Витрина
Журналов

Моя проза №3

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Моя проза №3

Анонсы и отрывки из новых произведений.

Бренд: Моя проза

Автор: VladimirZhirov

Дата издания: 24.04.2021



Друзья, решил попробовать силы в другом жанре. "Роман и Радослава". Ваши советы и предложения будут полезны. Буду рад, если талантливые художники помогут с иллюстрациями. А значит Вы увидите их в будущей книге. А пока лишь отрывок, что бы Вы имели представление о чем эта книга.
Иногда какими-то странными путями в жизни все налаживается само собой.
Макс Фрай
Глава 1. Тайна Декабрия
– Деда, мы к озеру! – озорно сдув челку крикнула Декабрию. – К ужину не жди. Сегодня луна полная. Красотища будет!
Так же лихо и озорно крутанулась на каблучках, Радослава хлопнула калиткой, помахав ладошкой.
На запястье мелодично пропел браслетик из десятка маленьких сердечек на тоненьких цепочках, рассыпав расплавленное золото заходящего солнца.
Дедушка прищурил глаза, покачал головой довольно и пошел к дому.
– Егоза, однако! – усмехнулся в усы, составлявшие единое целое с широкой лопатообразной бородой, которую еще не затронуло благородное серебро седины.
Дедушка Радославы со странным именем Декабрий прожил увлекательную жизнь. Прошел две войны, плен, а после освобождения и ГУЛАГ. Тем не менее не обозлился на весь мир и сумел после амнистии 1953 года наладить жизнь, обзавестись семьей, хозяйством. Настоящий мужчина, который умел делать все. До самой пенсии проработал егерем в лесничестве, предпочитая проводить время в единстве с природой, а не в суетливом, даже по меркам провинции поселке.
Он не любил рассказывать о себе. Даже когда спрашивали откуда у него такое чудное имя, лишь улыбался и тихо отвечал: «Не я выбирал, родители дали, да Всевышний вовремя подсказал».
Не смотря на свой возраст, Декабрий не одевается, как старик. Дома всегда носил выглаженные брюки и чистую, ароматную рубаху. А ботинки были всегда начищены до блеска.
Безусловно, немалую роль в этом сыграла Анастасия, его жена. Она часто говорила ему, что мужчина в любом случае должен выглядеть достойно.
– А не боишься, что уведут? – спрашивал шутливо.
– Нисколько. – обнимала в ответ, поправляя воротничок вышитой рубашки.
Жена Анастасия не долго радовала его теми счастливыми минутами, что проводили вместе, живя душа в душу. Подарив ему дочь, которую назвали Отрадой она покинула его, не выдержав тяжелых родов. Да и какая медицина была в глухой провинции, куда и добраться – то проблематично, а электричество было знакомо только по статьям из газет. Да и те появлялись с опозданием до полугода. Потому и отдал все силы воспитанию дочери, уделяя ей все свободное время. Брал ее и в лес, упорно знакомя с жизнью совершенно иного мира.
Выйдя на пенсию, не сидел дома днями, пялясь в телевизор. Да и не было его вовсе в просторном деревянном доме, в котором летом было очень прохладно и легко дышать, а зимой уютно и тепло в любую непогоду. С раннего утра его можно было увидеть во дворе, неспешно и основательно делавшим какую – то работу, а днем он уходил в лес.
Он по – прежнему любил побродить среди вековых деревьев, почистить молодняк от сушняка, подкормить при необходимости животных в тяжкое для них время. Чем еще занимался Декабрий в глуши, никто не видел. А если и были попытки проследить за ним, то все они были безуспешны.
Когда Отраде исполнилось шесть, пришлось смирится с разлуками. Школы в поселке не было, а образование девочке было необходимо. Это прекрасно понимал и Декабрий. В соседнем райцентре был прекрасный интернат, в который и решил определить дочку. А тридцать километров для Декабрия были так, разминкой, во время войны приходилось совершать и не такие маршы. Высокого роста, несмотря на возраст, Декабрий всегда ходил ровно и выпрямлено. Физическая подготовка на протяжении всей жизни помогла ему сохранить хорошую форму, две войны воспитали в нем порядок и последовательность. При любой возможности Декабрий выкраивал время для редких, а потому столь дорогих для обоих встреч.
– Ну как ты, освоилась?
Они нашли свободную скамейку подальше от шумной спортивной площадки, и Отрада с удовольствием щелкала орешки, стараясь не рассыпать звонкие скорлупки по земле.
– Да, конечно. – Отрада прильнула лицом к широкой груди, с удовольствием вдыхая столь дорогой аромат хвои и цветов, который источала рубашка отца. – Не все так плохо, как казалось поначалу.
– Не забижают? – щелкнул легонько по носу.
– Пусть попробуют! – даже отстранилась в возмущении. – Я сама кого хочешь забижу… Нет, па, неправильно говоришь. Надо говорить обижают.
– Ну вот, значит ученье на пользу идет. А то, что ты можешь постоять за себя, нисколько не сомневаюсь. Помнишь, ты совсем не испугалась Топтыгина, когда он на нас вышел?
– Ага! – вспомнила приключение в лесу. – Только кажется он нас больше испугался! Улепетывал, аж пятки сверкали! Или у него нету пяток?!
– Есть, есть.
– А еще он, – засмеялась вспомнив. – пока бежал, ну… территорию метил!
– Это у них бывает, непроизвольно. – невольно улыбнулся, вспомнив как медведь улепетывал, оставляя за собой дурно пахнущую полосу. – Ты у меня умная девочка! – снова прижал к себе, стараясь незаметно смахнуть выступившую слезинку.
Декабрий не зря предложил имя Отрада. Жена недолго думала, произнося про себя имя и так, и эдак, но быстра пришла к выводу, что лучшее и она не могла придумать. Да и он просветил ее немного по этому вопросу, доходчиво объяснив значение имени.
– Она будет просто умницей, талантливой, а может и добьется больших высот в этой жизни.
– Что ты имеешь ввиду? – не сразу поняла Анастасия.
– Отрады, как правило, способны размышлять и планировать свои действия. Умеют увлечь за собой и даже становиться во главе.
– О как!
– Да – да, так! А еще неведома страсть, они всегда невозмутимы и не любят демонстрировать свои эмоции. Оценивают своих избранников не по внешности. И, что немаловажно, весьма серьезно подходят к выбору партнера.
– Ну хоть это радует. Надеюсь ей повстречается хоть немного похожий на тебя! – потянулась с поцелуем закрыв глаза.
– Спасибо! – Декабрий нежно прильнул к потрескавшимся после родов губам.
– Жаль мы редко видимся.
– Понимаю – прижал Отраду к себе. – мне и самому тяжко одному в четырех стенах. Но ты же понимаешь, что это временно. Без грамоты сейчас никуда. Да и лес мне не гоже без присмотра оставлять.
– Да куда он денется. – махнула рукой в ответ. – Стоя и еще простоит сто лет. А может и больше.
– От, чтобы простоял и нужен постоянный присмотр. Да и звери как дети мылые, просят охрану от духов злобных…
– Духов не бывает.
– Ну, не бывает, – осекся Декабрий. – всему свое время. Придет оно и ты все вспомнишь…– смотрел вдаль, поглаживая прелестную головку заскорузлой ладонью.
– Что вспомню? – вскинула голову Отрада.
– Что ты ведьма. – прошептал старый волхв, но дочь услышала.
– Ведьмы плохие. И злые. Не хочу вспоминать.
– Ведьмы бывают разные, злобные и прекрасные… - Он прекрасно понимал, что не следует торопить события. – Время собирать камни и время их разбрасывать. – но последних слов Отрада не услышала, незаметным круговым движение пальца он отбросил фразу к далеким соснам.
– Понятно. – с детской еще беззаботностью согласилась Отрада.
– Рад бы побыть с тобой еще, но обратный путь не близкий.
– Жалко.
– Мне тоже больно расставаться, но кто как не я проследит за чистотой алтаря, а не покормит зверушек там голодных, а?
– Никто!
– Вот так – то! – снова хотел щелкнуть ее по носу, но девочка было готова к этому и ловко, даже грациозно уклонилась от резкого выпада. – А ты молодец, не спишь в хомуте!
– Папка, ты самый – самый! – снова уткнулась в пахнущую травами рубашку. – Все равно жалко. С тобой мне не скучно и интересно.
– А чему я могу тебя научить там, в глуши.
– Да хоть белок в глаз бить. – засмеялась звонко, аккуратно собирая скорлупу кедровых орехов со скамейки в большом парке школы – интерната. – Все, хватит. Ребят надо угостить еще.
Отрада ловко свернула из газеты кулек и высыпала орешки из сатинового мешочка. Декабрий всегда привозил ей что – то вкусненькое из даров природы. И всегда она щедро делилась со своими одноклассниками.
– Бить дело нехитрое. А ты попробуй сохрани… – навернулись слезы, когда вспомнил как тщетны были его усилия спасти Анастасию.