Витрина
Журналов

Литва и Орда №2

Комментарии
0

категория журнала | Наука и Техника

Литва и Орда №2

В данной работе представлена попытка изучения социально-политических взаимоотношений ВКЛ и Золотой Орды

Бренд: Литва и Орда

Автор: Валерий Ледник

Дата издания: 18.01.2021

УДК 94(476)
 
ВЕРСИИ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ПОЛОЦКОГО КНЯЗЯ ИЗЯСЛАВА, ЗАКЛЮЧИВШЕГО ДОГОВОР ОТ ИМЕНИ ПОЛОЦКА И ВИТЕБСКА С РИГОЙ   В  60-ЫХ ГОДАХ XIII ВЕКА.
Статья посвящена князю Изяславу, который заключил договор от имени Полоцка и Витебска с Ригой в 60-ых г. XIII века. В статье рассматриваются версии, касающиеся происхождения этого князя и обстоятельства его прихода к власти в городе Полоцке на основе летописных сведений и археологических находок. Автор статьи приходит к выводу, что город Полоцк впервые официально вошел в состав Великого княжества Литовского при князе Изяславе в 60-х г. XIII века.
Ключевые слова: Полоцк, Новогородок, грамота, князь, Изяслав, Войшелк, Даниил Романович
The article is dedicated to Prince Izyaslav, who concluded an agreement on behalf of Polotsk and Vitebsk with Riga in the 60s of the 13th century. The article considers the versions concerning the origin of this prince and the circumstances of his coming to power in the city of Polotsk on the basis of chronicles and archaeological finds. The author of the article concludes that the city of Polotsk for the first time officially became part of the Grand Duchy of Lithuania under Prince Izyaslav in the 60s of the 13th century.
Keywords: Polotsk, Novogorodok, diploma, prince, Izyaslav, Voyshelk, Daniil Romanovich
Для Восточной Европы XIII век был очень бурным и знаковым, этот век начался с образования в Прибалтике рыцарского Ордена Меченосцев. В результате монгольского нашествия на земли русских княжеств в 30-ых–40-ых гг. XIII в. исчезает такое государство как Киевская Русь и появляются два новых государства Золотая орда и Великое княжество Литовское (ВКЛ), которые начинают оспаривать между собой власть  над русскими княжествами [16, с. 146].
Одним из главных торговых партнёров города Полоцка становится основанный рыцарями в Прибалтике город Рига, с жителями которого полочане заключали договоры, так называемые «Полоцкие грамоты».
В числе «Полоцких грамот» содержится грамота – «Слово» полоцкого князя Изяслава архиепископу рижскому, ливонскому магистру и «всем горожанам» Риги о заключении договора.  В своём «Слове» князь Изяслав отмечает, что договор заключается от Полоцка и Витебска, предлагает держать мир как при первых полоцких князьях и торговать без границы (рубежа) [25, с. 59].
О полоцких князьях второй половины XIII века исследователям известно крайне мало. В грамотах, заключённых полоцкими правителями с Ригой, присутствуют сведения о том, что в середине XIII века в Полоцке правил князь с именем Константин, пожаловавший рижскому архиепископу земли вдоль реки Резекне. По одной из самых последовательных и аргументированных хронологий событий, составленной исследователем Ю. Борейшей, на смену Константину к власти в Полоцке пришёл литовский князь Товтивил. После смерти князя Товтивила интересы Полоцка и Витебска начинает представлять литовский князь Гердень, а затем полоцким князем становится Изяслав [3, c. 62].
Исследователи полагают что «Слово» полоцкого князя Изяслава появилось в период  с лета 1264 – по апрель 1267, поскольку в «Слове» князь Изяслав признаёт над собой сюзеренитет литовского князя Войшелка, правившего именно в этот временной период «А воли есми Божии  и въ Молшелгове» [25, с. 59].
Упомянутый в «Слове» князь Изяслав представляет для нас интерес, поскольку, вероятно, при нём город Полоцк впервые официально вошёл в состав ВКЛ. Важно отметить, что, хотя Товтивил и Гердень были князьями литовского происхождения, нет никаких подтверждений, что в документах они признавали над собой власть правителей ВКЛ Миндовга или Траняты, будучи полоцкими князьями. В отличие от них, князь Изяслав прямо указывает на своё подчинённое положение по отношению к верховному правителю ВКЛ Войшелку.
Из открытого письма рижского епископа Иоганна I, епископа озельского Германа, епископа Дерпта Фридриха, магистра Тевтонского ордена в Ливонии Эрнста фон Рацсебурга, королевского датского фогта  Ревеля  Эйларда фон Хоберга и города Риги ко всем купцам, путешествующим по Балтийскому морю следует, что Полоцк находился в союзе с литовским князем Тройденем в 70-ых г. XIII в. [3, с. 76].
Принятая в историографии официальная дата вхождение Полоцка в состав ВКЛ – 1307 г. опирается на сведения Матея Стрыйковского, «Поклон» епископа Якова Риге, буллу папы Климента V от 19 июня 1310 г. и протокол опроса папским инквизитором Франциском де Молиано свидетелей по делу о злоупотреблениях Тевтонского ордена. Однако «Поклон» епископа Якова Риге имеет широкую датировку. Византинист Василевский В. Г. датировал его 1309 г., Кузьмин А. В. относит документ к 1308 г. [26, с. 13]. Борейша Ю. на основе анализа широкого круга источников установил датировку документа 1298-1299 г. [3, с. 81].
Исследователь Воронин В.А. пришёл к выводу, что сведения Матея Стрыйковского ошибочны. А события, расследуемые инквизитором Франциском де Молиано, относятся к периоду между 1299 г. и 14 сентября 1305 г. [26, с. 13]
Таким образом, город Полоцк находился под постоянным сильным литовским влиянием со второй половины XIII века, а официально принятая дата его вхождения в состав ВКЛ опирается на документы, описывающие события с широкой датировкой.
Конечно, теоретически полоцким правителем мог стать и князь, не отражённый в других источниках, кроме «Слова» Изяслава.  Но Полоцк во второй половине XIII века был крупным и влиятельным городом, а представлявшие его до Изяслава правители Товтивил и Гердень были выдающимися политическими деятелями, чьи имена мы находим в летописях [22, с. 85]. Исходя из этого, на наш взгляд, кандидатура полоцкого князя Изяслава должна соответствовать следующим критериям:
1. Полоцкий князь Изяслав должен был себя проявить до правления в городе Полоцке и попасть в летописи;
2. Князь Изяслав был связан с литовским князем Войшелком или его союзниками.
Большинство исследователей, такие как Кузьмин А. В. [17, с. 39]. Урбан П., Кибинь А. С. [12],  допускают, что полоцкий князь Изяслав, упомянутый в грамоте второй половины XIII века, является князем Изяславом Свислочским. Под 1256 г. среди союзников галицко-волынского князя Даниила Романовича в его походе на племя ятвягов, упоминается князь Изяслав Свислочский: «Поиде Данило на Ятвязе с братомъ и сыномъ  Лвомъ, и с Шеварномъ, младу сущу ему, и посла по Романа в Новъгородокъ и приде к нему Романъ со всими Новгородци, и со тцемь своимъ Глебомъ, и со Изяславомъ, со Вислочьскимь, и со сее стороны приде Сомовитъ со Мазовшаны, и помочь от Болеслава со Судимирци и Краковляны» [5, с. 303].
Некоторые исследователи идут ещё дальше, связывая полоцкого князя Изяслава не только со свислочским князем, но и с новогородским князем Изяславом, который упоминается в Ипатьевской летописи под 1237 г. как союзник Даниила Романовича в борьбе с Конрадом Мазовецким: «Данилъ же возведе на Кондрата Литву, Минъдога, Изяслава Новгородьского» [24, c. 175]. Исследователь Семенчук Г. относил Изяслава Новогородского к представителям пинской династии князей, предполагая, что он внук Юрия Ярославича, князя Туровского и Пинского [12]. Томас Баранаускас считает, что Изяслав Свислочский может быть Изяславом Новогородским, оттеснённым на Свислочь  [1, с. 31].
Особенно последовательной в отождествлении полоцкого князя Изяслава с князем Изяславом Свислочским выглядит аргументация исследователя Борейши Ю. В частности он отмечает, что на территории Беларуси есть две реки Свислочь, но археологические раскопки выявили остатки крепости XIII века только на месте впадения реки Свислочь в реку Березину, недалеко от города Минска. Основание этой крепости приписывают князю Глебу Всеславичу, сыну полоцкого князя. По мнению Борейши Ю., правители Свислочского княжества были династически связаны с менской линией князей, поскольку распоряжались в их владениях. Кроме того, они имели высокий социальный статус, так как входили в состав посольства ВКЛ в город Новгород в 1326 г. и в делегацию, отправленную князем Ольгердом в Золотую Орду в 1348 г. Также Борейша Ю. отмечает, что назначение полоцкого князя требовало одобрения полочан, о чём свидетельствует договорной характер вокняжения князя Герденя и эпизод с недопуском на княжение князя Скиргайлы в 1381 г. Поэтому князю из династии менских князей, связанных с полоцкими князьями династически, было бы  проще получить одобрение полочан на княжение [3, с. 61].
Версия о том, что полоцкий князь Изяслав был князем Изяславом Свислочским, очень правдоподобна. Однако в ходе раскопок, проведённых в 2005-2007 гг. на городище Свислочь, исследователями Кошманом В. и Плавинским Н. была обнаружена разрушенная крепость XIII века с коллекцией вооружения, бытовавшего на землях Центральной Беларуси и среди степняков: 10 монгольских стрел, железный поясной крюк для подвешивания колчана (относящийся к унугудинской культуре Забайкалья), две роговые петли для колчанов и костяное навершие древка монгольского военного подразделения. Исследователи сделали вывод о разрушении Свислочского городища татарами в XIII веке. [15, с. 91].
Находки деталей меча, фрагмента булавы и шлема характеризуют набор боярско-княжеского вооружения земель Центральной Беларуси первой половины XIII века Исследователи полагают, что эти фрагменты принадлежали крупному феодалу, боярину или князю, который погиб в сражении [15, с. 93]. При этом Кошман В. и Плавинский Н. связывают это разрушение либо с походом военачальника Бурундая в 1258 г. на союзников князя Даниила Романовича, либо с нападением татар в 1239 г., когда по одной из версий татары сожгли города Гомель [6, с. 231] и Могилев, где были найдены слои сожжения и наконечники монгольских стрел. Или с неизвестным походом татар [15, с. 87].
Из находок складывается вывод, что погибшим в крепости феодалом был правитель Свислочского княжества, скорее всего, Изяслав Свислочский.
Исходя из этого, на наш взгляд, необходимо рассмотреть другие версии в отношении происхождения полоцкого князя Изяслава, учитывая политическую ситуацию в русских землях в середине XIII века.
После монголо-татарского нашествия на Русь русские князья разделяются на два политических лагеря. Первый возглавлял князь Даниил Романович (Галицкий), этот князь создавал антиордынский союз, для чего вёл переговоры с римским папой Иннокентием IV. Даниила Романовича поддерживал владимирский князь Андрей Ярославич. Папа Иннокентий IV действительно обращался  к «христианам в пределах королевства Богемии, Моравии, Сербии и Померании» с призывом начать крестовый поход против татар, но помощь Даниилу Романовичу никто не оказал  [27].  Во главе второго лагеря стал князь Александр Ярославич (Невский), он отказался принять корону и католичество от папы римского и поддерживал союз с татарами. Разделение по политическим взглядам было весьма условным, поскольку Даниил Галицкий и Александр Невский были вынуждены подчиняться правителю Золотой Орды Батыю. Кроме того Александр Невский также вёл переговоры с папой Иннокентием IV и даже предложил ему построить католический храм в городе Пскове [11, с. 106].
В первой половине XIII века в литовских землях проявляется стремление к объединению, среди множества причин, приведших к процессу централизации, следует выделить политическую эволюцию литовских племён и внешнеполитическую угрозу со стороны Ордена Меченосцев и Тевтонского рыцарского Ордена. В результате внутренней борьбы за власть на первое место по политическому влиянию в литовских землях выходит князь по имени Миндовг [9, с. 55]. Большинство исследователей считают, что именно Миндовг стоит у истоков создания ВКЛ [16, с. 146].
В 1248 г. Миндовг посылает литовских князей Товтивила и Эрдивила воевать под Смоленск, а после отъезда князей захватывает их имущество и отправляет за ними убийц [10, с. 68]. Оказавшись перед угрозой гибели, князья Товтивил и Эрдивил обращаются за помощью к князю Даниилу Романовичу, женатому на их сестре. Даниил Романович, увидев отличную возможность вмешаться в литовские дела, становится на сторону Товтивила и Эрдивила и привлекает к борьбе с Миндовгом  рыцарский Орден, воинов Жемайтии, Польшу и ятвягов  [24, с. 187].
Согласно Ипатьевской летописи, Даниил Романович разоряет окрестности Новогородка, Волковыска и Слонима. Товтивил в это время ворвался с войском вглубь Литвы, после чего отправился в Ригу, где принял католичество.
Миндовг столкнулся с коалицией врагов, которой не мог противостоять, но вышел из сложной ситуации, заключив союз с Орденом с помощью подкупа и принятия христианства [24, с. 187, с. 188].
В дальнейшем Миндовг крестился и был коронован, вероятно, в городе Новогородке [29, с. 50]. Это привело к переходу рыцарей Ордена на сторону Миндовга по требованию папы римского, и князь Товтивил был вынужден бежать в Жемайтию.  Затем  последовали две безрезультатные битвы между силами Миндовга и  Товтивила: одна под неизвестной крепостью, а вторая под городом Твиремет. Даниил Романович вновь разорил окрестности Новогородка и захватил город Гродно [24, с. 188].
После этого войны Жемайтии и ятвяги вышли из военного конфликта перестав поддерживать Товтивила, и Миндовг предложил Даниилу Романовичу заключить мир [16, с. 155].
В 50-ых г. XIII века Даниил Романович воевал не только с Миндовгом, но и с другими правителями Европы. В 1252 г. он устроил свадьбу своего сына Романа с австрийской герцогиней  Гертрудой Бабенберг и фактически посадил его на австрийский престол. Однако чешский король Пржемысл II Оттакар, брат одного из покойных мужей Гертруды, осадил крепость, в которой находился князь Роман. Даниил Романович в 1253 г. был вынужден устроить поход на Чехию, в которой участвовал и князь Товтивил, в результате похода князь Роман был вызволен [21, с. 42].
В 1254 г. князь Даниил Романович на условиях религиозной унии православия и католичества принял корону от папы римского и владения Даниила получили официальное название королевства Лодомерии.
Предложенный Миндовгом мир был отвергнут галицко-волынскими князьями, после чего их войска вновь отправилось на Новогородскую землю, при этом в летописях упоминается о каком-то разладе в Литве.
Коронация Даниила Романовича была вызовом татарской власти. И в 1254 г. правитель Золотой Орды Батый отправил баскака Куремчи, который  смог отторгнуть от Данииловых владений Бакоту в качестве ордынского протектората. Даниил Романович находился в третьем походе на Новогордскую землю в момент нападения татарского военачальника. Татарская угроза представляла большую опасность для Галицко-Волынского княжества, и спустя некоторое время Даниил Романович заключил мир со старшим сыном Миндовга, Войшелком. При этом под власть сына князя Даниила Романа, отходили города Новогородок, Волковыск и Слоним, но сам Роман стал формальным вассалом Миндовга [24, с. 192].
В 1255 г. князь Даниил Романович организовал поход в киевские земли, чтобы восстановить своё влияние на этой территории, утраченное после похода Куремчи. Миндовг послал в помощь Даниилу войска его сына Романа, а также литовские войска под предводительством князя Сервида Рушкевича и воеводы Хвала. Поход закончился удачно, татарские наместники были выбиты из городов Южного Буга [21, с. 44].
Из источников нам известно лишь о двух князьях середины XIII века с именем Изяслав: это Изяслав Владимирович и Изяслав Свислочский. Первый из них упоминается на страницах летописей как раз во время конфликта Даниила Романовича и татарского полководца Куремчи.
В 1255 г. князь Изяслав попросил у татар помощи, чтобы отобрать у Даниила Романовича город Галич. Однако в ответ получил отказ: «Како идеши въ Галичъ, а Данило князь лютъ есть; оже отъиметь те животъ, то кто тя избавить?» [24, c. 192]. Ипатьевская летопись описывает, что Изяслав, вопреки предостережению татар, захватил Галич, но вскоре был пленён сыном Даниила Романовича, князем Романом.
О дальнейшей судьбе князя Изяслава нам ничего неизвестно [30, с. 92]. Исследователь Котляр Н. Ф. считает, что речь идёт о новгород-северском князе Изяславе Владимировиче  [14, с. 101] . Горский А. А.  полагает, что в летописи упоминается Изяслав Мстиславович, сын Мстислава Удалого, так как летописи, основанные на поздних сводах, называют князя Изяслава, занявшего Киев, Изяславом Мстиславовичем [7, c. 23]. Исследователи сходятся во мнении, что, независимо от происхождения, речь идёт об одном человеке.
Рассмотрим первую кандидатуру на полоцкого князя Изяслава, заключавшего договор с Ригой в 60-ых г. ХIII века. Из летописей нам известно, что Изяслав Владимирович (по другим источником Изяслав Мстиславович), родился в половецком плену после битвы, описанной в «Слове о полку Игореве». В 1233 г. он был союзником князя Даниила Романовича против венгров, но затем начал враждовать с ним. В 1235 г. князь Изяслав Владимирович разбил войска выступивших против него князей Даниила Романовича и Владимира Рюриковича и сел на киевский престол [8, c. 55].
После пленения князем Романом в городе Галиче в 1255 г., Изяслав Владимирович, вероятно, погиб в плену или был убит. Во всяком случае, предположение, что князь Войшелк поставил его править городом Полоцком через 10 лет после описываемых событий, кажется нам неправдоподобным. Изяслав Владимирович являлся авантюристом, никак не связанным с литовскими князьями. Кроме того, он был злейшим врагом Даниила Романовича и его сыновей, от которых Войшелк очень сильно зависел.
Теперь вернёмся к версии, согласно которой полоцкий князь Изяслав являлся князем Изяславом Свислочским. В 1258 г. новый правитель Золотой Орды хан Берке послал в поход на Галицко-Волынское княжество одного из своих лучших полководцев – Бурундая, с большим воинским контингентом [20, c. 381]. Бурундай был известен своими успешными военными действиями в Волжской Булгарии [28, c. 87]. Так же он являлся специалистом по борьбе с русскими войсками. Именно Бурундай уничтожил мощную союзную армию Северо-Восточной Руси под командованием князя Юрия Всеволодовича на реке Сити и фактически сломил самое сильное сопротивление за всё время захвата русских княжеств во время монголо-татарского нашествия [18, c. 337]. Теперь же ему предстояло сломить сопротивление Галицко-Волынского княжества.
Приехав на Волынь, Бурундай потребовал, чтобы Даниил Романович со своими войсками шёл вместе с ним на Литву. Даниил боялся встречи с татарами и передал Бурундаю послание, о том, что он болен. Тогда во главе галицко-волынского войска, отправившегося на Литву с татарами, стал его брат Василько, нанеся литовцам значительный урон: «Василкови же ѣдущу по Борундаи одиному по Литовьской землѣ, обрѣтъ нѣгдѣ Литву, избивъ ю» [24, с. 197].
Во время похода галицко-волынских войск на Литву в составе татарских войск Войшелк, объединившись с Товтивилом, захватил Романа Даниловича в плен [23, c. 371].
Поход Бурундая был направлен против союзников Даниила Романовича, и, как считают исследователи Кошман В. и Плавинский Н., именно во время этого похода погиб свислочский князь или во время нашествия 1239 г., что обусловлено находкой фрагмента шлема с «припёкшейся» к нему частью кальцинированной кости [15, с. 89].
В этой связи вызывает интерес строка из «Слова» Изяслава, где, заключая договор с Ригой, он делает отсыл к традициям: «какъ было при первыхъ князехъ полочьскы» и особый пиетет грамоты перед магистром Ордена [3, с. 59]. При первых полоцких князьях никаких договоров с Ригой быть не могло, поскольку Риги ещё не существовало. Как убедительно показала в своих работах исследователь Сьюзен Уайс Бауэр на ярких примерах от Древнего мира до Нового времени, заявление о восстановлении традиций обычно происходит, когда новый правитель не имеет законных оснований на власть [2, с. 465]. И показное выказывание уважения магистру также могло свидетельствовать о слабости позиций Изяслава. Тогда он мог и не быть из династии менских князей, а занять Свислочь после гибели местного князя в 1239 г. И действительно являться тем же Изяславом Новогородским, вытесненным литовцами.
Однако если речь идёт о сожжении крепости в 1239 г., то зачем татарам было штурмовать небольшую крепость без выгоды её разграбления да ещё и с потерей знамени? Татары были очень опытны в таких нападениях, имущество феодала погибло в огне и всё выглядит как целенаправленный удар степняков. В этой связи поход Бурундая 1258 г. является более подходящим.
Из источников нам известно, что династия свичслочских князей не прервалась в середине XIII века. Погибший в крепости феодал мог быть не князем, а боярином, что допускают сами исследователи, так как колокол и полумаска найденного шлема не имели распространённого для этого типа шлема покрытия из серебра или золота [15, с. 89]. Также свичслочский князь мог сбежать с семьёй, о чём свидетельствует находка на пожарище крепости дорогого украшения: потерянного золотого колта. Или, учитывая гибель дружины, татары могли взять свислочского князя в плен и использовать его в своих походах на земли князя Даниила Романовича, Литву и Польшу.
Для татар Золотой орды было важно продемонстрировать свою безграничную власть, заставить покориться зазнавшегося правителя, а не убить его. Как пример можно привести князя Андрея Ярославича, который был вынужден бежать от татар в Швецию. В 1252 г. войско татарского военачальника Неврюя разорило город Переяславль-Залесский и убило семью князя Андрея, но впоследствии этот князь вернулся и был прощён татарами.
Другим примером может послужить брат Даниила Романовича – Василько, Бурундай заставил его убрать укрепления с основных городов Галицко-Волынского княжества, но не расправился с князем.
Наконец, показательна судьба одного из союзников Даниила Романовича, Глеба Волковысского, который, как и Изяслав Свислочский, участвовал в 1256 г. в походе на ятвягов. Из Ипатьевской летописи нам известно, что во время нашествия Бурундая, сам Даниил Романович в поисках своего сына Романа идёт войной на Волковыск. Полностью зависимый от татар Даниил захватывает князя Глеба Волковысского и держит его в почётном плену «в чести» [24, c. 197]. Тогда возможно и Изяславу Свислочскому была сохранена жизнь, как и Глебу Волковысскому? Это предположение очень сложно проверить.
После разрушения укреплений городов Галицко-Волынского княжества, Бурундай напал вместе с войсками Василька, на союзное Даниилу Романовичу Cандомирское княжество [21, с. 48]. В «Великой хронике о Польше, Руси и их соседях» упоминается, что в этом походе Бурундай заставил князей Василька, Льва и Романа, уговорить жителей Сандомира сдать город, после чего расправился с горожанами: «В Сандомирскую землю вторглись татары с пруссами, русскими, куманами и другими народами и безобразно её разорили грабежами, поджогами и убийствами. И зная, что большое множество людей со своим имуществом прибыло в Сандомирскую крепость, окружили её, непрерывно штурмуя. Русские же князья – Василько, брат русского короля Даниила, а также упомянутые сыновья – Лев и Роман, видя, что осада затягивается, задумали окружить жителей крепости обманным путём»  [4, с. 185].
Отметим, что в данном сообщении говорится об участии в походе на Польшу недавно разгромленных татарами литовцев и русских.
Набег Бурундая привёл к ухудшению отношений между литовцами и русскими князьями. Пользуясь скованностью Галицко-Волынского княжества, литовцы совершают набеги на города Камень, Мельник, Небль и на территорию Польши [23, с. 382].
В 1260 г. штирийское рыцарство выступило против венгерского правления и призвало на помощь чешского короля Пржемысла II Оттокара. Между двумя королями начался вооружённый конфликт. В решающей битве 12 июля 1260 г. у селения Крессенбрунн (на границе Австрии с Венгрией) Оттокар одержал полную победу над войсками венгерского короля Белы IV.
Из послания чешского короля к папе Александру IV, дошедшего в составе так называемых Оттокаровых анналов (часть Пражских анналов XIII в.), и являющегося основным источником сведений об этой битве,  мы узнаем, что на стороне венгров в сражении участвовали русские князья. Так, Оттокар сообщает, что он сражался против: «Стефана (сына Белы IV) и Даниэля, короля Руси, и его сыновей, и других русских и татар, которые пришли ему на помощь, и князя Болеслава Краковского, и молодого Лешка Ленчицкого, и бесчисленного множества бесчеловечных людей – команов, и венгров, и различных славян, сикулов и валахов, бесерменов и исмаилитов, а также схизматиков, а именно болгарских, русских и боснийских еретиков» [19].
Исследователь Ковалёв В. считает, что Даниил Романович прибыл к венгерскому королю в 1259 г. во время нашествия на Галицко-Волынское княжество и Малую Польшу татар Бурундая. Его брат Василько и сын Роман были вынуждены отправиться с татарами в набег на Польшу. Будучи гостем в Венгрии, Даниил Романович не мог располагать большими силами, тоже касалось и Болеслава Краковского, чьи владения подверглись нашествию татар [13].
Нужно отметить, что мы не знаем всех взаимоотношений Даниила Романовича с татарами. К примеру, сын Даниила Романовича – Лев, был известен тем, что нанимал татар себе на службу, они служили при его дворе и поселились как стража около его замка  [30, c. 115]. Пржемысл мог намеренно преувеличивать силу нападавших на его врагов. Тем не менее, мы не должны исключать возможность участия Изяслава Свислочского в нападении татар на Польшу и Чехию в случае его пленения.
В 1261 г. состоялся совместный поход сыновей Александра Невского и князей Троняты и Товтивила против рыцарей: «Того же лета въ сенине, идоша новгородци  съ княземь Дмитриемь Александровицемь  великымь полкомъ под Юрьевъ; бяше тогда и Костянтинъ  князь, зять Александровъ, и Ярославъ, брат Александровъ, съ своими мужи, и Полотьскыи  князь Товтивилъ,  с ним полочанъ и Литвы 500, а новгородьского  полку бещисла» [22, с. 83].  В летописи впервые Товтивил упоминается как военачальник полоцких дружин.
В 1263 г. князя Миндовга убивают во время похода литовских войск на брянского князя Романа Михайловича [21, с. 51]. После смерти князя Миндовга в ВКЛ начинается борьба за власть между князьями Транятой и Товтивилом. Транята убивает Товтивила и на некоторое время в Полоцке устанавливается власть нальшанского князя Герденя. Затем в 1264 г. правителем ВКЛ становится сын Миндовга – Войшелк. Сам князь Войшелк отдал власть сыну Даниила Романовича – Шварну, и ушёл в монастырь, а в 1267 г. и вовсе был убит сыном Даниила Галицкого – Львом, который не мог ему простить передачу власти над Литвой его брату Шварну [16, с. 166].
Во время захвата власти в литовских землях Войшелком огромную военную поддержку ему предоставили галицко-волынские князья. Особенно сильное сопротивление Войшелку оказали Нальшаны. Видимо, чтобы утихомирить эту область, Войшелку пришлось направить туда из Полоцка представителя нальшанской знати, князя Герденя. Другим вариантом развития событий является гибель Герденя. Место Герденя во главе Полоцка занял князь Изяслав.
Таким образом, версия о приходе полоцкого князя Изяслава, заключившего договор Полоцка с Ригой в 60-ых годах XIII века из Свислочского княжества, остаётся в настоящее время наиболее аргументированной. Изяслав Свислочский является единственной подходящей кандидатурой на роль полоцкого князя из упомянутых в летописях князей середины XIII века с именем Изяслав. Свичслочский князь был давним союзником галицко-волынских князей, чья помощь позволила Войшелку захватить власть в литовских землях. Археологические находки, свидетельствующие о разрушении крепости на городище Свислочь степняками в середине XIII века, не являются доказательством гибели князя Изяслава Свислочского в 1258 г. Наиболее вероятно, что Изяслав Свислочский происходил из династии менских или турово-пинских князей, и, возможно, имел опыт правления  крупным городом, если его отождествлять с Изяславом Новогородским. Первое вхождение города Полоцка в состав ВКЛ, отражённое в документах, видимо, было инициировано галицко-волынскими князьями, строившими большие планы на ВКЛ в будущем. 
Список литературы:
1. Баранаўскас Т. Новогрудок в XIII в.: история и миф // Castrum, urbis et bellum: Зборнік навуковых прац / Рэцэнзенты: Георгій Штыхаў, Георгій Галенчанка. Навуковыя рэдактары: Генадзь Семянчук, Андрэй Мяцельскі. – Баранавічы, 2002. – С. 29-44.
2. Бауэр С.У. История Древнего мира: от истоков цивилизации до падения Рима. – М.: Издательство АСТ, 2015. – 992 с.
3. Борейша  Ю.Л. О хронологии правления князей в Полоцке во второй половине XIII в. – Минск: УП «Энциклопедикс», 2017. – 152 с.
4..«Великая Хроника» о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв.: (Перевод и комментарии) / Под ред. В.Л. Янина; Сост. В.М. Попова, Н. И. Щавелева – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. – 264 с.
5.Галицко-Волынская летопись: Текст. Комментарий. Исследование / [Федер. целевая прогр. "Культура России"]; сост. Н.Ф. Котляр [и др.] под ред. чл.-кор. НАН Украины Н.Ф. Котляра. – Санкт-Петербург : Алетейя, 2005. – 421 с.
6. Гісторыя Беларусі : Старажытная Беларусь: Ад першапачатковага засялення да  сяредзiны XIII ст. / Рэдкал.: М. Касцюк (гал.рэд.) i iнш.– Мн.: Экаперспектыва, 2007. – Т.1. – 351 с.
7. Горский А.А. Русские земли в XIII-XIV вв.: пути политического развития. – М.: Издательский центр Института российской истории РАН, 1996. – 128  с.
8. Греков И.Б.  Мир истории: Русские земли в XIII-XV веках. – М.: Молодая гвардия, 1986. – 339 c. 
9. Довнор-Запольский М.В. История Белоруссии. – Мн.: Беларусь, 2003.– 680 с.
10. Ермаловiч М. Беларуская дзяржава Вялікае княства Літоўскае. – Мн.: «Беллiтфонд», 2000. – 448 с.
11. Карпов А.Ю. Великий князь Александр Невский. – М.: Рус. Мир, 2002. – 379 с.
12. Кибинь  А. Начальный этап литовской экспансии в «Черной Руси» [Электронный ресурс]. URL: https://zapadrus.su/rusmir/istf/1574-nachalnyj-etap-litovskoj-ekspansii-v-chernoj-rusi.html (дата обращения 31.03.2020). 
13. Ковалев, В. Чешский король Пршемысл Оттакар II и русские князья: взаимные контакты на фоне международных отношений в Центральной Европе второй половины XIII века [Электронный ресурс]. URL:  https://cyberleninka.ru/article/n/cheshskiy-korol-prshemysl-ottakar-ii-i-russkie-knyazya/viewer (дата обращения 30.03.2020). 
14. Котляр М. Ф. Загадковий Ізяслав з Галицько-Волинського літопису. – УІЖ, 1991 р., № 10. – С. 95 – 102.
15. Кошман В. Прадметы ўзбраення з гарадзiшча Свiслач (па матэрыялах раскопак 2000, 2005-2007 гадоў): да пытання аб мангольскiх нападах на тэрыторыю Беларусi ў сярэдзiне XIII ст. // Acta archaeologica Albaruthenica. Vol. IV (Вып. 4) /уклад. М.А. Плавiнскi, В.М. Сiдаровiч. – Мн.: I.П. Логвiнаў, 2008. – С. 85 – 110.
16. Краўцэвіч А. Стварэнне Вялікага Княства Літоўскага. – Lublin: Uniwersitet Marii Curie-Sklodowskiej, 2000. – 238 с.
17. Кузьмин А.В. Опыт комментария к актам полоцкой земли второй половины XIII – начала XV в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2007. — № 30. – С. 33 – 42.
18. Кузьмин А.Г. История России с древнейших времен до 1618 г. – М .: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2004. – 447 с.
19. Майоров А.В. Первая уния Руси с Римом [Электронный ресурс]. URL: http://historystudies.org/2012/07/majorov-a-v-pervaya-uniya-rusi-s-rimom (дата обращения: 30.03.2020).
20. Мыськов Е.П. Золотая Орда в XIII - начала XVI в. – Мн.: Волгогр. гос. Пед. ун-тю – Волгоград, 2000. – 177 с.
21. Насевiч В.Л.  Пачаткі Вялікага княства Літоўскага: Падзеі і асобы.  – Мн.: Полымя, 1993. – 160 с.
22. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / под редакцией А. Н. Носонова, М. Н. Тихомирова. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1950. – 680 с.
23. Пашуто В.Т. Образование Литовского государства. – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1959. – 536 с.
24. Полное собрание русских летописей: В 43 т. Т.2: Ипатьевская летопись. – СПб.:Типография Эдуарда Праца, 1843. – 381 с.
25. Полоцкие грамоты XIII – начала XVI в. Том I. / под ред. А. Л. Хорошкевич, С. В. Полехова [и др.]. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2015. – 864 с.
26. Полоцкие грамоты XIII – начала XVI в. Том II. / под ред. А. Л. Хорошкевич, С. В. Полехова [и др.].  М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2015. – 522 с.
27. Послание папы христианам Восточной Европы с призывом крестового похода против татаро-монголов [Электронный ресурс]. URL: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Italy/XIII/1240-1260/Innocent_IV/schreiben_christen_osteuropas_14_05_1253.phtml?id=6050 (дата обращения: 30.03.2020).
 28. Почекаев, Р.Ю. Батый. Хан, который не был ханом. – М.: АСТ МОСКВА, 2007. – 350 с.
29. Чигринов, П. Г. Очерки истории Беларуси: Учеб. пособие для вузов. – Мн.: Выш.шк., 2000. – 461 с.
30. Шараневич, И. Исторiя Галицко-Володимирской Руси отъ найдавнейшихъ временъ до року 1453.– Львiв, 1863. – 463 с.