Витрина
Журналов

Мое личное №1

Комментарии
1

категория журнала | Литература

Мое личное №1

В журнале будут публиковаться мои интересные произведения. По большей части это историческая проза.

Бренд: Мое личное

Автор: nastia

Дата издания: 15.12.2017

Мой 1913 год.
Итак, на дворе 1913 год. Зовут меня Ася или, как меня зовут родные, ласково Асенька. Как героиню романов Тургенева. Отроду мне 18 лет и живу я в старинном городе Рязани. Родилась я в 1894 году. Моя маменька умерла, когда я было всего 3 годика, а папа ушел в другую семью. Меня на воспитание взяла родная тетушка. У нее было трое детей, но я не чувствовала себя Золушкой. До гимназии я обучалась в деревне в нашем небольшом имении. Там я прожила 7 лет. Особенно мне нравилось в деревне зимой. Я хорошо помню много-много пушистого снега, кучер Аксентий меня часто катал на санях по деревне. Но я просила его покатать меня вечером, когда горит закат и бросает отблески на снег. Меня это очень завораживало и мои глаза не могли оторваться от зимнего волшебного вечера.
Летом в деревне появлялось много народа. Приезжали дачники. Много было детей, но близких друзей у меня было мало. Я общалась с деревенской девицей Марысей, мы жили по соседству. Затем настал 1905 год и в деревне стало неспокойно. Мы решили поехать в город и уже в Рязани я пошла в гимназию. А сейчас я заканчиваю высшие женские курсы. Мне уже кажется, что я все время учусь и учусь: сначала дома, потом в гимназии и наконец я стала курсисткой.
Живу я на улице Грибоедова в большом, но уютном деревянном домике с резными полукруглыми окошками, со ставнями и изящным крылечком.
Рядом со мной стоит церковь. По воскресеньям меня будит колокольный звон, но я уже к нему привыкла, как и к лаю соседских собак поздним вечером. Надо сказать, что на нашей улице в каждом доме есть домашняя скотина: коровы, куры, гуси, козы. Даже те кто жили в двухэтажных домах, имели таких животных. За домами стояли сараи и даже живя городской квартире можно было полакомиться своим молочком.  Но у меня никого нет, да мне и не надо. Я очень люблю мою улицу и мой домик. Как приятно утром, в 9-ом часу, выйти из дома, поздороваться с точильщиком ножей Федором, по дороге встретить двух-трех знакомых барышень и сев на извозчика, поехать на главный городской базар. Купив все что мне нужно я опять сажусь на извозчика я еду домой. Покушав, я отправляюсь на нашу главную улицу, она называется Почтовая. Там много самых разных заведений: магазины, кофейни, синематограф и даже публичный дом. По вечерам улица сияет огнями, по ней гуляют нарядно одетые дамы и кавалеры.
Живу я одна. Но не скучаю. У меня живет пушистая кошечка Дуся, она вечерами со мной разговаривает, а я слушаю ее ласковое мурлыканье. В свободное от учебы время я люблю послушать на граммофоне моих любимых исполнителей: Варю Панину, Анастасию Вяльцеву и Надежду Плевицкую. Редко, но могу послушать и Собинова с Шаляпиным. Но  оперу не люблю, мне больше по душе романсы и шансонетки. Еще я хочу в синематограф и летний театр в городском парке. По выходным там играет духовой оркестр, кружаться в вальсе пары. Еще не настала революция и не разрушилась моя любимая страна…. Еще все улыбаются, смеются, любят и танцуют, а я стою у входа в парк в модном европейском платье стиля «модерн». Оно нежно-зеленого цвета, прямое, но зауженное внизу. На голове у меня эгретка – это диадема с пером посередине. Также я перо прикалываю к шляпке. Это платье очень красивое, поэтому я его надеваю только в особые дни. Сшила я его по эскизам, которые взяла в журнале мод «Вог».
На днях меня пригласили на бал и там я познакомилась с петербургским чиновником Дмитрием Павловичем Матлиным и его дочкой Анечкой. Мы сразу нашли общий язык. Дмитрий Павлович рассказал мне о себе и о любимом Петербурге. Он очень богат и живет в большом доме на Невском проспекте. У него очень красивая квартира, с золотыми пилястрами и лепниной на потолках, с фарфоровыми статуэтками и изумительной барочной мебелью. У него много прислуги. Его часто приглашают на ассамблеи в Екатерининский дворец Царского Села. А Анечка очень милая барышня, учится в гимназии и хорошо рисует. На днях прошла ее выставка. На балу она была в пышном голубом платье и с веночком на голове. Мы с ней сразу подружились и договорились переписываться. Я очень приятно провела вечер со своими новыми друзьями. На прощанье Дмитрий Павлович поцеловал мне руку и пригласил навестить Петербург на следующее лето.
Придя домой, в почтовом ящике я обнаружила письмо от моего старого хорошего друга. Александр Иванович живет в Москве, служит в госпитале. Мы с ним познакомились в конце 1912 года и вот уже полгода переписываемся. Он очень интеллигентный, умный и добрый человек. Мне с ним очень хорошо. Александр Иванович писал, что на следующие выходные он приедет ко мне с визитом, что у него все все благополучно. В конце письма Александр «целовал мои ручки» и прощался со мной самым любезным образом. Иногда мне кажется что я влюблена в него, хотя он намного старше меня. Я так зачиталась, что заснула в кресле.
Когда я проснулась, на улице шел дождь. На дворе было лето, а дождь шел как осенью, медленно, долго и нудно. В этот день я читала и практически не выходила из дома. Мои любимые книги это русская классика 19 века и современные авторы такие как Лидия Чарская, Вера Желиховская, Михаил Погодин и начинающий писатель Михаил Булгаков.
На следующий день погода была отличная, я одела мое любимое белое платье и пошла с соседкой Верочкой в синематограф. На сей раз показывали драму «Нищая» с Верой Коралли в главной роли. Фильм был настолько пронзителен, что многие дамы во время сеанса плакали, а у меня заблестели в глазах слезы после того как я вышла из здания.
  
Так пролетела неделя. Наступила суббота, тот день, когда меня собрался навестить Александр Иванович. Он приехал на поезде, я его встретила, мы сели на извозчика и поехали ко мне домой. По дороге я рассказывала моему другу о Рязани (он первый раз в моем городе), о истории и местных обычаях. Александр Иванович сказал, что ему мой город очень понравился, что их Москва очень суматошная, что у них много трамваев и «моторов». Автомобили, люди и лошади снуют друг перед другом. А у нас «мотор» есть только у купца Раевского, да и то он редко на нем выезжает.
Наконец мы приехали. Я расплатилась с извозчиком и пригласила моего друга в дом. Позже мы пили чай с ватрушками, очень много разговаривали, а потом решили прогуляться. Погода была чудесная. В 9 часов вечера солнце постепенно садилось, появился необыкновенной красоты закат. Гуляя по улице Свободы, мы послушали пение соловья, я даже расстрогалась. По дороге Александр Иванович мне рассказал, что увлекается эпохой Петра Великого, а я ему почитала современные стихи. 
Но погулять нам довелось не долго, потому что начал накрапывать дождик и мы поспешили домой.
Сейчас мы сидим в моей комнате и смотрим на огонь в моем маленьком камине. У меня нет света и я либо зажигаю свечи, либо использую керосиновую лампу. Вдруг Александр приблизился ко мне, крепко обнял и поцеловал. Это было так неожиданно, что я покраснела, но мне понравилось. Он меня поцеловал еще раз нежно и долго. Мы сидели в обнимку и смотрели на догорающие угли в камине.
На следующий день Александр Иванович уезжал. Было конечно грустно расставаться, зато мы так душевно провели вечер субботы. На вокзале Александр на память подарил мне куклу, поцеловал руку и уехал. Несколько минут я смотрела на «хвост» поезда, пока он окончательно не скрылся за горизонтом.
Придя домой я завела граммофон и начала рассматривать мою куклу. Она была очень красивая, настоящая блестящая светская дама. Одета она была в сиреневое бальное платье с длинным шлейфом, а ее прелестную головку, с красиво падающими на грудь локонами, украшала изящная диадема. Красавица Гретхен (я ее так назвала) стояла в очень грациозной позе, и казалось, что она подаст ручку кавалеру и начнет танцевать. Я очень полюбила Гретхен: шила ей платья, делала прически. Особенно ей шли шикарные наряды 18-19 вв. Я хотела, чтобы она была настоящей королевой.
Так пролетело лето. Наступила осень, последняя осень Российской империи. Моя страна уже разламывалась по кускам, митинги и продуктовые хвосты появились и в Рязани. Постепенно пустели улицы, уже никто не собирался в парке и не танцевал под духовой оркестр. Ужасной новостью для меня было, что Александра Ивановича убила шальная пуля революционера. Дмитрий Павлович уехал с Анечкой в эмиграцию. А потом наступил октябрь 1917 года…  Я родилась в стране, которой сейчас нет на карте. В революционном хаосе моя красавица куда-то пропала, потому что началась уже совсем другая жизнь, в которой нам с Гретхен не нашлось места.

Анонс следующего выпуска

22 декабря