Витрина
Журналов

Литераторы будущего №12

Комментарии
17
Анастасия Манылова
Счастье в таблетках
Дождь походил на огромного чёрного монстра с блестящими в свете фонарей, вывесок и билбордов глазами-каплями. Мия как раз приняла таблетку нежно-перламутрового цвета, будто покрытую шелковыми нитями. Зрачки её расширились, а с губ сорвался тихий вздох: действие началось. Недавняя разработка, таблетки «Вдохновения», теперь была крайне популярна. Благодаря им в течение нескольких недель возникло множество коротких и прерывистых движений так называемых Артманов. Они писали, рисовали, пели и танцевали, посвящая свои тела, души и разум искусству, но длилось это лишь до момента истечения действия волшебных таблеток. К сожалению, одну и ту же эмоцию испытывать несколько раз подряд не рекомендовалось — организм не справлялся с нагрузкой, появлялись головные боли, тошнота, доходило до обмороков. Одно время ходили слухи о том, что несколько подростков закинулись «Эйфорией» на одной из старых заброшенных электростанций, а нашлись уже мёртвыми с пустой банкой из-под таблеток.  Ночное небо, отчего-то всегда однообразное, раскололось молнией, подсветившись изнутри, словно лампочка, закутанная в бархат. Мия порывисто вздохнула, сжала пальцами перламутровую банку, лежащую на её коленях, и слегка прикрыла глаза, теперь уже из-под ресниц наблюдая за беснующейся стихией. «Вдохновение» походило на «Эйфорию» своим неукротимым нравом, резкими толчками где-то в области груди и, самое главное, появляющимся желанием делать что-то невообразимо новое, необыкновенное.  Мия не заметила, как дверь в комнату отворилась, а в дверном проёме встала девушка раза в два моложе её. Она была в сером облегающем костюме с эмблемой в виде двух синих скрещенных молний — отличительным знаком компании Синих ЭлектроСетей (аббревиатура СЭС уже давно стала синонимом словам «технологии», «деньги» и «власть», которые, впрочем, являлись негласным девизом компании) — и с вьющимися ярко-жёлтыми волосами, резко контрастирующими с её формой и тусклым окружением. Она постояла некоторое время, бесцветным взглядом наблюдая за Мией, а потом достала из сумки, что всё это время покоилась за её спиной в специальном отсеке, предусмотренном костюмом, бледно-жёлтый флакон с такими же по цвету таблетками. Только запустив одну в рот, она тут же широко раскрыла глаза и улыбнулась.  — Мама!  Мия вздрогнула и обернулась. В дверях стояла её дочь в костюме, подобные которому она видела лишь из окна дома или в новостных передачах. Мия потянулась за спреем с огромной красной надписью: «АНТИтаб», — который постоянно держала при себе, встряхнула и прыснула им в рот, — зрачки её тут же сузились, а из глаз пропал тот блеск, с которым она ещё мгновение назад наблюдала за дождём, — а потом достала подготовленную заранее бледно-жёлтую таблетку.  — Лира! Что я вижу? — рассмеялась она.  — Ты видишь… — девушка, названная Лирой, склонила голову в бок, отводя глаза в сторону, а потом тут же подскочила к матери, пальцами держась за эмблему. — Наше будущее, мам! Меня даже выделили, сказали, что я крайне перспективная молодая… — она задумалась, — се… сэ… сэс-проводница! Я была так взволнованна, что позабыла практически всё, что они мне сказали. Но не переживай, я всё записала. И даже могу показать!  С этими словами она достала из сумки ручку, подошла к стене и начертила ей прямоугольник прямо на бесцветном пластике. Внутри прямоугольника тут же появился просторная аудитория, наполненная просвечивающими людьми, которые что-то говорили на своём непонятном новом языке, разработанном для упрощённого общения между людьми и машинами. Мия вспомнила, как Лира не спала ночами, пытаясь выучить каждое слово, каждую конструкцию, чтобы не провались экзамен.  — Я так рада за тебя, девочка моя! — Мия вновь рассмеялась. — Я уверена, ты принесёшь компании ещё большую славу! Быть может, получишь повестку на Марс. Говорят, там воздух настоящий, а не синтезированный.  — Брось, ма-а, туда отправляют только самых известных учёных и привилегированную часть общества. И… знаешь, что я сегодня случайно услышала? На Марсе родился ребёнок с эмоциями! Представляешь, первый ребёнок за столько лет! Уму непостижимо…  Они проговорили около часа, прежде чем Лира замолчала, моргнула пару раз, и Мия увидела, как сужаются зрачки дочери, как улыбка сползает с её лица. Приглушённое чувство сожаления коснулось сознания Мии и в тот же миг бесследно исчезло. С ней иногда такое случалось: мелькали ощущения чего-то непонятного и странного. Наверное, это всё отголоски прошлого до сих пор остались где-то внутри человеческого мозга.  Следом улыбка исчезла и с её лица. Резко пропало желание что-то говорить и обсуждать.  — Спешите заказать! — закричал энергичный голос со всех сторон, а реклама «АНТИтаб»-спреев со всевозможными вкусами и запахами на билбордах за окном сменилась на неестественно улыбающееся лицо молодого человека с зелёными волосами. — Новая разработка СЭС! Таблетки счастья! Наши учёные наконец-то смогли синтезировать не банальную радость, а долгосрочное счастье! Будьте в числе первого миллиона заказавших, и тогда получите две банки по цене одной!  — Лира? — подняла на дочь глаза Мия.  — Уже заказала, мама, — коротко ответила та. Мия кивнула.  — Больше эмоций, больше реалистичности, больше счастья! — продолжало вещать лицо на рекламных щитах. — В год столетия Великой Эпидемии Равнодушия! Спешите! Спешите!  Мия посмотрела в окно, за которым огромный чёрный монстр превратился в еле заметную прозрачную ленточку. Мия задумалась. Быть может, когда-нибудь ребёнок с эмоциями появится и на Земле.

Анонс следующего выпуска

Встречаемся 15 ноября на страницах журнала!