углу.
Народу здесь всегда было пруд — пруди.
Дожевав последнюю булочку, я направилась в отель, где остановилась.
Сегодня уже бесполезно пытаться выяснить, кто следил за мной, и кто прокладывает эти трассы.
А может, это один и тот же человек?
Я решила, что завтра, проснусь часа в четыре утра. И тогда точно узнаю этого инкогнито.
Просто, мне хотелось научиться кататься на этой доске, а учитель должен быть одним из лучших.
Тот, что отваживается ездить по диким, не проходимым местам, и является этим лучшим.
О таком учителе, можно только мечтать.
Как только часы показали заветные цифры: четыре ноль — ноль, я сразу же побежала к подъемнику.
Забравшись на самую высокую точку, я стала осматриваться.
Где же ты, таинственный мистер «Х»?
Вдалеке, через крутой снежный склон, виднелась фигура.
Но, отсюда не возможно было разглядеть кто это.
Силуэт всё отдалялся и отдалялся, дальше к лесу.
Быть может, это тот, кто мне нужен?
Я не стала больше медлить.
Быстро, как только смогла, покатилась со склона, чтоб догнать этого человека.
Чем ближе я подъезжала, тем больше мне казалось, что мои глаза меня обманывают.
Этот человек.
Он не катился ни на доске, ни на лыжах.
Он шёл.
Высокий, широкоплечий.
А его лыжный костюм….
Он что, не мерзнет?
Этот человек был одет уж очень легко для зимы.
Какая — то драная кофта и изодранные джинсы.
А его ноги!
Он был босой!
Голыми ступнями по снегу!
Уму непостижимо!
Что это вообще такое?
Я уже освободила ноги от доски и хотела окликнуть его, но, когда он обернулся, от увиденного доска выпала из моих рук.
Длинные, грязные, нечесаные волосы. Густая щетина покрывала его лицо. Зеленые глаза, смотрели на меня, словно на какую-то дичь.
Сутулая осанка и сдвинутые брови. Он хмурился.
Кто он? Что он такое?
У меня в прямом смысле слова, челюсть отвисла от удивления.
«Пещерный человек?» — Метнулась мысль в моей голове.
Я видела, как он вдыхает воздух огромными порциями.
А затем, он зарычал.
Я ужаснулась.
Рычит как зверь какой-то.
Он что, принял меня за добычу? Или может, за врага?
Он сделал пару шагов в мою сторону.
Меня вдруг охватила жуткая паника, и я очень громко закричала. Этот, «пещерный человек», видимо не ожидал такой реакции, и поэтому тоже закричал.
Я пошатнулась, упала и покатилась со склона кубарем.
Снег слепил мне глаза, попадал в рот, нос и уши. Шапка слетела с головы и больше я её не видела. Сильно ударилась плечом обо что-то и, врезавшись в огромный сугроб, наконец-то остановилась.
Я подняла голову. Убрала с глаз снег и огляделась.
Ни шапки, ни доски для сноуборда, нигде не было видно.
Точно также как и этого «пещерного человека».
— Вот блин! Хотела узнать, кто катается по утрам, прокладывая трассу…
А в итоге, не узнала кто это. Встретила, какого — то страшилу. Перепугалась до смерти. Потеряла шапку и доску! Одни только убытки! — произнесла свои мысли вслух, сама себе.
А теперь ещё нужно добираться до отеля.
После, пришлось объяснять в прокате лыж, где и при каких обстоятельствах, я потеряла доску.
Ну и, конечно же, мне пришлось возместить ущерб.
Покаталась ё-мое!
Зайдя к себе в номер, первым делом переоделась в сухую одежду.
В голове вертелись одни и те же мысли. И все они были об этом «пещерном человеке».
Кто он такой? Почему так легко одет? Что он делает в горах? Почему зарычал на меня? Зачем принюхивался?
Наверное, нужно было сообщить о нем кому-нибудь.
Быть может, когда-то давно, этот человек потерялся в горах и теперь совсем одичал….
Тогда почему моё подсознание твердит, что не нужно ни кому говорить.
Скажите, почему у человека есть такая особенность: видя опасность, не убегает, а наоборот старается разобраться в этом?
День ещё только начался, а значит можно сходить посмотреть достопримечательности.
Решила осмотреть средневековый замок, готическую приходскую церковь, а затем музей старых машин (пятидесятых — семидесятых годов: автомобили, мотоциклы скутеры, мопеды).
Следующий день я решила посвятить посещению замка — отеля в Прилоу, музея Vogtturm в Целль- ам — зее, поездке вокруг озера на трамвайчике «Bummelzyg».
На пятнадцатый день своего пребывания в Капрун, я сходила на экскурсию, на шахту «Danielstollen». Поиграла в теннис на одном из шести теннисных кортов. Понаблюдала, как играют в сквош. Покаталась на лошадях, в санях. И сходила на открытый ледовый каток.
Эта неделя оказалась очень насыщенной.
У меня не было свободной минутки.
Под вечер, вернувшись с катка, не чувствуя ног, я сбросила ботинки и плюхнулась в кресло.
И пусть что устала, зато все достопримечательности осмотрю. Все развлечения попробую, пока нахожусь здесь.
Нужно всё успеть.
Ужин решила заказать в номер. Жареные колбаски с картошкой и зеленым горошком. Холодный чай и йогурт.
Проголодалась просто зверски!
Поэтому, плюсом ко всему попросила принести мне ещё и сандвич с курицей.
Ни когда не думала, что столько смогу съесть!
Набив желудок до отказа, я безмятежно задремала сидя в кресле.
Мне снился сон…
Я стою на залитой солнцем поляне. Кругом благоухали разноцветные полевые цветы. Из-за деревьев, ко мне на встречу вышел он.
Этот «пещерный человек»…
Всё в той же драной одежде.
Он хмурил брови. Казалось, будто они сдвинуты или сросшиеся. Но, это только казалось.
Он смотрел на меня, будто сверлил взглядом.
— Кто ты? — Спросила я.
Он молчал.
— Кто ты? — Я сделала шаг к нему на встречу.
Опять молчит.
— Ты говоришь по — английски? По — русски?
Он издал звук похожий на рычание.
— Почему ты рычишь? Ты что, не умеешь говорить? — Сообразила я. — Меня зовут Нина. А тебя?
— М-м-м… — он будто хотел назвать имя, но не мог. То ли, не мог вспомнить, то ли сказать.
— Твоё имя начинается на «м»?
Он кивнул.
— Майкл? — Предположила я.
Он сосредоточено смотрел на меня, а потом отрицательно покачал головой.
— Маркус?
Снова отрицательно качает головой.
— Максим? Михаил? Мэтт?
На последнем имени, он сдвинул брови.
— Мэтт? — Уточнила я. — Тебя зовут Мэтт?
Он непонимающе смотрел на меня, сдвигая брови. Затем стал принюхиваться и прорычал. — Сер… д… це…
Мой сон прекратился, и я открыла глаза.
Ну и ну! И надо же было такому присниться!
Потерев глаза пальцами, я потянулась и, зевнув, поднялась с кресла.
Время ещё и пяти утра не было. Пойти покататься что ли?
Надеюсь, у меня не будет проблем в прокате лыж, ведь в прошлый раз я потеряла доску для сноуборда.
Я ожидала, что работник проката завозникает. Но, как, ни странно, ни чего такого не произошло.
Без всяких проблем, я взяла доску в прокате и направилась к подъемнику.
Сегодня, был легкий ветерок, и от этого казалось, будто лицо покалывают мелкие иголочки.
Вы только посмотрите на всю эту красоту!
Белоснежные склоны гор, будто вуалью невесты укрытые.
Ровные, как на подбор деревья, прячущиеся под большими снежными шапками.
Яркие лучи солнца, словно золотистые нити, пронизывали каждую снежинку, заставляя её мерцать серебром.
Чистый и свежий горный воздух наполнял легкие. И от этого, чуть кружилась голова.
Так бывает. Организм не привык к такому чистому кислороду.
Ведь в городе, легкие не получают ни чего, кроме смога.
Я на секунду закрыла глаза, так можно было представить, что ты летишь.
Выкинуть из головы все лишние мысли.
От того, что вдруг произошло, я даже закричать не смогла, на столько все быстро произошло.
Подъемник вдруг резко дернулся.
Все люльки страшно закачало.
Я старалась по — сильнее ухватиться за подлокотники. Но, это не помогло.
Послышался скрежет металла.
Подъемник загудел и его ещё раз тряхнуло. Не удержавшись, я повалилась в низ.
Почувствовала сильный удар головой и сразу же отключилась.
Моё сознание ко мне возвращалось будто бы вспышками.
Я как в тумане, увидела идущие ноги.
Провал в сознании.
Чистое, голубое небо.
Опят провал.
Меня кто-то куда-то тащил.
ГЛАВА 2. В ПЛЕНУ
Пришла в себя я не сразу.
Вначале вернулся слух, а уж только потом зрение.
Вокруг голый, необтесанный камень. Под ногами земля.
Над головой ледяные сталактиты.
Я лежала на какой-то шкуре и тем же была прикрытая.
Фу-у мерзость, какая! Эти шкуры были грязные.
Где я?
Это явно какая-то пещера.
Я ощупала свою голову. Кто-то мне её перевязал.
Во рту ощущался ужасно противный горький привкус.
Попытавшись приподняться, почувствовала ноющую боль в голове.
Из глубины этой пещеры донесся шаркающий звук. Кто — то приближался.
Моё сердце бешено заколотилось.
Стало трудно дышать.
Страх и паника накатились на меня волной.
Нужно бежать!
Но ноги, собственно как и всё моё тело, меня, совершенно не слушались.
Я увидела, что ко мне подошёл тот самый «пещерный человек»!
О, боже!
Что происходит?
Он склонился надо мной и приложил к моему лбу какую-то ткань, вымоченную в чём-то.
— Что ты делаешь?
— ш-ш, — шикнул он на меня. — Мо… л… чи.
Ха, он ещё и разговаривает!
— Как я тут оказалась?
— У… пала, — он указал пальцем наверх.
— Что произошло? Почему я упала?
— Й… ети…. Голод…. Они… ло… вят… еду….
— Ловят еду? Йети? Снежный человек? А еда, это кто? — ужаснулась я.
— Лю.. ди… Я… спас… те.. бя… Они… не… най… дут.
Он говорил очень плохо. Его слова с трудом можно было разобрать. Но всё же, я понимала, что он говорит.
— Кто ты? Почему спас меня?
— Од… ин… из… них.
Он сказал, что… один из них?
Значит, он йети? Снежный человек!
Но, их, же описывают как волосатых, высоких обезьян.
А по факту, йети выглядит как человек. Только, давно не мытый, не бритый, не чесаный.
— Постой, — до меня вдруг дошло. — Ты сказал, йети едят людей!
— Толь.. ко… сер..д… ца…. Я… спас… те… бя…
— Почему?
— Те… бе… нуж… но… от… дох… нуть, — сказав это, он удалился.
Оставив, мня одну, наедине со своими мыслями.
Выходит, он йети.
Они едят сердца людей.
Это же просто ужас!
Как вообще это можно принять?
Смириться?
Я должна выбраться отсюда, должна бежать.
Осмотревшись вокруг, я обнаружила в дальнем углу свою доску для сноуборда. Да ещё и вдобавок, там лежали потерянная мною шапка и та, другая доска.
Выходит, он их подобрал.
А может, всё это специально он сам подстроил?
Да ну, бред!
Зачем ему это?
Видимо я сильно ударилась головой и всё смешалось.
Этот страшила спас мне жизнь, надо быть благодарной.
Он же не съел меня.
А вдруг, решил оставить на потом?
О, боже!
Вдруг он решил приберечь меня до следующего обеда?
Эта мысль так, можно сказать, оккупировала мой мозг, что я казалось, вот-вот потеряю сознание.
Нет. Стоп.
Нужно срочно прийти в себя.
Собраться с мыслями. В критических ситуациях, всегда необходим чистый ум и твердый рассудок.
Паника ни к чему доброму не приводит.
Но почему — то хладнокровно мыслить мой разум отказывался.
Всё же, хоть и с трудом, но я смогла подняться на ноги.
Выбралась наружу из этой пещеры….
Ну и в какой стороне город?
Кругом сплошные снежные склоны.
Я не заметила, как кто — то подошёл ко мне, и сильно ударив по голове, сбил с ног.
Я грохнулась на снег.
В глазах потемнело. Но, я смогла разглядеть того, кто напал на меня.
Это был высокий человек.
Длинные, грязные, торчащие в разные стороны тёмные волосы. Обросшее густой щетиной лицо. Большой орлиный нос.
Он зарычал.
Йети! Это точно йети!
Он похож на того, кто спас меня.
Но тут, я увидела, как его лицо изменилось….
Глаза налились кровью. На лице появились трещины, как если бы оно было керамическое.
Его ногти стали напоминать огромные когти.
Он занёс свою большущую ручищу надо мной, готовясь для нанесения удара.
Я понимала, это конец.
Он убьёт меня и съест мое сёрдце….
И тут, на мое везение, рядом возник тот, что спас меня.
Я видела, что его лицо изменилось точно также. Глаза налились кровью так, что не стало видно белков. А лицо будто бы потрескалось, как у фарфоровой куклы. Ногти на пальцах стали когтями.
Он зарычал и ударил того, кто напал на меня.
Нападающий зарычал. — Что?! Еда!…
— Нет! — громче него рычал мой защитник. — Не… дам… мо… я!
Нападающий приготовился к атаке.
— Моя! — Ещё раз прорычал мой защитник.
Нападающий стал потихоньку отходить назад. А мой защитник протянул мне руку, со словами. — И… дём… со… мной…
Мне не оставалось ни чего, как послушаться.
Он завел меня обратно в пещеру и заговорил. — Я… же… го… во… рил… дру… гие… ед… ят…
— Да, да, — кивнула я. — Поняла. Прости… но, мне нужно вернуться в город…. К людям…. Понимаешь?
— Они… пой… мают… — твердил он своё. — Съ… е… дят.
— Ну а ты…, ты сможешь меня отвести? — Я старалась не смотреть на него.
Уж очень у него была, мягко сказать, не симпатичная внешность.
— Я… — он удивленно смотрел на меня.
— Да, — кивнула я. — Ты, отведи меня. Чтоб другие не поймали. Я не могу остаться здесь. Не могу жить в пещере. Понимаешь?
— По… дож… дать, — выдохнул он.
— Сколько?
— Вре… мя… охо… ты… дол… ж… но… прой… ти.
— Время охоты?
— Да…
— И сколько оно длиться?
Он пожал плечами.
— То есть как это, ты не знаешь? — Выпалила я.
— Не… долго…
— Не долго? Сколько?
— М-м-м, — он посмотрел на меня с задумчивым взглядом.
Хм? Йети, который два слова с трудом связывает, задумался?
— Ладно, — подытожила я, облизав пересохшие губы. — Хорошо. Ждать, так ждать. Что я буду тут делать?
Он поднял палец, я поняла этот жест, типа «подожди». А затем он удалился вглубь пещеры.
Что за бред? Я сижу в пещере, в гостях у снежного человека? Кому расскажешь, так точно в психушку запрут.
Вскоре он вернулся, держа в руках планшет.
Я изумилась. — Серьезно? Планшет? Откуда?
Он как-то виновато приопустил плечи и голову. — Было… у…
— Не продолжай, — поняла я. Этот планшет он взял у того, кого съел когда-то. — И много у тебя такого добра?
Он кивнул.
— Как тебя зовут? — Я взглянула на него. — Меня, Нина.
— Я…. — он задумчиво устремил взгляд в пол. — Я… нет…
— Что нет?
— У меня… нет… и… ме… ни.
— Нет имени? Как это? — Изумилась я. — Что, совсем?
Он покачал головой.
— Тогда, может… — я закусила губу. — Мы придумаем тебе имя? Ты не против?
Я заметила, как он воодушевился моему предложению.
— Думаю, — протянула я. — Тебе подойдет имя Мэтт, — решила назвать имя из своего сна. Там, он сам себя так назвал.
— М… м… этт, — протянул он. — М… этт.
— Нравиться?
Он оживлённо закивал.
— Ладно, Мэтт. А что у тебя тут ещё есть? Покажешь?
Он вновь оживленно закивал головой, а затем пошёл вглубь пещеры, поманив меня за собой.
Я последовала за ним.
Как только мы вошли в грот, у меня чуть челюсть не отвисла. Здесь были просто закрома.
Мобильные телефоны, планшеты, несколько ноутбуков, фотоаппараты, золотые и серебряные украшения, походные палатки, лыжи и доски для сноуборда, рюкзаки набитые деньгами, причем как купюрами, так и монетами разных стран.
Он вообще понимает, что у него тут целое состояние?
Я грудно выдохнула и произнесла. — Да у тебя тут целое состояние.
Он не уверенно пожал плечами.
— Можно спросить? — Я взглянула на него.
Он приподнял брови.
— У тебя ни когда не было имени?
Он покачал головой, что мол, не было.
— Почему?
Он пожал плечами.
— Ты родился в пещере?
Он кивнул.
— И всегда ел… людей?
— Я… эт… им… не… гор… жусь, — как-то печально что ли, произнес он.
Уже хорошо, что он хотя бы понимает, что это плохо.
— А сейчас? Ты… э-э… будешь продолжать…. Ты ни когда не хотел сменить свой рацион? Ну, … есть что-нибудь другое? Может, животных? — Что за ерунду я несу?
Он непонимающе смотрел на меня.
Я поджала губы. — Ладно, Мэтт, спасибо, что спас меня.
Он состроил что-то отдаленно напоминающее улыбку.
Копец, йети умеют улыбаться! — Про себя посмеялась я.
Как бы то ни было, этот м-м… страшила, спас меня.
Сейчас главное для меня, это попасть в город.
Как ни странно, время в этой пещере летело не заметно. Я учила его пользоваться мобильником и планшетником. Мы смотрели фильмы, что были на ноутбуках, пока не закончился заряд батарей.
А еще, даже целую фото-сессию устроили!
За всем этим, я не заметила, сколько прошло времени.
Но вдруг, меня будто осенило.
— Я должна вернуться в город.
Мэтт, это имя ему дала я, замер от произнесенных мною слов.
— Время охоты уже прошло? Ты обещал провести меня.
— Хо… рошо, — выдохнул он. — Идём…
Мэтт отдал мне мою шапку и две доски для сноуборда.
Мы выбрались из пещеры. Он, подхватил меня на руки, от неожиданности, я даже ахнула, и побежал по снегу. Быстрыми и размашистыми шагами.
Остановился Мэтт, не доходя до огней города, несколько метров.
Он опустил меня на ноги.
— Спасибо, — поблагодарила его я. — Прощай, Мэтт, — после чего, развернулась и пошла к своему отелю. Я не обернулась. Не видела когда он ушёл.
Не успела я порог отеля переступить, как на меня обрушился метрдотель. — Мисс Смирнова!
Не высокий, седоватый, с обширными залысинами и курносым носом, мужчина. — Какое счастье, что вы живы! Такая трагедия! Это просто нонсенс! Ни чего подобного, ни когда здесь не случалось! Столько людей пропало! Слава богу, вы живы! Вас не было целых шесть дней! Вам что-нибудь принести в номер?
— Да, — тут же ответила я. — Стейк, картошку, сандвич и апельсиновый фрэш. — Ну а как иначе, я столько дней ни чего не ела, кроме какой — то травы… будто я коза!
— Будет сделано, — учтиво улыбнулся метрдотель.
Поднявшись в свой номер, первым делом приняла душ.
Метрдотель сказал, что меня не было шесть дней. Странно, а я и не заметила.
Выйдя из душа, я увидела, что мой заказ уже принесли.
Я прямо так и накинулась на еду.
Еще бы! Столько не есть!
Чуть позже, стоя у окна, я разглядывала шапку, ту, что потеряла, и ту, что он мне вернул.
Что это за странное чувство?
Что это со мной?
Я что, скучаю по этому страшиле?
В памяти вспыхнули картинки: я учу его пользоваться мобильником…. Смешно до жути! Пещерный человек и техника.
Вспомнила ту, нашу фото-сессию.
Хм, и в правду, выходит, я скучаю.
Скучаю, по пожирателю человеческих сердец.