Витрина
Журналов

Мир фэнтези №36

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Без обратного билета 2

ГЛАВА 17 УЩЕЛЬЯ МАРОЛДЫ. ЧАСТЬ 1 Маролда Огромные скалы и горы, множество водопадов, лесов, рек и озер придают Маролде необычный и необыкновенно красивый вид. Не зря в Мирелии этот континент считается самым роскошным, живописным и красивым. В широких ущельях располагается множество деревень и городов. Самый крупный город — столица под названием Тропатор, располагается на возвышенности горы Тора и является самым красивым городом, там можно увидеть цветы, переливающиеся в радужных цветах, которыми усажен практически весь город, роскошные золотые статуи, фонтаны, находящиеся в зеленых рощах, садах, крупных площадях, самой красивой постройкой города считаются золотые ворота, являющиеся центральным входом в город, к которому ведет великая золотая лестница, берущая свое начало с главного порта Маролды. Первым, что видят приближающиеся корабли — это Тропатор, который во время стояния солнца настолько сильно светится, что порой ослепляет приближающиеся корабли, особенно хорошо видна самая крупная статуя, посвященная Мельфу, который вместе со своими братьями Лекальдом и Телониусом сотворил сий мир и являлся первым правителем Маролды. Десница короля Мастии Майдон уже несколько дней гостит в замке Шахмиры, его встретили очень даже дружелюбно, что стало очень странным для него самого. — Ваше величество, только что прилетела клейка с письмом от короля Трогарона, — зайдя в зал, где стоял большой высокий стул, напоминающий трон, доложил Майдон королеве Шахмире. — И? — Ная отказала ему в помощи и отправилась сюда, через пять дней должна быть на месте, по крайней мере корабль из Ларарии отплыл из порта тридцать два часа назад. Сам же Трогарон прибудет чуть позже. — Это хорошо, хорошо, что отказала, теперь я смогу «поиграть» с нашей маленькой королевой. Мне на руку, и вы получите желаемое, — с какой-то жаждой говорила королева. — Я надеюсь с вашей стороны не будет нападений на меня и моих людей? — Не будет, если вы добровольно отдадите королевство и прикажите казнить последнего из правящей династии Маролды — вашего мужа Сиколия. — Это без проблем, мне Маролда ни к чему, для меня главное поквитаться с этой девчонкой. Эта власть мне не нужна, забирайте хоть сейчас. — Эх, если всегда бы можно было так договариваться, — усмехнулся Майдон. — И еще мы надеемся, что ваша армия поможет нам захватить Ларарию, да, наша армия самая сильная в Мирелии, но все-таки, все должно получиться наверняка. — Да, милорд, наша королевская гвардия поможет вам. А я надеюсь, что король Трогарон разделит со мной желание на острове Трако, который кстати официально относится к Маролде, если вы не знали, но скоро все это станет вашим, и я очень надеюсь, что вы разрешите мне поселиться на каком-нибудь континенте. — Все это вы обсудите с королем, когда он прибудет, я не могу принимать какие-либо решения, — объяснил Майдон. — Кстати, может поведаете мне свою историю, чем вам так насолила Ная? — Она думала, что, если сменила имя, стала такой великой и деловой. Ее настоящее имя Анастасия, Настя. Так ее звали, когда мы попали на тот чертов остров, — начала рассказывать Шахмира. — Так вы тоже прибыли сюда с Земли? — Да, сначала она меня усыпила, потом вовсе выгнала, но перед этим из-за нее умерли мой муж Виктор и моя лучшая подруга Алла, которая кстати является ее матерью. А ведь все начиналось с обычного круиза, решили попутешествовать, отдохнуть, и вот мы на другой планете. У нас был шанс отправится назад, но Настя или как ее там Ная этот путь нам закрыла. Пора лишить ее самого дорогого — Ларарии, для нее, как я поняла, это самое важное. Хотя я не удивлюсь если у нее не осталось ничего святого. — Вас же зовут на самом деле не Шахмира, если не секрет какое у вас настоящее имя? — Полюбопытствовал он. — Лена — такое имя мне дала мама при рождении. В этих краях подобные имена являются странными и непонятными, поэтому я взяла имя царицы с Сапфировых островов, где пребывала какое-то время, пока не попала сюда. — Как я понял на острове Трако, вы хотите пожелать вернуться обратно? — Нет, я не собираюсь назад, Мирелия — прекрасное место и возвращаться нет смысла. Может Лена когда-то и хотела вернуться, но дом Шахмиры находится здесь. Да, и я думаю, что там на Земле нас похоронили, с тех пор больше двух лет прошло. Главное мое желание сейчас — это поквитаться с этой девчонкой и лишить ее всего, что она поимела за счет наших жертв, — с большой ненавистью сказала она последнее. — Считайте, что свое желание вы получили, мы собираемся захватить Ларарию и убить королеву Наю. — Нет, с Ларарией делайте, что хотите, но девчонку оставьте мне, я думаю, что смерть для нее самый легкий путь искупления за свои грехи, пусть помучается. — Ну, в принципе король не будет против, главное, чтобы она не мешала нам. — Это я обещаю, — что-то задумывая и злостно улыбаясь, сказала она. Красивый бескрайний океан, светило уже село, с наступлением мигры стало веять холодом. Корабль, сделанный из дерева, с белыми парусами и с поднятым флагом, на красном фоне которого изображен черный кристалл с белой короной сверху, стремительно без всяких остановок направляется в сторону одного из красивейших мест, который видел свет — Маролды. Один беспомощный кораблик по среди океана, так это виднелось сверху. Из-за того, что, возможно, скоро начнется война, все силы сконцентрированы в Ларарии, а королева Ная взяла с собой лишь маленькую гвардию, состоящую из привилегированных рыцарей, имеющих самый лучший навык владения оружием. Просторная каюта. На столе стоит позолоченный подсвечник, предназначенный для двух свечей, которые в свою очередь выполняют роль единственного источника света в помещении. За столом сидит девушка, судьба которой уже не раз поворачивалась в худшую сторону, не один год ее жизнь является ничем иным как выживание. Минута за минутой, час за часом, день за днем она преподносит ей новые испытания, но теперь она понимает, что все движется к развязке, и скоро начнется ее последний раунд, кто знает, как все может закончится. Ная сидит в полном одиночестве перед свечами и размышляет, пытаясь найти ответ на терзающий ее вопрос: что будет дальше. Чувство «без обратного билета» переполняет девушку как никогда, из ее головы не уходят последние слова Матильды, что их встреча была последней, поэтому, возможно, поездка в Маролду может оказаться лишь в одну сторону. «Найди мою дочь, найди ее, время на исходи», — вновь раздался шепотливый голос Ройзы. От неожиданности Ная вздрогнула, а когда прислушалась и услышала до ужаса знакомый голос и слова, стала стремительно затыкать уши, чтобы заглушить этот надоевший зов. — Что с тобой, родная? — Зайдя в каюту и увидев состояние жены, спросил Рональд. — Эти последние слова Ройзы стали преследовать меня намного чаще, чем раньше. Я должна найти ее дочь Мэри…, — в недоумении говорила королева. Рон подошел к ней поближе и взял за руки, смотря в ее зеленые, переполненные безысходностью, глаза. — Все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо… Слышишь! — С каждым разом повышал он тон, не отрываясь от ее очей. — Ты пережила страшный шторм, победила сатанистов причем дважды, вправила мозги этой Маркизе, открыла звездные врата, уничтожила могущественного повелителя хаоса…. И ты еще сомневаешься в себе!? — С большим порывом эмоций преподнес ей он. Несколько минут Ная не произносила ни слова, после чего решила что-то сказать. — Ларария — моя жизнь, народ, населяющий ее, придает мне силу. Вера людей в меня дает мне большой стимул побеждать, но, когда корабль отплыл из ларарийского порта, я почувствовала, что люди в большей степени перестали в меня верить — это ощущение пребывало со мной и в Гавруво. Ларарию вот-вот могут захватить, а я бросила ее на произвол судьбы. — Аскольд, совет шести, Гасфар, Арвид, Маркиза, они твое лицо, ты никого не бросила, ты на время уехала по королевским делам и вместо себя оставила достойных занимать твое место, — объяснил Рональд. — … ПОЙМИ, Я НЕ ВЕРНУСЬ В ЛАРАРИЮ, ТАК ПРЕДНАЧЕРТАНО! — Во весь голос крикнула она. — Наша поездка имеет билет лишь в одну сторону, и он уже надорван. — Глупости! — Все, Рон, я устала, закрыли этот разговор, — вяло, с усталостью попросила Ная и начала готовиться ко сну. — Хорошо, просто знайте, что я всегда буду поддерживать вас, ваше величество, и пусть мои советы, данные вам, не улетучатся. Ная улыбнулась и в ответ решила кое-что сказать. — Ну, конечно, ты будешь меня поддерживать, ведь вы милорд Рональд мой советник и глава совета шести, а также мой муж, которого я очень люблю, — говоря это, она с каждым шагом стремительно приближалась к нему, после чего их губы соприкоснулись, и они синхронно упали на кровать, где в порыве страсти начали срывать с друг друга одежду. Легкие стоны, постепенно перерастающие в более громкие, стали раздаваться из королевской каюты, сильный порыв страсти проносился между ними каждую долю секунды, и они уже не могли оторваться друг от друга и не вкусить это удовольствие. Вокруг все бело и пусто. Ная стоит будто в воздухе. В заде нее стоит девушка с песочными часами, песок которых уже на исходе, а перед глазами стоит Ройза, держа в руке что-то похоже на амулет. — Что вы от меня хотите!? — Громко крикнула Ная, но звук был очень глухой, и она сама себя не могла услышать. Поворачивая голову то на Ройзу, то на девушку с часами, лицо которой было практически не видно, она впала в истерику и чуть ли не начала сходить с ума. Картинка резко оборвалась, и Ная резко открыла глаза, лежа в постели вместе с Роном, в своей каюте. Ее дыхание было настолько частым, что сердце вот-вот могло остановиться. Девушка встала с кровати в обнаженном виде, и, накинув на себя шелковый красный халат, ринулась рыться в сундуке с вещами, которые взяла с собой в поездку. — Что такое? — Проснувшись и чуть пристав с кровати, спросил Рональд. — Ничего, мне нужно найти одну вещь, — продолжая капаться в сундуке, отмахиваясь, ответила она. Ная на несколько секунд оторвалась от этого ящика и пыталась что-вспомнить, ее лицо стало очень серьезным, а взгляд вдумчивым, она закрыла глаза, как в голове начали всплывать последние слова Ройзы: «Благодарю тебя, Настя, ты спасла остров и победила зло, мне пора на покой, а на прощание я тебе дарю свой амулет. А также у меня к тебе просьба, найди мою дочь!». — Амулет, — про себя прошептала Ная. — Это не просто безделушка, этот амулет имеет большую силу, он и наставит меня на правильный путь. Как же я раньше не догадалась, дура. — Какой амулет? — Продолжал недоумевать Рон. — Который мне подарила Ройза в нашу последнюю с ней встречу на озере Мейн. — Эммм… — задумался он. — Я тогда не восприняла в серьез ее слова, так как радовалась победе над сатанистами и была уверена, что это конец. — И что этот амулет тебе даст? — Он сделает меня тем, кем я должна быть, без этого я никогда не приду к своей конечной цели. Я движусь по неправильному пути, Матильда была права, — ответила она, взявшись за голову, и продолжила поиски сей ценной вещи. — Как он выглядит? — Этот символ был нарисован в ее пещере: луна, разделенная на две половины трещиной в форме молнии, на фоне звездного неба. Не знаю почему, но это хорошо отпечаталось в моей памяти. — Посмотри в сумке, в которой хранишь драгоценности, может туда забросила, — включился в поиски Рон. Открыв свою коричневую кожаную сумку, Ная обнаружила тот самый амулет. Несколько минут, не трогая его, она смотрела на него, как парализованная. Дотронувшись до него указательным пальцем, она почувствовала что-то необъяснимое, ее тело стало немого потрясывать. — Все в порядке? — В полном. Она аккуратно взяла амулет в руки как хрусталь и надела его на шею. Через несколько мгновений ее стало трясти еще сильнее. Девушка ничего не могла поделать, у нее было чувство, что она сейчас просто умрет так как потеряла контроль над своим телом. Затем в ее голове стали всплывать какие-то мутные картинки, которые постепенно становились четче: «Мама, я тебя люблю», — появилось какое-то воспоминание у нее в голове, перед глазами сразу же показалась ее мать Алла; «Пока мы никуда не уехали, хочу подарить тебе этот амулет, он будет оберегать тебя», — в ее сознании появился парень, являющийся ее братом, передававший ей оберегающий талисман, который по сей день висит у нее на шее; «Доченька, держи свой подарок», — появился мужчина — ее отец Андрей. После перед ней открылась картина того страшного шторма, где присутствовала вся ее семья, включая Елену и Виктора. Тело Наи продолжало трясти, ее глаза закатились, и она начала орать от боли. — Ная! Что с тобой! — Испугался Рональд. Буквально через пару минут приступ прошел, и она взглянула на все с совершенно другим выражением лица. — Я вспомнила! — Улыбнувшись, произнесла она. — Что вспомнила? — Все, ты был прав, у меня была семья: мой брат, мама и папа, — со слезами на глазах говорила Ная. Рональд, увидев ее слезы, не стал ничего больше говорить. — Какая же я идиотка, зачем только я тогда согласилась на сделку с феями, — продолжала она плакать. Рон подошел к ней поближе и стал поглаживать по голове, тем самым успокаивая. — Это было, это правда, но ничего уже не поделаешь, как случилось, так и есть, — произнес он слова утешения. — Мамочка, папочка, Сережка простите меня, — с эмоциями и сожалением произнесла королева. — Все-таки мы с Маркизой не с ума сошли, как ты сказала. — Это я с ума сошла… — Ваше величество, завтрак готов, прошу к столу, — заглянув в каюту, сказала служанка. — Мы сейчас придем, — сказал Рональд. Ная на коленях стояла на полу и не могла вымолвить ни слова, так как была в оцепенение: она уставилась в одну точку, а по ее щекам текли слезы. Ларария, Гавруво Черноволосая леди направляется в «дьявольский» замок, где решаются местные королевские дела и живет привилегированное общество. — Миколас! — Воскликнула она, войдя в замок. — Да, миледи. — Нужно немедленно связаться с Зортой, часть королевской армии должна прибыть в Гавруво. Еще нужно узнать, как проходят дела в других областях. И времени у нас в обрез, мастийцы в любой момент могут напасть, у них тысячи кораблей, и они уже окружили весь континент, — отдала приказ леди Маркиза. — Хорошо, миледи, я пошлю клеек. — А… и еще просьба, не могу найти Арвида, как увидите, скажите, что я буду ждать его в опочивальне. Только Маркиза начала уходить, как в замок прибежал письмоносец с конвертом в руках. — Миледи, вам письмо от королевы Наи, — передав конверт ей в руки, сказал он. — Спасибо, — сказала она и ушла в свои покои. Она положила конверт с королевской печатью на стол, зажгла свечу и принялась вскрывать его. Достав само письмо из конверта, она увидела большой текст, внизу которого стояла личная подпись и печать королевы. Прочитывая письмо, она будто слышала голос Наи, который мысленно диктовал ей содержимое. «Дорогая Маркиза, возможно, это мое последнее письмо, поэтому буду очень откровенной, ибо то что я скажу очень важно для меня. Однажды у меня была семья, (да, я все вспомнила), с которой я отправилась в морской круиз, у нас не было никаких лишних мыслей, мы просто хотели отдохнуть, но океан уже ждал нас, нам было предречено попасть на остров Зорта, который не был обозначен ни на одной карте мира. Как оказалось, все давно было предрешено, и в пророчество было сказано, что я должна вернуться и спасти Ларарию. Не могу… сижу и плачу… Маркиза, о тебе также сказано в пророчестве. Однажды ты сбилась с пути, но все же встала на путь искупления. Я также не идеальна и тоже сбилась с пути, затуманив себе память. В последнее время я думала только о себе, я горда и из-за принципов не собиралась нарушать данные клятвы и только сейчас поняла, что подвела весь свой народ, из-за меня они все в опасности, из-за моих дурацких принципов Ларария может пасть… Пора ответить за свои ошибки… Из меня получилась плохая королева, я не достойна возглавлять столь великое государство. Моя поездка в Маролду подразумевает билет только в одну сторону, я больше никогда не вернусь обратно и поэтому должна сказать следующее: я королева Ларарии Ная — законная единоличная правительница королевства назначаю вас, леди Маркиза, своей законной наследницей, которая должна явиться в Зорту немедленно и принять корону, так как отныне я, Ная, больше не являюсь королевой и официально объявляю, что отрекаюсь от притязаний на трон с минуты написания данного письма, которое также является официальным королевским документом подписанным мной — бывшей королевой Ларарии; после прочтения данного письма, вы, наследница трона Маркиза, должны представить этот документ совету шести, которые проведут коронацию и официально объявят вас королевой. Не будь такой же принципиальной дурой, как я, заплати за помощь феям, отдай им Гаврувские горы и попроси о помощи в этой войне, наша армия не справится с мастийской, Ларарию сможет спасти только магия. Прощай, Маркиза». С глаз Маркизы ручьем полились слезы, несколько раз она перечитывала это письмо как будто первый раз, эмоции переполняли ее. — Ты плачешь? — Зайдя в комнату, спросил Арвид, увидев слезы своей возлюбленной. — Все в порядке, — вытирая слезы с щек, сказала она. — Сначала у меня была для тебя одна новость, а теперь целых три. — Интрига! — Первая новость — я беременна, Арвид; вторая — королева Ная отреклась от короны, фактически она больше не королева; третья- она выбрала меня своей наследницей и просит принять корону, и стать королевой Ларарии. Его лицо с каждой новостью было шокировано все больше и больше. — Аа, эммм, что? — Ты не понимаешь, я теперь беременная королева, которая должна выиграть эту войну. Ная больше не вернется в Ларарию, она прощалась со мной в письме, которое недавно доставила клейка. — Ты теперь отправишься в Зорту принимать корону? — А есть другие варианты? Ларария без правителя — не королевство. Грядет масштабная война, и без союзников мы не выиграем ее, теперь судьба королевства в моих руках, и я не могу предать Наю и защищу наш народ. У меня наконец-то появился шанс оправдать надежды моего любимого учителя Зены, которая когда-то возлагала на меня большие надежды, но я низко пала, погналась за властью, используя при этой темные пути. В прошлый раз у меня не получилось спасти народ, теперь я не упущу шанс, шанс пройти до конца свой путь искупления. — Опять расстаемся? — С грустным выражением лица, спросил он. — На время войны, и, когда мы ее выиграем, ты приедешь в столицу ко мне. — А как же Гавруво? — Я думаю, что найдется надежный человек для выполнения роли представителя королевы на месте. У нас скоро родится ребенок — наследник, и у него должен быть отец или у нее, — с энтузиазмом и улыбкой на лице, произнесла будущая королева Маркиза. Арвид обнял ее и страстно поцеловал на прощание. «Береги ребенка, я обязательно приеду, если буду уверен, что меня будут ждать мои любимые», — сказал на прощание Арвид. — Запрягите коней! Наследница королевского трона спешит в Зорту! — Крикнул он, тем самым дав приказ слугам. Спустя пять дней Громадная золотая статуя, воздвигнутая в честь бога и первого правителя Маролы — Мельфу, хорошо видна с приближающегося корабля Ларарии, который уже поднял свой флаг. Чудесный пейзаж, которым можно лишь только восхититься, удивляет своей необычностью и экзотикой, с первого взгляда Маролда может показаться раем, где каждый захочет провести остаток своей жизни и умереть с покоем, на самом же деле стоит понимать, что за хорошей картинкой часто скрывается зло, жестокость и ад, ни в коем случае нельзя поддаваться иллюзиям, потому как они части приводят к ужасным и непоправимым последствиям. На верхней палубе корабля стояла девушка, ее прекрасные золотистые волосы обдувает морской ветер, увидев вдалеке Маролду на ее лице появились слезы радости, и она сказала: «Наконец-то, как же я скучала по своему дому, поверить не могу, что сегодня увижу свое сестру Марию, о всемогущий Мельф, сделай так, чтобы она была еще жива». Во время этого эмоционального монолога Агарии к девушке подошла Ная, которая случайно краем уха услышала слова несчастной странницы. — С виду Маролда великолепна, как я понимаю эта статуя посвящена вашему богу Мельфу? — Подойдя по ближе к ней, смотря вдаль, начала разговор Ная. — Да, ваше величество, Маролда действительно прекрасна, но вот только с правителями не везет. В Маролде все величают Мельфа, у нас есть огромный храм, построенный в его честь, на сегодняшний день он является единственным из трех братьев богом, которому отдают честь. — С рассказов я слышала, что Мирелию сотворили три брата: Мельф, Лекальд и Телониус, где первому принадлежала Маролда, второму Мастия, ну а последнему Ларария. Значит по логике вещей мастийцы покланяются Лекальду, разве нет? — Хмм, ха, а вы поклоняетесь Телониусу? — Усмехнувшись, не ожидая ответ, спросила девушка. — Нет, конечно, я его и уничтожила, да и из-за него я и попала в этот мир. — За что вам большое спасибо, если бы не вы, то этот мрак никогда бы не спал с нашего мира. А мастийцы давно уже перестали величать Лекальда, так как более пятисот лет назад произошла религиозная война за правду, и в конечном счете было полностью отвергнута теория существования Лекальда и Мельфа, с тех самых пор у них образовалось многобожье, где есть злой бог — Телониус и тысяча светлых богов, изображенных в виде тотемов. — Интересно. Я надеюсь, королева Шахмира обождет, так как сначала я хочу посмотреть и насладится красотой вашей страны, очень хочу увидеть столицу и посмотреть достопримечательности, надо же как-то развлечься перед «судом», — с насмешкой сказала королева. В порту уже стояла королевская гвардия в железных доспехах, а вместе с ними стояла девушка, с виду очень похожая на Агарию. Когда корабль уже вошел в порт, Агария увидела свою сестру Марию, ее радости не было предела. — Мария! — Крикнула она, не успев сойти с корабля. — Агарочка! Сестры побежали к друг другу на встречу и крепко обнялись. Этот момент был очень трогательным, Ная, увидев эту картинку, чуть не заплакала. — Как же мы давно не виделись, — не отрываясь от глаз сестры, сказала Агара. — Я думала, что ты никогда уже не приедешь, Шахмира вот-вот уже хотела казнить меня, — плача от радости, молвила Мария. — Все спасибо ее величеству. Познакомься, это королева Ларарии Ная, благодаря ей мы с тобой снова встретились. — А вы очень похожи и не различишь, — посмеялась королева. — Скажи Рон? — Ага. Рыцари гвардии с угрюмым видом стояли напротив них и лишь только портили всю положительную атмосферу. — Королева Ная прибыла в порт, сообщи ее величеству, — сказал один из рыцарей своему сослуживцу. — Прошу пройти с нами, ваше величество, — приказным тоном сказал рыцарь. — Не указывайте мне, я королева Ларарии прибыла сюда в гости, поэтому сначала я осмотрю ваши красоты, познакомлюсь со здешними людьми и только потом проведаю королеву Шахмиру, — грозно и четко произнесла Ная. — Как вам будет угодно, — поклонился он и ушел вместе в сторону великой лестницы, ведущей в Тропатор. За ними же в столицу отправились Рональд и Ная, которых охраняла ларарийская королевская стража, прибывшая вместе с ними на корабле. — Тебя не насторожил корабль Мастии, что он здесь делает? — С тревогой спросила Ная. — Я обратил внимание, и мне все это начинает не нравится, похоже на какой-то заговор. — А я другого и не ожидала, это и есть заговор, Рональд. Я отказала Трогарону, теперь он решил пойти на крайние меры и заключить союз с Шахмирой против Ларарии, — сделала она предположение. — Это единственное объяснение на мой взгляд. — Эмм, возможно, но все-равно здесь может быть что-то другое. — Король Трогарон — завоеватель, и его цель — захватить мир, и что-то не видно, чтобы он намеревался завоевывать Маролду, ох как же все это странно, — задумалась королева. — А тебе неинтересно, зачем ты понадобилась Шахмире, и вообще, что ты ей сделала, почему она зла на тебя? — Без понятия, Рон, я с ней никогда не встречалась и не виделась, и кто она такая не знаю, вечером все будет ясно. Как только золотые ворота раскрылись, так и повеяло райским наслаждением: воздух как будто сменил запах и стал немного сладковатым, огромная позолоченная статуя Мельфа словно живая, его лицо выглядит устрашающе жестоким, но это нисколько не отталкивает, а лишь притягивает и делает Маролду поистине великим королевством всех времен. Со склонов гор бегут водопады, весь город сияет в красках, течет бурная жизнь: людям, по всей видимости, некогда бездельничать, все в делах. — Эта статуя в близости выглядит куда роскошней, чем вдалеке, — восхищаясь и поражаясь красотой, выразила свое впечатление Ная. — Это точно, когда вернемся в Ларарию, обязательно нужно будет заняться памятником Зорты, и чтобы она смотрелась столь же величественно, как Мельф. Ная, услышав слово «вернемся», немного смутилась и опустила глаза вниз, ведь она прекрасно понимает, что никакого «вернемся» не произойдет, и плюс ко всему официально она уже не является королевой, поэтому при обращении к ней, используя «ваше величество», ей становится неловко и не по себе, а сказать правду у нее пока не хватает смелости. — Все нормально? — Увидев смущенный вид жены, спросил Рон. — Да, все хорошо, идем, Маролда ждет, нам еще до заката нужно осмотреть красоты Тропатора, — через силу улыбнувшись, сквозь зубы промолвила она. Зайдя в город, наши приезжие гости все больше и больше продолжали изумляться красой этого места, сказка и рай — два слова, которые точно могут описать столицу Маролды, возможно, как и саму страну. Проходя по улицам Тропатора, было очень заметно, что люди как будто чем-то запуганы, никто не хотел вступать в диалог, причиной чему может служить страх. — Тебе не кажется, что все чего-то бояться? — Наблюдая за горожанами, выразила Ная свое мнение. — Возможно, королева Шахмира не славится великодушием. Ная глубоко вздохнула, и они продолжили экскурсию по столь прекрасному городу. Дойдя до великого храма Маролды, около которого и располагалась знаменитая величайшая статуя Мельфа, Ная увидела, как его глаза засветились зеленым цветом и начали моргать, в этот момент у нее в голове произошла какая-то вспышка, и мир, который она только что видела, за долю секунды превратился в пепел, вся красота Тропатора испарилась в миг, остались лишь руины. Все люди, обитавшие здесь, исчезли, остались лишь она и статуя Мельфа, которая неожиданно стала оживать, и перед ней появился мужчина с бледной кожей и суровым лицом, его седые длинные волосы были распущены и развивались на ветру. Ная была потрясена и не могла адекватно оценить всю ситуацию. — Здравствуй, Анастасия, — величественный грубым голосом, произнес он. — Кто вы? Что происходит? — Мое имя Мельф, ты только что восхищалась статуей, которую установили в мою честь. — Я разговариваю с богом, вы действительно создатель? — Эх люди, вы не понимаете смысл слова бог, ну в вашей интерпретации пусть я буду богом. — Что вы хотите? Я вижу, что вы жаждите мне что-то сказать, — повышенным тоном говорила она. — Сложно наверно разгребать последствия самой себя, Настя? — Грубя и злясь, спросил Мельф. — Что? — Когда наш братец Телониус две тысячи лет назад выбрался на свободу, мы сразу поняли к чему это приведет. — Я вас не понимаю, что вы хотите мне этим сказать? — Вы обычные смертные слишком далеко зашли, и самовольно пользоваться древними звездными вратами категорически запрещено законом мироздания. — Но, если верить легендам, Зорта спросила разрешение у Малфуриона о переносе Ларарии на Землю и еще пожертвовала самым дорогим. — Ха, не надо мне про это рассказывать, Земля — отдельная песня, которая кстати из-за тебя сейчас почувствовала последствия. Если ты не исправишь ситуацию, начнется война миров. — Но… — Замолчи! Думала сделать как лучше, думала спасти всех? Да, лучше бы Телониус прорвался тогда на Землю, было бы намного проще уничтожить его, но повторное использование звездных дверей и их разрушение очень сильно подорвало межмировой союз, Настя. — И что делать? Как мне все это исправлять? Этот вопрос очень сильно разозлил его, он быстро приблизился к ней и взял ее за волосы, поднимая высоко к небу. — Ай, что вы делаете? — Очень сильно перепугалась она. — Ты меня будешь спрашивать? Мелкая дрянь! — С большим гневом произнес он и кинул ее на землю. — Не смей отступать, и не надо думать о своем достоинстве и принципе, хочешь того ты или нет; если хочешь продолжения того самого пророчества, то я процитирую: «… и начнется война, много людей падет, и только истинное желание может исправить это…». Из-за поступка Зорты моя дочь стала пленницей на Трако, и, когда ты встретишься с ней, она поможет проложить путь к самому хранителю. — Это пророчество… Ларария падет? Я не могу допустить таких жертв. — Дура бестолковая, скоро может пасть все, что строилось миллионы, миллиарды лет. Ты не королева Ная, ты девчонка по имени Настя с планеты Земля, и, если возомнила из себя спасительницу, спасай. В тебе огромная сила Ларарии, используй ее правильно. И, к чему бы все сейчас не привело, остров Трако в любом случае завершит историю королевы Наи, — сказав последние слова, Мельф вновь превратился в статую, и все вернулось в прежний вид: та же цветущая Маролда с красивыми пейзажами, те же суетливые люди. — Что черт возьми с тобой происходит? — Пытаясь привести в чувство Наю, кричал Рональд. — Экскурсия закончена! Я иду к Шахмире! — Отойдя от видения, уверенно произнесла Ная. — Что? Но… — Никаких «но», пора кончать с этим! — Ты себя очень странно ведешь! — История королевы Наи приближается к концу, — будто под гипнозом говорила она. — Очнись, Ная! К какому концу, что ты несешь? — Пришло время исправлять ошибки… — сказала она, после чего пошла прямиком в замок. — Ваше величество, вы куда? — В полной потерянности, спросил он. Она обернулась назад, ее взгляд был слегка виноватый, и она решила сказать последние слова. — Я больше не королева, Рон… Возвращайся в Ларарию, помоги Маркизе стать хорошим правителем… Сказав последние слова, она еще несколько секунд смотрела на своего мужа, а затем направилась в замок, не услышав реакцию Рональда на такую новость. Уходя, ее длинные русые волосы очень красиво развивались на ветру, Рональд долго не мог отбросить от нее свой взгляд, теперь он стал понимать, что скорее всего в последний раз видит свою королеву. «Ты сильная, ты справишься, прощай»! — вздохнув и обронив слезу, про себя произнес он и, дождавшись, когда Ная уйдет за горизонт, ушел вместе со стражей в сторону главного порта Маролды. — Милорд, вы уверены, что ее величеству не нужна помощь? — Спросил один из сопровождающих рыцарей. — Не забывайте, кто такая Ная, ей наша помощь не нужна, если она решила действовать так, мешать ей мы не вправе, — слегка улыбнувшись, ответил он на поставленный вопрос и ускорил шаг. — Быстрее! Мы возвращаемся в Ларарию! Коридоры главного замка Маролды настолько огромны, что разбегаются глаза, практически у каждой стены стоит стража, они словно статуи: не подают каких-либо признаков жизни, даже не видно, что дышат. Идя по длинному пустому коридору, Ная ощущает себя беззащитным котенком, которому приходится выживать самому, не надеясь на чью-либо помощь. Дойдя до конца этого, пугающего свой тишиной, коридора, девушка уперлась в большую дверь, за которой ее уже очень долго ждет Шахмира — названная королева Маролды. Вспомнив про все, что писала эта женщина в ее адрес, Наю продолжил мучать вопрос: Почему? Зачем? Что плохого я сделала? И теперь, открыв эту дверь, она наконец получит ответы на все свои вопросы. Как только двери отворились, девушка увидела перед собой до боли знакомое лицо, что вогнало ее в шоковое состояние. — Тетя Лена? — Будто немым ртом произнесла она, пребывая в полном потрясении.
ГЛАВА 18 УЩЕЛЬЯ МАРОЛДЫ. ЧАСТЬ 2 — Давно не виделись, Настенька, — смотря с высока на девушку, улыбаясь, промолвила Шахмира. — Так это значит ты Шахмира? Эта шутка такая? — Не надо фамильярничать, для тебя я «ваше величество». — Ха, соблазнила короля и стала королевой? Что надо вам, ТЕТЯ ЛЕНА, — выделив последние слова, с ненавистью говорила девушка. — Ух ты какая стала, — она щелкнула пальцем, как стража встала в боевую готовность. — Видишь, один мой щелчок, и от тебя ничего не останется, а ты пришла одна, жалкая, беспомощная… Я та уж думала приведешь сюда целую армию… ах, да, Ларарии она куда нужней, чем тебе, извини, забыла какая ты геройка у нас… — Ахаха, только если щелкну я, вся Маролда превратится в пепел, — нанесла Ная ответный «удар». — А как же клятва не использовать остатки черного кристалла? Обвиняла Телониуса, а сама решила творить хаос? — Я сказала, что могла бы, но жизнь тебя и так наказала, ваше величество, — сказала Ная, произнеся последние два слова с ненавистью и противностью. — Ты даже себе не представляешь, сколько мне пришлось пережить, пока ты грелась в теплой опочивальне и пила вина высших сортов. — Ну твоя жизнь наладилась, что ты от меня хочешь? — Знаешь, когда мы попали на остров и начались все беды, я думала, что все это случайно, а теперь понимаю, что из-за твоей сущности, все, кто отправился в этот круиз, подписали себе смертный приговор. Ты спасаешь одних, а убиваешь других, хороша спасительница, ничего не скажешь. Знаешь, сначала я была на твоей стороне и даже с Аллой спорила из-за этого, но когда ты зашла слишком далеко, я стала тебя ненавидеть, и поняла, что во всех наших бедах виновата только одна тварь — ты, не сатанисты, не Маркиза, не Телониус, только ты! — Убей меня, — тихо пробормотала девушка. — Что? — Убей! — Громко повторила она. — Чтобы ты воссоединилась со своей семьей и ушла на покой? Ты думаешь я этого хочу? Да, ты глупа, девочка моя. — И что дальше? — Ты думаешь, что я злая и хочу лишь плохого. Я сильная, однажды мне пришлось найти в себе силы, чтобы выжить на этой проклятой планете. Чтобы ты поняла в чем дело, я расскажу тебе свою историю… * * * 1 Ларария, два года назад Из замка быстроходным шагом выходит женщина, вид которой потерянный и несчастный. Уйдя с территории владений королевы Наи, она в большой растерянности смотрела в разные стороны и долго не могла решить, куда ей идти. День и ночь она ходила и искала себе пристанище, Лена понимала, что другого выхода, кроме как обратиться к королеве, у нее нет, но гордость и принципы не позволяли ей броситься на колене к девчонке, что называет себя королевой. Однажды попав в одну из деревень, она приглядела для себя маленький заброшенный сарайчик, где решила остановиться на длительное время, ибо роль скитальца ей надоела в край. — Вот он сарай, здесь я храню маждарст собственного приготовления, — остановившись около заброшенного сарая со своим попутчиком, сказал мужчина преклонных лет, на его макушке была лысина, будто лишай состригли. В это время в сарайчике спала Елена, но голос, доносящийся снаружи, разбудил ее и взбудоражил. — Эти королевские законы о налогах на крепкую выпивку переходят просто все грани! Эта малолетняя королева-шлюха борзеет…! — Высказался другой мужик, у которого к левому глазу была пришита грязная, неприятная на вид тряпка и не было двух пальцев на правой руке. Плюс ко всем своим «прелестям» они были чересчур пьяны и еле держались на ногах. — Шлюха, не шлюха, но Ная, не спорь, великая геройка. Если бы не она, ты сейчас бы и без второго глаза остался. — Одноглазый мужик промолчал, и они поперли в сарай за добавкой, не зная о том, что там кто-то есть. Когда Лена увидела, что дверь потихоньку стала открываться, ее дыхание на миг замерло, а все тело окутал страх. — Опаньки! Смотри, кто у нас тут, — зайдя и увидев, сидящую и дрожащую женщину на полу, произнес одноглазый, что-то затеяв. — Выпить и поиметь бабу — это самое то сейчас в такой хмурый грустный вечер. — Сюрприз так сюрприз, только я первый, так как маждарст удачно запрятал я, — с загоревшими пьяными глазами, похотливо радовался плешивый. Лена не могла ничего сказать, она лишь постоянно бросала взгляд то на одного, то на другого, постепенно отодвигаясь от них подальше с помощью ягодиц, но, когда уперлась в стену, больше ничего не могла сделать, страх просто на просто парализовал бедную женщину. — Бедняжка напугана, надо бы подбодрить, — жалостным наигранным голосом, говорил тот, что полу лысый. Не медля, он бросился к ней и тут же начал раздевать ее. Женщина сильно завопила и пыталась вырваться из рук этого пьяного извращенца. Ее спасло то, что они были очень пьяны и не способны использовать свою силу: она ударила ему ногой по самому больному месту, находящемуся ниже пояса; отбросив его от себя, она сразу же ринулась к выходу, который загородил второй, не давая ей уйти. — Уроды! Ублюдки! — Заорала Лена, достав маленький ножечек из кармана. — Если вы не угомонитесь, кастрирую обоих! — Увидев в ее руке нож, они осторожно подняли руки вверх и дали ей уйти. — Дерзкая, люблю таких… ух, какая, — после того как женщина убежала оттуда, высказался одноглазый, продолжая пребывать в возбужденном состоянии. Лена бежала сломя голову, сама не зная куда. С неба лило как из ведра, она достаточно сильно промокла, но даже это не останавливало ее. Оказавшись в лесной чаще, она сбавила ход, и, когда окончательно вымоталась, упала на землю, которая превратилась в грязное месиво в связи ливня. Лена настолько была измучена, что ей было все равно на чем лежать или сидеть, она прямо лицом окунулась в кашу грязи. Ее волосы были похожи на мокрую швабру, которую так и хочется выжать от большого количества воды. «Да, лучше бы я сдохла»! — Истерично со слезами на глазах во все горло заорала она. Из-за холодной погоды и ледяного дождя, который беспрерывно лил без намека на прекращение, Лена настолько промерзла, что не чувствовала собственных ног. Она лежала пластом и пыталась передвигаться с помощью рук, скобля землю. За полчаса ей удалось продвинуться лишь на несколько сантиметров, она была уверена, что это конец, и она сейчас умрет. «Аллочка, Витя, Андрюша, Сережа я иду к вам, мои дорогие», — пребывая уже в бреду, неразборчиво дрожащем голосом, молвила она, а затем отключилась и впала в бессознательный сон. Трухлявый деревянный потолок, с некоторых мест которого покапывает вода — первое, что увидела Лена, когда открыла глаза. «Неужели я жива… Или может так выглядит загробный мир?», — прошептала она про себя. Справа от нее стоял стул, на спинке которого висела ее промокшая одежда, сама она была одета в какие-то лохмотья: заштопанная рубашка, широкие мужские штаны, в которых обычно ходят бедные крестьяне, работающие целыми днями на полях. Кровать была расположена вблизи горящего камина, в котором стоял небольшой котелок сто ли с водой, то ли еще с чем, но содержимое еще не успело закипеть, а это значит, что, по всей видимости, его поставили на огонь совсем недавно. «Господи, как же хорошо и тепло здесь. Интересно, кто мой спаситель», — вполслуха выразила она свои впечатления и была заинтригована. За дверью послышались шаги, после чего дверь стала потихоньку открываться, и перед ее глазами появилась маленькая горбатая фигура — это был невысокий старичок с седой бородой и усами, на его голове была панама, несколько раз заштопанная. Его верхняя одежда чем-то напоминала сермягу, под низом которой была надета «сто раз» заштопанная мятая грязная рубаха, ноги закрывали широкие штаны, а обувь подразумевала под собой лапти, сплетенные из древесного лыка, выше которых располагались онучи — длинные полосы белого цвета, предназначенные для обмотки ноги до колена, как правило они используются перед тем, как надеть лапти. — Где я? — Увидев незнакомца, спросила она. — Проснулась? — Улыбнувшись, спросил дедушка. — Как тебя угораздило попасть в лес в такую погоду? Ты еле живая лежала, уткнувшись лицом в землю, тебе повезло, что я проезжал на повозке. — Спасибо, вам, хоть один хороший человек помог мне здесь, а то одно быдло кругом. — Что случилось? Как ты оказалась там? Откуда ты? — Знакомая Наи, я, мой муж, она, ее мать, отец и брат прибыли сюда, еще когда остров находился на Земле. — Так королева спасительница твоя хорошая знакомая, что тогда ты делаешь среди нас — обычных бедных крестьян? — Выперла она меня, ну, точнее я сама ушла, так как прекрасно понимала, что буду там лишней, а сейчас я убегала от пьяных насильников, они хотели меня …, ну, вы понимаете… — Да, к сожалению, такие тоже есть, — вздохнул он. — Я чуть-чуть у вас побуду, погреюсь и пойду дальше искать себе пристанище, — с грустным выражением лица, промолвила женщина. — Оставайся, сколько пожелаешь, я сейчас живу один, жена умерла давно, сыновья погибли, сражаясь два года назад против монстров Телониуса, когда мы только переместились в Мирелию, — немного взгрустнул он. — Спасибо, конечно, вы очень добры, но я не привыкла так, не хочу сидеть на чьей-то шее. Вы и так для меня много сделали, спасли от неминуемой смерти. — Грейся, сейчас я сделаю чаек и растоплю баню, помоешься. — Спасибо. Еще пару дней Елена гостила у этого старичка, после чего по его совету решила направиться к Нае в королевский замок, забыв про свою гордость и принципы. Дойдя до главных ворот, которые охраняются королевской стражей, она столкнулась с проблемами. — Здравствуйте, я знакомая королевы Наи, она меня знает, впустите, пожалуйста. — Пошла вон, вонючка! — Грубо сказал стражник. — Фу, ну, и воняют же эти крестьяне — попрошайки. — Позовите кого-нибудь, хотя бы ее советника или еще кого, прошу, — умоляюще, упрашивала она. — А без башки остаться не хочешь? Иди от сюда, тебе говорят! — Со всей злобой, сказал второй стражник. — Это ваша королева вас учила так разговаривать с беззащитными людьми? — Ты еще здесь!? — Замахнулся он на нее мечом. — Не надо на меня замахиваться! — Наконец разозлилась она и начала вести себя борзо. — Это вас всех нужно обезглавить вместе с вашей придурковатой королевой, хотя какая она королева, выскочка со счастливым билетом. Вы еще ответите! — Что ты сказала!? — Окончательно разозлился стражник. — Мне сейчас показалось или она оскорбила и кинула угрозу в сторону ее величества? — Тебе не показалось! — Вымолвила Лена, угрюмо смотря на этих стражников. — Зови полицаев, нужно арестовать эту изменницу! — Приказным голосом сказал стражник, после чего второй пошел за судебной гвардией рыцарей, которые следят за внутренним порядком в королевстве и выявляют преступников, после чего судят их по закону. Пока тот ушел звать стражу правопорядка, другой силой задержал женщину. — Что такое? Что сделала эта крестьянка? — Придя к выходу замка, спросил полицай, одетый во все позолоченное и с золотой броней на груди. — Изменница! Угрожала королеве и всем нам! — Да! Угрожала и буду! Потому что ваша королева последняя тварь, каких еще не видел свет! — Пытаясь вырваться из рук стражника, кричала Лена. — Ясно! — Смотря на женщину, произнес полицай. — Возьмите небольшой корабль, отплывите подальше от Ларарии, чтобы порт скрылся за горизонт, а затем высадите ее на лодку с маленькими дырками на дне и без весел, — объяснил он, что делать. — Ее величество еще не приняла законы и судебный кодекс, поэтому пока так… — Ее дурейшество! — Выкрикнула Лена. — Вы взрослые мужики, подчиняетесь девчонке! — Уводите ее на корабль! — Дал последний приказ глава правопорядка и ушел. 2 Огромный бескрайний океан. Старая, гнилая лодка, в которой сидит беспомощная женщина, прижав лицо к коленям, плывет в неизвестном направлении, туда куда ведет течение. Елену переполняет чувство безысходности, все ее надежды рухнули в один миг. «Витя, Аля, Андрей, Сережа, заберите меня! Умоляю заберите из этого жестокого мира»! — Вопиюще заклинала она. С каждой долей секунды на ее глаза все больше и больше накатывали слезы, все ее мысли и воспоминания витали где-то над ее сознанием, она не могла контролировать свои эмоции, ей даже было все-равно на то, что лодка с каждым часом наполняется водой, которая протекает через маленькие выковырянные дырочки. За два часа уровень воды в лодки поднялся на целых два сантиметра и на этом не останавливался. Буквально через несколько часов началась сильная буря, которая чуть ли не утопила эту дряхлую лодку. Лена все также продолжала находиться в принятой позе, «витая в облаках». Она лишь сидела и молила о смерти, ибо такая жизнь — не жизнь. Пытаясь заглушить страх, женщина вспоминала самое лучшее время в своей жизни, то, когда она еще жила на своей родной Земле, в России, в прекрасном городе Москва: красная площадь, первая ее встреча с будущем мужем, приятные теплые посиделки на даче у Матвеевых, мечта о долгожданном круизе, все эти картинки всплывали у нее в голове, придавая неповторимое чувство ностальгии. Огромная волна, поднявшаяся в океане, с неимоверной быстротой накрыла беззащитную старую лодку. Кругом песок. Обломки лодки разбросаны по берегу океана, среди которых без сознания лежит женщина. Ее измученное выражение лица может вызвать лишь жалость и сострадания, все, что творится у нее сейчас в душе, явно прослеживается и на лице. Когда ее веки раскрылись, в глазах присутствовала лишь пустота и безразличие. Все, что она сейчас чувствовала — везение, которое не раз уже спасает ее. «Неужели я снова выжила»? — Снова задалась она вопросом. «Но почему? Почему мне так везет, если все мои близкие погибли в этой „страшной игре“, к чему мое существование?». Встав на ноги, она обернулась по сторонам и увидела лишь красные пески, не считая океана. «Теперь еще и в пустыню попала», — вздохнув, произнесла она. Лена очень долго вглядывалась в даль и заметила что-то блестящее, будто за горизонтом что-то светится или сверкает. «Надеюсь это не мираж и там мое спасение, на которое я уже давно перестала рассчитывать». В пустыне стояло невыносимое пекло, с каждым шагом жажда подкрадывалась все ближе и ближе. Та яркая сверкающая точка так и оставалась вдали за горизонтом, что создавало впечатление ее отдаления. Елена уже больше двух часов шла по этой жаркой пустыне, но прогресс так и не наблюдался. «Может моя судьба подохнуть посреди бесконечной пустыни»? Прошло еще четыре часа, а результатов также никаких. Шесть мучительных часов прошли, как целя вечность. Вид Елены был настолько измученным, что казалось она вот-вот свалится с ног, что вскоре и произошло. Упав на пламенный песок, она посмотрела в чистое небо и произнесла: «Как же я нуждаюсь в помощи, помогите мне, прошу»! Ее слова были очень искренними и носили молящий характер, и после того, как она произнесла их, неподалеку от нее словно по волшебству образовался город, излучающий множество сине-зеленых лучей. Сам по себе он был очень необычным: будто выстроенный из драгоценных камней, имеющий как синий, так и зеленый оттенок. «Да ладно, не уж то в изумрудный город попала, очень уж сказочно. Только не говорите, что меня сейчас будут жевуны встречать», — слегка посмеялась она, аккуратно входя через то ли изумрудные, то ли сапфировые ворота, имеющие огромнейший размер: около двадцати метров в высоту и десяти метров в ширину. Поражаясь изяществом, красой и нереальностью этого фееричного места, она входила в этот город раскрыв рот, осматриваясь по сторонам и стараясь не пропустить ни одну деталь. Населен этот город, на странность, обычными, по всей видимости, простыми людьми, единственное их отличало это то, что они поистине счастливы. Простыми их делало выражение лица, которое было добрым и искренним, хотя одежда их была богатой и шикарной: у мужчин — красивый статный костюм, состоящий из котарди со сквозной застежкой, из шоссей, чем-то напоминающие колготы, и из обуви, которая зачастую имеет длинные вытянутые носки; у женщин — красивые, роскошные платья, сшитые по разным фасонам. Скорее всего для них эта одежда является повседневной и с первого взгляда кажется, что здесь живут одни принцы и принцессы, относящиеся к статному и знатному роду. Среди толпы появилась женщина, она явно отличалась от остальных, ее цвет кожи был синеватого оттенка, глаза имели нежный розовый окрас, одежда практически ничем не отличалась от остальных за исключением прозрачного блестящего голубого плаща, который тянулся по земле, статность и величие ей придавал головной убор, чем-то напоминающий корону, а именно венок, по кругу которого располагались маленькие драгоценные камушки, замыкающиеся в трех крупных сапфировых кристаллах на лицевой стороне. — Добро пожаловать на Сапфировые острова, странница, — доброжелательно поприветствовала ее необычная женщина. — Меня зовут Шахмира, я королева сего чудного места — города под названием «Шалалин», что с древне мизаристического языка означает «Надежда». Как твое имя, чудесная незнакомка? — Елена, можете называть меня просто Лена, — смущенно ответила она. — Не нужно стесняться, Лена, ты дома, — воодушевленно, будто завораживая, произнесла королева сапфиров. — Дома…? — Задумалась женщина. — Шалалин — одно из оставшихся светлых мест в этом мире, мы принимаем всех, над кем несправедливо надругалась судьба. Здесь все равны без всяких исключений. — Да, зла в этом мире предостаточно. Даже сложно поверить в ваш блаженный рай. — Посмотри на всех этих людей. Посмотри на их лица, они счастливы. Каждый из них однажды так же, как и ты сейчас, пришел найти свое спасение. Люди, живущие здесь, ни в чем не нуждаются, и ни один тиран высокого титула не заставит их батрачить ради темного умысла. Большинство из них были, не побоюсь того слова, рабами, а теперь посмотри на них, они обрели покой и умиротворение, что может быть прекрасней. — Вы меня впечатлили, ваше величество. — Никаких «ваше величество», мы все равны, обращайся ко мне, как к близкому человеку, ничего не бойся и не смущайся, все мы -семья. — Вот твоя новая одежда, — сказала Шахмира, взмахнув кистью руки, тем самым преобразовав ее в новый опрятный внешний вид. — Осмотрись, поговори со своей новой семьей, а затем мы — дети семи камней выслушаем твою историю в нашем храме. Елена до последнего не верила в магию и подобные вещи, но теперь она наконец-то все осознала и приняла. «Если я еще жива, значит так и надо, и судьба не позволяет мне умереть», — идя по одной из улиц Шалалин, рассуждала она. — Привет, ты здесь новенькая? — Спросила девушка, проходя около нее. — Привет, только прибыла в ваш чудесный мирок, — улыбаясь откликнулась Лена. — Меня зовут Флавия, а тебя? — Елена, можно просто Лена. — Какое необычное имя, никогда не слышала. — Потому что я из другого мира под названием Земля, ваши имена тоже для не меня не совсем обычные, — усмехнувшись сказала Лена, продолжая вести себя немного застенчиво. — Очень интересно, никогда не думала, что помимо Мирелии есть еще миры, расскажешь, как там живется? Проходя по большим улицам блестящего сверкающего города, они вели беседу, рассказывая разные истории из своей жизни, женщины достаточно быстро сдружились и со стороны казалось, что они словно лучшие подруги. — Какой у вас необычный мир, механический какой-то, даже магии нет, ну, я бы хотела там побывать, — была впечатлена рассказом Флавия. — Единственное, что я поняла, пребывая в Мирелии это то, что у наших миров есть общая черта — тьма, зла достаточно везде, к сожалению. — Кстати я не знала, что теперь у нас три континента, всегда была скептиком и не верила в сказки про Зорту и Ларарию, да и в Телониуса, все говорили про повелителя-тирана, который сидит за красным небом и напускает ужас на мир, а теперь действительно вижу, что краснота с неба сошла, видно действительно он реален. — Настя, про которую я тебе рассказывала… — Спасительница ваша, это та, которая типа оказалась Зортой? — Перебила ее Флавия. — Да, да, она уничтожила Телониуса, ну по крайней мере так говорят, я же тогда «спала», она раздавила черный кристалл, который оказался его сердцем и тем самым уничтожила магию в Ларарии. — Какие страсти! — Посмеялась девушка. — Я не знаю вашу Наю, но она мне уже не нравится, как можно убить свою мать и вообще приносить в жертвы близких людей! — Ну, как посмотреть, это, конечно, ужасно, но в другом случае не было у нее выбора: либо одна жизнь, либо миллионы. Масштабы бедствия были очень огромны, Флав. — Все-равно она мне не нравится, но спасибо за светлое небо ей. Масштабы не масштабы, но другой выход, альтернатива есть всегда, Лен, уж поверь мне. — Может быть… — А сколько лет ты уже живешь здесь? — Поинтересовалась Елена. — Около пяти где-то, я уже точно не знаю, в этом городе забываешь о времени, этим прекрасным местом можно наслаждаться вечно. — Расскажи мне про сапфировую королеву Шахмиру, кто вообще она, человек? Я как сразу ее увидела, поняла, что она далеко необычный человек, если вообще человек. — Шахмира… Она возглавляет детей семи камней, в которые сама входит. Легенду об это волшебной каменной династии слагают, наверно, со дня сотворения этого мира. Из того, что я прочитала в старинных книгах, сказано, что изначально «камней» было восемь, их возглавлял отец- король Красного алмаза, но однажды он исчез, как и все эти камни, и с тех пор Шахмира, как его дочь была избрана повелительницей камней. Никто не раскрывает тайну появления этой семьи даже книги, известен лишь тот факт, что она существует. — Загадочно и очень интересно. — Я не заморачиваюсь по этому поводу, я благодарна этим детям за то, существуют и помогают людям найти себя, свой путь. Тирания в Мирелии процветает с первых дней существования и только здесь можно найти рай умиротворения, покоя и счастья, который есть как оказалось. Я тебе уже рассказывала кем я была до прихода в Шалалин — вонючая крестьянка, над которой издевались те, кто выше по статусу, меня избивали по любой причине, отца и мать казнили за плохой урожай, меня пятнадцатилетней девчонкой выкинули в море на съедение акулам. — Ты так и не рассказала откуда ты? — Мастия, — со злобой произнесла девушка. — Король Трогарон правит там, мерзкий человек с короной на голове. Он тот, кто жаждет захватить мир, каждый ребенок в Мастии об этом знает. Мой младший брат погиб на острове Трако, — с ненавистью вспоминала она, после чего быстро успокоилась и на ее лице появилась яркая улыбка. — Трако? А что там случилось? — Продолжала любопытствовать Лена. — Кентавры… Темные твари, охраняющие царство хранителя черной пыли, ее называют чертовкой. Трогарону нужна черная пыль, которая может исполнить любой желание. Это очень темная магия, самая черная из всех, что есть. Лена о чем-то задумалась и больше не хотела продолжать этот разговор. — Сейчас будет ужин в изумрудной столовой, пойдешь? — Изумрудная столовая?… Эммм… А, что есть другие? — Удивленно, спросила Лена. — Сейчас год изумруда, поэтому все трапезы, праздники, фестивали и тому подобные мероприятия проходят в изумрудной столовой, — объяснила ей девушка. — Какие у вас необычные традиции. — А ты еще не поняла, — засмеялась Флавия. — Единственное исключение — это свадьбы и великие торжества, они обязательно должны проходить в сапфировой, так как Шахмира является владыкой камней. Все эти столовые расположены по кругу на главной площади, как раз сейчас идем туда, посмотришь. Дойдя до главной площади, Елена увидела нечто, что описать словами непросто. Площадь семи камней сделана кругом, там располагаются трапезные: сапфировая, изумрудная, рубиновая, александритовая, турмалиновая, алмазная (голубой камень), бриллиантовая. Посреди площади расположен красивый фонтан-водопад, где к друг другу примыкают семь камней, и с каждого из них бежит блестящая вода, соответствующая цвету своего камня. — Ты говорила их семь, но там еще восьмая, которая черная. — Это была столовая красного алмаза, ее не открывают уже тысячи лет. Я тебе уже рассказывала про судьбу красного алмаза. Трапеза в изумрудной проходила целый вечер со всякими театральными и музыкальными представлениями, когда женщины вышла на улицу, было уже поздно, и тогда Лена вспомнила, что должна идти в храм семи камней по велению Шахмиры. Храм являлся самым громадным сооружением в Шалалин, выстроен он из семи камней, где каждый имел равную долю, со стороны это смотрелось очень симметрично и синхронно. Но в этом здании есть и мрачная сторона — входные двери, они черные, как уголь и на вид выглядят очень устрашающе. Зайдя в храм, Лена увидела восемь кресел, сделанных из разных камней, семь из них были заняты, по всей видимости — это и есть те самые каменные дети, которых возглавляет сапфировая королева Шахмира. На вид они все особенные и не похожи на обычных людей, обитающих здесь. Расположены они полукругом, в центре которого пустует закрытое красной мантией кресло. Остальные располагаются полукругом: слева по четыре и справа по три от центра. — Лена, мы приветствуем тебя, — величественном с дружелюбностью, произнесла Шахмира. Из-за того, что помещение огромное, на весь храм раздалось эхо голоса сапфировой королевы, что делало ее говор высокомерным и величественным. — Здравствуйте, — смущенно пробормотала Лена, со стеснением смотря на «детей». — Что ты смущаешься, голуба, мы все свои, не бойся, — произнес парень с голубыми волосами и обвешанный весь алмазами — являлся дитем голубого алмаза. — Мы дети камней, Лена. Со мной ты уже знакома, слева от меня сидит Мензель — дитя изумруда, справа Алалия — дитя рубина и Мариана — дитя бриллианта, напротив сидят Лексид — дитя голубого алмаза, возле него Гелиан — дитя александрита и дитя турмалина — Май, — представила всех Шахмира. — Дети, это Лена, сегодня она попала на Сапфировые острова так как очень нуждалась в помощи, и город открыл ей свои двери, — представила она камням бедную женщину Лену. — Уже освоилась, Лена, — с доброй улыбкой спросила Мариана (бриллиант), ее волосы и кожа белые, как снег, а одежда похожа на лед и кажется, что вот-вот она может рассыпаться на хрусталики. — Ну… уже кое с кем познакомилась, у вас здесь очень хорошо, успела побывать на ужине, посчастливилось увидеть ваши театральные постановки, послушать красивую волшебную музыку, ничего подобного никогда не слышала и не видела, за несколько часов пребывания я с уверенностью могу сказать, что попала в рай. — У нас здесь не рай, дорогуша, и, чтобы здесь жить, нужно вносить какой-то вклад, — слегка грозно произнес Май — дитя Турмалина. Он единственный, кого отличает угрюмый вид и злостная улыбка. — Май, перестань давить на Лену, — погрозив пальцем, кинула недовольство Шахмира. — Расскажи нам свою историю, Лена, — попросил Лексид (голубой алмаз). — Меня зовут Елена, вместе с Ларарией я прибыла с планеты под названием Земля, — начала она рассказ, как все сразу начали переглядываться и создалось впечатление, что у них началась какая-то тревога. — Ааа, эммм, продолжай, Лена, — сказал Лексид. — Отправившись в круиз, мы попали в шторм и попали на остров, который оказался частью Ларарии, и которая впоследствии переместилась сюда в Мирелию. Одним словом, королева Ная изгнала меня, я мучилась искала себе пристанище, но меня выкинули в открытый океан. — Лена, как относятся к драгоценностям на вашей Земле? — Задала вопрос Марианна (бриллиант). — Богатые люди могут себе позволить бриллианты и другие драгоценные камушки, только бешенные деньги нужно заплатить за них, у меня честно говоря было бриллиантовое кольцо, муж подарил однажды на помолвку, — ответила Лена. — Понятно, — ответила дитя бриллианта, с недовольным выражением лица. — Земляне…, — сказал Май с большой злобой, не договорив, что хотел. — Спасибо, — сказала Шахмира, перебив всех детей. — Можешь идти отдыхать в Сапфировый дом, а дальше мы решим куда тебя отправить на постоянное место жительство. — Куда!? — Воскликнул Май. — Ступай! — Крикнула Шахмира с испуганным лицом. Елена не поняла, что произошло, почему они так странно себя повели и по просьбе сапфировой королевы ушла из храма немедленно. — Она землячка! — С ненавистью, плюнув на пол, крикнул Май. — Шалалин принимал всех и будет принимать дальше! Просто так город никого не впускает, и ты об этом знаешь, Май, — высказалась Шахмира. — Шахмира, Май прав, она прибыла из адского, гнилого места под названием Земля, городу все-равно кого пускать, любой человек, нуждающийся в помощи может попасть сюда, но земляне… они не заслуживают какой-либо помощи, — влезла в спор дитя рубина — Алалия. — А я согласна с Шахмирой, все имеют право на помощь, — сказала Мариана. — Я тоже, мы принимаем всех без исключений, не нужно забывать про наше предназначение в этом мире, — сказал Мензель, переглянувшись с Шахмирой, которая кивнула, тем самым поблагодарив за поддержку. — И я за Шахмиру, Лена имеет полное право находится здесь, — наконец высказался самый молчаливый из них — Гелиан (александрит). — Я думал ты куда мудрее, Шахмира! — Громко начал высказывать недовольства Май. — Забыла, что случилось с Красным алмазом, посмотри на это пустое черное кресло, где тысячелетия сидел твой отец! — Не надо, Май, приплетать сюда эту историю! — Злясь, воскликнула Шахмира, не желая слушать его. — Нет! Надо! Красный алмаз — отец всех камней, он родился раньше всех, и сидел на этом кресле еще во времена других детей: танзанита, опала, ларимара, бенитоита, пейнита, берилла, в конце концов твоя мать — дитя Тааффеита, где все они? Где дети этих камней? Почему нас осталось всего семь? Зачем наш король Красного алмаза перенес нас в Мирелию с Земли, жертвуя собой? Он канул только для того, чтобы спасти оставшихся детей! И теперь ты позволишь землянке остаться здесь и закончить дела своих предков — уничтожить нас всех, ты хочешь, чтобы все эти кресла почернели и опустели!? — В порыве гнева, эмоционально преподнес все это Май. После такого воодушевленного выступления в храме наступила тишина, каждый из детей о чем-то задумался, опустив глаза, Шахмира же смотрела на своих собратьев и пыталась понять, смог ли Май убедить их, и какая реакция последует, одним словом она стала переживать за свой авторитет. — Шахмира, сестренка, Май прав. Ее пребывание здесь имеет большой риск. Вспомни, что ты пообещала нашему отцу, — спокойно сказал Лексид (голубой алмаз). — Что буду защищать и оберегать оставшихся детей камней и не допущу вымирание нашей расы. Все я помню, братец, но… — Никаких «но», Елена должна немедленно покинуть Шалалин или…, — вновь высказался Май, угрюмо смотря на королеву. — Договаривай, Май, — пристально смотря на него, попросила Шахмира. — Или ты больше не сможешь называться королевой семи камней. — Май, иногда за своим языком нужно следить и не переходить за рамки! — Сделал замечание брат королевы — Лексид — дитя голубого алмаза. — Предлагаю голосовать. Кто за то, чтобы странница Елена осталась в Шалалин? — Руки подняли Шахмира, Мензель, Мариана и Гелиан. — Так, а теперь, кто против? — Руки подняли Алалия, Лексид и Май. — Таким образом, исходя из итогов голосования, Елена может остаться в Шалалин. Лицом Мая покраснело от злости, он с большой ненавистью смотрел на тех, кто высказался «за». — Хорошо, коль так вышло, пусть остается, но под личной ответственностью этих четверых предателей! — Грубо отреагировал он, после чего встал из кресла и ушел из храма, при этом громко хлопнув дверью. — Сапфир, ты не права, пусть голосование решило судьбу землячки в ее пользу, но теперь под угрозой все мы, как бы ты не старалась, но клятву, данную отцу, ты нарушила… — высказалась Алалия (рубин), после чего вслед за Маем ушла прочь. Лексид — брат Шахмиры, который также высказался против, подошел к своей сестре, шепнул что-то на ухо и немедленно покинул храм. Лицо Шахмиры стало пустым и растерянным, она встала из своего величественного сапфирового кресла и молча вслед за остальными ушла прочь. С тех прошло два месяца, Лене успешно удалось прижиться в этом сказочном мирке на Сапфировых островах, за эти счастливые шестьдесят дней своего пребывания здесь, она нашла много хороших светлых добрых друзей. Каждый день в этом городе проходит в насыщенном режиме, здесь не только отдыхают и радуются жизнью, но и работают на благо камней и вообще всего города. К работе ни в коем случае никого не принуждают, кто желает потрудится — работает, кто не хочет — отдыхает. Большинство населения Шалалин, как правило, проявляют инициативу и вызываются на работу, скорее всего, люди делают это в благодарность детям камней. Сама работа не вызывает каких-либо трудностей, нужно лишь собирать выросшие камни семи видов на кристальной ферме и вести их учет: взвешивать, определять цвет, оттенки, объем и т. п. Лена с большим удовольствием взялась за работу, они вместе с Флавией ведут учет камней и это время они проводят весело и с пользой: во время перерывов любят подурачиться, примеряя на себя разные драгоценности. Для Елены эта работа была чем-то вроде гордости, ведь она никогда дороже бриллианта в руках ничего не держала, а здесь такие бесценные камни. — Флав, сколько уже работаем, а я все не понимаю, зачем Шалалин нужна эта ферма? Город и так весь выстроен из драгоценностей, — одновременно измеряя объем рубина и записывая данные в специальный талмуд, начала она разговор со своей лучшей подругой. — Не знаю насколько это правда, но считается, что, если руда перестанет расти, дети камней могут навсегда исчезнуть, и Шалалин падет. Например, сейчас голубого алмаза осталось очень мало, бывает, что вообще какое-то время не растет, а это значит он на грани исчезновения. — То бишь брат сапфировой королевы — Лексид может исчезнуть? — С тревогой спросила Лена. — Я не знаю… Лена взяла в руку алмаз, который являлся единственным, выросшим на ферме, она смотрела на него и о чем-то думала. Держа его в руке, она заметила, что он стал интенсивно чернеть — это очень напугало женщину. — Ты что делаешь!? — Увидев почерневший алмаз, напугавшись воскликнула Флавия. — Я не знаю, — дрожащим голосом говорила Лена, продолжая держать камень в руке. Через несколько секунд он неожиданно превратился в черный порошок и просто посыпался через щели между ее пальцами. Флавия, как и другие присутствующие на ферме, была шокирована увиденным. — Осквернительница! — Хором крикнули все рабочие фермы. — Что!? Я!?… Я ничего не делала… не понимаю, — нервно говорила Лена, высыпав полностью из руки эти частицы, после чего она как можно дальше отстранилась от этой горсточки порошка и сквозь слезы завопила. В это самое время в храме детей семи камней кресло Лексида — голубого алмаза стало чернеть. — Что происходит? — Воскликнул Лексид, сидящий на своем месте. — Лексид, твоя кожа чернеет! — В панике крикнула Мариана — дитя рубина. — Ай, да, что такое… Аааааа! — Мучительно застонал Лексид, смотря широкими, чернеющими глазами, на своих собратьев, после чего резко превратился в пепел. — Братик! — Зайдя в храм, воскликнула Шахмира. Она подбежала к остаткам своего брата, захватила черный порошок ладонью и начала рыдать, постепенно высыпая его на пол. — Как же так! Что произошло!? — Потребовала она ответ. — Что здесь может быть непонятным. Еще один камень исчез, теперь нас шесть, — ухмылявшись, задрав ногу на ногу, сказал Май. — Землячка! Это она, Май был прав, она осквернила голубой алмаз и вот-вот осквернит всех нас! — Высказалась Алалия (рубин). Шахмира замолчала и больше ничего не говорила, она лишь сидела на коленях перед прахом брата и рыдала. — Эх… братика не защитила, отца предала… Ты и сейчас будешь утверждать, что место этой «нечисти» здесь? — Посмеиваясь и издеваясь над королевой, продолжал ухмыляться Май. Шахмира молча встала, на ее лице появилась злоба, и она быстрым шагом куда-то ушла. Тем временем Лена продолжала пребывать в шоке, на нее все смотрели коса и кидали нецензурную брань в ее адрес, даже Флавия, которую она считала своей лучшей подругой, отвернулась от нее. Неожиданно на ферму врывается злая Шахмира, все были удивлены таким настроем королевы, ведь никто никогда не видел Сапфировую королеву в гневе, как и в принципе всех в Шалалин — тихом, спокойном, умиротворительном сказочном городке. — Лена! За что? — Разгневанно требовала она объяснений от женщины со слезами на глазах. — Что такое, Шахмира? — Испугалась Лена. — Я тебя приютила, я тебя кормила, защищала перед детьми семи, которых по твоей вине осталось шесть. Что вам нужно земляне? За что вы так скверно относитесь к нам. Из-за ваших земных «войн» за драгоценные бриллианты, всякие там колье, кольца, серьги, какие жертвы вы готовы отдать за это, я не представляю. Мы не украшения, а живые существа, и никто не имеет право получать за счет нашей красоты и чистоты удовольствие. — Я не понимаю тебя! — Убирайся от сюда к черту, мерзкая тварь! — С большой злобой выдала она, от чего все присутствующие были шокированы. Шахмира раскрыла свою ладонь и, выпустив из нее что-то похожее на шаровую молнию, выбросила Лену в портал, ведущий прямиком в океан. Оказавшись в океане, Лена потеряла сознание и не могла контролировать себя, теперь ее судьба находилась в руках воды. 3 Роскошный величественный город Тропатор, высокой точкой которого является огромная статуя, построенная в честь первого правителя-бога — Мельфа. Король Сиколий вместе со своей дружиной отправляются порыбачить в открытый океан. Рыбалка является одним из самых любимых занятий у короля, уступая времяпрепровождениям с девушками легкого поведения. Сиколий — король, официально правящий уже более двадцати лет, на самом же деле вся власть находилась в руках его советника — Каспира. Внешность короля мало чем привлекательна: маленький, лысый, толстый, с раздутыми щеками мужичок уже преклонных лет. Единственная его ответственность в королевстве — это не упустить рыбу с крючка и поддерживать тронное кресло в порядке. Это человек легко-внушаемый и наивный. Возле причала король увидел тело женщины, плавающее в воде спиной к верху, он немедленно приказал своим подданным вытащить ее и позвать лекаря. На счастье, она оказалась живой, но очень слабой, Сиколий приказал поставить ее на ноги как можно скорее, пригрозив лишением жизни того, кто не спасет сию женщину, которая, по всей видимости, очень понравилась этому ветреному нерассудительному королю. На сестру милосердия-милую девушку Агарию возлегла такая серьезная ответственность, уклонившись от которой она может лишиться жизни. Каждый божий день Сиколий приходил к загадочной незнакомке и интересовался ее состоянием — это первый случай, когда король действительно по-настоящему был влюблен. У него нет ни детей, ни жены, ни сестер, ни братьев, все прекрасно понимали, что он последний король из своей династии, но теперь, когда ему посчастливилось влюбиться, появилась надежда, что династию, правящую полтысячелетия, можно еще спасти. Пока Елена восстанавливалась в лечебнице, его ближнее окружение неоднократно склоняло его к женитьбе с этой незнакомкой, которая представилась именем Шахмира. Сиколий не мог ни спать и ни есть, каждую секунду он себе под нос повторял: «Шахмира», представляя ее улыбку и голос, жениться на ней было его заветной мечтой, осуществить которую сможет лишь согласие самой Шахмиры. Сиколий — человек самокритичный, поэтому с уверенностью говорил, что такая красивая и удивительная женщина, как она, никогда не согласиться на брак с таким уродом, как он. Когда женщина поправилась, король продолжал ухаживать за ней — это обязательно были цветы, фрукты и розовое вино, которое делают из специального сорта винограда, растущего только в Маролде, так как климат этого континента идеально подходит для его выращивания; это особенное, изящного вкуса вино является главным богатством Маролды, многие страны Мирелии закупают это вино из залежей главного погреба Тропатора, цена вина зависит от его возраста; самым долголетним вином считается то, что сделали 780 лет назад, оно охраняется в специальном помещении подземелья столицы. Однажды прогуливаясь с королем по главной площади Тропатора, Шахмира (Лена) обратила внимание на статую Мельфа, она показалась ей какой-то необычной: моргающие глаза у неживой фигуры — явление более, чем странное. Долго разглядывая Мельфа, Шахмира (Елена) неожиданно потеряла сознание. Сиколий был напуган, он всячески пытался привести ее в чувство, но состояние женщины ухудшалось с каждой минутой и дошло до того, что у нее начались судороги, королю ничего не оставалось делать, как бежать за лекарем, и только он ринулся в лечебницу, как она также неожиданно пришла в себя. Сиколию показалось, что она была чем-то очень напугана, сама женщина не стала комментировать свой приступ. — Ваше величество, я согласна выйти за вас замуж! — Уверенно заявила Шахмира (Лена). — Так сразу! Неожиданно! Вы даже не представляете, как я рад! — Я очень польщена вашим обаянием, как же я могла отказать такому галантному кавалеру, как вы, — с хитростью на глазах и лестью говорила она. — Вы мне нравитесь все больше и больше. Я для вас все горы Маролды готов свернуть! — Ну, что вы, зачем мне горы… вот если бы только в Маролде появилась мудрая королева, которая могла бы взять на себя все ваши обязанности, выполняемые Каспиром… По-моему, Маролда из-за Каспира может очень сильно пострадать, возьмите это на заметку, ваше величество, — на что-то намекая, продолжала с хитрецой она говорить. Наивный король был настолько загипнотизирован ее красотой, что готов отдать все ради ее счастья. — Ух… Вы очень харизматичная женщина, таких в королевстве, к сожалению, становится все меньше и меньше. Я думаю, что тронное кресло будет вам к лицу, пойдемте скорее, хочу увидеть вас на нем, — его кровь так и бурлила от страсти; по всей видимости, это очень возбуждало старенького короля. После свадьбы с Сиколием, Шахмира была провозглашена королевой Маролды и хранительницей трона его величества, одни словом она стала кем-то вроде регента, неспособного править, короля, но имеющего слово в королевстве. Тогда и началась жуткая тирания в стране: сотни невинных людей попали на гильотину, было казнено все окружение короля, включая его дружину и фактического правителя — Каспира. Шахмира за короткий срок смогла навести строгий порядок в стране, под страхом смерти люди выполняли ее приказы и повиновались. Король же лишь только восхищался ею, он был переполнен возбуждением, для него была честь проводить с ней ночь в жаркой постели. Никто так и не понял, как из такой милой, доброй женщины, вышла такая жестокая, никого не щадящая поработительница. *** — Очень трогательная у вас история, тетя Лена, только не могу понять: почему вы стали такой жестокой и злой, — выслушав долгую историю скитаний женщины, высказалась Ная. — А это уже не твое дело, Настенька! — Злорадствуя, произнесла она. — Мангулай! — Крикнула Шахмира. В зале над ними появился эльф, который раньше являлся представителем альфа страны в Ларарии. — Сделай это! — Что? Мангулай!? Что он должен сделать? — испугавшись, спросила девушка. Не получив ответ на свой вопрос, Ная была усыплена магической пыльцой, которую в нее бросил летающий эльф. — Теперь твой черед поспать.

Анонс следующего выпуска

Глава 3 "Анастасия Матвеева" ЛЕТОМ.